По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 06.12.17. Burden


06.12.17. Burden

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата: 6 декабря 2017 года
2. Время старта: 15:00
3. Время окончания: 18:00
4. Погода: дождь собирается, свежий ветер
5. Персонажи: Наннали Британская, Чарльз Британский
6. Место действия: ЮАР, Претория, HMFS Великая Британия
7. Игровая ситуация: Наннали принимает приглашение отца и узнаёт от него конкретное время возможной беседы. Она совершенно не представляет, что планирует устроить Чарльз.
8. Текущая очередность: Чарльз, Наннали

0

2

Сегодня в пять у Императора спланирована речь вживую для всего государства. Разъясняющее отношение Короны к недавней диверсии обращение. Указывающее виновных и обвиняемых.
Весьма, весьма важное событие.
За несколько часов "до" от Чарльза ожидаемо отдыхать в своих покоях, или обдумывать грядущие слова над заполненными твёрдым чётким почерком листами.
Вместо того он воспользовался дырой в графике, чтобы не оттягивать запрошенный дочерью разговор.
Понимающему человеку уже одно это сказало бы много.

Комфортабельная машина, устроенная специально для перевозки пассажира в инвалидном кресле, спешила к загородной территории, предоставленной Преторией под "стоянку" Великой Британии.
Обычно держащий весьма приличную высоту, дабы не лишать солнца леса и посевы, сегодня корабль спустился к самой земле, оставив меж днищем и высшей точкой рельефа метров какой-то десяток-другой. Почему? Из-за речи, конечно.
Планировалось визитов более чем достаточно: переместить флагман на контактную высоту (и воспользоваться его тросовыми лифтами) оказалось разумнее, нежели гонять VTOL за каждым репортёром.
Конечная часть пути для губернатора и её спутника прошла во тьме, при свете фар и ведущего согласованный заранее автомобиль луча прожектора сверху.
Вот гости достигли нужного места. Остановились. Вышли.

Даже не видя, оказавшись снаружи, принцесса прекрасно ощущала застывшего над головой колосса.
Был ли тому виной неразличимый обычному уху гул непоколебимо опирающих его остов на гравитационное поле катушек парения? Слабые вибрации, почти совсем угашенные точной калибровкой, но уловленные чуткой кожей давно ослепшей девушки?
Что-то ещё?
Любой зрячий, попав в глухую тень парящего линкора, ощущал себя слегка неуютно. И Четвёртая не смогла избежать этой участи, даже зрячей не будучи.
А может, на душе её играл вовсе не страх противоестественного сооружения, но искренняя гордость за него.

Наннали прибыла по приглашению, в отдельную от общей точку подъёма.
Лифт должны были опустить специально ради неё. Иным желающим не полагалось такой чести: разрешение в принципе присутствия на борту конкретного человека совершенно не означало возможности заказать сверху персональную кабину или VTOL.
Краткая подтверждающая всевозможные мелочи беседа с гвардией по связи, и корабль готовится к действию.
Красные лучи помечают места приземления тросов.
Раздаётся тревожный, предупреждающий рёв сирены.
Раз. Через секунду - второй.
"Уберитесь из опасной зоны".
Сирена указана в регламенте - должна прозвучать и если никто не мешает процедуре.
Во избежание.
Затем воздух пронзают толстые, но лёгкие, исключительно прочные тросы. Они заякориваются в земле, крюками и собственным весом. Натягиваются для проверки надёжности хвата.
Наконец, вниз по тросам скользит небольшая, цилиндрическая кабина.
Приземляется.
Распахивает створки с тихим шуршанием.

Внутри - как в обычном лифте. Свет, уют. Хороший дизайн.
Выбиваются из картины два гвардейца. Вооружённых, в закрывающих глаза зеркальных шлемах.
Чарльз позаботился о совершенной неприступности подъёмников для атаки Гиассом. Работающий на них гарнизон линкора был защищён от влияния всех способов выбора цели, в принципе позволявших защиту. От прямого контакта - забрало шлема. От взгляда на адепта - малые искажения изображения на HUD, не мешающие работе, но нарушающие хрупкий древний механизм. От контакта на слух - наушники-беруши, повторяющие бойцу так же искажённую запись с микрофона, и динамики на шлеме для связи наружу. От тактильного - не оставляющая доступной кожи форма.
Аналогичные меры предпринимались во взлётно-посадочном отсеке, а ещё более надёжные - при любом выходе наружу в потенциально опасной местности.
Ввиду описанного, выглядели гвардейцы с Великой Британии весьма недружелюбно.

Стоило ожидать, незваного гостя - Эшфорда - выдворят уже на этом этапе. Но вся реакция, которой барон добился от "лифтёров" - испытывающий взгляд, после чего приподнятые хорошо заученным движением винтовки опустились опять.
Что бы то ни значило.
Давать пояснения никто не собирался.
Гвардейцы склонили головы в поклоне - по очереди, не нарушая боевой готовности - признавая присутствие принцессы.
- Доброго вечера, Ваше Высочество. Проходите.
На кроху механический из-за глухой личной защиты голос солдата постно пригласил Наннали внутрь.
Говорить тем, пока к ним не обращались, не полагалось - но для особ, по тем или иным причинам неспособных увидеть жест приветствия, делали исключение.

Как только принцесса и её советник оказались в лифте, охрана засвидетельствовала "All clear" в центр управления (что подтвердилось данными с камер и встроенного в подъёмник подобного аэропортному сканера, позволяющего определить наличие взрывчатки и оружия). Говорили "в шлем", без воспроизведения наружу, и вряд ли гости услышали это.
Дверь кабины затворилась. Началось неожиданно мягкое и ровное, никак не ожидаемое от мгновения назад проложенной канатной трассы, движение вверх.
Началось - и закончилось. Девушку в инвалидной коляске и её сопровождающего выпустили в зал прибытия, где их почти сразу перехватила другая пара гвардейцев - провести к ожидающему Императору. Без лишних приключений.
Эшфорд не удостоился внимания и от них.
Однако, что-то подсказывало: будь Наннали одна, обошлась бы без вооружённого конвоя.
Максимум - один проводник, упрощающий перемещение вслепую.

Отредактировано Charles zi Britannia (2017-09-17 11:47:42)

+3

3

Затмевающая солнце  воздушная крепость не пугала, а завораживала образованного человека, сохранившего живой интерес к исследованиям. Весь путь от особняка  Рубен Кастер Эшфорд, не забывая периодически подбадривать сидевшую рядом вице – королеву и смотреть по сторонам,  оглядывал и оценивал чудо британских технологий. Как имперский дворянин   испытывал гордость за страну, за её науку и технологии, к которым AshFo имел непосредственное отношение.

   Вот что действительно вызывало трепет – человек в чреве громадины, с которым предстоит встреча. Человек, чей визит застал Эшфорда врасплох.  Владыка на троне Священной (хотя евронации отрицали «священность», используя термин «Североамериканская») Британской Империи, из тех королей, что не только царствовали, но и правили. Разглядывать детали колосса весьма полезно в плане сохранения и стабилизации самоконтроля, что весьма пригодится в скором времени. Не  ви Британия, ни император не должны ощутить или заметить  и следа былой неуверенности или  слабости.  В тронном зале «Великой Британии» рядом с принцессой будет  её советник, одним своим присутствием внушая девушке мужество, а император не будет иметь повода заподозрить, что бывший личный советник уже далеко не столь стоек, как восемь лет назад. Сейчас злость станет его союзником.  Занятная, но и полезная черта  физиологии – стоило разозлиться, ощутить гнев,  как дыхание и сердцебиение стабилизировалось, мышление становилось четче и быстрее. Главное – не позволить злости вырваться наружу, удержать  внутри себя до тех пор, пока не понадобиться  в нужный момент.  Последний наступит в тот час, когда окажется в одном помещении с Чарльзом Британским.

Внезапно вспомнилась популярная при дворе хохма в годы «эры Марианны», когда острословы приводили забавную аналогию относительно британского герба: если лев олицетворяет короля Зи Британия,  то следует ли считать змеей его фаворита – госсоветника?
Вот сейчас он словно Змей-Уроборос, прошел своеобразную смерть и перерождение, чтобы вновь вернутся к началу, ступить на утыканный шипами путь высокой политики. Ставить на кон судьбу и жизнь – и не только свою, но и близких. Последнее страшило до кошмаров,  ибо угрозы лично себе для пожилого советника были лишь поводом для размышлений и опасений, что в случае смерти или участи похуже, не успеет осуществить задуманное и планируемое. Но лучше ужасный конец, чем в медальоне на шее появятся новые фотографии. В такие моменты советник желал, чтобы людские молитвы имели силу воздействовать на бытие, чтобы в будущем «скорбный» медальон перешел в наследство внучке или племянникам – пусть даже с мертвого тела главы Эшфордов.  Но и бросить детей Марианны было бы предательством не только погибшей, но и самого себя, всей жизни и принципов.

Змея олицетворяет не только мудрость, но и коварство. Лев силой своей способен раздавить рептилию, но и та на последнем издыхании может впрыснуть в львиную плоть яд, который если не убьет, то ослабит царственного зверя.   Нет иного способа не то чтобы противостоять Чарльзу, просто сдержать его на время, пока могучего, но стареющего льва  даже не загрызут, просто тяжело ранят, что у зверя не будет времени и сил  даже взглянуть в сторону подрастающих львят.
Холодный разум Эшфорда отметил – с момента явления императора в Южной Африке, Рубен ни разу не рассматривал вариант, когда он с Наннали становятся верными союзниками и преданными подданными Его Величества. Владыка империи виделся лишь угрозой для наследников ви Британия, ибо после случившегося в 2009 году император иного отношения и не заслуживал, даже с учетом  осознания и принятия факта, что действия наиболее верного вассала рода Ви не были секретом для  короля. И не после размышлений над данными от Ренли Британского – Макарова.  Пусть большой лев  учитывает, что рядом с юной львицей затаилась змея, которая ужалит любого, кто пересечет запретную черту. Ударит лапой – змей успеет ужалить. Схватит пастью – то и после смерти змеи её яд отравит.  Странные образы  и ассоциации   разумом советника во время пути к «Великой Британии» вполне имели объяснение. Направляясь  на встречу с императором,  Эшфорд морально готовился к тому, что назад может и не вернуться. Но он был к тому готов – и его змеиный яд  был наготове. Восемь лет назад  госсоветник не раздумывая бы убил – пусть и не своими руками, ради императора и Пятой консорта; сейчас же ради слепой девочки в инвалидном кресле готов  противостоять  Чарльзу и Британии в его лице.
– Всё в порядке, Ваше Высочество Наннали. Мы скоро прибудем к подъемнику.  –  Советник часто называл свою госпожу по имени, заметив положительный эффект.  Соприкосновение рук и прислоненная девичья ладонь к лбу советника также играли свою роль в внушении уверенности, настраивании на рабочий лад. И не столько самой принцессы, сколько её советника. – Ваш советник и вассал рядом. Помните о этом. Позавчерашнее не повториться, клянусь!

Отредактировано Рубен К. Эшфорд (2017-10-11 21:07:54)

+4

4

– Воздушный корабль огромен, моя госпожа.   Создается впечатление, словно тень его покрывает не только, и не столько Преторию. –  Подтекст и сарказм был неотъемлемой частью разговоров Эшфорда и принцессы, благо тонкий слух девушки отчетливо улавливал интонации речи. – Его Величество произвел неизгладимое впечатление.  Чтобы вам было легче представить размеры «Великой Британии»…Скажу так – по площади как шесть особняков господина Боты, с прилегающей территорией. А по объему – не будет значительным преувеличением сказать, что пол-Претории поместится. Чудо света, сотворенное руками британских инженеров, ученых и рабочих.
Большую часть пути от особняка к подъемной площадке, Эшфорд большую часть разговоров с Наннали  вел именно на тему научной составляющей объекта, на который направлялись принцесса и её советник. Ни слова о предстоявшей встрече с императором –  Рубен не желал преждевременно напрягать девушку,  и себя в том числе. И обсуждение технических особенностей «Логресса» было подходящей возможностью снять психологическое напряжение, не давая возможности изводить себя неприятными размышлениями. Благо, в прошлом Эшфорд состоял в ряде научно-исследовательских организациях, и имел представление о предмете разговора.
В тени воздушного линкора особенно ощущалась мощь и сила Британии. Император  сумел продемонстрировать  миру подавляющее превосходство британской науки и технологий, а Рубен Эшфорд, как имперский дворянин и деятель науки, ощущал вдохновение и гордость, особенно если предположить, что наработки Альберта Эйнштейна и ученых Фонда Эшфорд по теории поля и квантовой физике, переданные в  девяностые как дар Академии Наук Британния, вероятнее всего были использованы в сотворении небесного левиафана.
Проекты парящих авиакораблей, своеобразных мега-самолетов, возникли ещё в конце 80-х, практически сразу после открытия в Британии и Евросоюзе  управляемой волновой левитации  из магнитных полей, в основе которых лежала теория Хиггса.  Благодаря энергии и сверхпроводниковым возможностям производных «философского камня» цивилизации – сакурадайта. К двухтысячному году технология парения вполне развилась и доказала эффективность в виде магнитно-левитационных «подушек» для транспорта (не только маглев-поездов) и строительства, в военном деле, к примеру «парящие» шасси для найтмеров.
Преградой для широкого и повсеместного использования были высокая стоимость систем ( на которые шли редкоземельные металлы и минералы) и высокий уровень потребления энергии, вынуждавший использовать недешевые плазменные генераторы. Также интенсивное электромагнитное излучение было опасно для здоровья и ряда чувствительных устройств (кардиостимуляторы). Но вышеперечисленное не было среди основных проблем инженеров-проектировщиков.  Левитационные  Системы Парения оказались весьма громоздки из-за сложной системы энергораспределения и контроля, реактора и энергохранилищ, занимавших значительную часть внутреннего пространства.  В результате конструкторы столкнулись с казусом :  парящая техника должна была быть или небольшой и компактной, или – в случае установки вооружения и дополнительных систем, крупной и объемной.  Потому и разработанные евросоюзными техпопарками «Бамиды» и различные «мобильные форты», и китайско-индийские  «боевые горы», и британские  G -1, выделялись значительными размерами.
– Как бы банально не звучало, Наннали, но чем больше вес, отрываемый от поверхности и удерживаемый энергией парения, тем большего размера требуется установка левитации и количества энергохранилищ, которые также имеют вес, подлежащий подъему. Потому при проектировке любой платформы с Float System, нужно провести колоссальный обьем расчетов и планирования. И ещё восемь лет назад на большие высоты удавалось поднять лишь тестовые модули, по сути – левитационные установки с системой управления и энергоблоком. О больших грузах речи не шло. Самолеты держит подъемная сила воздуха, но для летательных аппаратов с левитонами излишне длинные крылья не были необходимы и даже вредны, ибо лишь увеличивали вес. Доктор Фамирес совершил настоящее чудо, и заслуживает уважения и почтения.
Нельзя не признать – конструкция «Логресса» была максимально рациональна относительно поставленных задач. Два парящих крыла поставлены друг над другом, а по центру ¬ основной корпус. Крылья несомненно насыщенны «точками» левитации, системами компенсации качки, линиями распределения энергии, системами охлаждения и коммуникациями для обслуживания. Невероятный обьем работ, проведенных в глубокой тайне. Триллион фунтов на «аэрокосмические исследования» и «разработки прорывных энергетических технологий», внезапные полугодовые командировки с исчезновением из научной среды тысяч ученых и специалистов, которые вряд ли понимали, над чем конкретно работают.
Зачем столь огромная и невероятно дорогая единица (страшно подумать, насколько возрастет госдолг) в единственном экземпляре? Выглядит словно «белый слон». Однако небесный гигант одним видом подавлял волю, и теперь мир будет смотреть в небо со страхом и ненавистью, в небо, которое будет принадлежать Священной Британской Империи. «Правь Британия морями – и владей небом!» – таков будет обновленный лозунг?
– Насчет экипажа, госпожа, думаю маркграф Фамирес преувеличил. Двенадцать тысяч – возможно, а вот 50-80 тысяч вместятся на «Great Britannia» лишь когда плотно выстроятся на обоих несущих крыльях. Скорее всего он включил количество привлеченных рабочих и специалистов. Как раз личный состав аэрокосмических центров.
                         ************************************************************
Зачем сейчас он  держит путь в чрево твердыни, на что рассчитывает, чего желает добиться от встречи лично,  помимо долга и обязательств перед Четвертой?   В данный момент  патриарх поставил перед собой две задачи : сопровождать Наннали и присутствовать на  встрече с породившим её человеком, дабы слышать и внимать,  увидеть человека на троне, и  если представится возможность, задать королю вопрос. Второе пожалуй  самое необходимое для того, чтобы сделать шаг, после которого не будет пути назад.
Касаемо первой задачи – произошедшее два дня назад не должно повторится,  отсутствие советника принцессы на встрече с королем непростительно, недопустимо. Дьявольская демофобия ударила коварно, исподтишка – слишком увлекся, слишком отдался привычной деятельности, забыв в последние месяцы о недуге, который ждал подходящего момента.  Момент наступил,  когда Эшфорд увидел на экране торжественное и потрясающее прибытие императора,  когда испытал серьезное потрясение, узрев в небе  творение рук человеческих, затмившем небо над Преторией – и защита ослабла, позволив недугу поразить тело в тот момент, когда кортеж преодолевал заполненные потрясенным народом улицы. Липкий и отвратительный, мерзкий страх обволок плоть, словно удав, не давая дышать, не давая сделать даже пару шагов, не давая возможности даже ободрить Наннали перед встречей.  Разум  принадлежал ему, но так было даже хуже, ибо осознавал унизительность своего положения. В столь важный момент перед встречей принцессы с изгнавшим её и брата восемь лет назад, советник мог лишь сохранять молчание, дабы не испугать девушку, не лишить ту мужества. Она справилась куда лучше, чем патриарх, о чем не преминул напомнить принцессе, когда та задала вопрос о состоянии советника.
Находился в одном здании с императором – и не смог выйти к нему на встречу с характерной уверенностью и непоколебимостью, словно белый утес перед волнами. Владыка помнил его лишь таким, таким он и должен остаться в памяти императора и общественности. Лишь госпоже Наннали теперь ведомо, какие усилия вынужден прилагать советник, чтобы всюду сопровождать её в местах скопления людей, и даже в поездках по улицам  в автомашине. Усилия, чтобы посторонние не ведали о недуге советника – недуге, вызывающем иррациональный неконтролируемый страх, лишающий возможности контролировать движения и эмоции.
Но в этот раз он готов к встрече – и подготовился к любому итогу, даже неблагоприятному, подготовив и Четвертую. Даже забавно, что в совместной работе с вице-королевой её советник не столько не давал той погрузиться вновь в пучину отчаяния, сколько старался не дать демофобии шанса сломать расчеты. Уроборос вновь кусает свой хвост, и патриарх вновь в политике, подле дочери Марианны. Юная Наннали была словно треснувший и выщербленный клинок, который после ударов молота, огня и воды становиться лишь прочнее и гибче, но стальная сердцевина Эшфорда слишком износилась и проржавела, и перековка могла привести лишь к полному разрушению.  Факт, что принцесса не боялась встречи с владыкой, даже имела весьма расслабленный вид, с интересом слушая лекцию Рубена.

                              ************************************************************
Почему он вообще решил, что знает императора лучше всех лишь потому, что  работал подле трона ближе и дольше остальных советников? Гордыня и самоуверенность  не раз губили вменяемых и умных людей. 
Весь путь  не покидало ощущение, что Чарльз видит его насквозь, что давно знает, о чем думает бывший фаворит, как будет действовать в той или иной ситуации. И по факту,  мотивация и принципы Эшфорда вряд ли были тайной для короля. В «эру Молнии»  в отношениях короля и статс-секретаря, помимо взаимоуважения и почтения, очевидно присуствовало нечто вроде дружбы, или по крайне мере доверия. Принял Чарльза тем, кем тот являлся – но понимал ли Эшфорд его на самом деле? Даже в прошлом не имел такую уверенность, то что говорить о сегодняшнем дне? По факту их связывал лишь один человек, и не стоило обманывать себя – служба Чарльзу была для Эшфорда в первую очередь службой Марианне и её детям.  Советник не предал бы Его Величество, никогда бы не пошел против короля – но лишь ради Молнии.  Но было ли между ними понимание и глубокое доверие? Судя по событиям последних восьми лет, казалось что удалось понять, чего на самом деле желал император. Чарльз не мог не понимать, что сложивший полномочия советник помчится спасать сосланных наследников,  и сделает невозможное ради их спасения.
—Вот именно что казалось! Достаточно представить, что пережили Лелуш и Наннали, и на что  пришлось пойти мне ради того, чтобы не лично спасти, нет. Просто дать минимальный шанс на спасение, дьявол тебя сожри, Чарльз! Минимальный – ты это понимаешь?  И спасение их оплачено кровью, жизнями сотен! Это ты также предусмотрел? До таких мелочей? – Временами Рубен начинал испытывать настоящую злость по отношению к императору. Причиной была не ссылка и забытье наследников, нет. Эшфорд никак не мог понять, о чем думал и думает владыка, как он будет действовать и каковы причины действий – и  злился на возникающее чувство бессилия и беспомощности. В тот день, когда узнал о королевском указе,  хандра, вызвавшая ощущение могильной плиты над головой, развеялась как дым под лучами озарения – император желает спасти детей погибшей. Окружающие могли испытывать недоумение и потрясение от решения 98-го императора, но не Эшфорд. Слишком хорошо помнил истинное отношение Чарльза к Пятой и её детям. Несомненно, владыка понимал, что экс-советник помчится вслед за детьми в Японию – туда, где за 70-е – 90-е годы, приобрел ряд знакомств и определенную репутацию. Отошли король детей в Латинскую Америку или в Океанию – и Рубен смог бы сделать немногое. Но именно в чужой  Японии имел возможности для маневра. Верил настолько, что доверил спасение детей?
Но если Рубену удалось понять истинную причину ссылки, то вывод был очевиден – император знал, кто мог угрожать наследникам. Знал, кто убил Марианну – потому и прекратил расследования, дав повод слуху, что мол, император сам и избавился от слишком влиятельной консорта. Но все восемь лет чего ждал? Не так – кого или чего мог опасаться несгибаемый и всесильный владыка? Особо неприятна была мысль, что Чарльз использовал его, даже не прилагая значительных усилий – просто за счет своих знаний и умения распорядится теми.   До чего было бы проще верить, что король в самом деле избавился от отпрысков надоевшей супруги. Но к сожалению, Эшфорд помнил слишком многое, а самообман считал глупейшей из глупостей. Итогом осознания и были поселившиеся в душе страх, неуверенность в себе и своей способности просчитывать наперед, усугубляемые боязнью перед скоплениями людей.
«Страх убивает разум». Именно порожденный недугом страх заставил оставить принцессу на растерзание императору. Она выстояла, а её советник нет! Демофобия породила нелепые мысли, что Чарльз пришел за ним, покарать возомнившего о себе наглеца, как уже возможно покарал Ренли за его попытки мести сор под ковром основ британского правления. Унизительно, презрительно, что стареющая плоть оказалась настолько зависима от успокоительных. Но сейчас, в данный момент, Эшфорд готов ко всему. Болезнь враг известный и изученный, потому  её следует учитывать в раскладах, но ни в коем случае не зацикливаться на проблеме. Не имеет он права  уделять своим проблемам внимания больше, чем своему господину и госпоже.
                                 ************************************************************
Неожидан визит владыки СБИ в ЮАР на небесном колоссе, но ещё неожиданней приглашение принцессы. Особенно с  учетом того, что не известно, пойдет ли прямая трансляция в эфир в момент в момент, когда Нана будет на борту.  Зи Британия самолично пригласил на борт принцессу, которую отверг в прошлом. «Мне не интересны слабые!» - таков был ответ Лелушу.  Как это предложите понимать?

—Ты ведь не подозреваешь, насколько она сильна. Или понимал всегда, а позавчера убедился? Потому и приглашаешь? Но ведь по факту подобное приглашение 87-й наследницы, последней в ранговом списке, ниже даже герцог-графских фамилий из боковых ветвей, выглядело явной демонстрацией королевского благословения.  Ведь первой из особ королевской крови, «чудо» света  посетит не кто-либо из консортов,  ни Первая принцесса – та вошла бы в аэролинкор с роскошной процессией, да и сам визит  был бы обставлен как великолепная и продуманная лично церемония), ни Корнелия – эта поднялась бы на борт с гвардией и военным парадом). Нет, на палубу первой ступит слепая девочка в инвалидной коляске, и неважно что визит не будет помпезно освещен имперскими репортерами. А за девочкой последует её советник, и его визит не станет неожиданностью для короля. Но пусть Его Величество не думает, что Эшфорд – открытая книга.

Отредактировано Рубен К. Эшфорд (2017-10-30 15:02:45)

+8

5

Транспорт остался позади, о чем следовало немного сожалеть – удобная машина давала определенное чувство защищенности. Без бронированного корпуса и сопровождения южноафриканцев, Рубен Эшфорд ощущал себя неуютно под брюхом затмевающего солнце воздушного гиганта. Сложно избавиться от ощущения, что «Великая Британия» вот-вот обрушится с неба на людей-букашек, стирая тех в труху. Пожалуй, одно из немногих преимуществ слепоты госпожи – она не видит парящего колосса, тот не способен  подавить её волю, – хотя её тонкий слух несомненно уловил работу сотен механизмов, так что представление о размерах  авиакрепости вполне получала. Только бы не испугалась.

Нет, она не боялась.

Девушка не испытывала страха – и это настораживало, как нечто неправильное, непредвиденное и непредсказуемое по последствиям. Состояние  принцессы можно оценить как сосредоточенность, задумчивую настороженность – да что угодно, но не уместные в данной ситуации если не страх, то волнение.
Даже целеустремленность и решимость – словно пришла к определенным решениям, и поставив себе задачу, обдумывает как правильнее реализовать задуманное.
Рубен буквально кожей ощущал силу, которой веяло от хрупкой девчушки в инвалидной каталке. Нет, принцесса по прежнему дружелюбна, приветлива и участлива к окружающим, одаряя тех лучезарной улыбкой. Но она несомненно изменилась – и Рубен испытывал немалый дискомфорт от того, что не может понять, что у Наннали на уме и сердце.

Наннали не боялась – посвященная в план, целью которого по факту было давление, прямое воздействие на императора. Или же умело скрыла обеспокоенность за сосредоточенностью?
«Мы должны сделать это.» – Предложение советника получило  одобрение наместницы империи, – и сложно избавиться от постыдных мыслей, что одобрением позволяла реабилитироваться за позавчерашний инцидент. Её не обыскали,  а ведь легкая, но непрозрачная шаль, укрывала не только руки и плечо, но и оружие против зи Британия.
– Все же до чего разительный контраст с прошлой собой. Хочется верить, что наблюдаю влияние рапиры с инициалами «Marianne Lamperouge», словно часть души матери перешла к дочери. Глупое суеверие – но уж лучше такие мысли, чем осознание и принятие  обстоятельства, что отец-император настолько повлиял на дочь. Рубен Кастре Эшфорд – до чего постыдно, ревновать, словно молодой рыцарь чести. Ты уже давно не мальчишка. Нет, это не ревность. Опасение, так вернее.

Подробно расспрашивать принцессу о разговоре не хотел – советник с опытом не имеет права устраивать допрос госпоже, и должен понимать с полуслова, помогая и направляя.

А ещё – боялся узнать все подробности встречи. И стыдно – за свой страх.

У Наннали хватило мужества услышать голос человека, по чьей вине была обречена на изгнание с братом, и фактически, смерть. Но   Эшфорд был потрясен увиденным: ещё ни разу не приходилось видеть девушку настолько серьезной и сосредоточенной. Беседа с императором изменила госпожу, словно та пришла к определенным выводам и приняла некое решение – обдуманное. А решения   принимать умела, окружающие в том убедились.
Никак не выйдет отрицать, что позавчерашняя встреча словно закалила её, словно она пробудила в себе необычайные силу и мужество. Сила – в знании? Произошло нечто непредвиденное – Чарльз вновь преподнес сюрприз. Но как могла на самом деле проходить встреча между императором и принцессой?
– Владыка пал на колени перед коляской, охватил огромными руками тонкие плечики, и возрыдал, поведав о тоске одиночества и боли утраты? Допустим, Чарльзу подобные чувства ведомы, но чтобы в присутствии Наннали? Вариант лишь один. Зи Британия попытался испробовать дочь на прочность, словно опытный оружейник испытывает клинок. Её сталь выдержала, не сломалась, а она вдруг, осознала что равна отцу. Она его…касалась?

Внезапно и не к месту вспомнились нелепые разговоры прислуги особняка Боты, и ладно бы чернокожих и цветных – хотя у Боты невежды не работали, так и белых африканеров! Слухи, переросшие в уверенность, что Наннали коснулась ангельская благодать – это белые и цветные южноафриканцы, и она обрела невиданные колдовские силы – это уже чернокожие.  Радовало, что хоть преторийские буры, хоть и истово верующие – что подразумевало определенные суеверия, не дошли до того, чтобы стремиться получить «благословление» талисманам и фетишам из рук супруги Боты.
Чего стоит Кларисса – цветная экономка, с кейптаунским образованием, совершившая совместный с принцессой молитвенный ритуал «благословления» нательного крестика, предназначенного для младшей дочери, подготавливаемой к операции пересадки костного мозга. Операция пока что прошла успешно – при высоком качестве медицины вполне естественно, но благодаря экономке вся Претория в курсе, что прикосновение руки Наннали обладает исцеляющим эффектом, и сама девушка несомненно святая.
Что уж говорить о прислуге из дочерей и сыновей африканских вождей?! Едва ли не основной работой гвардейцев Ренли было недопущение сования в ладошки девушки украшений, каждое из которых было несомненным произведением африканского искусства. И в поездках по стране, наместница не избежала «благословления» первых телят и плодов земли под видом фотосессии. И ведь не только негры, достойно выглядящие бородатые мужи-буры! И как назло, эти ранние летние дожди, оросившие зазеленевшую землю Оранжевой и Вес-Каапа, сразу после визита принцессы!
«Первый вагон цитрусов – для вице-королевы!»
Даже тот факт, что Бота с супругой не возлежал и не планирует, нашел своё объяснение в угрозе утери колдовской силы. Да что там –  мажордом Террбланш, и тот очевидно уверовал в «силу» герцогини! И «Большой Буйвол» Бота явно ощущал себя не в своей тарелке, зная о способности наместницы определять ложь! Теперь следовало всерьез опасаться слухов, что Наннали осенила благодатью или заколдовала британского императора.
– Браво, Рубен Эшфорд. Где прирожденный скептик и циник? Ещё и ты начни дары приносить, как бушмен-садовник, хорошо, что пока что лишь цветочные скульптуры, хотя и пахнут великолепно, дело своё дикарь знает.

Проблема в другом. Следует признаться себе – испытывает не просто недовольство, но и ревность от того, что  и люди Ренли с персоналом особняка, и Рубен с Дунканом прилагали немалые усилия  и добились определенного эффекта, но всего один разговор с отцом – и столь значимые изменения.

Мужество Наннали – решимость её матери? Эшфорду не раз случалось видеть Мари в подобном состоянии, перед спортивными соревниваниями, публичными испытаниями или церемониями. На публике Молния сияла яркой и непринужденной улыбкой, и её знаменитые поединки с Бисмарком запомнились именно радостным видом Второго рыцаря. Но лишь Рубену было позволено – а впоследствии и королю, видеть Марианну, преодолевающую себя, свои страхи и неуверенность, при помощи жизненного кредо – «Сегодня сделала так много, а завтра ещё больше!»
Возможно, память о матери помогает ви Британия не бояться? Очевидно же, что неприятное ощущение, когда думаю о итогах встречи императора с дочерью, не иначе как легкая зависть. Наннали изменили не мои усилия – смог лишь вернуть в прежнее состояние. Ни наши уроки большой и малой политики на немецком и французском, ни регулярная физиотерапия и тренировки с рапирой, ни известия о благополучной службе Дункана не привели к столь кардинальным изменениям, как визит Чарльза зи Британия. Он – её отец, и этого у него и её никак не отнять.
          _______________________________________________________

Чудно выглядящая охрана не задавала лишних вопросов визитерам, но меры предосторожности могли показаться чрезмерными. Впрочем, как иначе – «Великая Британия» парит над ещё недавно враждебной территорией, и пожалуй, угроза со стороны Британии куда выше – взрыв Техасской СЭС  ошеломил Мэйнленд, вызвав недобрые воспоминания о терроре ультрарадикалов  60-х и 90-х гг атб.  Потому советник отнесся с пониманием к досмотру и проходом через «рамку». Однако Наннали не обыскали – при том что коляска давала больше возможностей пронести угрожающие жизни предметы.

Чарльз знает, что в этот раз дочь будет сопровождать советник.

Знает, что Эшфорд лично осмотрит инвалидное кресло – так и вышло, советник убрал меч такаги, несмотря на протесты странной горничной. Знает, что не следует опасаться Рубена – в присутствии Наннали советник ничего не сделает отцу своей госпожи. Нет сомнений, что Чарльз ожидал визита Эшфорда: охранники обыскали его лишь для порядка, не спросив имени-фамилии и документов, очевидно зная визитера в лицо. Возможно ли, что Чарльз пригласил принцессу и потому, что рассчитывал, что в этот раз советник вице-королевы придет несомненно.

И что Рубен Эшфорд, бывший статс-секретарь, в состоянии преподнести сюрприз императору – Его Величество также осведомлен. Что же,не стоит разочаровывать короля.
                       _______________________________________________________________________

Пытаясь успокоить не принцессу, но и себя, советник по мере приближения к тронной зале – казалось, переходы по коридорам и подъем на лифте длились слишком долго,– продолжал разговор на немецком. Беседовать с Наннали было одно удовольствие, поскольку чуткая слепая слышала даже полушепот на расстоянии, потому посторонние шумы не были помехой.  Благо, было о чем вести разговор, и неважно, что данные темы успели не раз обсудить. Насчет шедших сзади гвардейцев — их можно не принимать в расчет.  заодно пусть освежат свои знания германских языков.

Об  Академии – последние новости об учебе, о незаменимой и трудолюбивой главе преподавательского совета Ванессе. О Милли, добравшейся в А-11 без проблем, взявшей на себя бремя утешения дочери Кэмпбелла. О новых британских информационных пунктах по обмену культурным опытом и научно-образовательными методиками, открываемых в ЮАР под патронажем вице-королевы-герцогини. О вызове из Мэйнленда ряда консультантов-лекторов для южноафриканских политиков, журналистов и общественных деятелей, чьей первоочередной задачей было объяснить, что :Империя не поклоняется идолу Дарвина с головой обезьяны. Британский соцдарвинизм не связан с религией, а имеет исключительно политическую и идеологическую направленность, потому в СБИ нет чистых соцдарвинистских партий или политических групп. Потому британцы не будут сжигать Библии и сносить церкви, возводя вместо крестов статуи Дарвина-обезьяны. Британия во многом оставалась плавильным котлом, с католицизмом и англиканством, многочисленными протестантскими сектами, вплоть до откровенно языческого мировоззрения, в последнее время наиболее популярным у аристократии.

– Нет, госпожа. Никогда лично не рассматривал идеологию с позиции  нравиться – не нравиться.  Настоящих фанатиков всегда немного. Многие если не следуют, то признают постулаты и принципы, либо принимают в расчет. Ставка на эволюционное развитие не означает отказ и отрицание соблюдения морально-этических норм, необходимых для функционирования общества. Кооперация между людьми куда эффективнее, чем «человек человеку – волк». На эгоизме, вражде, антагонизме не построишь социум, способный избежать критических внутренних конфликтов и вырождения.
Потому основной постулат соцдара – противостояние, соперничество, борьба за существование должны проходить между государствами и сообществами. Природный баланс в первую очередь нацелен на выживание и взаимодействие всех видов. Волки не ставят себе цель убить всех зайцев – ими движет голод. Природа идет эволюционным путем, и необходимость внутривидового сотрудничества не отрицалось и основоположниками, тем же Спенсером. Конечно, социальный дарвинизм возводит в естественное антагонизм социальных отношений и обосновывает господство элиты, но и требует эволюционного развития, считая естественным и необходимым социальные лифты.

                         
       ________________________________________________________________________

– Не стоит страшиться, Наннали. Насчет меня – оставил боязнь перед британским троном в 88-м году, когда зачитывал в Сенате, как член Энергетического Консорциума, доклад по Австралийской катастрофе, в прямом эфире. Не ради принца зи Британия так поступил – ради человека, которого уважал и чтил как отца – дяди Эдрика, вернувшегося в свинцовом гробу. Алек Британский, 97-й император, приказал арестовать и подвергнуть чрезвычайному   трибуналу весь состав комиссии. Но закон и право были в нашу пользу  – «Все, сказанное в Сенате, служит предметом расследования лишь самого Сената», потому и обе палаты поддержали нас, защищая  древние привилегии. Но главное – наш внезапный и неорганизованный заговор поддержало немало военно-патриотических клубов и движений. «Мечи Чести» были среди первых. Организовали оборону правительственного квартала Элизабеттауна*, и были готовы умереть, защищая Британию. Была среди них семья Кроу, практически в полном составе вставшая на защиту Парламента. До сих пор помню, какого шороху наделала девица Кроу, проникнув в осажденный район вслед за отцом. Она потом спала на кушетке в коридоре, в обнимку со своей винтовкой, хотя и было ей не намного больше, чем вам, принцесса….
Уже потом осознал, что мог приложить руку к очередной Кровавой Эмблеме – так прозвали междоусобную войну, случившуюся 50 лет назад. Тогда погибли мать и старший брат Его Величества, вашего отца. А в отголосках  противостояния сгинули мой отец и старший брат. У нас с Его Величеством есть нечто общее, как видите.
А итог – прошло всего семь лет, и было уже неважно, что ел с «меченосцами» один паек и пил за успех безнадежного дела. Они стали врагами уже нового императора, Зи Британия – и врагами вашей матери, а значит и моими лично…. В прошлом лишь Марианна и месть связывали меня с Чарльзом зи Британия. Сейчас не знаю, насколько доверяет мне император. Но ему ведомо, как буду действовать в той или иной ситуации, что буду предпринимать. Это и пугает. Но вы – ты не опасайся, Наннали. Мы пришли. Подготовьтесь. Подадите сигнал, когда следует говорить мне, а императору – слушать.

Приложение.

Элизабеттаун - первая столица СБИ на восточном берегу Северной Америки, основанная после Изгнания.

Отредактировано Рубен К. Эшфорд (2018-11-05 00:35:44)

+6


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 06.12.17. Burden