По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 09.12.17. Большая сила - большая ответственность


09.12.17. Большая сила - большая ответственность

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Дата: 9 декабря 2017 года
2. Время старта: 20:00
3. Время окончания: 22:30
4. Погода: -20°С, ветер 8 м/с, небо застлано тучами. Один из самых морозных дней
5. Персонажи: Алексей Ланской, Андрей Изварин (NPC)
6. Место действия: Российская Империя, Санкт-Петербург, дом Ланского и пара кварталов от него
7. Игровая ситуация: Алексей Ланской находится у себя дома, отдыхая перед очередной сменой во дворце. Неожиданно в его телефонный мессенджер поступает тревожное сообщение от неизвестного под ником "Призрак"...
8. Текущая очередность: GM (Владимир), Ланской, GM (Лучано), далее по договорённости

+3

2

Восемь часов вечера перед новой сменой — это как попытка надышаться перед смертью. Ты сидишь дома, быть может, даже на диване, быть может, даже не один — тут уж как кому повезёт. Некоторые даже табурет себе позволить не могут, не то, что дом. И вот ты сидишь, пытаешься расслабиться, отбросить прочь мысли о том, что с утра тебя разбудит уже осточертевшая мелодия будильника,
которую обещаешь поменять каждый вечер, но так лень становится, что головы поднять со спинки кушетки не можешь. И эта схема,
привычная, проросшая в венах, повторяется изо дня в день. Но ведь должно же быть в этом бренном мире хоть что-то, что может вытянуть тебя из колеи?

Это-то и произошло с Алексеем Ланским в этот вечер. Едва оправившись после дворцового переполоха, он отдыхал, расправившись с дурацкой, кажущейся бесконечной, но такой безумно нужной, бумажной работой. Неожиданно его телефон подаёт сигнал. Пришло сообщение. И не куда-то, а прямиком в мессенджер. Кто, интересно, мог ни с того ни с сего написать Ланскому в такой поздний час?

Ответ не лежал на ладони. Более того, тон был незаметен и скрыт человеческому глазу. Почти как ник написавшего — «Призрак».
Тон сообщения казался тревожным и непонятно было: верить ему, аль нет?

«Вы вряд ли меня знаете, господин коллежский асессор. А вот я знаю о вас всё. Начиная с имени и и места прописки и заканчивая номером телефона. Удивлены, господин Ланской? Тогда приберегите его на потом, сейчас есть вещи куда важнее. В 19:30 коллежский советник Андрей Изварин закончил работу во дворце. В 20:15 он зайдёт в подъезд своего дома, где будет убит вместе со всеми свидетелями. Его дом находится в нескольких кварталах от вашего, господин коллежский асессор. Правоохранительные органы не смогут выехать вовремя, и вы это прекрасно понимаете — сейчас наши с вами общие враги работают на опережение. Когда вы закончите читать это сообщение, у вас останется около 10 минут на то, чтобы добраться до написанного в приложении адреса. Вы можете мне не верить, но кто знает, не станете ли вы следующим в их списке после того, как приняли участие в аресте шпионов из десятого отдела. Решать вам, господин Ланской».

На этом таинственное сообщение обрывалось. Петербург гудел за окном точно разъярённый зверь. Стоял страшный мороз, а дороги плотно забили автомобильные пробки. И как по таким вовремя успеть, если остаётся всего десять минут? Как можно объехать пробки? И более того, можно ли поверить неизвестному адресату, который знает то, что знать не должен? Рискнуть ли своим временем и, возможно, жизнью, чтобы суметь спасти неожиданно важное звено в цепи происходящего во дворце?
Выбор оставался за Ланским.

+1

3

Время неумолимо уходило. Шок от прочитанного прийти не успел – мысль о том, что коллега и просто неплохой человек может погибнуть, отодвинула его на задний план. Как и галочку в мозгу, отдать мобильный на экспертизу в отдел завтра же утром. В игры ты со мной будешь играть, «Призрак»... Нужно спешить. Быстро одевшись, Алексей прошагал в спальню, отпер сейф (управление обязало всех офицеров поставить такие дома и в общежитиях, дабы оружие всегда было под рукой) и достал пистолет. Отщелкнул обойму. Полная. Снова зарядил и, закрепив на поясе кобуру, поспешил к двери.

- Сынок, вызывают? – мать стояла в дверях гостиной, встревоженно смотря на него.

- Да, мам. Некогда рассказывать! Тороплюсь, держи за меня кулаки! – и Алексей выбежал из квартиры, даже не закрыв дверь за собой. Буквально пролетел вниз по лестнице. Лицо ожгло ночным холодом, так что на секунду он даже задохнулся. Быстро отдышавшись, подбежал к мотоциклу. Зажигание… Протарахтев, промерзший мотор заводиться отказался. Зажигание… Давай же, скотина, работай, помогай мне! С третьей попытки двигатель взревел, и, запрыгнув на сидение, Ланской выехал с двора.

Таак… Канал Грибоедова – две полосы движения на север и юг, разделенных полоской воды, стоял в многокилометровой пробке. Какого черта, час пик давно прошел! Развернувшись, Алексей врулил назад во двор, проехал его насквозь, нырнул в подворотню и помчался темными переулками. Газоны, стоящие машины, чьи-то забытые на улице коробки. Приходилось лавировать. Оборвавшийся резкий визг и хруст, когда под переднее колесо угодила уличная кошка. Мотоцикл дернулся, но Ланской, чертыхнувшись, удержал машину от падения, мельком подумав, что нужно будет сразу отмыть кровь, иначе могут быть вопросы у полиции. Быстро взглянул на часы. 20.10. Успеваю пока. Быстрей!

К дому по указанному адресу он подлетел за две минуты до указанного времени. Двор был пуст. Неужели опоздал? Нет, не может быть. Так, думай… В парадную не суйся один. Если они планируют убить Изварина, то могут убить и тебя. Дверь открыта, домофона нет, в подъезде темно. Плохо, черт… Засада однозначно там и будет ждать.

Из темноты проулка вышла фигура и направилась в его сторону. Предупреждая нападение, Алексей спрыгнул с мотоцикла и укрывшись за ним в тени, взял человека в прицел. Свет фонаря скользнул по силуэту и Ланской узнал Изварина. Уф, слава Богу, жив. Успел.

- Андрей! Быстрее сюда!– Алексей несколько раз хлопнул ладонью по обтекателю, привлекая внимание, поморщился, испачкав руку в кошачьих внутренностях, и повторил громче. – Сюда, быстрее же!!!

Отредактировано Алексей Ланской (2017-11-11 22:17:10)

+1

4

[dice=15488-1:20:3:Аспект: Удачное решение (выбран мотоцикл) +3]

+1

5

Закрывшись рукой от яркого света, укутанный в серое пальто Изварин отстранился назад, остановившись на месте.
- Ланской? - удивлённая реакция была почти моментальной. - Что ты тут делаешь?
Неуверенный голос коллежского советника растворился в мерном рокоте мотоциклетного двигателя. Неожиданно дверь подъезда, где жил Изварин, распахнулась и оттуда вышел мужчина в тёплом пуховике, накинув на голову уютный на вид меховой капюшон. Не останавливаясь ни на секунду, он, засунув руки в карманы, направился в сторону проулка, из которого только-только вышел возвращавшийся со смены ГСБшник. Путь его пролегал по траектории, очень близкой к коллежскому, с недоумевающим лицом смотрящего на коллегу по службе. Удостоив Ланского и Изварина любопытным поворотом головы, он, кажется, собирался пройти мимо, высокой подошвой громоздких выходных ботинок пиная рыхлый снег.
- Что-то случилось? - покосившись на мужчину спросил всё ещё недоумевающий Андрей, приближаясь к мотоциклу Ланского.

+2

6

Бросив быстрый взгляд на приближавшегося мужчину, Алексей опустил правую руку, осторожно расстегнул кобуру и, щелкнув предохранителем, перевел оружие в боевой режим. Поднял глаза на  Изварина. От коллежского советника не ускользнуло его действие, он смотрел удивленно и одновременно встревоженно. Из низких серо-розовых, отражаюших городской свет туч начал срываться снег, крупные белые хлопья замелькали в лучах фонарей. Встав вполоборота, чтобы быстро выхватить оружие и направить на цель, Алексей понизил голос и прошептал:

- Андрей, уходим. Сейчас. На Литейный. Просто поверьте мне. Я расскажу все по дороге.

+2

7

https://pp.userapi.com/c637619/v637619819/a4df/qxJwpnU_cJU.jpg

— Хорошо, хорошо, — Изварин беспокойно поднял руки, напряжённо оглядываясь по сторонам.
Но не успел он и с места двинуться, как со стороны подъезда раздались несколько приглушённых хлопков, эхом зазвучавших в тиши двора-колодца. Для Ланского не составит труда определить, что это были выстрелы, сделанные из пистолета, оснащённого прибором бесшумной стрельбы.
Мужчина, только-только прошедший мимо особистов, подкосился и грузно повалился в сторону кирпичной стены, c громким хрипом медленно оседая вдоль неё, а затем рухнул в снег. Изварин же, характерно ойкнув, протяжно застонал, непроизвольно хватая Ланского за плечи и падая на на него. Андрей поджал губы и, что есть сил, зажмурился, превозмогая боль. В тот же самый момент Тело Изварина содрогнулось ещё несколько раз, и через рваные отверстия в куртке начала сочиться кровь. Не иначе, как теперь эти пули предназначались единственному оставшемуся в живых свидетелю — Ланскому, выигрывая для него немного времени, чтобы прицелиться и сделать меткий выстрел по стремительно движущемуся в темноте силуэту.

+4

8

- Sie Ficken Schlampen! (Долбанные суки!) – прорычал Алексей, выбираясь из-под рухнувшего на него тела Изварина. Не успел!!! Чужая кровь заливала лицо, а изнутри его заливала ярость. Четверть секунды. Половина. Время замедлилось, он вставал на ноги мучительно долго, прорываясь сквозь падающий снег как через вязкую патоку. Секунда. На ногах. Еще не конец. Не уйдет!

Тряхнув головой, он быстро вскинул оружие и послал три пули вдогонку бегущему человеку.

Отредактировано Алексей Ланской (2018-01-10 23:36:36)

+3

9

[dice=17424-1:20:0:1 - мимо, 2-15 - ранение, 15-20 - смерть]

[dice=11616-1:20:0:1-15 - смерть, 16-18 - кома, 18-20 - о, счастливчик!]

+2

10

https://pp.userapi.com/c637619/v637619819/a4df/qxJwpnU_cJU.jpg

Стрельба в темноту по силуэту — задача не из лёгких. Особенно в спальном районе, в выходной день, когда счастливые семьи возвращаются домой, насладившись театральной постановкой или интересным фильмов, когда молодёжь возвращается домой после свиданий и гулянок в преддверии новой учебной недели, когда предпраздничное предвкушение нового года охватывает людей и они бегут в магазины за подарками близким. Неровен час и кто-то из этих ничего не подозревающих людей станет жертвой шальной пули.
Взмывают в небо засидевшиеся на размашистых ветвях липы вороны, вторя троекратному удару грома, эхом прогудевшего в питерском дворе. Ошарашенно визжит сигнализация старенькой проржавевшей легковушки, тревожно оповещая о случившемся жильцов, а уже через мгновения беспокойный перелив сирены прорезает нечленораздельный крик. Подкошенный силуэт падает на землю в снег и сжимается в неясный чёрный ком. В окнах один за другим вспыхивает жёлтым, оранжевым, белым свет и из-за штор несмело выглядывают местные.
Изварин еле дышит. Из его рта льётся кровь, он хрипит, пытаясь что-то сказать товарищу, который так рьяно пытался его защитить.
— П-пусть... Заплатят... — он продолжает едва дышать, полуприкрыв глаза, но больше не двигается, глядя в небо.
— Скорую, скорую! — кто-то из местных, что отважился выглянуть из окна, тут же скрылся в квартире, а в проулке, в пяти шагах от Изварина застыла укутанная в тёплое пальто женщина, за спиной которой спрятались двое маленьких детей.

+6

11

Адреналин пришел только сейчас. Пульс колотил в барабанные перепонки как заведенный, вторя звону после троекратного выстрела, отраженного стенами узкого питерского двора. И на долю мгновения Алексею показалось, что к этой какофонии примешивался и третий звук – грохот северного прибоя, бьющегося о скалу и разлетающегося мелкими белыми барашками в бессильной злобе. Почему именно северного и что за новые занятные глюки, думать было некогда.

Убийца осел на снег и елозил на нем, свернувшись в клубок, словно гусеница, которую ужалила оса-наездник и яд сковывал ее тело адской болью. Ланской подбежал к нему. Мужчина держался за живот и протяжно скулил, кровь сочилась сквозь пальцы, капая на землю и поднимая облачка пара на холоде. Он лежал на боку и было видно, что прошив спортивную куртку в районе поясницы, пуля вошла в брюшную полость и вышла наружу где-то около пупка.

- Что, мразь, больно?! Конечно больно, сука!!! – не выдержав, Алексей с размаху пнул киллера между ягодиц, целя в промежность.

Мужчина взвыл фальцетом и стал кататься по снегу, пачкая его алыми пятнами.

Гнев душил Алексея. Снова вернулся шум волн в ушах. В сумках по бокам мотоцикла были уложены блок, лебедка и ремни, Ланской поднимал ими машину, когда требовалось осмотреть днище. Назойливо долбила в виски мысль – трос к мотоциклу, через ветку вон той липы и петлю на этого урода. Газануть и все кончится за минуту. Все равно ему стопроценто светит вышак, почему бы нет??? Стой. Нет. Думай о деле. Допросить, вытянуть эту нить и пойти по следу. Шум в ушах прекратился. Сердцебиение медленно успокаивалось. Метнувшись к машине, Алексей достал из подсумка ленту-стяжку с храповиком. За неимением наручников – сгодится. Вернулся к киллеру и, завернув тому руки за спину (все равно, держи живот – не держи, от внутреннего кровотечения не поможет) стянул запястья максимально туго, так, что побелели кончики пальцев. Плевать, до двух часов так можно, а нам столько и не надо, лишь бы не развязался. Ранен, но мало ли… Пистолета при мужчине не оказалось. Возможно в спешке выронил в парадной. Ладно, пусть этим занимаются криминалисты. Что с Извариным?

Подбежав к коллеге, Алексей прощупал пульс, приложив палец к сонной артерии. Есть, но еле ощутимый. Пальто коллежского советника было пробито в трех местах и все пропиталось кровью. Были ли раны сквозными, Ланской не видел, шевелить раненого в таком состоянии он не рискнул, дабы не сделать хуже. Ой, как все плохо. Алексей быстро проверил также бородатого мужчину, лежавшего у стены, и удостоверился, что тот мертв. Первая пуля убийцы, предназначенная Изварину, вошла в височную кость, человек умер почти мгновенно. Покойся с миром, кто бы ты ни был, и прости, что не смог помочь…

Достав мобильный, Алексей секунду раздумывал, кого набрать, скорую или все же руководителя. Остановился на последнем. Спустя пару секунд Прохоров взял трубку.

- Слушаю.

- Юрий Петрович, вызывает Ланской. Чрезвычайная ситуация. Только что совершено покушение на Андрея Изварина, он тяжело ранен. Киллера я нейтрализовал.

- Покушение? Погоди, где ты находишься?!

Оглядевшись, Алексей наткнулся на вывеску с адресом на углу дома, под фонарем, и продиктовал Прохорову.

- Юрий Петрович  пожалуйста, присылайте быстрее группу с бригадой врачей, с Литейного. Изварин плох, я не знаю…, - Алексей посмотрел на коллегу, тот был жив, грудь медленно вздымалась, но изо рта с дыханием вылетал и тихий хрип, на губах выступила кровь. – Не знаю, сколько он продержится. Оказать первую помощь не имею возможности, проникающее в корпус. Убийца тоже тяжелый.

- Понял тебя. Выезжаем! – Прохоров отключился.

Все верно. Везти Изварина, когда за ним идет охота, а тем более киллера, который кое-что знает, в обычную городскую больницу – неразумно. Они должны быть под постоянной охраной. Держись, Изварин! Ты хоть и хлыщ изрядный, но не крыса. В отличие от тех в охранке, кто хочет заткнуть тебе рот. В то, что тут замешан другой отдел родного ведомства, Алексей не сомневался. Держись, Андрей. Живи. Я побуду рядом.

Отредактировано Алексей Ланской (2018-01-16 00:07:19)

+4

12

Скорая приехала только через десять минут в сопровождении чёрного седана. На улицу тут же повалили один за другим заинтересованные зеваки, кутаясь в тёплые шубы и куртки. Некоторые так вообще выскочили в одних лишь тапках, с торчащими халатиками из-под полы верхней одежды. Некоторые достали мобильные телефоны, большинство же предпочло наблюдать за происходящим, прилипнув к окнам. Затормозив на дрифте во дворе дома, водитель кареты приоткрыл дверь.
— Разойдитесь! Не мешайте санитарам работать!
Двое мужчин, вылетевшие из кузова, сразу же сориентировались.
— Сань! — прокричал один из санитаров, на что незамедлительно отреагировал водитель. — Помоги вторую каталку подготовить!
Во дворе во всю закипела работа. К этому моменту из седана уже вышли четыре человека, одетых в гражданское, двое из которых с лёту принялись оттеснять толпу и просить всех разойтись по домам. К Ланскому же приблизился другой офицер, худощавый, с рыжими усами и бородкой.
— Коллежский асессор Панкратов, — мужчина вытащил из кармана пальто удостоверение. — Давайте отойдём в сторону, пока врачи работают. Эу! Виталь, отгони немного машину, пусть проедут нормально!
Трущийся возле авто рослый мужчина кивнул и живо забурился в салон, чуть подвинув седан к подъездам, в сторону от проулка.
— Куда катишь! — не успевшие уйти жители возмущённо постучали по капоту.
— Вы слушаете задницей что ли? — неохотно вышедший на мороз водитель тут же осадил зевак. — Не видите, что происходит? Сказано вам: по домам идите, работает служба безопасности! Всё серьёзно!
— Ага, мы сейчас войдём, а потом дом если рухнет, как в Верее? — один из мужчин, распахнув куртку и выпятив пузо в рваной майке, принялся вовсю качать права. — Мы сейчас полицию с сапёрами вызовем, и пока тут всё не проверят, никуда не уйдём!
— Тьфу, — водитель плюнул. — Что хотите делайте, мёрзните на здоровье!
Внимание Панкратова ненадолго задержалось на происходящем.
— Сейчас оцеплять будем, мы в военную прокуратуру позвонили, они должны следаков прислать, дело потом нам передадут на курирование, — он вытащил из кармана портсигар, извлёк самокрутку, закурил и отвёл Ланского в сторонку. — Нулевой уже на ушах стоит, со второго всех, кого могли обзвонили. Тут на почве случая с десятниками уже не знают, что думать. Полное дерьмо. Рассказывай пока, что было? Как ты тут вообще оказался?
К этому моменту в карету скорой помощи уже начали погружать тело подстреленного убийцы.

+5

13

Алексей не был лично знаком с Панкратовым, но знал, что тот тоже состоял в подчинении у Прохорова, но был не оперативником, как Ланской, а трудился в управлении. Среди молодежи-первогодков, работавших на улицах, бытовало мнение, что подобные «штабные крысы» только просиживают штаны, сортируя бумаги и лебезя перед руководством. За что и получают зарплату не по заслугам на четверть выше оперативников. Однако, вникнув в специфику работы, Алексей не мог не признать, что штабники тоже весьма важны. У опера одна задача, расписанная на него. Штабнику же нужно держать руку на пульсе всех дел, всей информации, поступавшей с улиц. Если бы всем этим занимались напрямую руководители, работа банально бы встала. Будь Прохоров хоть семи пядей во лбу, одному с этим валом ни за что не управиться. И постепенно надменное презрение сменилось в сознании Ланского на понимающее сочувствие. Да, штабник не словит пулю. Но может словить инфаркт, инсульт или, если повезет, лишь нервный срыв, зашиваясь с уймой сверхсрочных и архиважных данных, требующих внимательнейшей обработки и контроля.

- Разреши сигарету? – Алексей не был заядлым курильщиком, но внутри все еще бурлило, а никотин позволит хоть немного успокоиться. Панкратов кивнул, и, подставив зажигалку, подпалил сигарету Алексея. Секунду того все же терзали сомнения, но… если не своим, то кому тогда верить?

- В общем так… - выпустив струйку дыма, Ланской бросил носком ботинка горстку снега на алое пятнышко крови на белой земле. – похоже, что нашу защищенную уймой протоколов и шифров связь слушают. И читают. Да, да. Вот, гляди, - Алексей достал из кармана мобильный и, открыв сообщения, протянул округлившему глаза Панкратову. – Веселуха, да? «Призрак». Кто-то в курсе всех перемещений оперативников, всех переговоров и обмена данных внутри структуры. Но! Почему-то этот «кто-то» внезапно проявил сознательность и решил помочь. Собственно потому я и успел сюда. И не думаю, что это «десятники», после Зимнего-то. Скорее… сдается мне это как раз те самые хакеры, что навели шухеру во дворце. Что думаешь? Мы сможем своими силами провести анализ по отправителю, не привлекая десятый отдел?

+3

14

Панкратов, взглянув на экран, повернул голову прямо, задумчивым взором осматривая место преступления. Глядя вглубь одного из окон дома, что оставалось тёмным, сделал глубокую затяжку и затем потушил сигарету о стену.
— «Призрак»... — он шмыгнул носом. — Знаем мы таких. И он скорее всего не один. Это целая группа. Они уже ломали пару раз правительственные сайты и успели засветиться. Слить почту большого политика для этих ребят — плёвое дело. Они безо всяких проблем могут узнать структуру и способ работы любой организации, узнать проверочные слова, скрытые вопросы... Спасибо тем дебилам, которые оставляют пароли от компьютеров под ковриками для мыши во время отпуска.
Сирена скорой взвизгнула, толпа расступилась и автомобиль, невесело тарахтя, выехал прочь со двора через проулок.
— Если это «Призраки», значит, вероятнее всего, проникновение во дворец — это их рук дело, я уверен. Тут уже вырисовывается взаимосвязь: попытка ареста Изварина десятым отделом, покушение на убийство, о котором тебя предупредили «Призраки». Неизвестной переменной остаётся лишь проникновение, так что если мы приравняем две части равенства, то наиболее вероятной фигурой становятся именно они. К тому же, только они способны на такой маскарад с переодеванием. Мы ведь всё уже проверили, Алексей, как наш отдел приобщили к этому делу.
Панкратов поворачивает голову к Ланскому.
— Пришли в тот вечер двое. Якобы электрики. Их пробили по базам, а таких и нет вообще. По фото описать попытались, но уже двое охранников дворца поделились предположением, что они работали в профессиональном гриме. А это характерно для «Призраков» и только для них. Ориентировки тебе вряд ли выдадут — что толку, если там написано только «мужчина, женщина». У нас даже возраст колеблется от 20 до 45 у обоих... Но пока что вот такая вот инсайдерская информация. Что же до анализа по мессенджеру твоему — это беспрерспер... Беспр... Тьфу. Бесперспективное занятие, короче. Через вышки местоположение смотреть поздно, а номер... Номер, скорее всего, где-то в даркнете купили у иностранцев, которые оформляли её на левые паспорта. У нас нет практически никакой защиты от этого на данный момент, десятый отдел должен был разработать методики поиска, но...
Панкратов развёл руками.

+5

15

- Сдается мне, что от этого убивца мы тоже ничего не узнаем. Даже если он не помрет, – докурив, Алексей послал окурок в полет в бетонную урну метрах в трех от них. – Кто бы ни был организатор, планируя убийство силовика, он наверняка позаботился, чтобы улики и показания на него не вывели. И этот киллер – обычный «курок», нанятая через подставное лицо уголовная шпана. Непрофессионально, но возможно они рассчитывали, что Изварин легкая мишень – охраны ему не положено по званию, и оружия у него с собой не будет, человек шел домой. Субчик бы сделал свое мокрое дело, а потом шлепнули бы и его самого. И чин-чинарём, никаких тебе следов.

Снегопад прекратился, верховой ветер с Балтики уносил облака на восток и сквозь разрывы замерцали острыми льдинками звезды. Только сейчас, когда адреналиновый угар в мозгу улегся, Ланскому пришло осознание, как близок к небытию он был каких-то двадцать минут назад. Слепая удача, что тело Андрея закрыло его от пули. По позвоночнику пробежал холод, плечи невольно передернуло. С боевым крещением, господин коллежский асессор. Вновь достав телефон, он написал родным короткое сообщение: «Задержусь. Все хорошо, ложитесь спать, буду поздно». Поднял глаза на Панкратова.

- Ну что, на Литейный? Или мне нужно следакам сперва показания дать?

+3

16

— Естественно, — Панкратов сухо подтвердил слова Ланского и отошёл в сторону, пройдясь по двору, весьма дипломатично прося жителей дома разойтись. Похоже, коллежский асессор не первый раз был на подобным выезде и уже имел опыт общения
с своенравными зеваками — уже через пару минут почти все разошлись по домам, остались лишь те, кто продолжал нервно тереться у подъезда и курить. То же самое сделал и Панкратов — подойдя к Ланскому, он опять закурил.
— Показания в первую очередь, — сказал он, разведя руками. — Тут уж ничего не попишешь. Нас всех уроют, если этого не сделать здесь и сейчас. Мало ли, что может случится потом. Так что выбора у нас не остаётся.
В этот момент к Ланскому и Панкратову подошёл, держась стены дома, накинувший на себя куртку, засунув руки в карманы, мужчина лет пятидесяти, в домашних тренировочных штанах и тапках. Он весь трясся от холода, а лицо и широкая лысина на лбу стали красными от страшного мороза.
— Мужики, — по-простецки обратился он; из его рта потянуло рыбой и спиртом. — А это точно не террористы? Я просто не знаю уже, что думать, когда вижу, как стреляют в человека, который во дворце в охране работал не последним человеком. Понимаете?
Он развёл руками, неловко оправдываясь за беспокойство.
— И отец его тоже человек не последний, не по наслышке знаю, у нас когда дети малые были, мы общались иногда. Может бандиты? Или ещё?
В вопросительном взгляде жителя дома читались испуг и неопределённость. Он явно не понимал, как относиться к произошедшему и был из тех, кто думал, что такие вещи обойдут его жизнь стороной. И вот теперь, вырванный из уютной квартиры, из-за стола, наверняка оставив там кружку пенного пива, очищенную на куске газеты рыбу, мужчина стоял и беспомощно глазел на двух сотрудников госбезопасности, немой просьбой возлагая на них ответственность за свою жизнь, у которой как всегда были свои планы.

+2

17

- Полагаю, вам и вашим близким не о чем волноваться, - Ланской смерил взглядом мужчину. – Остальное – внутреннее дело государственной безопасности. Тайна следствия. Но я гарантирую, что для вас риска нет. Извините, нам пора идти.

Дача показаний не заняла много времени. Алексей умолчал лишь о том, откуда были получены сведения о готовящемся покушении. При всей серьезности преступления, сторонних служб вопросы ведомственной связи никак не касались. А уж тем более информация, что эта “сверхзащищенная связь” на деле оказалась дырявой словно решето. Сославшись на секретность, Ланской предложил обращаться с данным вопросом к руководству третьего отдела. Мое мол дело маленькое, следствие-следствием, но устав нарушать не имею права. В итоге, распрощавшись со следователями, Алексей завел двигатель, и, выехав из двора, помчал по направлению к “Большому дому” на Литейном 4.

В городе кипела жизнь. Невский проспект сиял, мириады золотых, алых, белых огней из неисчислимых праздничных гирлянд заливали тротуары тёплым мягким светом. В витринах мерцали украшенные ёлки. Магазины, кафе и рестораны зазывали народ громкой музыкой и вывесками с предложениями новогодних скидок. Люди готовились к праздникам. Людям было невдомек, что где-то в нескольких кварталах от них меньше часа назад был убит один человек, совершенно непричастный, и тяжело ранен второй. Да и знай они, вызвало бы это хоть какую-то эмоциональную реакцию кроме “Полиция обленилась, ни черта не работает нормально”? Равнодушие. Ко всем и всему, кроме собственного уютно-конформистского мирка. Грустно. Но привычно. Обыденно.

На Литейном Ланской пробыл почти до рассвета. Излагая события минувшего вечера в виде письменных рапортов. Он мало что нового мог добавить к тому, что уже сообщил Прохорову по телефону, за исключением разве что “Призрака”. Руководитель был встревожен не на шутку, однако тоже  ничего железобетонно не мог обещать. След взломщиков слишком давно остыл. Телефон забрали на анализ, Алексей же взял на время со склада самый простой аппарат без операционной системы, чтобы только звонить. Справился о состоянии Изварина у дежурного. Андрей лежал в коме, но состояние его было стабильным. Головной мозг функционировал, и потому была надежда, что со временем он придет в себя, оправится от ран. Как, интересно, его родные? Тот мужчина говорил про его отца, возможно он сейчас сидит возле Андрея в палате, у больничной койки. Есть ли у Изварина жена, дети? Вряд ли. Вольный ветер и кутила. Ланскому не хотелось думать, что с их работой можно умереть вот так, одному, не ко сроку получить девять грамм свинца в грудь и исчезнуть, не оставив после себя никого и ничего в этом мире.

Алексею вдруг стало тоскливо. Очень захотелось женского тепла. Не близости, нет, и не материнской заботы, но душевного единения. Понимания. Принятия. “Утоли моя печали”. Преклонить голову на мягкие колени и чтобы ласковые пальцы гладили его волосы. И тревоги уходят. И становится легко и хорошо, он растворяется в покое и тихом счастье. Невольно он начал прокручивать в голове девушек, которых знал. Из их молодежной байкерской ватаги? Нет. Не то. А та гордая охранительница цесаревича, тебе она понравилась, да? Да. Как сексуальный объект, не более. Аксакова, маленькая нежная фея с золотыми локонами. Хм… Ведьмочка Соболева. Нарушительница закона, хулиганка, злюка. Но скажи, в ней что-то есть, а, есть ведь? Она заигрывала с тобой, солдафон, а ты сделал ей больно. Помирись с ней. Поговори. И посмотрим, как пойдет…

Он вернулся домой когда над крышами вставала малиновая заря. Аккуратно отомкнул замок. Разувшись, прошел в кухню. Зажег свет. Мама не спала. Сидела за столом и ждала его возвращения… Она всегда ощущала, когда им, Алексею или Лизе, было плохо или тяжело.

- Лёша… У тебя кровь. В тебя стреляли?! – она поднялась и, бледная, шагнула к нему, коснувшись рукой бурого пятна на его рубашке. Алексей чертыхнулся про себя. Куртку он оттер снегом и отмыл дочиста на Литейном, как и волосы и лицо. Но кровь Изварина просочилась под молнию.

- Не моя, мам. Со мной все хорошо.

Она внимательно посмотрела ему в глаза. В ее взгляде читался испуг, но уже иной.

- Ты… кого-то убил? – да, она знала, где он работает. Чем рискует. Но не готова была принять, что ее ребенок мог убить человека.

- Боже, да нет же! Я СПАС человека сегодня. Хорошего человека. Поверь. – Киллер тоже был жив, Ланской справился и о нем, потому, по крайней мере на данный момент об убийстве он не соврал. – Мамуль, никакой опасности не было. Наш сотрудник был ранен, еще до моего приезда, я помогал врачам донести его до скорой и видимо испачкался. И ни в кого не стрелял. – Ложь, спасительная ложь. Но только с ней она не работала. Он мог закрыть разум от других людей, даже от Ведьмочки, но она читала его насквозь, с самого рождения. – Ложись спать. Я вернулся, все нормально.

Вздохнув, Анна Генриховна измученно улыбнулась, и, поцеловав сына в щеку, вышла из кухни, сказав напоследок только:

- Ну хорошо. Поешь только, разогрей борщ. Я пойду спать, но если что-то будет нужно, разбуди.

Сев за стол, Алексей не стал есть, поскольку мгновенно уснул, опустив голову на руки. Варвара смотрела на него из сна, в зеленом венке из трав и белой полотняной рубахе, вышитой красными узорами. Она смеялась, Алексей смеялся в ответ, и теплота наполняла его сердце.

Эпизод завершён

Отредактировано Алексей Ланской (2018-02-23 03:40:34)

+4


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 09.12.17. Большая сила - большая ответственность