По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10.12.17. Righteous side of hell


10.12.17. Righteous side of hell

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

«Я?»

Эхом голос разносится по глубинам пещеры, проникая в каждый её рукав, каждое ответвление, кружась по всем ложбинкам, огибая величественные сталактиты.

«Это не входило в мои планы. Сейчас только ты сам можешь решить, что делать с этим. Скажешь ли другим о том, что слышал — или решишь скрыть в себе: это не мне решать. Я не имею права вмешиваться в происходящее подобным образом. Но я знаю, кто ты. Вернее, не совсем тебя. А другого тебя. Если хочешь знать, о ком я говорю — обернись».
В этот миг свет точно схлопывается в одной-единственной точке, будто некая высшая сила сжала его невидимой дланью, не позволяя голосу продолжать говорить, а Змей почувствовал, как начинает стремительно проваливаться под землю, как его ноги жадно поглощает густая субстанция, проникая в каждую клетку, струится по венам, сосудам, нервам, добирается до мозга. В глазах темнеет, уши наполняет резкий продолжительный гул. Чёрный руки сжимают сознание и гаснет, как перегоревшая лампочка, реальность...
Реальность?
Когда Полозов открыл глаза, над ним уже во всю трудились обеспокоенные происходящим врачи, а чуть поодаль стояли вооружённые до зубов коллеги — Инна и Никита, под предводительством хладнокровно наблюдавшей за происходящим Нозоми. Краем ухам Змей мог услышать, как в едином порыве щёлкнули предохранители их винтовок. Взгляд зацепился за окружавшее его помещение. А вокруг него была всё та же пещера, которую он видел минуту назад, тот же обелиск... Только вот какое-то оно было неухоженное, пыльное, засыпанное обломками и камнями, словно не было тут никого уже многие века.
— Оперативник Полозов, — увидев, что коллега очнулся, к нему неторопливо приблизилась Нозоми, держа в руках перед собой автомат. В алом взгляде читалось не то спокойствие, не то подозрение — трудно понять. — Потрудитесь нам объяснить, как вы оказались в этой пещере, за закрытой дверью?
В пренебрежительном голосе не было практически никаких эмоций, кроме свойственной Нозоми надменности — абсолютно никаких. Слава машины для убийств шла впереди неё, а абсолютно лишённое эмпатии отношение к своим подчинённым было практически легендой в немецких войсках, так что не слышать о нём Змей попросту не мог.

+2

22

Опершись на руку, Змей поднялся. Чем бы ни было случившееся – галлюцинацией, помутнением разума, или настоящим перемещением между реальностями – на организм оно не повлияло. Слабости, головокружения или дрожи в ногах Полозов не испытывал. Сознание было кристально ясным. Оглядевшись, он нашел все то же. Разрушения, следы эрозии, проросшая корнями каменная кладка. Лишь несколько прожекторов и гудящий генератор были здесь новыми. Чувство присутствия стороннего наблюдателя, смотревшего отовсюду и ниоткуда, ушло. Зал был заброшен и мертв многие тысячи лет…

Тишина повисла над группой людей. Змей кожей чувствовал напряжение, как статику в воздухе перед грозой. Рассказать о том, что видел? Поверят ли? Сомневаюсь. К тому же – руководство читало твое дело. Травма глаза, тяжелая контузия, черепно-мозговая травма. Государство сочло тебя непригодным к службе. Здесь тебе дали новый шанс. Стоит ли рисковать? С другой стороны – все эти исследования не просто так. Секретность, привлечение бойцов “Легиона”…

- Я… не могу сказать, что произошло, госпожа Нозоми. Помню лишь ощущения. Словно адреналиновый выброс под обстрелом. Время течет медленно, все как в густом варе, заторможено. Что-то влекло меня, без моей воли, управляло телом. Дверей и стен не было, словно все происходило… не сейчас. Лучше объяснить не могу, не помню.

Люди молчали. Он читал в их глазах недоверие вперемешку с озадаченностью. На лицах ученых любопытство было смешано со страхом. Для них он пересек грань, к которой они, похоже, стремились.

- Вы знаете, Нозоми, я не взломщик, я солдат, - он указал на металлическую переборку с прочной кодовой дверью, закрывающую выход. – Проникнуть без кода я не мог. И зачем, скажите? Господин научник, - Змей кивнул на руководителя исследований, - предупреждал о радиоактивном излучении. Мне пока что дороги остатки здоровья. В общем, судите сами. Это все, что я могу сказать.

+2

23

Какое-то время Нозоми стояла молча, не говоря ни слова: она просто смотрела на поднявшегося Змея, не шевелясь, точно змея, готовившаяся к броску. И лишь вглядевшись в её глаза, можно было заметить, как еле заметно дёргаются из стороны в сторону чёрные зрачки, обрамлённые кроваво-алым кругом.
— Радиации здесь нет, — за спиной Нозоми послышалась невнятная возня, и затем рядом с ней появился учёный в спецодежде, держа в руках небольшой прибор, в котором Полозов мог легко узнать счётчик Гейгера-Мюллера, не издававший ни единого звука. — Оборудование подвело — резисторы не фурычили, вот счётчики и взбесились. Из-за холода, видать, хотя странно, температуры-то рабочие!
— Такое... — Нозоми просыпается после овладевшего ею ступора и плавно сходит с места, делая шаг навстречу Ивану, уверенно глядя прямо перед собой, неслышно ступая по каменным ступеням. — Уже случалось с вами, оперативник Полозов? Я имею ввиду то, что вы описали. Потеря самоконтроля, провал в памяти, и всё — без видимых на то причин? Или... Это произошло впервые?
Сейчас её голос звучал уже не так безразлично, как раньше — в нём отчетливо слышались нотки заинтересованности и... настороженности? Сложно сказать. Но изменения в поведении были видны невооружённым глазом, особенно для столь хорошо считывающего поведение человека, как Змей.
Остальная группа стояла всё так же неподвижно, изредка переглядываясь между собой, явно не понимая, что вообще происходит. Изредка они обводили глазами помещение, выпуская белый застывающий пар и перехватывая поудобнее своё оружие.

+2

24

Несколько мгновений Змей молчал. Нозоми, “легионеры”, ученые – все выжидающе смотрели на него, будто от его ответа могла проясниться суть случившегося. Наконец, поправив сбившийся ремень разгрузки, Полозов заговорил.

- Все бойцы Легиона, приходят сюда не с улицы – “хочу быть наемником, пойду запишусь в ЧВК”. Нет, так это не работает. У всех нас есть прошлое, открыто оно или засекречено, не суть важно, - он выразительно обвел взглядом толпу. – Суть в том, что все мы в прошлой жизни были солдатами своих стран. Я отдал службе России пятнадцать лет своей жизни. И неужели вы думаете, госпожа Нозоми, что я прослужил бы столь долго, если бы имел проблемы со здоровьем, психикой? Что попал бы после в “Легион”? Меня не посвящали в точные критерии отбора бойцов ЧВК. Точно так же я не в курсе, как там набирают солдат в бундесвер, - мужчина особенно выделил последнее слово, иронично хмыкнув. - Но там, где служил я, любая выявленная проблема психики служила основанием к отбраковке сотрудника. Поэтому нет, со мной точно не случалось ничего подобного раньше.

По лицу Нозоми невозможно было прочесть реакцию на слова  Змея, но в момент его замечания о германской армии, Полозову показалось, что в ее глазах мелькнул огонек гнева. Всего на мгновение. Он продолжил.

- Не могу сказать, что произошедшее меня не пугает. Столкновение с неизведанным всегда страшит. Я хочу сказать, что даже если все то, что я видел – галлюцинация, то чем объяснить то, что я попал в запертое помещение, не вскрывая замок? Здесь происходит нечто паранормальное – и мы вовлечены в это дело без объяснений. В темную. Вам это нравится, Нозоми? Мне – нет.

Отредактировано Змей (2018-11-06 19:08:34)

0

25

— Мой вопрос не требовал такого исчерпывающего ответа, оперативник, — не скрывая беспристрастного укора в голосе проговорила Нозоми, не спуская глаз со Змея. — Но я вас услышала. Эй, вы, двое.
Наконец, прекратив сверлить Полозова взглядом, девушка обернулась на учёных «Симаргла».
— Сообщите вашему этому... Натяньичу, чтобы он оцепил территорию падения самолёта и установил пропускной режим в помещение с обелиском до прибытия дополнительных отрядов для охранения объекта.
На мгновение взглянув на лицо девушки, можно было легко понять — несмотря на то, что отдавала приказы она всё тем же ледяным тоном, Нозоми была взволнована не на шутку. И стоило задуматься тем, кто заметил это: неужели прославленная в Бундесвере убийца была такой суеверной? Или корни её волнения росли куда глубже, чем могло показаться на первый взгляд? Так или иначе, спросить её сейчас уже не представлялось возможным.
— Оперативник Полозов, — не поворачивая головы отрывисто добавила она. — Отправляйтесь в расположение медпункта. Проведём несколько экспресс-тестов. Не обсуждается, — в этот момент где-то на бессознательном уровне каждый присутствующий при этом странном разговоре уловил едва ощутимые интонации отчаяния.


Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10.12.17. Righteous side of hell