По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 18.12.17. О договорных браках и культурном обмене


18.12.17. О договорных браках и культурном обмене

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 18 декабря 2017
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания:
4. Погода: морозно
5. Персонажи: Тянцзы, Ренли ла Британия, Кассандра Бота, Одиссей ю Британия
6. Место действия: Китай, Запретный Город
7. Игровая ситуация: Ренли горит желанием познакомить Тянцзы с тёплыми семейными европейскими обычаями. Он находит окно в своём графике и заявляется к старшему брату и названной сестре в компании ёлки, гирлянд и молодой жены. Которая, кажется, не очень довольна долгим отсутствием занятого супруга в её жизни...
Эпизод в рамках конкурса New Year 2018.
8. Текущая очередность: по договоренности

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

Иногда надо просто выкинуть из головы все, кроме конкретной цели. Иначе ни черта не сделаешь и только все испортишь. Так поступил и Ренли, предпочтя хотя бы один-два дня не задумываться о произошедшем в этом месяце. По крайней мере, сузить круг, свести все к минимуму. К одному не слишком-то официальному визиту в Китай. А перед этим – к воссоединению с женой, с которой они не виделись практически с того самого момента, когда его вызвали в Пендрагон. Так уж вышло, что судьба в итоге сама подкинула повод для встречи на «нейтральной территории» - дела привели принца в ЮАР, и он сообразил, как все отлично сложилось, после чего пригласил туда Кассандру – повидаться с родней и наконец-то снова быть рядом с мужем, а не на другом конце Империи.

А от этого уже недалеко и до полета в Китай, знакомиться с еще одной жертвой династических браков… И немного преждевременно отпраздновать Рождество. Ничего страшного в этом не было, так как реальность не позволяла своевременный визит, зато напоминала что, строго говоря, у всех троих участников разная вера, а потому не наплевать ли на недельную разницу? Однозначно наплевать. Потому что семейное единство важнее таких мелких деталей. Принц решил поддержать и немного развеселить свою новую сестру, познакомив ее с британским праздником, а заодно немного прояснить, как там дела в Китае. Затягивание военных действий и сомнительные перспективы его тревожили. Ренли понимал, что прямое вмешательство, с обоснованием или нет, только подольет масла в огонь, но без него дело тоже будет плохо. Такая вот дилемма. Знать бы, кого попросить об  услуге для подобного дела… Все дошло до точки, где самая высокая цена начинает выглядеть приемлемой в сравнении с грядущим хаосом. Но это пока в сторону.

- Кэсси, ты как? Перелет вышел долгий, ничего не поделаешь. У меня уже такое ощущение, что я в этих самолетах живу.

Все же как хорошо что они снова вместе, пусть Кассандра и порядком разозлилась на него за то, что он ее бросил в Японии.

- Официальщины еще успеем наесться в Пендрагоне, а тут… Тут, по крайней мере, мы не на публике будем. Только не удивляйся. Тяньцзы не похожа даже на моих сестер. Понимаешь, у них тут пунктик на божественном статусе императоров. Хороший такой повод держать их подальше от реальной жизни в Запретном Городе. Так что она мало общалась с людьми за его пределами, по сравнению с нами реальной жизни считай что не видела. Просто  будь с ней помягче, дай привыкнуть.

Действительно, они с Кассандрой росли на воле даже на фоне многих британских принцев и принцесс, которых скорее ограждали, чем изолировали. В сравнении с ними Тяньцзы была натуральным узником и за одну встречу ей это не наверстать. Но можно попробовать и рождественская елка им в помощь. О подарках и говорить нечего.

Вскоре после приземления пришлось доложить о себе и когда машина подъехала к воротам, Императрице уже сообщили, что приехал ее брат. Ренли предпочитал именно такой статус и премьерскому, и адмиральскому - Рождество с титулами не в ладах.

+4

3

Злилась – то было начало. Простила ли? Нет. Забыла? Скорее отпустила.

Красноволосая красотка не понимала его – своего мужа. Она старалась сделать это в начале семейного пути, вновь и вновь наступая на одни и те же грабли. Идеальная картина, написанная в глазах ещё девочки кистями жизни и опыта родителей, совершенно не желала вклиниваться в изящную раму ожиданий. Стоило только Боте сделать очередной мазок, штрих, что должен был приблизить их жизнь если не к идеалу, то к продуманному образу, Ренли тут же прибегал со своим валиком и покрывал холст то ярко-синим, то невероятно пёстро жёлтым, а то и вовсе – срывал кусок полотна и уносился с ним прочь. В Китай.

В конце концов, графиню Йоханнесбургскую это «достало», и она решила попросту «забить» на происходящее в её жизни «огромный, совершенно неподъемный болт». Оставленная в одиннадцатом секторе совершенно одна (если не считать дворцовой стражи или же присутствия под боком подруги), женщина попробовала удариться в политику. Жена премьер-министра Британии изучала множество документов, связанных с функционированием систем сектора, осуществляла ознакомительные визиты в различные структуры и органы управления, общалась с представителями разных групп народонаселения…  Но всё это лишь отнимало множество сил и времени и совершенно не давало никаких плодов. Умелые чинуши ловко уклонялись от прямых вопросов, лидеры народных движений желали перемен здесь и сейчас, а это было попросту невозможно сделать даже при всей полноте власти, которой обладала графиня. Что же касалось простого народа – для них она так и оставалась чуждой иноземкой, удачно выскочившей замуж за принца.

И именно поэтому Кассандра была так рада выползти из этого болота назад – в своё родное и засушливое, с привычными жабами и стрекозами. Но по прибытию девушка поняла – ЮАР изменился. Незримо, совсем чуточку, но он уже не ощущался родным домом, нерушимой крепостью. Пустила ли Наннали свои корни не только в сердце Ганнибала, но также и в отчие земли Боты, послужил ли визит Императора причиной многочисленных мелких изменений – Кассандра не могла сказать. Она лишь чувствовала – здесь больше нет для неё места.

Даже лик отца, человека, по которому она действительно скучала, пусть и боялась сама себе в том признаться, ничуть не обрадовал прибывшую дочурку. Он стал другим – тусклым, мрачным, куда как более обеспокоенным. Сколько сил он тратил на свою новую «жену»? Могла ли она по ночам пить его кровь и силы? (слухи подобного плана, конечно же, родились исключительно после прочтения множества тем в международной сети, в которых она – Кассандра – частенько изображалась невоспитанной кровожадной дикаркой, паразитирующей на принце Ренли). Бота, опять же, не знала. И не хотела больше разбираться в происходящем.

Отсутствие Манфреда и Лотара – последняя капля, что ввела старшую из детей в апатию. Без их дурачливых шуток, без их добрых и озорных глаз дом – не был «домом» в полном смысле этого слова. Он стал попросту местом. Старой пыльной шкатулкой с воспоминаниями. Шкатулкой, которую сегодня облюбовал крошечный калеченый паучок. Глупенький, маленький, местами даже милый. Долго ли он протянет здесь – под закрытой крышкой, далеко от кипящей жизни Пендрагона?

В конечном итоге – они покинули Африку. Крепкие объятия Ганнибала Кассандра запомнит надолго – в этот раз она ответила ему тем же, страшась в глубине души, что это прикосновение – их последнее. Она уносила с собой его запах, сказанные на прощание слова и тяжёлый камень на душе. И груз тот не могли смыть ни океанские волны, плескавшиеся где-то далеко на линии горизонта, ни «кофе-по-ирландски», обжигающий губы.

Из-за своего подавленного состояния Бота не смогла оценить монументальные красоты Запретного Города и Пекина в целом. Не волновали её и ужасы современной китайской жизни: разрушенные здания, побитые витрины, мёртвые люди, которых можно было увидеть за углами тёмных переулков и улочек. Отчасти, то была заслуга сопровождающей кортеж группы, что выбирала самые «живописные» дороги для благородной четы. Пространные речи супруга она также пропускала мимо ушей. Тот был слишком озабочен своими «сёстрами» - реальными и мнимыми, и потому ещё не мог увидеть печальных перемен, что произошли с его благоверной.

+3

4

— То есть... Когда-то в этот день родился какой-то древний Сын Неба, который теперь каждый свой день рождения надевает красную одежду, украшает деревья и дарит всем подарки? — императрица недоверчиво переводит взгляд со своего мужа на украшенное множеством рождественских огоньков помещение.

Одиссей пытается мягко улыбнуться, но улыбка выходит несколько нервной. Да, когда они с Ренли решили устроить этот маленький семейный праздник, они обсуждали то, что для юной китаянки всё это окажется в новинку. Но почему-то он не подумал тогда о том, что у Тянь возникнут трудности с пониманием самой сути происходящего.

— Да нет, что ты... Во-первых, Рождество не сегодня, а только через неделю. Мы с братом хотели поддержать тебя, всё же уже послезавтра тебе предстоит такое испытание, да и потом времени уже не останется у них с женой чтобы прилететь... Ну, и мы хотим познакомить тебя с традициями нашей семьи. То есть может быть не нашей, у нас она слишком большая и разная, но в принципе в Британии Рождество это семейный праздник.

Тянцзы медленно идёт по комнате, глядит на непривычно пряную и яркую еду на столе, подходит к дереву и тычет маленьким пальцем в стеклянный шарик, висящий на ветке. Ель, кажется это голубая китайская ель. В Запретном городе такие не растут — значит, привезли откуда-то, возможно даже издалека. Поставили посреди комнаты и сверху донизу нарядили в украшения. Шарики, покачиваемые пальчиком, звонко стучат друг о друга - динь-дон. Как будто льдинки, тихо падающие с крыши.

— Так этот древний Сын Неба считает всех своей семьёй, поэтому приходит? — рассеянно спрашивает она. В чем-чем, а уж в мировых религиях Тянь совсем не разбирается. Тем более в чужих религиозных обычаях, мудрёно ставших светскими.

Одиссей вздыхает и садится у стола - так они с крошечной женой находятся примерно на одном уровне. Он смотрится в этой несуразной для Запретного Города обстановке очень органично, надев красный свитер с белыми оленями (в отличие от девочки, которая снова облачилась во что-то громоздкое, многослойное и до невозможности китайское). Они не особенно разговаривали после того неудачного раза неделю назад, от которого у бедного принца до сих пор подрагивала бровь. Идей для новых попыток поладить с женой у него, честно говоря, не было, до тех пор пока брат Ренли вовремя не дал дельный совет. Поэтому последние дни Одиссей наконец-то был занят чем-то полезным: заказывал ёлку, рождественские атрибуты и готовил сюрприз для императрицы.

Отражение в выпуклом шарике смотрело на девушку смешно и лупоглазо - будто бы и не Дитя Неба перед ним.

"Если он хотел Нас порадовать - мог бы выучить китайский".

Мысли её сейчас так далеко, так расплывчаты, спутаны, что она с трудом осознаёт, зачем всё это устроено для неё, зачем посреди зимы, накануне отъезда в Ичан её приводят в комнату, полную огней и ярких пёстрых красок. Но когда Лю Лун с поклоном докладывает о прибытии Ренли с супругой, когда Одиссей поднимается с возгласом о том, что "вот сейчас-то Ренли всё нормально про "Christmas" и объяснит" — тогда Тянцзы вдруг вспоминает английские слова о семье, тепло каменного очага, золото солнца в волосах и слепую радость ребенка, которому обязательно поможет большой и сильный взрослый. Радость, которая позже успела подернуться серой дымкой, но всё же живущая в её сердце.

И эти чувства возвращают Дочь Неба из глубины собственных мыслей, заставляют её принять этот европейский вечер, увидеть незатейливую радость мигающих огоньков, вдохнуть запах корицы, стать органичной частью этой глянцевой красивой картинки - и она улыбается, глядя на две вошедшие фигуры, с лёгким уколом в сердце рассматриввет необычную красоту смуглой высокой девушки, переводит взгляд с неё на знакомое лицо. Лицо, которое осталось в её голове частью светлого образа среди всех сомнений и размышлений в сумраке спальни. Голос её звучит живо - почти что звон рождественских бубенцов.

— Здравствуй, Ренли!

Отредактировано Tianzi (2018-04-26 13:49:19)

0

5

На деле, Ренли, конечно, был не слепой и чувствовал что-то не то, пусть и на уровне чистой интуиции - все же они с Кассандрой были вместе слишком недолго, не имея времени добиться того уровня взаимопонимания, когда состояние друг друга просто чувствуется. Просто... Ну черт, не выходит сделать все и сразу. Политика, семейная жизнь - хреново они совмещаются. Не из-за графика даже, скорее из-за того. что приходится в голове держать сразу кучу всего и многое нелегко отложить в сторону даже на время. Потому и надеялся,  что поездка в Китай даст жене немного расслабиться, а ему - понять, что с ней такое. И вот тогда поговорить по душам.

В итоге, ясное дело, все вышло как вышло и оставалось только действовать так, чтобы хуже не стало. На всякий случай он попросил Юми и Сашу повнимательнее следить за обстановкой в доме Боты - все же, может быть, что-то где-то он упустил, не заметил, что именно повлияло на Кассандру прямо противоположным ожидаемому образом. Дьявол. Ну вот кто, кто мог знать, что простая, хм, "командировка" в сектор настолько аукнется всем? Какие-то полгода перевернули с ног на голову столько всего, что порой остается только нестись вместе с потоком и следить, чтобы не приложило об скалу. Делай то, что можешь, используй то, что дает жизнь и по кирпичику строй то, чего не хватает.

Ренли ради праздника отказался от военной формы - Рождеству не к лицу напоминания о войне. Темные брюки, белый свитер - хоть и без оленей. Мимолетный взгляд в одно из дворцовых зеркал - да уж, одновременно он и не совсем он. Двадцать два года остались скорее в паспорте, чем на лице, принц все еще молод, но повзрослел, заплатив за это свою цену. Быть взрослым это не просто дожить до какого-то возраста, скорее уж это измеряется ответственностью. На плечах принц лежал груз таковой, который не каждому в жизни достается - не только за огромную страну, но в первую очередь за большую семью,  в которую он легко принимал близких людей. Принимал, беря на себя роль старшего. Вот им и стал.

Ему становится легче, когда он видит Тяньцзы - сестру, улыбающуюся ему без груза сомнений и недоверия. Хоть кто-то еще так может. И улыбка Ренли в ответ не менее искренняя, когда он отставляет в сторону коробку с подарком - еще не время - и делает шаг к девочке:

- Здравствуй. - он подходит и берет ее руку в свою - теплое рукопожатие старшего брата, - Познакомься, это моя жена Кассандра, герцогиня Йоханнесбургская. Кассандра, это Тяньцзы, моя сестра и Императрица Китая, и мой брат Одиссей, ее муж.

Что-что, а расставлять приоритеты вопреки политике и прочему принц умел, и еще как - родственная связь для него идет впереди титула. Он немного наклоняется к сестре, чтобы спросить:

- Как ты?

Тяньцзы только-только успела познакомиться с Кассандрой, как...

Услышав характерный сигнал коммуникатора, принц нахмурился. Срочный вызов из ЮАР. Как будто мало ему депрессии Кассандры, так там еще что-то случилось, причем он предельно ясно говорил его не беспокоить. Следовательно, что-то вообще из ряда вон.

- Извини, я на минуту, - Принц отошел и включил связь, - Сашка, что там у вас случилось? Только не говори мне, что эта сладкая парочка опять кого-то сожгла в прямом эфире.

Ему прошлого раза хватило, честное слово. Ренли знал, что Кимбли за фрукт, и перспектива того, что Кэмпбелл у него всякому научится, порядком нервировала. Только вот то, что пыталась в ускоренной форме выдать ему старая подруга, было куда более странным…

- Что? Кто воскрес? Если Иисус, то еще рано, а если колдуны – пусть Кимбли спалит их еще раз, а как - это его проблемы. Сержант Уоллер, так тебя и разэтак, медленно и по пунктам доложи обстановку!

Подействовало. Имитация памятного всем из того лагеря сержанта Зима пробирала его выпускников до печенок. Сашка доложила… И Кассандра могла наблюдать, пусть слов и не слышала, как вместо сердито-обеспокоенного выражения на лице Ренли медленно и неотвратимо расцветает примерно та же улыбка предвкушения, с которой он тащил ее в дельфинарий. Иными словами, Его Высочество задумал что-то интересное и не лезущее ни в какие ворота.

- Немедленно отлови и хоть под дулом дробовика тащи к телефону, ясно? Жду на связи, у тебя пять минут.

К чести Уоллер, она справилась за четыре.

- Привет, шурин. Это Ренли, который принц. Познакомимся потом, а пока поговори с сестрой. Умеешь вовремя вернуться с того света.

Расстояние до Кассандры принц покрыл в пару шагов.

- Кэсси, это тебя. Рождественское чудо, - Ренли улыбался, но был вполне серьезен. Похоже было, что это явно не шутка, а что-то, чего он и сам не ждал – но был этому рад, как никто.

Отредактировано Renly la Britannia (2018-01-20 20:40:28)

+4

6

Одиссей с удивлением наблюдает, как малышка, похожая на белую конфетку в огромном золотом фантике, оживает на глазах. Уже давно — всё время, пока принц здесь — его жена пребывает в рассеянном, отсутствующем состоянии, с редкими вспышками странной грусти, скепсиса и даже злобы. Он почти привык к этому. К тому, что она такая, и другой быть не умеет, однако... Тянцзы похожа на мультяшный, мгновенно распускающийся под солнцем цветочек, в момент, когда входит Ренли. Да, он знает, что девочка умудрилась проникнуться к чужестранцу тёплыми чувствами, много раз слышал, как она зовёт принца brother, и слышал в этом английском слове, произнесённом с мягким выраженным акцентом, явный упрёк — упрёк ему, Одиссею. И всё же происходящее оказывается неожиданным.

- И не знаешь, кого к кому тут ревновать, - буркнул он, наблюдая, как Тянцзы традиционно раскланивается с гостями. — Не удивляется, чего за праздник они тут устроили, надо же. Не допытывает никого о смысле Рождества!

Позже он делает неловкую попытку поздороваться с братом и познакомиться с той самой женщиной, чья свадьба в Одиннадцатом секторе недавно гремела на весь мир. Однако, и тут Одиссей терпит неудачу: Ренли отвлекает срочный звонок, Кассандра выжидательно смотрит то ли на него, то ли в пространство, не оставляя лазейки для родственных любезностей. Принц говорит громко, чертыхаясь, о делах. Наконец, передаёт трубку жене, и огненноволосая уходит куда-то в сторону. Ренли снова перед ними: сияет улыбкой, в которой столько же ребяческого, сколько и нового, взрослого.

Первый принц протягивает чуть влажную большую ладонь и наконец обменивается с гостем рукопожатиями. Смотрит младшему брату в глаза и понимает, как он, чёрт возьми, соскучился по британцам в этой холодной и недружелюбной стране.

— Добро пожаловать, Ренли! Очень рад, что вы добрались. Как видишь, мы здесь...

...и она перебивает его, тоненько и скромно, однако ж, до того бесцеремонно, до того нагло для воспитанной в безупречных традициях девочки, что Одиссею ничего не остаётся, кроме как просто закрыть рот.

***

— Мы пытались позвонить тебе, но каждый раз не получалось. А когда ты говорил с Нашим генералом Хоу, про Казахстан и про найтмеры, Мы просили его не связываться с тобой без Нас, однако он всё равно говорил! Мы хотели рассказать, как учим английский, Британское право и военную историю, хотели рассказать, как Нам доставили приглашение в Ичан, и как Нас начали готовить ко встрече с самозванцем, и как к Нам приезжала Сумераги Кагуя - о, она так странно реагировала, когда Мы говорили о тебе!

Слова льются сплошным потоком. Тянцзы мнёт пальчиками ханьфу, глядит британцу прямо в лицо, неосознанно становится между ним и Одиссеем, преграждая крошечным царственным тельцем путь. Объявляет негласную монополию на Ренли в этот вечер. Кассандра не важна сейчас, она отвлеклась на что-то, а Одиссею уступать гостя она не хочет, китаянка готова даже забыть о приличиях и топнуть при необходимости ножкой. Сейчас Дочери Неба уже не особенно нужны разъяснения того, зачем тут ель и какой святой приходит к британцам в красном колпаке. Она готова принять всю эту западную глупую мишуру и даже почти готова проникнуться ею — лишь бы с ней по-настоящему поговорили. Синке далеко (Тянь лишь знает, что жив), генералу Хоу не до неё, Мирцелла исчезла, Кагуя уехала, Ляо могла только лепетать, Одиссей — болтать о глупостях, а Лю Лун всегда относилась к ней как к ребёнку...

Тянцзы только сейчас понимает, как одиноко она всё это время себя чувствовала. Все эти крохи искренности, тепла и надежды, которые дарили ей гости Запретного Города и друзья Императорского двора... Как малы они, и как дразнят пятнадцатилетнюю девочку, жадно ждущую большего.

Поэтому море тяжких дум и сомнений ненадолго исчезает, и сейчас в мире не существует, кажется, ничего, кроме Ренли.

— Расскажи Нам! Как продвигаются дела? Что происходит в Британии, когда мы вместе наконец победим русских? Как там морские котики и акулы? Кто такой Иисус? Кто сжигает колдунов в огне? Что такое Рождественское чудо? — Тянь всем своим видом показывает заинтересованность, что она помнит их прошлый разговор, и внимательно прислушивалась к тому, о чём он говорил по телефону только что. Жажда общения так сильна, что ещё чуть-чуть - и девочка, наверное, схватит принца за рукав.

Отредактировано Tianzi (2018-04-26 13:48:39)

+3

7

Ренли, пожимая руку брата, невольно лишний раз подумал, что если бы на них смотрел кто-то, вовсе незнакомый с британской императорской семьей и ее особенностями, то в жизни бы не заподозрил, что Ренли и Одиссей - братья, пусть и только по отцу. Крупный, но при этом скорее немного грузный, напоминающий плюшевого медведя Одиссей, и Ренли, который рядом с ним выглядит совсем невысоким и худым, но при этом куда как крепче и сильнее. В Одиссее черты Чарльза, смягченные характером и спокойной жизнью, в то время как Ренли - почти что копия матери - но черты Габриэллы Британской в нем помножены на мужскую решительность и все еще не сдавшую все позиции детскую непосредственность и открытость. Интересно, как они выглядят для Тяньцзы, радостно рванувшей к младшему из братьев - от принца не укрылось изменение ее настроя. между тем та часть Ренли, которая умеет запоминать важное, фиксирует факт - Шан все же держит малышку подальше от политики и от британской родни, когда это возможно. Не в его пользу  информация - может генерал и руководствуется благими побуждениями, но принца не устраивает вариант, при котором евнухов просто заменят на военную хунту. Тем не менее, он  умолчит об этом - до поры. Кое-чему принц научился и если они увидятся с Шаном сейчас, он не выскажет старому генералу претензий, к которым тот, вероятно, готов. Нет. Ренли прибережет это для случая, когда Хоу Шан решит, что малышка не сумела заставить брата считаться со своими словами  или просто умолчала о ситуации.

Все еще улыбаясь и слушая, он отмечает еще и визит Кагуи. Хм. А вот тут уже надо будет попозже спросить у Тяньцзы, что же такого странного было в реакции японки, что не слишком опытная в таких делах императрица сумела заметить. если заметила  значит, стоит внимания и для него. Но - потом. Ренли только чуть подмигивает брату - мол, смирись с неизбежным, а я тебя прикрою на этом праздничном действе. Так оно всегда и было, когда Ренли, куда более решительный и самостоятельный, без раздумий поддерживал Одиссея, не думая о том, что в силу разницы в возрасте и статусе должно быть наоборот. 

- Не волнуйся, мы решим этот вопрос, я обещаю. - Улыбается он, - И о той встрече будущей поговорим, но позже. Негоже в праздник политикой заниматься.

Поговорить и правда придется, идея переговоров  с самозванцем слишком уж напоминала переговоры с террористами, которые - всякий знает - вести не стоит по причине порочности и бесполезности такой идеи. Ну разве что чтобы заболтать их, пока твои товарищи подбираются поближе, чтобы перерезать им глотки. Но лучше пока повременить с обсуждением этого, тем более что Тяньцзы, снова вызывая у брата улыбку, не стоит на месте, а вываливает на негоо сразу кучу вопросов - - приходится взять дело в свои руки и убедить ее присесть хотя бы.

- Ох, давай только по порядку, а то я не успеваю отвечать, хорошо? - принц пока что удерживается от того, чтобы погладить ее по голове как ребенка, но явно все к тому идет. Балда ты Одиссей, короче говоря. Все же так просто... Только вот судя по реакции девочки, старший брат не справился с тем, что у младшего как будто само собой выходило.

- А по порядку - это значит начинать с рождественского подарка. Я нашел для тебя совсем особенный, так что подожди-ка минутку... - Ренли вернулся к коробке и протянул ее Тяньцзы, теперь нетрудно было заметить что в крышке есть дырочки для дыхания, а внутри кто-то шуршит. Как будто идеально подгадав момент, этот кто-то издал настороженно-сердитое...

- Мяу?

Когда девушка открыла крышку, на нее смотрел маленький, явно не так уж давно открывший глаза котенок черно-бело-серого окраса, для опытного котовода - явный сибиряк с примесью кого-то еще.

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/21/94471fe35f7033f599cafcff5d1f0802-full.jpg

Судя по тому, что пушистый подарок не испытывал никакой робости перед венценосными особами и  смело рассматривал императрицу, характер у него  был боевой.

Мяу. - Утвердительно заявил он, приняв судьбоносное решение и скакнул из коробки к Тяньцзы на руки. Ренли мог только улыбнуться.

- Видишь, ты ему понравилась сразу. Это котенок моей кошки Торпеды, настоящий военно-морской кот. А имя ему придумай сама.

Идея родилась чуть ли не в последний момент и была плодом чистейшего вдохновения. Так уж вышло что котята Торпеды открыли глаза прямо как специально к сроку. Отцом им приходился, как ни странно, тот самый кот по кличке Артур, которого принесла Юфемия - каким-то неведомым образом британскому коту без намеков на родословную удалось столковаться с суровой сибирячкой. Что до статуса, то тут Торпеда сама все решила, родив  котят именно во время визита на подлодку, которую считала своим домом, наверное, куда больше чем дворец...

+3

8

Он рядом. Он улыбается. Он смотрит на неё!

Так странно сейчас даже думать о том, как молчала неделю, кусала губу, переживала и ворочалась на шёлковых простынях. Всё потухло, исчезло без следа, выжжено весёлыми лампочками на ветках ели. О, какой там Ичан, какие переговоры, какие сомнения! Ведь Ренли здесь, он успокаивает, он обещает ответы на все вопросы, он глядит прямо в глаза. Разве что-то ещё может иметь значение, если он пришёл к ней?

Принц прерывает скороговорку девушки и идёт за коробкой, которую принёс с собой. Рождественские подарки, о них ей говорила Лю Лун, когда пыталась объяснить смысл британского праздника (ещё до Одиссея). Тянцзы готова к этому: ей часто преподносят всевозможные дары, вот например совсем недавно надарили на свадьбу целую гору. А Christmas для британцев, кажется, ничуть не меньший повод, чем католические свадьбы в платьях траурного цвета... Как бы то ни было, китаянке сложно представить в коробке что-то кроме драгоценной вазы или какого-нибудь отреза золочёной ткани. Поэтому страх легонько сковывает её, когда она понимает, что подарок шевелится. И не только… и издаёт звуки!

Тянь очень хорошо выучена держать лицо, а принимать дары положение обязывает её достойно. Поэтому вряд ли кто-то замечает, что у девушки даже волосы на макушке шевелятся, когда она берёт коробку в руки, а потом открывает крышку.

Прямо на императрицу смотрит маленький котёнок. А потом, мяукнув, выпрыгивает на её согнутую руку.

— М-м-мы никогда н-не держали котиков на р-руках…

Это правда, холёному цветку всея Китая не доводилось близко общаться с хвостатыми. Видеть – да, в Запретном Городе встречались кошки, и в детстве маленькой Цзян Лихуа даже очень хотелось их погладить, но нежные руки берегли от царапин, и вскоре девочка забыла об этом желании. Что ж, пусть через десять лет, но мечты сбываются? Потрясённая Тянцзы медленно проводит рукой по пушистой шёрстке. Котёнок тёплый. Мягкий. Живой.

Глаза снова распахиваются широко-широко, забыв о приличиях – как тогда, в беседке с крышей-пагодой. Совершенно особенный подарок… Нет, это Ренли совершенно особенный.

— Спасибо…

Пушистый комочек не сидит на месте, ползает по рукам, и вскоре неловкой Тянь приходится присесть у ёлки на корточки и опустить его на пол. Котёнок не уходит: играет с ней, трогает пальчик лапкой, даже ложится на спинку и подставляет пузико. Она всё смелее, всё сильнее поглощена. Сейчас она почти похожа на обычную маленькую счастливую девочку: легко можно представить Тянь сидящей на полу в милом платьице, а не в громоздком ханьфу.

Имя… Придумаем сами! Как это ответственно, мы никогда не называли никого, мы никогда не придумывали никому имя!

龍王! – произносит Тянцзы, подумав. Не слишком похоже на имя для милого пушистика, однако, царственная жизнь сказывается: сложно думать иначе, когда в твоём доме каждый второй ночной горшок имеет многовековую историю.
— You've said, it's a navy cat? Which means, you've brought him from you ship? I shall name him Lun Wan, Great Sea King of Dragons, because you are so brave and probably have being to all four seas!

Сияющая девочка, оглядываясь на Ренли, вдруг спохватывается, что на английском это имя, наверное, звучит странно. Её язык – мягкий, старательный, будто страшно, что не поймут. В её словах – благодарность, нежность и надежда.

— Of course, you can simply name him Little Dragon. You are going to visit him, aren't you?

***

Воспользовавшись тем, что Тянцзы наконец-то обращает внимание на что-то, кроме Ренли, Одиссей спешит поговорить с братом. Дела-делами, а Рождество – семейный праздник, и он действительно соскучился.
— Ох, ох, ну ты конечно попал в точку…  Котёнок, это ж надо было придумать! – озабоченно замечает Одиссей. – Теперь на мой подарок она и смотреть не станет, наверное. Что? А, ну я ей чайник хотел подарить… Ну чего?.. Не смотри на меня так! Они тут всё время только и делают, что чаи гоняют, что мне ещё дарить-то было, я ничего больше придумать не смог…

Принц сконфуженно покосился на счастливую девочку.
— В любом случае, как ты? Столько всего навалилось…

Не успел Одиссей и парой слов с родственником обмолвиться, как Тянцзы вновь оживилась.
— Рождественские подарки! Нам рассказали, что в Британии это принято! Мы тоже приготовили подарок! – она бережно ставит котёнка на лапки рядом с ёлкой и спешит к дверям. Одиссей глядит на это, тяжко вздыхает, и тут же едва не давится воздухом. Потому что в комнату входит Лю Лун и двое китайцев из охраны, держащие в руках "подарочек".

Да, ему не привиделось.
Вслед за сияющей Тянцзы, в комнату вносят ЗДОРОВЕННЫЙ меч гуаньдао.

— От имени Божественной Повелительницы китайский императорский двор принял решение поддержать дружественные традиции Британии и преподнести дар всей вашей семье… — натянуто улыбаясь, заговорила Лю Лун, но Тянь радостно перебивает её.

— Это тебе, Ренли! Это церемониальный меч Цянши! Наша семья хранила его много лет, но поскольку теперь ты Наша семья, то Мы хотим подарить его тебе! С ним связана легенда, у вас в Британии есть её аналог, про меч, вытащенный из камня! Мы хотели преподнести тебе его сами, как полагается, но он весит пятьдесят килограммов, так что Мы, к сожалению, не можем…

Лю Лун тактично кашляет.
— Прошу простить меня, Божественная, не повремените ли Вы? Это дар для Вашего мужа и всей его семьи, а герцогиня Йоханнесбургская пока не вернулась, чтобы его принять… Господа, дело в том, что Дочь Неба не слишком опытна в выборе подарков, но она приняла решение… эммюэээ… остановить свой выбор на этом прекрасном… эээ… мече…

Компаньонка изо всех сил пытается объяснить эту абсурдную картину британцам и как-то сдержать свою императрицу, но та не слушает её вообще. Девочке, которая всю жизнь провела за дверями Запретного Города, подарок кажется в высшей степени подходящим: она буквально лучится счастьем и игнорирует всё остальное. Кроме того, Тянцзы явно не интересуют ни Одиссей, ни Кассандра, ни кто бы то ни было ещё. Она с полной серьёзностью собирается презентовать гигантский меч одному лишь Ренли.

На лезвии монструозного гуаньдао – красная нитяная кисточка. Девушка, продолжая что-то лепетать, снимает её и смущённо вяжет на запястье правой руки принца. Лю Лун тихо вздыхает. Что ж, может и не стоит спорить? Хоть это и странная ситуация, да и вязать мужчине красную ленту на запястье – не самый безобидный символ… Но Дочь Неба ведь не понимает. Зато – она счастлива, хотя бы в эту минуту. Не это ли главное?

Меч

https://i.imgur.com/Aoih3gJ.jpg

Отредактировано Tianzi (2018-05-23 12:30:08)

+4

9

Ну и какая сволочь додумалась не давать ребенку котиков?! - Ренли мимоходом подумал, что вот за такое точно стоит убивать. И с нормальными людьми общаться толком не дают, и даже котенка  не позволяют при этом.  Ну теперь-то не отвертятся - попробуй не пусти императрицу к котенку, подаренному  британским принцем и Премьер-министром, вовек от дипломатического позора не отделаешься. Но все же, они тут поголовно долбанутые - совсем жить не дают малышке. Придется нажимать на то, что она теперь все же часть и британской Императорской семьи со всеми сопутствующими статусу правами и свободами.

А пока можно просто умиляться - ведь Тяньцзы ведет себя совсем как нормальный ребенок, видно что ей не вконец испортили жизнь и все можно наверстать. Если бы еще только ее страна не была погружена в хаос гражданской войны - пока все хоть немного не устаканится, лишний раз погулять не пригласишь и в гости на территорию Британии не пригласишь -  нельзя Императрице покидать ее народ в такой момент.

- Береги его. - Улыбается принц. У него самого из-за аллергии Габриэллы  долго не было собственной кошки и преимущество было разве что в том, что он мог гладить кошек, которые ему не принадлежали. В итоге он и сам шутил, что даже кошку не может завести нормальным способом - пришлось отправиться на секретную миссию в северные моря. И принц улыбается, когда название попадает не в бровь, а в глаз...

- Отличное имя - а ведь ты не знала, что мой корабль называется "Морской Змей", то есть они почти тезки. - Замечает он, и дав сестре время поиграть с котенком, переключается на брата, которому, увы, не достает такой вот простой смекалки. Пусть у них и немного времени, но важное он сказать ему успел.

- Как говорят наши враги русские, дорог не подарок, а внимание. - Успокоил Одиссея принц, - Девушка всегда ценит то, что ты делаешь ради нее. Только один совет - попробуй подобрать что-то, чего ей не хватает. Как котенка. Ты пойми, у нас с тобой нормальное детство было, с игрушками и развлечениями, а у нее нет. Для игрушек уже поздновато, но остальное - вполне. - Тихо дается Одиссею братский совет. Действительно ведь. Дети есть дети, и если  откинуть необходимость соблюдать некоторые условности происхождения, именно детство у многих из них было вполне нормальным. Посмотришь на трезвую голову - все те же игрушки и прочее, разница, по большому счету, в цене и возможностях. А истинную ценность придавало то, кто и как дарил. Ренли всегда берег подарки матери  даже если она порой ошибалась с этим. И имея возможность носить к примеру, шпагу на заказ от лучших оружейников Пендрагона, все равно больше всего любил простой боевой нож, подаренный ему Кэтрин на тринадцатилетие.

Между тем, сюрпризы только начинались. Оставленный котенок подумал немного и решил, что хозяйка еще вернется и улегся под елкой с исключительно кошачьим свойственным видом нового хозяина этого дворца и Императрицы. Ведь кошки знают точно, кто в доме главный... И отныне военным и политикам придется потесниться. Кот, получивший столь великое имя, малым не удовлетворится.

В то время как Тяньцзы и правда удалось удивить брата - такого подношения принц не ожидал, и был немало удивлен размерами и явно неиллюзорной тяжестью меча, который наверняка нелегко было бы даже поднять самым сильным из его знакомых. Не иначе как предки Тяньцзы использовали этот  устрашающий тесак то ли  для забивания чужеродных чудовищ из потусторонних миров, то ли для разделки слонов во время очередного похода в Индию. В этом случае чудовищам и слонам не позавидуешь...

- Спасибо. Ничего страшного, даже для меня он нелегок. И для меня огромная честь, что ты доверяешь мне такое важное оружие. Расскажешь мне эту легенду потом? - Ренли чудом не выругался, услышав, что этот клинок весит больше чем тяжелый пулемет. Интересно, а сестренка Габи могла бы им размахивать? Помнится, пулеметом могла. Между тем нервозность компаньонки не ускользает от принца, который и сам в детстве порой бывал той еще головной болью для окружающих.

Не волнуйтесь, госпожа - простите, не знаю вашего имени. Моя супруга сейчас получила радостное известие о том, что ее брат, считавшийся погибшим, жив. Не стоит тревожить ее, пока она говорит с ним, мы расскажем ей о даре позже, хорошо? - Возможно, Лю Лун показалось, но принц чуть заметно... Подмигнул ей с пониманием? Может показалось, может нет. С невинной моськой Четвертого Принца трудно сказать с уверенностью. Наверное, ее удивляет его спокойное отношение к выходкам Тяньцзы... Но стоило бы помнить, что у Ренли младших сестер, мягко говоря, немало.

- От лица моей семьи я с благодарностью и почтением принимаю этот дар и обещаю хранить его достойно и не уронить оказанной мне чести. - С этими словами принц, пусть и двумя руками, но берет оружие из рук гвардейцев. Ему приходится напрячь силы всерьез, но принц удерживает гуаньдао на весу и осторожно упирает рукоятью в пол. Ух. Как говорится, флот не опозорил. Хоть и выглядит, наверное, с этим тесаком несколько забавно. Как и с нитью на запястье... Знать бы, что точно это значит?

Но для Императрицы у него улыбка и теплые слова

- Спасибо, сестра моя. А теперь я готов рассказать тебе все что угодно. И котенку не помешает немного молока.

+1


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 18.12.17. О договорных браках и культурном обмене