По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10.12.17. Честь семьи


10.12.17. Честь семьи

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 10 декабря 2017 года
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: 10 декабря 2017 года
5. Персонажи: Олег Стуков, Пётр Стуков (GM)
6. Место действия: Владимирский уезд, имение Стуковых
7. Игровая ситуация: Олег приезжает в отчий дом для того, чтобы поговорить с отцом о сложившейся ситуации
8. Текущая очередность: Олег Стуков, GM

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+2

2

Владимирский уезд, родовое имение. Олег всегда был очень протиречив в отношении дома. С одной стороны он очень сильно любил место где родился и рос, с другой ненавидел место где его лишили свободы выбора. И виной всему отец, глава семьи.
Ещё до рождения сына у главы семейства были планы на наследника. И воплощать он их начал жостко, не обращяя внимания на желание сына.
Стоит и говорить что когда Олег вышел из заключения, но был отстранен от службы пока расследование не прекротится. Отец был зол очень зол, первые разговоры неклеились. Но теперь Стуковы должны были успокоится оба. И придумать что делать дальше, от этого зависть будущие семьи.
Как Олег и предполагал отец ждал его в своём рабочем кабинете. Об этом ему сообшиле дворецкий. И Олегу неостовалось нечего другова как сразу последовать туда. Перед дверью он замер, ведь за этой дверью был тот кого он больше всего боялся. Так Олег и стоял пока, не победив свои детские страхи открыл дверь.
Войдя Олег по содатски вытянулся, в струнку и чётким голосом доложил.
-Капитан Стуков прибыл, отец.

+4

3

— Явился, — укоризненным взглядом исподлобья смерил сына Пётр Христианович, а затем, как ни в чём не бывало, вернулся к своему занятию — через лупу он рассматривал мумию бабочку, мёртвыми глазками-бусинками взирая на пожилого мужчину из-за защитного стекла. — Капитан? Хочешь сказать, что тебя даже не отстранили от командования?
Положив на стол небольшое увеличительное стекло с деревянной рукояткой, отец откинулся на спинку кресла и, отбарабанив пальцами о поверхность стола, потянулся к ящику, извлекая из него трубку и жестяную баночку с вишнёвым табаком.
— Ну, присаживайся тогда, — хмуро сказал отец, указывая на свободное кресло. — Коль не шутишь... Капитан.
В голосе Петра Христиановича сквозили нотки разочарования и осуждения. Было ясно, что ввиду сложившейся ситуации он был совсем не рад видеть сына. Ещё бы — этот пожилой мужчина до мозга костей был верен убеждениям о том, что честь семьи — превыше всего. А то, что случилось с Олегом в Петербурге ну никак не вписывается даже в настолько широкие рамки этого понятия. Ещё бы, нет никакой чести в том, чтобы попасть в тюрьму по подозрению в убийстве Всемилостивейшего Государя.
— С чем пожаловал, блудный сын? — строго спросил отец Олега.

+5

4

Выслушивать обвиняющий тон отца было невыносимо. И да насчет капитана глупо получилось. Всего после нескольких фраз Олег был подавлен. Получив приглашение присесть, Олег тут же, сдвинулся с места, словно это был приказ. Присев парень, начал собираться с мыслями, ведь больше всего на свете, прямо сейчас он боялся еще больше разочаровать отца своим поведением.
-Да я отстранен, но на время пока идет расследование. Как только, будет найден, настоящий виновник меня восстановят в звании.  А пока, я полагаю, провести трибунал, над сыном начальника генерального штаба будет невозможно.
Олег пытался придать своему голосу как можно больше уверенности. И если сначала он был не уверен, то под конец в его голосе было все больше и больше силы.
-Отец окажи мне поддержку, и тогда мы восстановим честь семьи. Более того мы ее приумножим, как герои которые поймали убийц императора! После небольшой паузы Стуков младший продолжил.
-В стране назревает буря, и в первую очередь я прибыл суда, чтобы узнать какой курс, для семьи выберет глава семейства, в это неспокойное время?

+4

5

Отец строго взглянул на Олега и покачал головой. Похоже, он был очень недоволен требовательным тоном сына.
— Ты слишком молод и самодоволен, — ответил он. — Как ты собрался ловить убийцу? Ты сыщик? Учился в академии министерства внутренних дел? Имеешь за плечами с десяток раскрытых убийств? Или, быть может, у тебя есть связи, которых нет у меня?
Пётр Христианович вернулся к своим делам.
— Тебя ГСБ на километр не подпустит, зная, что ты — бывший подозреваемый. Потому что это ты по документам бывший. Но чёрная гсбэшная метка, считай, у же у тебя в кармане и ничего ты с этим не поделаешь, Олег.
Отец повернул голову в сторону сына.
— Брось ты ерундой заниматься, — наконец, сказал он. — Сиди спокойно. Все сидят, а ты лезешь. Куда, зачем? Фи. Давай так, сынку. Покуда ты не восстановлен, и ещё не утихли пересуды — посидишь в штабе. Я тебя устрою, чтоб дел не натворил, а потом уже пойдёшь, куда надо. Не бросать же тебя, поскрёбыша.
Пётр Христианович по-доброму усмехнулся, хоть и оставалось в его взгляде своеобразное огорчение.
— А про расследование ты и думать забудь. Не наше это дело, понимаешь?
Было не похоже, что Пётра Христиановича можно было убедить. Но, быть может, тот, кто хочет, ищет не только возможность, но и козыри в своём рукаве?

+4

6

С каждым словом отца, взгляд Олега все сильнее тускнел. Ну почему все абсолютно все твердят одно и тоже. Предложение отца было щедро, хотя находится при штабе, значит находится под прямым присмотром. Что же делать.
-Я все понимаю отец.  Но не могу так просто оставить это дело. Понимаешь тогда в ту ночь жертвой выбрали меня, именно меня. А что если это не случайность? И у нашей семьи есть неприятель, который может снова испортить нам жизнь. Я согласен что мне сейчас  нельзя привлекать лишние внимание и что я сам вряд ли смогу что-то сделать. Поэтому я готов принять твое предложение и сидеть у тебя под крылом, но я хочу попросить, об нескольких услугах типа пары отгулов в неделю и помощь с деньгами. Я мог бы нанять людей которые разбираются в таких делах, и наладить связи. Я не буду лесть в дело об убийстве, я хочу разобраться с подставой, найти того кто меня отравил.
Олег понимал, что ходит по тонкому льду но по другому не мог. Все время своего монолога он пытался держать голос ровно, а взгляд уверенным.

+4

7

Пётр Христианович гневно посмотрел на сына. Похоже, что его злило малейшее упоминание о попытках разобраться в этом деле.
— Ну куда, зачем? — вопрошал он. — Тебе мало того, что уже случилось? Сынок, запомни: там, где замешана политика, нам, опальным дворянам, делать нечего. Не то время, не те порядки. Уже давно прошли времена, когда слово «честь» было в широком обиходе среди как простолюдинов, так и тем, кому повезло унаследовать голубую кровь и родиться под дворянским стягом. А пытаясь бороться с мафией, которая стоит во главе стола, их методами — значит заранее потерпеть поражение. Это не футбол, тут играть на чужом поле ещё опаснее!
С каждой фразой голос отца становился всё резче и громче. О, нет, на крик он и не думал переходить — под конец своей разгорячённой речи Пётр Стуков, чтобы сдержать себя, принялся активно жестикулировать, а под конец ударил кулаком о подлокотник.
— А может тебя потому и отравили, потому что не хотели смерти! — отец волнительно принялся перебирать пальцами лацкан пиджака, поджав губы. — Знаешь, вдруг ты оказался не там, где должен был? Так к чему тогда на них вообще злиться, сынок? Ты жив, благодари судьбу! Ты ведь не хочешь запятнать честь нашего рода, раз только-только избежал этого? А если кто-то поймает этих твоих «людей», выйдет на тебя... Ты что, думаешь, запятнать кровью наш стяг будет лучше? Сын, одумайся, пока не поздно!

+3

8

Олег потупил взгляд, конечно он понимал что играть на чужом поле он не сможет, да еще и со связными ногами, но придя сюда он надеялся обзавестись хотя бы костылями. Собравшись Олег решил перевести тему и успокоить отца. Разговор заходил явно не туда куда нужно.
-Хорошо отец я понимаю что фигурально лезу с ножом на вооруженный взвод без разведки. Я хочу восстановится в звании и продолжить наше дело, и верю что со временем ты все сможешь решить. Раз уж ты хочешь устроить меня к себе в штаб, води меня в курс дела, что сейчас происходит? Сейчас в стране сложное время, скажи кого поддерживает штаб.
Про себя Олег извинился, он уже влез в это дело, служанка и Сергей обещали помочь.
-И еще я много на слышал про Легион, Что ты можешь сказать про них?

+2

9

Рука отца застыла над лупой, когда он, склонившись над столом, собирался убрать принадлежности для занятия своим маленьким хобби — лепидоптерологией. Подняв голову, он встретился взглядом с сыном. Его лицо было неподвижно, во взгляде мелькнул оттенок грусти цвета морской волны, а следом по помещению разнёсся глубокий, печальный вздох.
— Олег, — отец откинулся на спину и, всё-таки взяв в руки лупу, принялся протирать её серой салфеткой из микрофибры. — С ними — не связывайся. Кто бы за ними не стоял. И вовсе не потому что они плохие. А потому что это такая же мафия. Не сам Легион. Сам Легион — наёмники, не больше. Деньги зарабатывают для Мальченко. Просто они на нашей стороне.
Пётр Христианович поджал губу, взгляд растеряно забегал. С шумом выдвинув заедающий ящик столешницы, он убрал лупу в футляр и, аккуратно сложил внутрь. И снов вздох. Всё такой же тяжёлый.
— Понимаешь, сын, люди должны жить в гармонии с окружающим миром, — подняв взгляд к потолку, пожилой отец тщательно подбирал слова. — А есть те, кто с этим не согласен.
Руки обессиленно опускаются на стол, сдвигая в сторону деревянный органайзер. Пётр Христианович склоняется над бабочками, взглядом изучая  причудливые узоры их крыльев.
— И можно быть по-разному не согласным. Вот кто-то издаёт новые законы, а кто-то лезет на амбразуры и хочет построить что-то хорошее, правильное. И ведь как посмотришь — действительно, правильно, хорошо. Но перед этим нужно снести старое. Понимаешь?
Отец поднимает взгляд и смотрит на Олега так, словно бы хочет найти это самое ответное понимание в глазах сына.
— И вот они — Мальченко, Макаров и все, кто за ними следуют, хотят перестроить мир по-своему. Да, создать что-то хорошее, но сколько займёт возможность отстроить всё с нуля? Никто не знает. Ни ты, ни я, ни они сами. Да, они обещают вернуть нам государственность и обособленность от европейских банков и установок Совета Пятидесяти. Да, обещают хорошие вещи, что всё будет в шоколаде...
Отец замолкает.
— И всё равно — никто не знает, как к этому относиться, сын, — Пётр Христианович сжал переносицу двумя пальцами, устало прикрывая глаза. — Потому что куда ни плюнь — везде плохо. Даже в штабе сейчас неразбериха, никто из-за этой войны с Китаем, будь она неладна, договориться не может. Шишки в кого только не летят. Но негласно у нас стоит одна негласная директива от командования: стоять на стороне тех, кто готов поддерживать императора. Другого выхода нет и быть не может. Мы защищаем императора. И тех, кто постарается сохранить государственность страны. А пока что все эти демократы гробят всё к чертям.
От досады Пётр Христианович даже надул губы.
— Поназывали себя социал-демократами... А на деле всё с точностью да наоборот. Всё скоро у банкиров будет. Поделили всё нахрен... А потом друг с другом грызться за бумажки. И что делать? Вот поэтому мы, сын, стоим за императора. И поэтому Легион сейчас никто не трогает, даже ГСБ. Европейцы всё пытаются запретов навводить... Запреты на капитал, запреты на бизнес для чиновников и прочую хрень, которая только время отнимает... В общем, сын.
С характерным скрипом отец подвинул стул поближе к столу.
— Я тебя восстановлю. И перед этим ты обещаешь, что не будешь самостоятельно никуда лезть. Ни в какие авантюры ввязываться не будешь. Потому что здесь, в этом мире — правых нет. Есть ты, есть я, есть наша семья, есть наши жизнь и честь, которую нужно защищать. А ещё есть те, кто на нашей стороне. Но с ними не надо ничего решать. Они разберутся сами, без нас. И с тем, что с тобой приключилось — тоже должны разобраться они. Не мы. У меня есть связи в ГСБ, пусть они и расхлёбывают. А ты сиди, получай жалование. Я не хочу, чтобы из-за политики тебя снова попытались подставить. Понимаешь, сын?
Пётр Христианович вздохнул и подвинул к себе графин с водой и гранёный стакан.
— Давно так языком не трепал, — признаётся он, наливая воду в стакан, делает несколько глотков, и на лице офицера появляется добродушная, но взволнованная улыбка. — Аж в горле пересохло. Ну что, тогда в ближайшее время я поручусь за тебя, сынок. А теперь давай пойдём отужинаем, отметим твоё возвращение. Ради такого я буду даже готов поесть после шести!
Пётр Христианович добродушно засмеялся.

+7

10

Выслушав отца Олег призадумался «бардак везде бардак, впрочем ничего нового». Сейчас Олег собирался с силами, увы пришлось немного наврать отцу, но что поделать все уже пошло своим чередом и как говорит отец честь семьи нужно защитить. А сейчас придется надеть маску заблудший сына и идти на ужин, улыбаться и весело болтать. Ну и повидаться наконец с матушкой, как же давно он ее не видел.

Эпизод завершен

Отредактировано Олег Стуков (2018-02-27 07:27:39)

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 10.12.17. Честь семьи