По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 15.12.17. Обсессия


15.12.17. Обсессия

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 13 декабря 2017 года
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 21:00
4. Погода:  3°С, облачно. Утром шел снег.
5. Персонажи: Владимир Макаров, Стивен Лайтинг, Эмили Лайтинг
6. Место действия: 11 сектор, UTC +9
7. Игровая ситуация: Разрушая четвёртую стену
8. Текущая очередность: Владимир, Эмили, Стивен.

+1

2

- Ты готов? - в искаженном голосе Мушрума не слышно ничего, кроме сухого расчёта.
- Готов, - безропотно отвечает Макаров, поправляя наушник, чёрный вьющийся провод которого тянется под тёплую кожаную куртку.
Выросший перед ним коттедж был далеко не самой неприступной крепостью из всех, что бывшему гсбэшнику доводилось брать штурмом вместе со своими орлами. Но, хоть он и не был окружён ротой чоповцев, а блеск объективов камер наблюдения не отсвечивал от зеркальных очков, войти внутрь было равносильно противостоянию дюжине вооружённых до зубов фанатиков в одиночку. Не говоря уже о том, что зайдя за высокий забор, выхода назад у Владимира уже не будет. Было безумием находиться здесь с самого начала, но отступать от навязчивой мысли было поздно ещё с того момента, как их компания зашла на борт теплохода до 10 сектора. Эта мысль блуждала по лабиринту извилин, не собираясь падать в изнеможении вниз, не давая возможности сделать шаг в сторону и сдаться.
- Ты видишь места для размещения наших камер? - флегматично спросил Мушрум, едва не заглушаемый гулом промчавшегося мимо спортивного автомобиля.
Макаров пристально осмотрел окрестности, двор перед домом.
- У подножия забора. Возможно, я смогу установить одну из камер внутри, но я не вижу в этом смысла,  - скупо ответил он, наконец, оценив обстановку.
- Устанавливай и запускай приложение на своём телефоне, через него я присоединю камеры, что ты установишь, к соседскому вай-фаю.
Владимир извлёк из пластикового пакета небольшое устройство. Расчистив ногой небольшой пятачок снега, он установил первую из камер прямо под забором, направив его в сторону въезда с шоссе. Затем Владимир ловким движением достал из кармана куртки телефон и нажатием одной кнопки подключил приспособление. В этот момент в подвале дома на территории японского гетто Мушрум получил долгожданное уведомление.
- Работаем, -  раздалось в наушнике. - Местные операторы связи уже начинают грызть локти, так что у тебя есть часа два. Камеры заработают через пять-десять минут.
- Принял, - отозвался Владимир и зажал кнопку звонка.

+4

3

Шарки! Шарки! – Эмили бегала по внутреннему двору, задорно смеясь. То и дело девочка проскальзывала и падала в снег, а Шарки – добрый и энергичный ротвейлер – тут же останавливался рядом, жизнерадостно мотая хвостом. Эмили кинула горсть снега в нос псу, тот чихнул, смешно накрыв лапой нос. И дочь хозяина дома рассмеялась еще звонче.

Она была хорошо утеплена: добротный светлый комбинезон, теплая куртка, ботинки на меху. По ее мнению в таком комплекте одежды можно было отправляться на северный полюс, а не во двор дома, но папа был непреклонен и строг. И нахлобучил сверху шапку – светло-серую пушистую и очень теплую. Эмили куксилась и дула губы, но со Стивеном этот фокус не работал.

А на улице ей стало хорошо. Тут были снег и Шарки, который носился быстрее Эмили.

В доме прозвенело, и Эмили, смекнув, что наконец-то пришла мисс Байерн, кинулась к воротам.

Па, я открою! – Радостно прокричала она, не замечая в своей радости ни ответа отца, ни внезапно притихшего Шарки.

Замок открылся так беззаботно, что их гость, возможно, опешил не меньше Эмили. Девочка хлопала ресницами растерянно и изумленно.

А где мисс Байерн? – спросила она наконец. За спиной у нее молчаливой угрозой застыл черно-коричневый Шарки.[nick]Эмили[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/t/VRSHB.jpg[/icon][status]папина дочка[/status][fld1]✎: <a href="http://codegeass.ru/viewtopic.php?id=1410">Анкета персонажа</a>[/fld1][fld4]✎: <a href="http://codegeass.ru/pages/id227">Личная страница</a>[/fld4]

+5

4

Взгляд невольно опускается вниз, когда Владимир слышит детский девчачий голос за дверью. Малышка, с невинными глазами уставившаяся на него, выглядела удивлённой. И в её недоумевающем взгляде не было ничего странного — незнакомец, внушает не опасение, но вопрос.
— Хей, — здоровается Макаров и присаживается на корточки, через плечо малышки поглядывая на внушающего опасение пса — жаль, что Мария была не на его месте, она бы интуитивно нашла подход к обитателям дома, где обитают лучшие друзья человека. Но Владимир не был Марией. К счастью. — Боюсь, я не тот, кого ты ждёшь, дитя. Какой славный пёс. Как его зовут?
Владимир коснулся оправы очков кончиками пальцев, не решаясь снять. Отражение малышки, которое та отчётливо могла разглядеть в кристально чистой поверхности линз, задрожало, а через мгновение её встретил взгляд зелёно-голубых глаз. Это было рискованно, но тот, кто очень сильно захочет узнать его — узнает, несмотря на любую предосторожность. Очки — это так, защита от простаков, от любой случайности, которая может повернуть ход истории вспять и обратить все планы в прах.
Двор дома с позиции Владимира просматривался не очень хорошо, но, впрочем, он был самым что ни на есть обыкновенным, хоть и, понятное дело, хозяин всего этого был далеко не из бедных.
А где-то внутри тем временем испускали последний дух остатки сомнений, которые беспощадно душило в зародыше не отпускающее ни на минуту наваждение.

+6

5

Шарки, – девочка хмурится, отступая на шаг и цепляясь пальцами за ошейник пса. Так ей спокойнее – ротвейлер угрюмо молчит, а Эмили почти прячется за этой стеной, которую представляет из себя верный папин пес.

Собаки Лайтинга не были притчей во языцех разве что по той причине, что недружелюбно настроенные гости от них не ушли бы – как считала Эмили. И не уходили – как знал Стивен. На самом же деле, это была жестко вышколенная стая, наученная оберегать дом и его обитателей. И если дочери хозяина было дозволено чесать зловещих собак за холкой, то никто другой в здравом уме не решился бы подойти к ним и на десяток метров.

У гостя странные очки, ставшие прозрачными, когда тот захотел. И еще более странные у него глаза: насыщенно голубой и морозно зеленый. Таких странных глаз она не видела никогда, – уверена Эмили, но что-то внутри грызет, будто где-то когда-то… Ощущение дежавю было вечным спутником девочки. Врачи говорили, что опухоль в ее мозгу может провоцировать странные галлюцинации, которые потом частично совпадают по ключевым точкам с тем, что она видит в реальности. Какие могут быть ключевые точки во взгляде незнакомца, Эмили не знает, но знает, что папа будет недоволен, что она впустила в дом чужака.

Я.. Я позову отца, – пробормотала она, шагая назад и пытаясь утянуть Шарки с собой. Шарки был непоколебим и даже не рыкнул, но сдвинуть себя не позволил ни на дюйм. Мысленно махнув рукой на упрямого пса, Эмили развернулась и кинулась к дверям дома, чтобы неловко поскользнуться и быть пойманной крепкими папиными руками.

Стивен, конечно же, гостя уже заприметил и сам вышел встречать.

Я думала, это мисс Байерн, – чуть капризным тоном извиняется Эмили. Она не хочет, чтобы папа на нее злился.
[nick]Эмили[/nick][status]папина дочка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/t/VRSHB.jpg[/icon][fld4]✎: <a href="http://codegeass.ru/pages/id227">Личная страница</a>[/fld4][fld1]✎: <a href="http://codegeass.ru/viewtopic.php?id=1410">Анкета персонажа</a>[/fld1]

+3

6

Вечер выходного дня. Это звучит поистине прекрасно, ведь, как ни крути, постоянные забеги со смертью наперегонки - утомляют. А мерзкие террористы ведь и не думают успокаиваться, им только дай волю, разгуляются необузданной волной, сметающей равно правых и виноватых. Хотя кто здесь виноват? Кто, как не фанатики, воюющие с собственным народом? Последователи воинственного премьера, развязавшего войну, они шли на "сопутствующие жертвы" едва ли не чаще, чем сами британцы, которым, к слову, и не полагалась роль добрых, белых и пушистых. Впрочем, пусть их, это были просто дурные подвижные мишени, в абсолютном своём большинстве. Не стоило уделять им излишнее внимание в свой выходной, который и без того пытались слегка разнообразить неведомые личности. С утра вот припёрся какой-то сектант каких-то понятых... то есть свидетелей. А сейчас и вовсе принесла нелёгкая очередного мужика странного вида, как будто охрана посёлка дружно перепилась и пускает на территорию кого попало С этим, положительно, придётся что-то делать - и хвала паранойе, камеры наблюдения в очередной раз выручали. Сердито ворча себе под нос, Стивен собирался быстро, но без лишней спешки. За дочь особого беспокойства не было, собаки способны без особого труда расправиться с посторонними, если те не совсем уж убер-вундер-шпецназе, но откуда бы здесь патентованные душегубы? Не тот уровень, не тот. Подобных Лайтингу не "заказывают", он всего лишь исполнитель. Эмили тоже едва ли стала бы желанной мишенью, ведь настроить против себя очень злобных силовиков - не лучший способ свести счёты с жизнью. Проще застрелиться, папаша-то будет пытать, когда поймает, а уже только потом добьёт. Папаша. Похоже, этот ребёнок, сейчас неловко рухнувший в его руки, был действительно дорог капитану, рыцарю... и всему прочему всем скопом. Настолько, что именно ради Эмили он стал тем, кем являлся сейчас - и даже чуть большим. Мягко поставив девочку на место и кивком предложив ей вернуться в тёплый дом, Стивен неторопливо двинулся навстречу очередной своей головной боли. Он поговорит с Эми потом, без свидетелей. Поговорит о многом, не только о необходимости сперва проявлять осторожность, потом что-то делать в этом опасном мире.
- Добрый вечер.
Скуповатое приветствие человека, которого выдернули из уютного кресла и заставили тащиться на зябкую улицу. По мере приближения к гостю, хозяин участка начинал понемногу понимать, что случайности отнюдь не случайны, и покой ему только снится - даже если прямо сейчас выхватить пистолет и всадить пару пуль в лоб мужчины, что носил щегольские солнцезащитные очки, будто бы надеясь этим обмануть... кого обмануть? И как он здесь оказался? Впрочем, это не имело значения конкретно в эту секунду, ведь - дело даже не в законе гостеприимства, тьфу на него! - следовало пригласить прибывшего в дом, допр...расспросить о более насущных вещах, и уже потом приниматься за выяснение деталей.
- Не буду врать, что ждал тебя. Заходи, оружие лучше в мой дом не брать.
Лицо Стивена, до этого изображавшее усталое недовольство человека, побеспокоенного в неподходящий момент, как-то само собой стремительно поскучнело. Это было даже хуже, чем работа. Гораздо, гораздо ответственнее. И ещё опаснее, чем перестрелка с "обдолбанным" пулемётчиком повстанцев. Увы, такова жизнь.

+3

7

Появление отца девочки не заставило себя ждать. И трудно найти человека более неприметного, чем хозяин дома. Если бы Владимира прям сейчас поместили в толпу самых обыкновенных людей, цивилов, тех самых, что по субботам ходят на рынок, а по воскресеньям — в кино, он бы всю жизнь потратил, чтобы найти появившегося у крыльца человека. Но и было кое-что в нём особенное — внушительное доверие. Наверняка обманчивое
— Кажется, я не очень понравился вашей дочери, — разгибая колени сказал Владимир, ощущая, как кровь бьёт в голову и в глазах начинает мельтешить синяя рябь — старческое, не иначе. Ведь ему уже, не много, не мало, а целых 47 лет. Время, когда пенсионные отголоски уже очень-очень отдалённо начинают давать о себе знать. Но ведь самое главное — сердцем не стареть, верно? Кто ещё в возрасте Макарова может похвастаться, что как сайгак скачет по миру в поисках правды?
— Думаю, нам не стоит говорить ей, кто я такой, ведь...
Тук.
— Сами понимаете...
Тук.
— Безопасность наших детей...
Тук.
— Превыше...
Тук.
— ...всего.
Темнота застилает взгляд. Мир меркнет, превращаясь в сплошное чёрное пятно, на фоне которого силуэт мужчины и его дочери выглядят слишком знакомыми, словно бы перенесёнными через время и пространство из далёкого прошлого, которое и не Владимира вовсе, а общее, единое для всех. И не прошлое вовсе, а то, что существует всегда, независимо от того, жив ты или мёртв. Неопределённая константа в интеграле, где переменная лишь наша жизнь за жёстким дифференциалом.
Владимир всё ещё здесь. Он способен слышать, чувствовать, но понимает, что начинает терять равновесие. Точно сквозь поролон Макаров слышит происходящее вокруг и, облокачиваясь на забор, начинает сползать вниз. Алая кровь капает из носа на белую рубашку под курткой. Висок пронзает раскалённый свинцовый стержень, мир заливается красным и Владимир окончательно теряет связь с реальностью, падая на землю.
Безумный круговорот образов поражает воображение. Кровь сменяется снегом и водой, боль превращается в смех, улица — в тесную комнату, пёс Шарки — в диван... Стол, на котором расположилось вино и какой-то простенький торт, столовые приборы, а затем окружающий мир встряхивают, словно пинбольный автомат и вот теперь вокруг — мерцания нарядных одеяний, крик птиц, шум плещущийся воды в фонтанах. А теперь старинное оружие — мушкеты, пушки, аркебузы... Голоса, мысли, воспоминания, боль, радость — казалось, что за одно-единственное мгновение мозг Макарова пропускал через себя миллиарды петабайт информации, заставляя кору мозга трещать, как при десятибалльном землетрясение, следом за которым мир накрывает ледяное цунами, которое вот-вот отформатирует память, будто винчестер.
И среди этих сменяющих друг друга, точно в калейдоскопе, красивых картинок, Владимир продолжал и продолжал бесконечно падать вниз, на чужую землю чужого дома.

+2

8

Странный человек, забредший в логово Лайтинга, говорил не менее странные вещи. Точнее - сперва говорил, а потом уже бормотал, покачиваясь и чуть ли не падая на землю. Как будто внезапно решил помереть здесь и сейчас. Как будто... увидел и ощутил на себе собственную кончину? Что-то такое переживал и сам Стивен, давно, бесконечно, казалось, давно - и тогда едва не отправился изучать загробный мир вместе с ещё примерно отделением солдат, застигнутых тем, что можно было назвать "мысленной бурей". К счастью, это позади, а вот пришелец явно был не готов к такому подвоху. Интересно, с чего это он? Точнее - с кого? Подобные удары едва ли вызываются случайным образом, а если учесть, что это здорово походило на реакцию именно что на появление Лайтинга-старшего, то... странно. Очень странно. Мягко говоря, ненормальное что-то происходит, если вокруг начали мужики на землю валиться сами по себе. Даже такие вот мужики, как этот, с причудами.
- Если ты решил здесь и сейчас сдохнуть, то вынужден разочаровать - на заднем дворе закончилось место под трупы.
Холодные и колкие слова. Как лёд. Неприязнь? Возможно. Он не любил, когда что-то шло не по плану. Очень не любил. Конечно, профессиональный военный должен уметь быстро адаптироваться и быстро соображать, но сейчас это было откровенным излишеством. А гость тем временем оседал и, кажется, начинал обильно кровоточить. Как бы не помер тут в самом-то деле, тащи его потом до багажника... нет, на заднем дворе трупов не было отродясь. Хотя это отнюдь не означало, что в этом милом и простом с виду доме никто и никогда не умирал. Внешность, она обманчива. Ну ладно, все эти мысли, они, конечно, по делу, но просто так стоять изваянием же тоже нельзя - пришлось быстро сблизиться, бегло осмотреть лежащее тело - жив, зараза! - и попытаться начать "оживление" с хорошей такой оплеухи. Просто потому, что нечего тут надеяться на гостеприимство. Ишь, разлёгся. Шарки, здоровенный и грозный пёс, как будто чувствуя настрой хозяина, глухо зарычал и попятился. Ему, существу простому и бесхитростному, совершенно не нравилось происходящее, а умей ротвейлер заглядывать в будущее, он и вовсе счёл бы за лучшее убраться куда подальше.

+4

9

Охватившая тело Владимира судорога была видна невооружённым глазом любому, даже не сведущему в медицине человеку. Пусть и слабая, но даже такой она наверняка вызвала бы немало беспокойства у окружающих.
Макаров же не чувствовал... Ничего. В этот самый момент его сознание устремлялось куда-то вдаль. Пролетали считанные секунды, растянутые на года, но в ускоренной перемотке, как на старинном видеомагнитофоне. За эти мгновенья он побывал в сотнях миров и легионах измерений, видел вещи и людей и миллионы изменений, из раздвоений и слияний, стремлений и испепелений, обременений, воздаяний из противостояний и стремлений. Миры, где люди на самом деле свободные. Где Англичане выходят из ЕС, а Ромул и Рем не родные, а сводные. Где холодные полюса сжимают людей во льду. Миры, где правят не фунты и можно мочить манту. Мир, где Британия не на западе и раз в десять меньше, но все говорят на английском, а Наполеон в 19 веке повержен. Где парсеки как секунды, где ладони вместо век. Мир, где у женщин все права, а мужик - не человек. Рекурсии пространства, мир, где Ад на облаках, где ни Культа, ни Гиасса не существовало никогда.
Его проносит сквозь время, пространство, планеты, чёрные дыры, солнечный ветер, млечный путь, Альфу Центавра, комету Галлея, туда, где наступает тепловая смерть...
Он всё ещё без сознания. Судороги не ослабевают ни на секунду. Тело Макарова объято холодом. Он стремительно замерзает, а изо рта идёт пар несмотря на то, что температура воздуха незначительно, но всё ещё выше нуля. Ему нужно тепло. И как можно скорее.

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 15.12.17. Обсессия