По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События прошлых арок » 28.11.17. Враг моего врага


28.11.17. Враг моего врага

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

1. Дата: 28 ноября 2017
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: Теплая индийская ночь
5. Персонажи: Сумераги Кагуя, Фредерик Леннокс, Козуки Каллен
6. Место действия: Индия, Дели, дворец Махараджи
7. Игровая ситуация: юная Сумераги договорилась о приёме у Махараджи во время своего визита, и британский посол (да и не только он) воспользовался ситуацией, чтобы заявить немного и о собственных интересах.
Невероятно, но в этот раз они оказались по одну сторону баррикад, заинтересованные в поддержке Индией сил лоялистов и британского влияния.
По завершению официальной части правитель Индии так и не дал конкретного ответа, зато у двух светочей молодой амбиции появилась замечательная возможность обменяться парой слов.
8. Текущая очередность: Фредерик, Кагуя, Каллен (может пропускать хода).

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+5

2

Ещё до того, как герцог Ричмондский сошёл с трапа самолёта, он понимал, что его визит в эту страну будет больше обыденным и бесполезным, чем продуктивным. Изменить что-либо, тянущееся из года в год, за один-единственный раз – невозможно. Хотя это не повод не пробовать совсем. Бой стоило начинать с разведки. Даже если этот бой совсем не военный: без взрывов снарядов, без громких выстрелов и сотен жертв. Порой, именно здесь, на политическом поприще, и решалось, будет ли война, или её возможно избежать. Настоящие политики умели не только играть жизнями людей, но и эти жизни оберегать, охранять и сохранять. Фредерик Леннокс не был настоящим политиком. С ранних лет его растили предпринимателем. Любое дело должно быть выгодным. Если выгоды нет – это плохое дело, не занимайся им. Так твердили ему из раза в раз, и уже к десяти годам он воспринимал эти правила, как само собой разумеющиеся вещи. Юный Леннокс искал выгоду всегда, везде, во всём. В людях. В увлечениях. В делах. В обучении и науках. Политика же оставалась чем-то далёким, непознанным, и, честно говоря, странным. Как можно пренебрегать собственными целями в угоду каких-то там людей из власти?! Фредерик не понимал этого. Да и не требовалось ему понимать таких важных тонкостей. Он зарабатывал капитал, вкладывал его далее и зарабатывал ещё больше. Так прошли шестнадцать лет. Прежде, чем юному наследнику пришлось пересмотреть все свои взгляды и позиции. После смерти отца, дела, свалившиеся на Фредерика, казались ему откровенной чепухой. Бизнес пришлось забросить. За ним же последовали и увлечения, и развлечения, оставляя на сцене жизни одну-единственную скучную и «неправильную» политику. Но Фредерик был бы вовсе не Фредериком, если бы так покорно и послушно смирился с правильными устоями прошлого. Он не готов был жертвовать собой во благо целого народа. Леннокс ведь предприниматель, а не политик. Поэтому и его политическая деятельность не протекала по правильным, всем понятным, сценариям. Многих это настораживало. Фредерика это не особо волновало. Люди на то и люди, чтоб обсуждать себе подобных и строить коварные планы за спинами неудобных конкурентов.
«Это как бизнес, только политика».
Молодой лорд едва различимо улыбнулся своим мыслям. Их вполне можно назвать детскими. Неправильными. Незрелыми. Но за неимением под рукой чего-то более удобного и практичного, Фредерик продолжал мыслить понятными для себя и простыми понятиями. Это было хотя бы выгодно.
Как и ожидалось, правитель Индии не дал чёткого ответа на предложения и заявления. Леннокс воспринял это философски. Зачем лезть на передовую, доказывая с пеной у рта то, что человек слышать и воспринимать не готов? Лучше спокойная реакция и ожидание, чем полный провал с первого раза.
Помимо Махараджи, как у истинного предпринимателя, у Леннокса была и ещё одна цель. Относительно даже личная. И вполне интересная.
Сумераги Кагуя. Она же – председатель совета директоров холдинговой корпорации Sumeragi Inc. Она же – марионетка в руках своей семьи. Именно так большинство людей видели юную Сумераги. Послушная куколка с милой внешностью. Удобная игрушка без своего собственного мнения. Так было принято воспринимать этого ребенка, судя по предоставленным разведкой данным. Всему верить не стоило. Но, надо сказать, на вид девушка и, правда, ничего так, с данными в этом плане он вполне полностью согласен. На не-британцев было принято смотреть свысока и вести дела с ними только при необходимости. Фредерик смерил девушку, что стояла немного поодаль от него и не смотрела в его сторону, высокомерным взглядом, что-то прикинул и решил во всём разобраться сам. Да и то, что посчастливилось увидеть и услышать Ленноксу на официальной части приёма, никак не совмещалось с тем, что он слышал и узнал о девушке немногим раньше.
«Так даже интереснее».
Решил герцог и, после всех необходимых приветствий и кратких, не менее необходимых, разговоров с некоторыми из элиты местного общества, направился прямиком к той, что его заинтересовала. К тому же, Кагуя являлась ещё и председателем совета директоров холдинговой корпорации. Это отдельно было любопытно. У Фредерика тоже бизнес, помимо политики. И, в отличие от последней, бизнес куда интереснее, живее и прибыльнее. Стоило самому разузнать, что к чему, сделать выводы и принять решения.
- Кажется, мы с вами оказались по одну сторону баррикад, юная леди.
Формальная часть встречи была давно закончена, молодой герцог не стал размениваться на ещё одно приветствие, и только лишь чуть склонил голову, глядя на девушку. Нумерованные. Пожалованные. Вторых нехотя признавали и даже, иногда, считали за равных. Но продолжали смотреть свысока. Не уважали. Неизменно использовали. Не признавали равными, высокомерно взирая сверху вниз. Во взгляде Ричмонда не читалось ничего подобного. Смотрел он на Сумераги вполне мягко и доброжелательно, хоть и без особого интереса.
- Вы выглядите немного… растерянной.
Или даже расстроенной? Сумераги в своём возрасте заслуженно считалась совсем ещё ребёнком. Фредерика в его четырнадцать тоже не особо воспринимали всерьёз. Вот же было золотое время! А теперь он вырос, постарел и… Да. Сам он Кагую ребёнком считать ну никак не собирался.
- В отличие от приёма, неофициальная часть организована куда лучше. Хоть что-то тут проходит должным образом.
Вскользь заметил Леннокс. Вначале было принято разговаривать о погоде, либо о предоставленных на банкете кушаньях. Британцы уважали эту «правильность» во всём и всегда. Особенно если она была им крайне на руку. К тому же, задавать вопросы по бизнесу сразу же Фредерик полагал делом неправильным. Элита Британии любила размеренность и не терпела спешки. Хоть девушка и не являлась чистокровной британкой, но навязывать сразу ей разговоры о скучных вещах типа бизнеса – не выгодно. Всё-таки Кагуя слыла в обществе лишь кукольной марионеткой тех, кто действительно управлял корпорацией.

Отредактировано Frederic Lennox (2017-05-13 23:08:04)

+5

3

Вообще, встреча с Махараджей не входила в основные планы Кагуи. Интересовало её в Индии в основном посещение филиалов, а ещё хорошо бы переговорить с Ракшатой, посмотреть на производство найтмеров для Ордена... Но как же можно пропустить эдакую возможность лишний раз напомнить вредному коронованному индусу, насколько глупым будет любое решение, кроме правильного?

Правильное — это то, которое предлагают заботливые японские покровители Сумераги, одни только не давшие Индии скатиться шут знает в какие неприглядные глубины.

По мнению самих Сумераги, во всяком случае.

Принцессу откровенно раздражала нерешительность Махараджи, решившего, кажется, будто бы вокруг него вся планета будет вприсядку танцевать, осыпая дарами и щедрыми предложениями. Страна в огне, идёт внутренняя война, с одной стороны ещё британцы хохочут шакалоподобно, а с другой русские примериваются пригреть балалайкой по затылку и закидать весь Китай медведями.

Вот-вот, опомниться не успеешь, как под окном будет сидеть медведь.

В ушанке.

Шило на мыло, конечно, но если юлить меж теми и другими, в итоге и намылят, и шило засунут... По самое не балуйся.

Ещё принцессу откровенно раздражало то, что пришлось уговаривать Индию поддерживать именно Британию и лоялистов. Особого перца задавал ещё невесть из-под каких каменьев выползший посол, такой весь из себя пригляденький и прилизанный. Потомственный дворянин Империи, за версту видно.

Насколько сложнее рассказывать о преимуществах пробританской ориентации Дочери Неба и её правительства, когда этот вот стоит рядом с довольным самоуверенным видом! Не будь в дело тесно подвязано благополучие семейного бизнеса, Кагуя не сдержалась бы и начала бы, вестимо, лёгкую антибританскую агитацию, а то и вовсе посоветовала бы Махарадже отделиться от Китая и встать против всех мировых невзгод одиноким гордым солнечным волнорезом. Украшенным тиграми и народным орнаментом.

В общем, она была раздражена, и встреча особо не задалась. На момент, когда Фредерик решил подойти к японке, та уже размышляла, как бы покрасивее исчезнуть ко всем ежам подальше, и заняться реально полезными делами, а не протиранием дорогих брюк совершенно без толку.

— Кажется, мы с вами оказались по одну сторону баррикад, юная леди. — Заслышав уже знакомый, хорошо запомнившийся голос, девушка мгновенно выдула из головы весь негатив к говорящему и обернулась с естественной приветливой улыбкой.

— Ах, и не говорите. Ваша Светлость, герцог Ричмонд... Верно? Благодарю за оказанную честь, — вежливо поклонилась, в соответствии с "мужским" костюмом. Вопрос общественного положения юной Сумераги относительно Леннокса был... Интересным. Вот вроде бы он полноценный британский дворянин, да ещё высокопоставленный — герцог, как-никак — тогда как пожалованным коллаборационистам выдать титулы так и зажлобили, оставив простолюдинами.

Но притом Sumeragi Inc. — экономическая сила, сравнимая с не самым хилым государством, а Ричмонды, хоть тоже не последние предприниматели, всё-таки на другом уровне. И конечно, Кагуя хорошо про них знала, предпочитая, однако, не подавать виду.

А ещё он выше и старше, это тут вообще ни при чём!

— Вы выглядите немного... Растерянной.

— Тьфу, заметил. Даже он заметил. Ну и чего меня так разорвало?.. Я же знала, что ничего не добьюсь, я даже особой важности в эту встречу не вкладывала.

— Как же иначе, лорд Ричмонд? Я смела бы положить, Ваша Светлость также не рады результатам беседы. В такое время такая нерешительность... Просто опускаются руки.

Принцесса грустно вздохнула, пользуясь паузой, прикидывая по-быстрому — стоит ли ляпнуть ещё пару деталей, убедить посла в верности интересам Короны, или лучше попридержать и сыграть дурочку?

— Но по крайней мере, если мы будем говорить об этом, нас когда-нибудь обязательно услышат. — Вот так вот.

Как и Леннокс, Сумераги не ожидала получить ответа, а скорее надеялась "подточить водичкой камень" ещё немного в нужную сторону.

Всё же, ей было обидно. Эдак вложить душу в аргументацию, риторику, и в ответ — вежливая пустая улыбочка. Горохом об стену. Опыта серьёзных поражений Кагуя покамест банально почти не имела, за ним поехала, и теперь сполна наслаждалась.

- В отличие от приёма, неофициальная часть организована куда лучше. Хоть что-то тут проходит должным образом.

— Ваша Светлость не бывали до сих пор в Индии? Здесь так обычно и получается. Индийский народ очень гостеприимный, приятно бывать даже и не по делам, просто так.[icon]https://files.catbox.moe/vn357r.png[/icon]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-06-27 22:37:17)

+4

4

Каллен была недовольна происходящим так же, как подопечная принцесса и её неожиданный "союзник". Нерешительность Махараджи пару раз чуть не заставила девушку подойти к нему, цапнуть за грудки, потрясти слегка и громко потребовать от него взять и Решить, тут, раз и навсегда!.. К счастью для всех, красноволосая телохранительница всё же может держать себя в узде, и обошлось потому без эксцессов. Впрочем, она не разделяла мнения Кагуи и Фредерика по поводу подтачивания камушков.

- Он так и будет мямлить пока не прижмут к стене. А потом будет уже поздно - либо британцы усадят сюда кого-то вместо него, либо возьмут и захватят всю страну. Или китайцы совсем сядут на шею. Да неважно - в любом случае от его нерешительности пострадают люди!

Людей было особенно жалко - от конкретно самой Индии, если не думать о политике, войнах и прочем, у девушки были исключительно положительные эмоции. Новые лица, новые места, новые нравы, всё новое, новое, новое! Казалось ей порой, будто она вообще на другой планете, и если бы не жёсткий график поездки, то наверняка бы выпросила у Кагуи прогулку по солнечной столице. Но увы, девушкам было не до туристических забав, так что пришлось довольствоваться тем что есть - то бишь, приёмом после неудачных переговоров.


Когда Фредерик подошёл к интересующей его юной японке, Каллен с задумчивым видом пыталась понять, нравится ли ей вкус вон-той-вон-странной-но-заманчивой-на-вид-штуковины, и потому обращение к Кагуе немного всполошило её. Зардевшись слегка от того, что хлопает ушами по сторонам, она тут же делает шажок к принцессе и принимает серьёзный вид - "я бы попросила вас без всяких трюков, господин. Это всё мой хитрый план, я не отвлеклась!" - но сохраняет молчание, лишь поклонившись.

- Это британский посол, который был на встрече. Чего он тут забыл, интересно - остальные земляки все общаются друг с другом... Будто в своём соку варятся.

Каллен хотела было решить, что он подошёл исключительно с целью напомнить "номерам" об их месте, однако последующие его слова оказались не такими, как она ожидала. Значит, пока встревать не надо... Но лучше держать ухо востро. Герцог, посол, генерал, император - она никому не позволит задевать Кагую.

+4

5

Чинно кивнув Сумераги, Фредерик подтвердил её догадку: Ричмонда знали многие. Да и вообще – он был представлен Махарадже, запомнить известную фамилию не сложно даже японцам. И почему он вновь думал о Сумераги именно как о не-британке? Это не в его стиле. Стоит поразмыслить об этом, как-нибудь на досуге. Может быть, политика и отношения внутри политического элитного общества заразные? Вот же, какие открытия. Кажется, Леннокс снова стал скучать по привычному и понятному бизнесу. Результаты беседы и собственная радость Леннокса вязались друг с другом до крайности отвратительно. Тем более, Фредерик ничего серьёзного не ставил на эти переговоры. Тот, кто и ранее не способен был принимать взвешенные, чёткие и своевременные решения, навряд ли так сразу сменит свою позицию. Махарадже придётся вначале изменить себе и своим идеалам, чтобы начать говорить то, что от него хотят услышать. Хоть кто-то. Неважно даже кто. Англия. Россия. Китай. Террористы? Ну а почему бы и нет? Будучи предпринимателем, Леннокс полагался скорее на выгоду. Поэтому допускал куда больше возможных вариантов развития событий, чем должен был. Но Махараджа не был готов занимать чью-то позицию. Он ждал, и наивно полагал, что ждать ему позволят долго, спокойно и с радостью. Да, как же.
- Нерешительность в любое время играет с людьми крайне злые шутки.
Поддержал начавшийся разговор Ричмонд, мягко улыбнувшись девушке. Как бизнесмен, он всецело уважал пусть и не саму юную девушку, но эту фамилию в целом. Как британец Леннокс должен был относиться к Сумераги высокомерно и напряженно. Как политик… вот тут уже куда сложнее.
«Плевать на правильность. Она милая».
Как и сотни раз до этого, Фредерик решал всё по-своему, не скупясь отходить от «правил». И если ему интересно, приятно находиться в подобной компании и беседовать с молодой леди, то почему бы и нет, собственно?
- Вот как? Если говорить, то услышат, как же без этого.
Юная девушка так старательно верила в сказанное, да? Как интересно.
«А это у нас кто? Подруга? Охрана? Главное, чтоб не агрессивная».
Второй девушке Леннокс тоже чуть улыбнулся. У британца так и не получалось свысока смотреть на всех, кто не принадлежал к его нации. Это же не выгодно! Тем более, почившие отец и старший брат теперь никогда уже не смогут навязывать собственные интересы юному Фредерику.
- Но главное это не чтобы услышали. А чтобы услышали правильно.
Небольшое уточнение, которое действительно во многих моментах было решающим. Не важно, кто тебя услышит. Главное, как он услышит. Но ещё значительнее – как перескажет далее. Махараджа пока занимал то самое положение, которое давало ему возможности трактовать информацию по-своему. Поэтому в планы посла Священной Британской Империи входило не просто высказаться и добиться какого-то весомого ответа. А высказаться так, чтобы слова его не смогли трактовать иначе, не смогли пересказать неверно.
- Результаты встречи меня вполне устроили.
«Сумераги хотела, чтобы её услышали? Получается, что так. И так, какие цели она преследовала в итоге? Они ведь явно отличаются от моих».
- Вы хотели увидеть в ответах Махараджи больше решимости, верно?
Просто интерес. Впрочем, спросил Фредерик намеренно. Он всё ещё не разобрался, стоит ли поддерживаться общественного мнения о Кагуе, как о марионетке. Поэтому продолжал разговор в том русле, которое могло помочь в ответах на собственные (несомненно, никому не озвученные) вопросы.
«И решимости в каких вопросах».
- Я бывал в Индии и ранее. Разумеется, не с политическими визитами.
Занимаясь бизнесом, Фредерик предпочитал полноценно влезать в любые дела своей кампании. Поэтому часто был в разъездах по другим странам.
- Соглашусь с вами – народ здесь и вправду отличается гостеприимством.
Секундная пауза, после которой Фредерик продолжил:
- Жаль, если правитель не соизволит принять хоть какого-то решения.
Было ли Фредерику на самом деле жалко этот народ, или он только лишь умело вёл разговор? На этот вопрос ответа не было и у самого Леннокса.

+4

6

— Нерешительность в любое время играет с людьми крайне злые шутки.

— И не говорите. Страшно подумать, что случилось бы с нашим семейным делом, не будь мы решительны семь лет назад. А тут... — В голосе девочки скользит неприкрытая горечь и досада. Нет, не за сорванные переговоры и не достигнутую собственную цель — за судьбу Индии, Махараджи, что накликают на себя сейчас неприятности. Беспокойство и альтруизм невинного ребёнка, желающего помочь каждому, пусть если и в собственный ущерб.

— Интересно, что лорд герцог думает об атаке? Конечно, он думает, что не права была наша сторона, а Британия принесла нам развитие и благополучие, как прочие. — На самом деле в её голове уже играли озорные огоньки, подбивающие вызвать Ричмонда на завуалированную словесную дуэль и выставить бездушным... Британцем. Истинным британцем.

Лишь она сама — и те, кому расскажет потом — сможет осознать победу? Да ёж с ним.

— Но главное это не чтобы услышали. А чтобы услышали правильно. — Кагуя кивнула, подтверждая простую истину. — Пустые фразы об очевидностях, светская беседа, что-то в этом духе, м?

— Результаты встречи меня вполне устроили. — Японка изображает удивление, чуть большее, нежели испытывает на самом деле.

— Вы хотели увидеть в ответах Махараджи больше решимости, верно?

— Конечно же! А Вашу Светлость, позвольте... Устраивает их отношение? — Слова звенят недоверием. Её, верно, обманывает взрослый опытный лорд! — Ведь для нас сейчас так важна явная поддержка Индии, как большой части Китайской Федерации!

И ведь это правда. Британии действительно важна индийская поддержка — или хотя бы гарантированная нейтральность, в чём быть уверенным сложнее — чтобы избежать полномасштабной войны на ещё одном фронте — да к тому же в рамках союзной страны, где далеко не все в полной мере поддерживают Империю. На расстоянии — пусть ещё, а ну как чужеземные солдаты пройдут маршем под окном?

И пусть народ Китая всегда считался смирным в своём неодобрении. Полагаться на это — непростительно мудрому правителю.

— Жаль, если правитель не соизволит принять хоть какого-то решения. — Принцесса кивает опять. Вот же она, цель британской политики. И не хоть какое-то решение, о нет: решение правильное.

— Интересно, чего добиваешься именно ты, герцог Ричмондский? Может, расскажешь безобидной милашке Кагуе? — Ощущается такой разговор очень естественно, несмотря на построенный многоуровневый подтекст. Увлекательно. Весело.

Как игра.

Не думать бы лишь, чем обернётся её проигрыш.
[icon]https://files.catbox.moe/1iyedk.png[/icon]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-06-30 01:34:25)

+4

7

Если бы Фредерик Леннокс не был бы теперь полноправным политиком, официальным и, что более значимо, единственным главой рода, то уделил бы он этой Сумераги намного больше внимания и говорил куда как открыто. Например о том, что стоит помочь каждому, накормить обездоленных за счёт государств, желательно, определённых государств. Втридорога обеспечить их всем необходимым. Взаимопомощь и благотворительность всем! Дорого. Потому что Фредерик был бизнесменом. Ключевое слово «был». И политика оставалась бы такой же совершенно скучной деятельностью, если бы не лоббирование интересов. Как оказалось, политикам это делать куда проще.
- Хорошо, что хоть кто-то не забыл о решительности в нужное время.
Почему-то Фредерику казалось важным сказать это Сумераги. Получилось как-то искренне, что редко свойственно британцам вообще и Ленноксу в частности. Многие могли бы осудить его за подобные разговоры с не-британкой по рождению. Но кто сказал, что это не ходы в некой игре? Расположить к себе, расставить приоритеты, написать правила, и вот ты уже одержал нужную победу. Или Леннокс действительно говорил искренне?
- Нерешительность правителя не может устраивать его возможных союзников. Как и его потенциальных врагов.
Позиция Британии была вполне очевидной, пожалуй, для подавляющего большинства. И тут Леннокс всецело поддерживал взгляды своей страны.
- Но отчаянные попытки склонить кого-либо к верному решению вполне могут быть расценены, как давление.
Британская Империя не чуралась и таких методов. Впрочем, как и сам Леннокс. Но не в данном случае. Именно в вопросе с правителем Индии Фредерик целенаправленно занял вполне мягкую позицию. У него были свои планы на эту финансовую площадку. Да, так молодой Леннокс воспринимал Индию. Место, где можно заработать. Чистый бизнес, ничего лишнего. Политика? Ну, разумеется. О ней Фредерик пока тоже не собирался забыть.
- Индия нуждается в нас.
Конечно же – в британцах. Произнесено это было куда эмоциональней, жестче, чем Фредерик говорил до этого. Разумеется, сделан такой акцент специально. Последний ход разведки перед наступлением, и Фредерик невозмутимо пошёл в атаку, не тратя более своего времени. Если игра стоит свеч, то он задержится тут дольше необходимого, что так же уже было запланировано заранее. Но если маленькая Сумераги действительно лишь безвольная марионетка взрослых нянек, то тем более не престало британскому лорду тратить на неё времени, больше необходимого. Почему именно Кагуя? Потому что это интересно Фредерику? Да, пожалуй, именно так. А ещё она милая. С чего-то это так же было записано в причины выбора кандидатуры для большой игры. Как и желание этого ребёнка оказать содействие бедной Индии, которую могут, подобно родной стране Сумераги, прибрать к рукам страшные британцы. А они, действительно, могут. И, действительно, жестко и жестоко. Если уж Фредерик был осведомлён о подобных возможностях Британии, то собственную игру он разворачивал специально чуть дальше от возможных кардинальных действий СБИ.
- Но я могу понять Махараджу. И простить его нерешительность.
Голос герцога опять смягчился, в него добавились ещё некоторые нотки понимания и даже… сочувствия? Да, это было, действительно, оно.
- Из раза в раз на него пытаются давить различными способами. Из раза в раз повторяют одно и тоже. И всё – не в его пользу. Думаю, это страшно – слышать подобное, понимая всю безысходность и плачевность ситуации.
Здесь бы был вполне уместен вопрос, а разделяет ли подобную позицию сама Сумераги? Но вопроса не прозвучало. Разведка боем давно закончилась.
- Никто не пытался продемонстрировать ему, каковы на самом деле перспективы скорейшего принятия решения. Ведь, правда?
Теперь вопрос был задан, Фредерик мягко улыбнулся Кагуе, зачем-то не менее мягко осмотрел и её спутницу, что доселе сохраняла молчание.
«Значит, всё же охрана. Не подруга – иначе была бы мне представлена. Или вовсе – служанка? Нет, вроде как, не похожа. Хотя, поди пойми этих японок».
- Быть может, присядем за столик? Разговор предстоит долгий.
Последний ход, и Леннокс покорно передаёт инициативу в руки Сумераги. Сбежит ли она после сказанного, или решит остаться? Ради интереса ли или действительно понимая, о чём говорил Фредерик? Всё это не важно. Начатая игра обязана быть завершена. Даже если Кагуя с воплями убежит плакаться своим нянькам, Фредерик ничего не потеряет. Она не первая и далеко не последняя, кто может помочь ему в исполнении его собственного замысла. Но потеряет ли Сумераги? Если она действительно собиралась хоть как-то оказать помощь Индии – однозначно да. Хотя до полноценной помощи тут, разумеется, далеко. Но Фредерик всегда полагал, что дело куда дороже любых, даже самых прекрасных и красивых слов. В политике это не всегда срабатывало, но Леннокс продолжал самоотверженно оставаться всего лишь бизнесменом. Потому что это – выгодно.

+4

8

— Индия нуждается в нас. — Где-то внутри Кагуя громко (мысленно) фыркнула, снаружи не подав виду и продолжая невинно улыбаться. Ну как же.

Только Британии Индии не хватало. Какое лицемерие! Как гадко с её стороны склонять этот чудесный край к союзу с разжиревшим планетарным вампиром! Но альтернатива ещё хуже.

Исход серьёзного британского вмешательства очевиден. Сопротивление Махараджи приведёт лишь к боли и разрушениям. Или... Или нет? В любом случае, подвешенное состояние солнечно-улыбчивой страны не позволяет вздохнуть спокойно. Пока остаётся шанс упустить её в руки врагам Империи, Сумераги ощущают себя весьма неуютно.

Странно? Странно. Враг моего врага — мой друг. Зачем ратовать за укрепление позиции противника, и так едва не сожравшего тебя, играючи, целиком? А истина проста, как арбуз.

Основные мощности Киото, снабжающие Орден сейчас столь важной техникой, сконцентрированы именно здесь. И связь с ними возможна именно за счёт невраждебности страны к Британии — ведь японцы теперь, официально, всё-таки её граждане.

Почему-то ни принцессе, ни её дядюшке не приходилось сомневаться: стоит только возникнуть поводу для этого, всё чужеземное имущество внутри своей страны индусы приватизируют очень быстро, нагло и с невозмутимым видом. Есть надежда на не самую очевидную связь предприятий с родительским холдином, но надежда та из числа последних соломинок.

Захотят — отберут. И на открыто антибританской территории защититься будет не в пример сложнее. Как и организовать логистику.

— Никто не пытался продемонстрировать ему, каковы на самом деле перспективы скорейшего принятия решения. Ведь, правда?

— Да... Ваша Светлость ведь могут сделать это? — Девочка светится надеждой. — Что значат мои слова? Мы, Сумераги, просто крупные инвесторы для Махараджи. Он может ценить нашу благосклонность и внимание — в таком случае поддержка Британии очевидна — а может ценить лишь уже вложенное нами.

Очевидное "И точить на это самое вложенное зубки" не прозвучало.

— Мы допустили неосторожность, оставив филиалы здесь достаточно независимыми. В основном Китае сейчас совсем другая история, — куксится Кагуя, принимая предложение герцога.

Вот сейчас она, непринуждённым образом, говорит уже неправду. Допущенная неосторожность была тщательно просчитана много лет назад: и не имея ещё конкретных причин, Сумераги желали поменьше демонстрировать, насколько далеко тянутся их руки. Просто на всякий случай.

Несущая их имя и подотчётная ходлингу индустрия оставалась формально независимыми и исключительно индийскими предприятиями, в которых Sumeragi Inc. попросту имела неприлично хорошую долю — и которым регулярно продавала новые разработки и прочие ценные решения.

— Если мне позволено узнать, какое предложение Ваша Светлость приготовили для Махараджи? — Садиться, когда не позволено, смысла нет. Вопрос принцессы — фигура вежливости... И заодно небольшой клуб тумана в лицо Ленноксу: может, и впрямь она наивна и неопытна достаточно, чтобы не сообразить? Вдруг это — искренний вопрос?

Её лицо — уж точно светоч искренности и чистоты помысла. [icon]https://files.catbox.moe/f5iyd7.png[/icon]

+6

9

Главный, единственный и самый необходимый всем присутствующим сейчас человек в зале – Великий Махараджа всея Индии и ее окрестностей – кроме ума, хитрости, жесткости и целеустремленности обладал одним чрезвычайно важным качеством, которое было основополагающим во всей его длинной, почти бесконечной жизни и которое сейчас радостно выбешивало практически весь зал вместе взятый – безграничным терпением. Мало того, он использовал это терпение настолько умело и филигранно, что казалось, скорее черепахи шевельнутся и нетерпеливо начнут переминаться с лапки на лапку, удерживая земную твердь, чем шевельнется сам Махараджа, принимая хотя бы сколь-нибудь определенное, ясное и четко озвученное политическое решение, в котором были заинтересованы практически все. Махараджа улыбался, как ярко раскрашенная, удивительно дорогая кукла. Махараджа был невыносимо гостеприимен ко всем, кто так или иначе, но мог повлиять на положение Индии, кто не мог повлиять, но хотел бы, кто просто был достаточно высокопоставлен, чтобы считаться с ним вообще, кто хотя бы просто соответствовал его понятиям о ХОРОШЕМ госте. Махараджа был вежлив, вежлив настолько, что ни одна индийская приторная сладость не выдерживала сравнения с его манерой выражать свое восхищение по поводу прибытия всех приглашенных и просто присутствующий. И Махараджа не делал ровно ничерта, чтобы, наконец, представители Британии ли, Японии ли, России, или же любой другой заинтересованной страны смогли четко и ясно сказать – да, Индия с нами! Стоя у стены и увлеченно подглядывая сквозь одно из драгоценных, ярко расписанных полотен за гостями, внучка Махараджи краем своего аристократического ушка прислушивалась к тем обрывкам бесед, которые доносились до нее и улыбалась – несмотря на конкретное такое несходство во взглядах и мнениях, она вполне могла гордиться своим дедом. И гордилась им изо всех сил! Не собираясь, естественно, сообщать ему об этом, о нет, только не сегодня, когда с самого утра между ними пробежала даже не черная кошка – прогалопировал огромный индийский черный слон!
«Отлично, дедушка – настоящий гений!!! Они ничего не понимают, верно, дедушка? Это как совершать дорогую, чрезвычайно важную покупку, почти на всю свою жизнь, это как заинтересовывать продавцов конкурирующих компаний, это как важно и церемонно, лениво передвигаться по всем салонам дорогих машин, с удовольствием наблюдая, как стелятся перед тобой консультанты, получающие процент от продажи, выбирая самую крутую, не спеша!!! Потому, что пока ты выбираешь – ты необходим им и интересен! Всем, сразу, и с этого можно много чего забрать, взять, получить, поиметь! А когда уже определился, ты становишься интересен только одному, а это уже не так интересно тебе. Так держать, дедушка! Ох, если б ты знал, что твое «нет» мне не означает для меня того, что значит для других…  Ни единой причины НЕ ехать в Британию я лично не вижу, дорогой мой и любимый дедушка, а это значит что? Правильно! Это значит, я заставлю тебя отпустить меня,  и ты сделаешь это с удовольствием, и я хотя бы несколько месяцев, а при удачном раскладе (который сама себе обеспечу!) может и год не буду слышать надоевшие до чертиков разговоры о замужестве! Дедушка, тебе надо – ты и женись!!!»
Мысли текли как обычно в категорически разноплановых направлениях, что совершенно не смущало. Лакшми прекрасно знала, чего хочет, что ей нужно и что будет самым лучшим для нее самой, Лакшми понимала, что если она не поедет в Британию, то просто сойдет с ума от скуки в этой чудесной, горячо ненавидимой, золотой и переливающейся всеми оттенками чистейших индийских бриллиантов клетке. Оставались мелочи. Пойти и убедить дедушку, по совместительству еще и Махараджу, в ценности и правильности этой идеи. Что совершенно не получилось утром, и что просто-таки обязано было получиться сейчас!
Плавный, неспешный, деловито и тактично, церемонно приглушенный гул разнообразнейших бесед, ведущихся между очень важными и нужными так или иначе людьми, был внезапно, но очень аккуратно прерван появлением небольшой процессии, двинувшейся от дверей в сторону самого главного места, почти  трона, с высоты которого Махараджа наблюдал за присутствующими. Невысокая, хрупкая, темноволосая куколка в соответствующем случаю парадно-выходном сари, нежно-голубых, бирюзовых, оттенков цвета индиго и яркой розовой нижней кофточкой, вся блестящая и переливающаяся от огромного количества драгоценных, приятно-изящных тоненьких колечек, кулончиков, бусиков, сережек и браслетиков, осторожно вошла в зал, оглядела присутствующих, крайне вежливо поклонилась и выпрямившись, продемонстрировав хорошо усвоенную осанку типичной индианки, способной перетащить на красиво и гладенько причесанной головке тонну тюков с хлопком, невозмутимо направилась к эпицентру событий. Несколько охранников быстро отстали, здесь их услуги принцессе были не нужны, а так как слишком явное навязывание своих услуг сурово каралось отстреленным ухом (как это уже случилось однажды!), телохранители отстали прямо-таки с несказанным удовольствием. Дальнейший путь Лакшми проделала сама, все с той же нежно-приветливой улыбочкой на тайно поблескивающих нежно-розовым, почти бесцветным блеском,  губках, буквально воплощая собой все то, что так желал видеть в ней ее дедушка! Если бы кто-то сейчас отвлекся от созерцания неспешного плавного, тихими маленькими шажками, дефилирования принцессы, почти скользящей по узорчатой плитке пола, и обратил внимание на самого Махараджу, он бы с удивлением отметил беспокойство, напряжение и стиснувшие подлокотники стула-трона руки, так же, как и внучки, унизанные перстнями, массивными, демонстрирующими возможности его богатства. Одним своим появлением Лакшми удалось легко и непринужденно сделать то, что не удавалось никому в этом зале – заставить Махараджу забеспокоиться и вполне ощутимо заерзать по трону своим царственным задом.
- Рада видеть тебя, дедушка!
Напрочь проигнорировав все предписанные традициями варианты обращения к Махарадже в присутствии высоких гостей и на приемах, девочка ослепительно улыбнулась, покладисто вставая рядышком, как можно ближе к трону-креслу.
- Я обдумала твое настойчивое…
«И заколебавшее уже меня…!!!»
- … предложение отвлечься от мыслей о поездке и заняться благотворительностью. Ты прав!
«Хм, а вот тот, темноволосый хлыщ – сто процентов британец! А с ним кто? Ставлю на японку, заносчивая, продажная, наглая зараза и хапуга, на лбу чистом и красивеньком написано, что продаст мать, отца и бабушку за семейные ценности! Ох, дедушка, сначала они сожрут друг друга, а потом снова примутся за тебя. С другой стороны, тебе периодически полезно!»
- Ты целиком и полностью прав! И я даже уже определилась с целью своей благотворительности, которой буду заниматься долго, трудолюбиво, целиком отдаваясь начатому!  Вникая в выбранное дело, углублюсь в него с головой! Я решила организовать приюты для помощи падшим женщинам, как в нашей стране, так и по всему миру! Ты рад?
Мелодичный, вроде бы негромкий, но почему-то сразу разнесшийся по всей зале голосок девушки произвел эффект куда как более ощутимый, чем если бы она притащила простую, банальную и пошлую бомбу и небрежно швырнула ее своими наманикюренными ручками ровно на середину зала.  Лакшми ласково улыбнулась, преданно и не отрываясь глядя на дедушку в упор, предупреждая, что это только цветочки, и все в его руках, а так как он сохранял безмолвие – видимо, просто тупо лишился дара речи на минуту или переваривал информацию, может быть  –  эффект следовало закрепить. Откуда-то из сари, из внутреннего кармашка, вдруг внезапно полилась мелодичная, удивительно красивая мелодия мобильного телефона… в которой без  особого труда все желающие могли узнать «Подмосковные вечера».
- Извини, мобильный, сейчас отвечу – и мы с тобой продолжим, верно, дедушка?

Отредактировано Lakshmi Trisha Neru (2017-07-21 22:30:49)

+8

10

Каждый раз, пытаясь проанализировать действия девушки, Фредерик наталкивался на какое-то странное препятствие. Кагуя понимала многое, но… смотрела не в ту сторону? Или не понимала конкретного предложения? В какой-то момент Леннокс усомнился, стоит ли вообще продолжать диалог.
- Один я вряд ли смогу что-либо сделать, тем более, по отношению к Индии. Но это совсем не повод, чтобы не попробовать вообще.
Голос прозвучал так же ровно и спокойно, как и до этого. Но Леннокс всё же опустил взгляд в пол. Не пробовать. Не делать. Не пытаться лезть туда, где таким, как он – не место. Он не был наследником своего рода. Фредерик был вторым сыном в семье, а им не позволялось пользоваться всей полнотой власти. Ему не полагалось решать судьбы целых стран, вершить историю. Он тот, кто будет востребован своей семьёй только лишь в случаях чрезвычайного положения. Кто б мог подумать, что оно действительно случится, это пресловутое положение!.. Всего каких-то пара секунд – у него никогда не было больше времени на собственные слабости – и Фредерик возвращает взгляд на Кагую, чуть улыбаясь. Теперь это его жизнь, его история, его возможности. И он воспользуется всем этим с удовольствием.
- Предложение для Махараджи?
Спросил он, по-хозяйски направляясь к выбранному ранее и свободному доселе столику. Были места более удобные, ближе к центру, а ещё вон там, на балконе, но они уже заняты, а Фредерик никогда не отличался нездоровым желанием отбирать всё то, что ему нравилось сразу же, по первому желанию.
- Присаживайтесь.
Мягко предложил он девушке. Всё-таки сидеть в присутствии дамы, пусть даже не-британки по рождению, было бы дурным жестом. Леннокс выразительно ухмыльнулся, занимая своё место за столом.
- Я не собираюсь вкладывать именно в него, в правителя.
Инвестиции. Поддержка. Благотворительность. Гуманитарная помощь. О, нет. Фредерик сильно уважал деньги, и был не прочь их зарабатывать. Британская Империя без него вполне удачно обещала помощь тем, кто был с ней заодно, кто был предан Императору. Тем более, это всё уже прозвучало в его официальной речи, когда он говорил от лица Империи. Так зачем Ленноксу повторяться? У него имелись собственные активы, которые он не прочь применить по назначению, не прикрываясь трусливо именем СБИ.
- Если наконец-то уделить внимание инвестициям прямиком в народ, а не во власть, это будет куда как полезнее, не находите? Я не говорю о гуманитарной помощи и бесплатной еде голодающим.
Простому индийцу вряд ли будет дело до того, сколько миллиардов помощи выделит Британия Индии, если та станет играть по их правилам. Ему будет куда интереснее, если недалеко от его дома появится место, где он сможет купить себе продуктов различной ценовой категории, а не ждать подачек от собственной страны в качестве материальной помощи. Разумеется, это не распространялось бы на элитный класс. Но и это «бы» Фредерик учитывал – продукция его фабрик ценилась далеко за пределами СБИ, поэтому и богатые жители вполне клюнут на подобную удочку довольно успешно.
- Я говорю о бизнесе.
Всё же уточнил Фредерик, чтоб более в их разговоре не возникало недопонимания. Да, он не собирался бросаться обещаниями от лица Империи. Да, он просто собирался заработать. Да, это было политически не верно. Но это было прибыльно! Леннокс очень любил прибыль, и не понимал, почему другие любили что-то другое. Или кого-то. Это же глупо.
- Учтём ошибки, допущенные бизнесменами в Китае. Там, конечно, сейчас всё крайне сложно, но в наших силах не повторить подобное здесь, в Индии.
Про то, что в Китае проблемы у любого бизнесмена, туда некогда влезшего – это уже очевидный факт. Поэтому Леннокс так просто говорил об этом.
- Вложим небольшой капитал – несколько миллионов, думаю, будет вполне достаточно. Наладим поставки, производство – тут оно куда дешевле, чем в других регионах. Далее, расширим созданную сеть, через полгода уже вернём стартовый капитал, а повезёт – удвоим его. Пятьдесят на пятьдесят – будет вполне честно. Мне не надо лишнего или чужого.
Пожалованных британцев любили занижать в правах, Леннокс не видел в этом никакого удовольствия. Бизнес это не игрушки, бизнес – это деньги.
- Если нам удастся, то выгода сотрудничества с Британией станет очевидной – её можно будет не просто увидеть, но и почувствовать. И прикупить в местном магазинчике. Чем не отличная реклама великой Империи?!
Очевидно, что Фредерик не собирался останавливаться только лишь на реализации собственной продукции. Конфеты и игрушки это, разумеется, мило. Но кушать, как говорится, хочется всегда. Слабое место всех людей, знаете ли. Почему бы им не воспользоваться при открытии бизнеса?
- Сумераги ведь справятся с поставками крупногабаритного оборудования?
Крайне заинтересованно спросил Леннокс. Это было важной деталью – с остальным-то он мог обойтись самостоятельными силами и без лишних затрат. Но вот с перевозками крупнотоннажного груза возникали проблемы. Их вполне возможно было решить, но, опять же – это лишние траты сил, времени и денег. А тут есть Сумераги. Почему не использовать? Тем более, дело он ей предлагал общее, на двоих. Да, звучит-то как интересно…
- С разрешениями на вывоз и ввоз, проблем не должно возникнуть. Меня интересуют непосредственно сами перевозки, их организация, постановка.
Специально уточнил Фредерик, дабы у девушки не возникло страхов, что он хочет на неё сбросить всё, включая правительственные разрешения.
- К тому же, я не собираюсь вас ограничивать в выборе собственного направления в пределах организованной сети…
Оживление возле входа в огромную залу отвлекло Леннокса от разговора, и он обернулся через плечо к выходу, хотя тут же потерял интерес к вошедшей.
«И кто она? Любовница, что ли? Или как их тут называют. Наложница, да. Чего она тут делает?»
А вот на Махарадже он всё-таки задержал взгляд – больше из любопытства – и чему-то фыркнул, явно недовольно, быстро возвращаясь к разговору.
- Но контроль, разумеется, необходим.
Куда как жестче закончил прерванную речь Фредерик. И неизвестно, с чем изменение интонации было связано больше: с важным замечанием в разговоре, или с появлением индийской девушки в общем зале.
«Дедушка. Если бы она являлась его наложницей, было бы куда интереснее».
Совсем разочаровался в новом явлении Леннокс, более не проявляя никакой заинтересованности ни к вошедшей, ни к Махарадже. У него бизнес, вообще-то! Ходят тут всякие, отвлекают только от важного разговора. Герцог в целом осторожно относился к тем, кто имел по праву рождения куда как больше, чем он сам. Кто изначально был первым, имел выше титулы. У них-то, считал Фредерик, жизнь однозначно намного проще, чем у него. Вот и пусть идут куда подальше. Гады.

+6

11

В отличие от Леннокса, Кагуя не стесняется давать волю эмоциям и вести себя ну совершенно как милая, едва-едва только по закону способная что-то говорить сама за себя, девочка. Четырнадцать же! Чего от неё ожидать? Гениальности?

Вот сейчас она явно удивилась. Ещё бы: британец желает иметь с ней дело! Конечно, не принц с их неприличными даже по мнению Сумераги доходами (заметьте, не превосходящими, ой далеко не всегда превосходящими, но неприличными уже как минимум по лёгкости их получения)... Зато британец! Да до сих пор эти чванливые шовинисты, за все семь чёртовых лет, только и делали, что либо приказывали сверху, сохраняя так своё драгоценное лицо, либо благодушно соглашались на предложения со стороны самих японцев.

А чаще вообще отказывались, а не соглашались. И тут!

В общем, неописуемое удивление принцесса отыграла очень хорошо, а затем резво "взяла себя в руки".

— Ум-м... — Дальновидно начала она свой ответ с лёгкой растерянности. — Эт-то надо будет обсудить у нас на совете директоров, понимаете, Ваша Светлость?

Вряд ли кто-то рискнёт отказать в предложении герцогу без видных на то причин. А то и с причинами. Даже баронов иметь во врагах — себе дороже. Но ведь не может такая бестолковая дурочка сама принять эдакое решение?

— Только... А можно вам предложить заказать всё на месте? Прямого влияния на филиалы здесь мы, конечно, не имеем, но пожалуй даже и на скидках некоторых сможем для вас настоять. А от клиентов отказываться никто в здравом уме не станет. — Кагуя улыбается, стараясь то ли заполучить расположение Ричмонда, то ли создать такое впечатление.

Сумераги выгоднее бы собрать всё у себя, в Одиннадцатом, и действительно доставить сюда по морю. Иначе большая часть денег осядет в Индии, кроме отчислений по акциям. Кому оно надо?

Наверное, юная председатель облапошилась, искренне позаботившись о наибольшей выгоде именно Ленноксов. Им, на самом деле, так обойдётся много дешевле.

В действительности же у её предложения два довольно серьёзных обоснования.

Первое — о котором даже и догадаются проницательные личности — заключается в серьёзных проблемах нехватки кадров у японцев. Сумераги, Кирихара, Кубойн, Мунаката, Ёщиро да Осакабе спохватились после войны под шумок очень вовремя, выкупив практически всё в Зоне по дешёвке, но очень быстро столкнулись с крайне жестокой реальностью.

На предприятиях оказалось буквально некому работать. Тех убили в атаке, другие ушли партизанить в гетто, третьи ещё гнут горб на захватчиков ради звания пожалованного (и поди пойми когда ещё разогнут; процедура несложная, зато длительная), а четвёртых хватило на "стопроцентно полную комплектацию" разве только сакурадайтовой индустрии.

Британцы же, знаете, как-то не загорелись желанием вкалывать на вчерашних нумерованных в буйном секторе.

Второе же обоснование, уже упомянутое чуть выше, угадать практически невозможно. Секрет же прост: на самом деле все филиалы слушаются "центр" надёжно, как руки-ноги — голову, и лишь изображают независимость для отгона лишних подозрений как можно дальше.

Очень хорошо, надо сказать, изображают.

Если же взглянуть на то, что на самом деле думает Кагуя... То предложение она находит довольно выгодным. Конечно, господин герцог желают выйти на новый рынок — это всегда чудесно. Их же, Сумераги, его новый рынок ни греет, ни холодит: так уж вышло, интересы не пересекаются.

В целом Киото-то занимается пищевой промышленностью, но так, чтобы она была основным доходом, да ещё в Индии? Нет, что вы. И коли ситуация обернётся хорошим контрактом на сложное оборудование с конфетным магнатом, который в итоге никуда от них не денется без серьёзных трат на полное переоснащение — да и шут с ним, индийским пищевым рынком, пусть хоть весь гребёт.

Напоминание о контроле только не нравится ей. Всегда так: начали за здравие, с пятьдесят-на-пятьдесят и вроде как равными возможностями, а закончили за упокой. Британец главный. Хотя ей не удивляться. Лицом сакурадайтовая принцесса только выражает согласие с необходимостью контроля.

Многообещающий деловой разговор прервало появление неожиданно шумной и яркой личности, захватившей внимание в том числе и Кагуи. Две принцессы — явная и надёжно сокрытая — увидели друг друга вживую в первый раз. До того Лакшми наверняка мелькала тут и там в телевизионных и прочих новостных сюжетах, обязательных для ознакомления подрастающей наследнице Ямато... А вот с самой наследницей дела обстояли интереснее. О её существовании знали все, вхожие в серьёзный бизнес и британскую политику, но лишь о существовании: ничегошеньки громкого японское сокровище совершить не успело, в телевизор не попадало... Окромя случая с паспортом. Забудем его, как страшный сон.

Так, внучка Махараджи вполне могла о ней и вовсе ничего не знать.

— Что она, совсем глупая? — Не осталась в долгу Сумераги, огорошенно пялясь на громкую яркую девушку. — Она же старше меня настолько! Неужели не понимает, что в итоге только себе и своей стране навредит эдакими выходками?

Вздохнув и покачав головой: — Какой ужас. Наверное, считает всё вокруг себя за данность... Будто всегда обязательно так будет жить, и никто не сможет ничего у неё отобрать. Бедняжка...

Возмущение поступком Тришны сменилось искренней грустью и жалостью к ней. Что испытает эта принцесса, если — да уберегут их боги — Индия повторит судьбу Солнечного края? [icon]https://files.catbox.moe/r68krf.png[/icon]

+6

12

Каллен было слегка сложно следить за разговором Кагуи и Фредерика. Нет, эшфордские учителя наверняка привили ей хоть какие-то навыки светского общения в рамках остальной программы, но этого, конечно, едва ли хватало на то, чтобы уверенно чувствовать себя в диалоге между двумя опытными дельцами. Особенно когда один из них, мило улыбаясь, виляет в разговоре, бросая "сопернику" пыль в глаза. Каллен не нравилось, как Кагуе приходится рассыпаться "вашими светлостями", но куда деться? Тем более, если сейчас усыпить бдительность врага, то потом удар будет только больнее - при мысли о том, какое лицо сделал бы Фредерик, узнай он, кого из себя представляет принцесса на самом деле, и что рядом с ней стоит настоящая террористка, на губах последней пробежала лёгкая улыбка. Нет-нет, не надо так лыбиться. Нейтральное, серьёзное лицо, вернись.

Конечно же Каллен садится не будет, а пристроится справа от подопечной, тихо вздыхая и оглядываясь вокруг. Разговоры продолжали разговариваться, Махараджа продолжал восседать на своём "троне", еда продолжала потихоньку кончатся на столах, переодически будто воскресая из небытья стараниями слуг - происходящее быстро смазывалось в не то что бы скучное, но и не то что бы интересное пятно в памяти: "Было дело, мы ходили на приём Махараджи. Что там было? А... Да особо и ничего." И, будто отвечая на немой призыв телохранительницы показать ей какое-нибудь представление, в зал прибыла Лакшми.

Как и Фредерик, девушка немедленно приняла красивую особу за любовницу Махараджи: "Интересно, каково это, быть игрушкой у старикана... Фу. Фу! Чёрт возьми, о чём я думаю?!" Зардевшись слегка, будто бы все вокруг, если хотели, могли бы прочитать её мысли, но не сделали этого по какой-то причине, Каллен проводила "любовницу" глазами до самого трона её...

- Дедушка?! Ах... Ну да! Теперь всё ясно, да! Фух... Чего я-то испытываю облегчение, меня-то это не касается...

Когда Лакшми заговорила дальше, Каллен немного смутилась. Так ли внучкам обращаться с Махараджей? То есть, вокруг гости и всё такое... Может быть, это какой-то хитрый план, показать что-то всем гостям? Почему-то, мысль о том, что это просто девочка не соблюдает традиции по своей наглости, не посетила телохранительницу, пока на зал не упала словесная бомба в несколько мегатонн.

- Хья?! - невольно слетает с губ Каллен. Нет, ну не может быть! Не могла она такое сказать на весь зал! Она же только что опозорила и себя, и деда, и не просто перед земляками, а перед представителями Британии, Японии, да целой кучи стран! Но нет - может быть не все отреагируют столь заметно, как девушка-солдат, но уж точно на лицах всех присутствующих будет написан шок от такой безбашенной выходки.

- Она двинулась?! Чего она добивается, болтая о проститутках в такой момент?! Судьба твоей страны решается, а ты мелешь непойми что!

В мыслях телохранительницы Лакшми тут же, с громким щелчком, перешла в разряд самых опасных персон вокруг. Может быть у неё не было оружия настоящего, но если она может сморозить подобные заявления с таким невинным лицом, то ей явно не сложно продолжить в том же духе! И чёрт его знает, каких она дров может наломать, если вдруг решит пообщаться с Кагуей.

- Лучше бы уж было скучно...

+6

13

[npc]59[/npc]
Махараджа, несомненно, был не просто мастером - настоящим виртуозом своего дела. Он играл на буквах закона и нервах друзей и врагов так умело, что догадаться, к кому все же склонялось его расположение, не смогли бы ни те, ни другие. Отвечал он уклончиво и так умело переводил тему, что по юным лицам прибывших к индийскому двору послов можно было ясно видно все их недовольство. Особенно сейчас, когда держать лицо через силу не было такой острой нужды.

К старости глаза махараджи стали хуже видеть вблизи, но даль стала четче и яснее для его взгляда. Ум его мыслил на дальнюю перспективу, и взор лишь перестраивался под новые реалии. Впрочем, было бы глупо отрицать, что он просто не молодеет.

И на этой волне видеть послов было отчасти досадно: дети, оба. Его внуки - и те старше этих юных, но уже облеченных властью ребят. Махараджа верил, что в столь раннем возрасте получать столько возможностей, не то чтобы опасно, но весьма растляюще. Уверенные в своих непогрешимости, силе и правах дети способны на страшные вещи. Им легче допустить ошибку, всей ответственности за которую они не примут и не поймут. А ведь даже мудрые старцы ошибаются!..

Где память о солнце - там и солнечный зайчик. Свежим ветром ворвалась в зал Лакшми, любимая и самая невыносимая из всех его детей. Внучка говорит звонко и ласково, и Акил Серадж Неру с трудом удерживается от желания немедленно приказать выпороть ее. Ничего хорошего милая Лакшми таким тоном не...

..вот да. Не говорит. Совершенно ничего хорошего. Если кто-то смел подумать, что Тришна может быть любящей внучкой просто так, без желания вскоре опустить деда глубже в пучины отчаяния или без новейшей модели британского автопрома в эксклюзивном каталоге, то этот кто-то ошибался. Махараджа не ошибался.

- Лакшми, - тихо простонал он.

[npc]58[/npc]

- Лакшми, - подхватил слова деда старший брат неуемной принцессы. Нирав перехватил запястье сестры - мягко, но настойчиво вынуждая ее опустить телефон. Тришну Нирав любил и отношения с ней у него ладились куда лучше, чем у их деда - возможно, потому что с ней Нирав чаще занимался интересными ей вещами, нежели тратил совместно проведенное время на пустые нравоучения. А нравоучений принцессе в последние годы и без брата хватало.

- Это жестоко, - тихо и с легким упреком говорит он, перехватывая руку Тришны так, чтобы она могла ухватиться за его локоть. Выводить ее из зала - дело бесполезное, потому как она явно пришла довести Акила до инфаркта, а значит не отступится, пока не достигнет своей цели.

Нирав уводит сестру в зал, откуда деду останется пока только наблюдать за внуками: за тихим и сдержанным Рави и яркой, безудержной Тришей.

- Но если ты так уверена в своем желании, я окажу тебе всякое содействие. Ты уже составила бизнес-план этого проекта? Провела оценку потенциального спроса на услуги такого фонда? - Карие глаза Нирава теплые и добрые, а во вкрадчивом и спокойном тоне Тришна легко может распознать шутливые нотки. Рави не верит в серьезность озвученных намерений младшей сестры, но не прочь подыграть ей. А сам тем временем ведет ее к гостям - тем самым, недовольным решением их деда. Принц, стоящий за спиной махараджи во время переговоров, хотел подойти к ним с самого начала вечера - а тут такой вынужденный повод.

- Намастэ, - приветствует он Фредерика, Кагую и Каллен, поднимая свободную правую руку на уровень груди. Уважение, проявленное в первую очередь британскому аристократу и - в меньшей степени - наследнице японского конгломерата, направлено, однако, яркой и необычной девушке, не участвующей в разговорах. Признаться, Нирав в определенной степени очарован, и в его теплом взгляде легко читается сдержанный интерес.

Далее: Лакшми, Фредерик, Кагуя, Каллен, гм.

+5

14

«Ох, дедушка, дедушка. Драгоценный мой, дорогой и любимый, всем ты хорош, и умен, и политик по природе своей, и справляешься с целым государством, думаешь, я не представляю, сколько сейчас на тебя навалилось и сколько ты тащишь на своей все еще мощной шее, умело лавируя между предложениями, от которых – всех и одновременно! – невозможно отказаться??? А единственного понять не можешь. Думаешь, отлупить меня по заднице и проблема решится? А что, помогало? Вот именно! Я ж до конца пойду, ты же меня знаешь. Подмосковные вечера и публичный официальный приют для шлюх не понравился? У меня еще есть Мурка. И вариант не с приютом даже, ну, ты догадался, да?!»
Несколько минут непримиримо, упрямо, с вызовом черные глазищи Лашкми прожигали философски уже усталые, такие же черные, глаза дедушки и великого Махараджи по совместительству. Она собиралась идти до конца.
«Ты же понимаешь, что, если понадобится, я буду вот так же выступать на всех твоих приемах! Посмотри внимательно на вытянувшиеся, повышенно заинтересованные закусками физиономии твоих гостей и послов, они ж все заметили и поняли! А ведь мою фантазию ты знаешь, дедушка, подумай сам, разве ты готов поставить на кон благо государства только ради того, чтобы удержать меня тут???»
Поединок взглядов закончился вничью, рядом внезапно оказался спокойный, всегда серьезный и целеустремленный Рави, которому обычно единственному удавалось если не купировать активность обожаемой сестры, то хотя бы временно притормозить ее как всегда разрушающую деятельность. Лакшми очень любила Рави. Он был умнее ее, хитрее, он отлично разбирался в происходящем, он ПОНИМАЛ ее! Последнее было основополагающим, поэтому неохотно, но все же добровольно, она опустила телефон, сжала красиво отманикюренными пальчиками рукав драгоценного одеяния брата и милостиво позволила увести себя с поля боя, напоследок кинув очень выразительный взгляд в сторону дедушки.
- Ты как обычно испортил мне все планы, Рави, ты в курсе? О, ну конечно ты в курсе!
Хмыкнула, послушно направляясь с ним куда-то в сторону напыщенных и разодетых гостей, хотя все ее желания были сосредоточены совершенно в противоположной стороне!
- Ну, давай, начинай, Триша прекрати, Триша, ты же понимаешь, Триша, так нельзя… А как можно?! И почему понимать вечно должна только я?!
Ни единая душа кроме самого идущего рядом Рави не слышала ни самих слов, ни оттенка горечи, промелькнувшего в каждом из них. Не отвечая на его шутливые уточнения по поводу дома для проституток, девушка коротко вздохнула. Брат понимал ее, как никто другой, а еще он прекрасно знал, что раньше его младшая сестренка была совсем иной, что раньше она была идеальной индийской принцессочкой, милой, обаятельной, ПОСЛУШНОЙ, мечтательной и покладистой до зубовного скрежета. Однако все хорошее когда-нибудь кончается, закончилось и терпение Триши, которая вдруг увидела иной мир, внезапно ощутила себя живой, почувствовала и попробовала на вкус такую яркую и красочную жизнь Британии, со всей ее современностью, скоростью, новыми модами и увлечениями… И после этого дедушка еще будет говорить что-то о правилах хорошего тона и каких-то несчастных граффити на стенах его дворца??? Девушку можно было назвать как угодно: слишком эмоциональной, иногда поверхностной, с шилом в попе, несдержанной и  резкой. Однако ни дурой, ни вульгарной плохо воспитанной разбалованной принцессой она не была. Она четко видела цель и шла к ней, а уж по головам - не по головам… Надо быстрее убирать головы с ее пути, значит!
- Конечно, жестоко, милый. Но ты же знаешь, иначе до него не доходит и не дойдет! А теперь ты увел меня от него, и мне в очередной раз придется довольствоваться каким-нибудь Jaguar Luxury, вместо полноценного разрешения уехать туда, где их производят, целиком!
Слушая улыбчиво-легкую речь брата, как обычно спокойно и невозмутимо реагирующего на все, что бы она ни сказала или вытворила, Триша тоже невольно усмехнулась, затем улыбнулась, а после поняла, что все в жизни не так плохо. И будет еще море приемов, на которых она таки сможет добиться своего!
- Ну конечно! Как только я построю дом призрения для шлюх, они тут же соберутся стайкой со всей Индии и закроются там, начиная вести исключительно пуританскую жизнь! Рави, не серди меня, иначе я подумаю, что ты издеваешься, и буду жестокой уже с тобой, не только с дедушкой!
К столику, куда брат добровольно-принудительно доставил ее под руку, Лакшми пришла уже с меньшим желанием кусаться и даже с улыбкой на губах. Пока брат здоровался и раскланивался, уделяя надлежащее внимание буквально каждому сидящему и не только, улыбка Триши становилась все шире. Она прямо-таки всей своей нежной смугловатой кожей ощутила волны неодобрения своим поведением, исходящие от каждого за этим столиком, и это начало… развлекать! Такого количества не одобряющих, в одном месте и сразу – это же прямо цветник какой-то! Пока брат продолжал быть вежливым и толерантным, девушка все с той же улыбкой-усмешкой глянула сначала в глаза британскому представителю высших слоев общества, потом – японке, в конце – кому-то типа ее подруги, в этом Лакшми плохо разбиралась и снова широко улыбнулась.
- Рада видеть вас, дамы и господа.
Мелодичный голосок прозвучал негромко, девушка улыбалась, всем своим видом выражая полное и абсолютное гостеприимство.
«Ну как, получили то, зачем приехали? Спорим, нет! Дедушка не идиот, чтобы так просто пойти на поводу у вас! Ох, как же им не нравится, что я подошла! Наверняка сейчас каждый по-отдельности и все вместе ломают головы, как бы сохранить максимально вежливое выражение лица, если я снова что-то выкину! Могу об заклад биться, у японки получится лучше всех! Тоже та еще стерва, я уверена, эта тож умеет добиваться своего, даром что сидит с такой постной мордочкой. А рядом с ней леди? Кажется, сейчас меня укусит! Ну, рррр, ав! Британец вполне ничего, ухоженный, цену себе знает… Я бы с ума сошла, если б такой вот рядом был!!! Это еще хуже дедушки, этот вообще всю душу вытянет!»
- Мы с братом высоко ценим честь присутствия на приеме, оказанную вами. И я буду крайне благодарна, если смогу услышать ваши замечательные имена.
"Ну охренеть прямо! Две машины, дедушка. Не меньше."

+5

15

Молоденькая японская девчушка, как и полагается, не скрывала своё удивление. Леннокс улыбнулся чуть мягче. Не важно, действительно ли она испытывает всё то, что демонстрирует герцогу, или лишь успешно играет свою роль – Фредерика устраивала такая реакция. Эмоции людей – вещь интересная. Британцы, занимая привилегированное положение, вообще опасались их испытывать. Остальные им старались подражать. Поэтому моменты искренности, будь они сотню раз наигранными, всегда занятны.
- Разумеется.
Герцог мягко и даже понимающе согласился на обсуждение его предложения внутри совета директоров потенциального партнёра. Ещё совсем недавно, чуть меньше года назад, ему самому доводилось тратить время и, кстати, нервы тоже, на согласительные встречи с отцом. Приятного мало, к тому же, нововведения и идеи Леннокса не всегда были понятными взрослому герцогу, так что, порой приходилось заходить с одним вопросом несколько раз, представляя его с разных сторон и убеждая в необходимости именно подобного решения. Наверно из этих встреч с отцом Фредерик вынес множество интересных уроков. Это неплохо помогло в дальнейших делах.
- Я понимаю. Но попрошу не затягивать с ответами. Время стоит дорого.
Холодно и непримиримо уточнил герцог. Кагуя ожидаемо говорила о согласовании вопросов с советом директоров. Фредерик и не надеялся получить положительный ответ тут же, за столом. Но и ждать неделю он просто не собирался. Это непозволительная роскошь. А всё, что стоило дорого, герцог Ричмондский ценил крайне трепетно и очень ревниво.
- Заказать на месте? Имеете ввиду Индию? Или же Японию тоже?
На последних словах герцог будто удивился. Одиннадцатый сектор слыл проблемным. Хотя мало чем отличалась и Индия – тут не было принято чёткого решения правителем. Поэтому даже с открытием бизнеса Леннокс мог сильно пролететь и в итоге не получить ничего, кроме расходов. Может быть, именно поэтому ему и понадобились Сумераги? Прибыль пятьдесят на пятьдесят вполне может обернуться и убытками в таком же процентном составляющем. Думала ли об этом Кагуя? И думал ли об этом Фредерик.
- В целом, я не возражаю.
А вообще-то – должен. Чаще всего, британцы отдавали предпочтение собственному производству, не доверяли другим народам, особенно нумерованным и тем, кто, по каким-то причинам, был не на их стороне. Не доверявших Фредерик откровенно считал идиотами. Бизнес должен быть максимально прибыльным. Не важно, чьи именно деньги. На чьём конкретно оборудовании, и чьими руками производится продукция. Правда, стоило всё же подстраховаться в одном моменте. Ведь британцам будет очень важно приобретать продукцию, изготовленную на британском оборудовании. Даже если оно будет собрано на территории Индии, или Японии – да вообще это не важно, когда у тебя в документах будет записано, что «основное» оборудование произведено в СБИ! К тому же, герцог предпочитал не забывать своих постоянных партнёров и всегда продвигал общие интересы.
- Некоторое оборудование всё же доставим из других регионов. Оно требует проверенного, качественного производства. Я не готов так рисковать.
Разумеется, риска тут никакого не было вообще. Леннокс лоббировал интересы нескольких производственных компаний. И даже этого не скрывал. Правда, делал он всё аккуратно и не в убыток Сумераги – потенциальному партнёру герцога. Почему? Интересный вопрос. Наверно всё же потому, что Леннокс предпочитал учитывать интересы многих своих соратников, возможно благодаря этому он и заполучил в свои руки успешный бизнес, разросшийся за несколько лет далеко за пределы СБИ.
- Я бы не настаивал и на контроле…
Фредерик вновь вернулся к теме, которая наверняка не понравилась Сумераги. И хотя Кагуя не высказалась против, всё же, этот момент был в первую очередь неудобен именно для неё, не для Ричмонда.
- Но в наше время, увы, слишком рискованно доверять.
Прозвучало неожиданно жарко, в отличие от предыдущего спокойного и размеренного тона, будто Леннокс… волновался? Да, кому не чужды волнения в столь младых годах?! Фредерик продолжал умело пользоваться собственными минусами, будь то юный возраст или неосведомлённость в важных вопросах. Его не редко считали ребёнком. Он часто на этом играл.
- Враги Британии умело носят различные личины.
Он будто предупреждал юную Сумераги о серьёзной опасности.
- Вдруг, я один из них?
Речь звучит тише, когда Леннокс чуть ближе склоняется к Сумераги.
- Или, к примеру, эта милая леди у вас за спиной.
Взгляд меняется на неуловимые доли секунды. Так оценивают авто в элитном магазине. Небрежно осматривая дорогую кожу салона, по-хозяйски берясь за руль, сжав крепко, уверенно. Придирчиво вглядываясь под капот – действительно ли тут столько мощности, сколько заявил производитель? Или выбирая кусок мяса на ужин, тщательно осматривая на наличие нежелательных косточек. Но тут же Ричмонд смотрит спокойно, чуть улыбаясь, как и прежде, вновь усаживаясь на своём месте ровно, чинно. Словно не было уточнений про страшных врагов СБИ. Но скорее эту секунду никто и не заметил. Кто их вообще считает, когда впереди целая жизнь?
- Поэтому контроль нужен везде и всегда. Это прибыльно.
Важно заявил Леннокс, совершенно не чураясь спокойно рассуждать о прибыли по будущему совместному бизнесу прям во время важного политического мероприятия в неподконтрольной Британии Индии.
- Вы собираетесь задержаться здесь ещё на некоторое время?
После непродолжительного, но крайне холодного созерцания Махараджи, всё же нарушил тишину Леннокс. Принцесса, эта глупая выскочка, интересовала многих куда как больше бизнеса в целом и денег в частности.
- Махараджа не дал внятного ответа ранее, навряд ли решит что-то сейчас.
Сухо объяснил свою позицию герцог, поднимаясь с места. Основные принципы по экономической площадке на территории Индии были оговорены. Фредерик не собирался задерживаться здесь более. Как вдруг…
«Это ещё что такое?»
Неожиданные повороты событий Фредерик не любил, тем более те, которые он даже не пытался просчитать. Принц с принцессой Индии направлялись к ним, и Леннокс едва ли мог точно сказать, рад он этому или совсем нет. Поэтому лишь чинно и очень вежливо поклонился подошедшим, не проронив ни слова. Принцу он был представлен ещё на самих переговорах, поэтому не видел смысла здороваться вновь. Принцессу он не рассматривал как что-то нужное и важное вообще, поэтому та удостоилась лишь его мягкой улыбки, и более на неё Фредерик предпочёл внимания не обращать.
- Мы можем быть Вам чем-то полезными?
Сдержано, мягко, и во множественном числе. Герцог говорил за себя и Сумераги скорее потому, что всё ещё думал про совместный бизнес, воспринимая юную японку, как своего потенциального компаньона.
«Услышать наши имена? Это ещё что за бред? Мы и без того были представлены в самом начале, как и полагается. И если ты, милая, это пропустила, то это твои сугубо личные проблемы. Иди, спроси у дедушки!»
Герцог чуть улыбнулся принцессе – мягко и открыто, почтительно склонив голову.
- Фредерик Леннокс.
Просто представился юноша. Ни титулов. Ни званий. Ни происхождения. Ничего. Род Леннокс был не особо известен и внутри Британии, не говоря уже обо всём мире. Герцога Ричмондского знали многие. Посла Императора СБИ – практически все. Одной-единственной фразы: «Посол Его Величества» – было достаточно, чтобы к тебе изменили отношение даже в низших кругах общества. Ведь всем дорога их жалкая жизнь. И о графе Ричмонде имелось достаточно информации. Лорд Леннокс всегда оставался в тени своей семьи, занимаясь исключительно бизнесом и не более того, не лез в политику, не попадал на подобные мероприятия высокого уровня, как это. Он был лишь верным псом своего великого герцогства, и не высовывался больше положенного. Именно этим именем представился герцог Ричмондский, носивший титул лорда Леннокса до гибели своего брата и отца. Почему? Но ведь у него спросили только лишь его имя.

Отредактировано Frederic Lennox (2017-08-19 19:29:39)

+5

16

— Я понимаю. Но попрошу не затягивать с ответами. Время стоит дорого.

— А... Это... — Куксится опять Кагуя, отвлекаясь от происходящего вокруг Лакшми. — Я ещё буду в Индии несколько дней, а затем планирую визит в Запретный Город. И когда вернусь, нужно ещё поднять этот вопрос и описать ситуацию... — Она звучит очень виновато за отобранное у Леннокса время, выдавая в итоге: — Боюсь, так получится уведомить Вашу Светлость о решении совета не раньше середины декабря.

— Корпорация Сумераги большая компания, — продолжает девочка, пытаясь вроде бы оправдаться, — и двигается тоже довольно медленно. Я председатель, я могу сама заключить договор от лица совета, но вы же понимаете... Как это не одобрят. Может, всё-таки подождёте?..

— Или, — приходит в светлую юную голову ещё один вариант, — может, Ваша Светлость или представитель Вашей Светлости съездят в Одиннадцатый на встречу с Советом? Я соглашусь с принятым решением.

На самом деле в буквально многомиллиардных оборотах титанического конгломерата предложение Ричмондов на миллионы — капля в море. Опасаться обвинений в неудачной инвестиции Кагуе нет смысла: из десяти таких завершается успехом хорошо если одна, и главное — не тратить много.

Но ведь она играет перед герцогом не слишком смыслящую в этом, послушную командам старших дурочку. Пусть убедит, немножко надавит, а дурочка прогнётся и сделает, что ей говорят. Будто ничего и не поняв в итоге.

— Заказать на месте? Имеете ввиду Индию? Или же Японию тоже?

— Конечно Индию! — Японка вновь улыбается слегка заискивающе, боясь показаться чересчур наглой в объяснении очевидного. — В Одиннадцатом у нас... Чуточку... Проблемы с кадрами... Оттуда не получится много заказать, даже если бы хотелось. — Она продолжает говорить "Одиннадцатый", явно слегка шокированная услышать "Япония" от британца.

А затем, подчёркивая выстроенный свой портрет, невообразимо мило пугается врагов вокруг, сжавшись от не совсем понятных слов и неожиданного приближения собеседника.

— Вы собираетесь задержаться здесь ещё на некоторое время?

— Я думала уходить как раз, но... — Девочка вскакивает следом, желая дождаться ответа на предложение подождать (или в Японию съездить). Ответа, что должен на самом деле стать третьим вариантом — склонением её к самостоятельному решению. Отыгранным ею безукоризненно склонением, укрепляющим невинный образ в глазах герцога.

О. Принц. Принцесса.

Кагуя реагирует на привествие автоматическим болванчиком, склоняясь в вежливом ответе. Конечно, она знает и индийский этикет. Пользуется этими мгновениями — немного подумать и отвести чрезмерное внимание от себя. Как славно иметь рядом посла Британии, преследующего твою цель, позволяющего тебе таким образом заткнуться и не балансировать лишний раз на грани провала роли. Пусть возьмёт на себя политику, а ей лучше пока в сторонке.

Лакшми выглядит даже прилично, будто не горлопанила минуту назад глупости. Сумераги улыбается ей в ответ.

— И я буду крайне благодарна, если смогу услышать ваши замечательные имена.

— Сумераги Кагуя, — представляется она с готовностью. — Большая честь для меня, Ваше Высочество.

Сейчас, в принципе, японка не испытывает неприязни — да и раньше то было разве только недоумение и лёгкая жалость. К принцессе, к её дедушке, к брату... К стране, где вот это всё происходит. Стране, притом остающейся частью разрываемой пополам гражданской войной федерации. Да уж.

Хотя собственный край некоронованной Императрицы достоин куда большей жалости, остаться безучастной слишком тяжело, когда слышишь такое. Но сейчас ситуация исправилась и случившееся забыто подобно страшному сну. До поры. [icon]https://files.catbox.moe/00rurt.png[/icon]

+4

17

- Час от часу не легче, эта принцесса ещё и сюда идёт!.. Хотя бы с кем-то ещё... Брат? Наверное брат, да.

Пока попытавшаяся оскандалиться Лакшми грациозно парит с Ниравом сквозь скопления народа, Фредерик с Кагуей продолжают свой разговор, уже будто ничего и не случилось. Казалось, Каллен наблюдала за шахматной партией, которая шла хотя бы с одной стороны по совсем иным правилам, чем ожидалось. Где здесь настоящие ходы, а где обман? Где настоящие короли, которых стремяться загнать в ловушку два дельца? Внезапно, британский посол делает неожиданный ход, и телохранительница обнаруживает себя на доске с остальными. Расслабилась, да? А вот и фиг тебе - раз ты тут, милая моя, то изволь принимать участие, как все остальные!

- Враги Британии умело носят различные личины. Вдруг, я один из них? Или, к примеру, эта милая леди у вас за спиной.

Сердце Каллен тихонько падает куда-то вниз. Недалеко и ненадолго, но всё равно ощутимо. Кагуя великолепно играет роль, демонстрируя детский испуг, а Каллен? Она неловко улыбается, ощутив на себе взгляд британца, и слегка поправившись, чтобы выглядеть максимально по-телохранительски, отвечает:

- Не беспокойтесь о них, Ваша Светлость. Если кто-то нарушит покой вокруг госпожи Сумераги, я разберусь с ними. - всем видом Каллен показывает, что ей с "врагами" не по пути, и само предположение графа о том, что она, или кто-то ещё, могут быть не теми, за кого себя выдают, кажется ей забавным. Кроме того, она предпринимает защитный манёвр, напоминая что она тут просто подтанцовка, не важная и не достойная особого внимания. С одной стороны, это довольно слабовато, но с другой - если уж Фредерик её подозревает (или, не дай бог, Кагую), то просто так развеять эти мысли не получится, а вот попытки уверить его в своей невинности могут лишь привлечь больше внимания.

А ещё хочется громко подтвердить его слова и заявить, что поздно искать врагов - они уже внутри, Британии остались считанные дни до краха, и прочее. Вот это, дорогая Лакшми, было бы намного более приковывающим к себе внимание! Постой, с каких пор она с ней соревнуется...

Впрочем, времени развивать эту тему нет. Сам Фредерик уже, видимо, собрался отправляться восвояси, и тут же, привлекая к себе взгляды всех троих, к ним подходят принц и принцесса Индии. Следом за Кагуей, Каллен приветствует их поклоном, про себя отмечая то, как Лакшми стала тише. Видимо, её брат вызывает у неё больше уважения, чем дед, и его она предпочитает слушаться.

- И я буду крайне благодарна, если смогу услышать ваши замечательные имена.

- Харухи Сакурай... Для меня честь познакомиться с вами.

Последнее, конечно, правда лишь отчасти, и касается в основном сопрождающего свою сестру Нирава, который выглядит и ведёт себя именно так, как ожидаешь от особ его уровня. Да и выглядит он неплохо. То есть, господин Леннокс тоже довольно мил собой, но он британец, так что Каллен упёрто заставляет себя об этом не думать.

- Ммм... Мне кажется, или принц на меня посматривает чуть больше чем надо?.. Чего это он?

+5

18

[npc]58[/npc]

Потому что, милая Лакшми, ты девушка.

Рави не отвечает, зная, что этот ответ лишь еще больше раззадорит сестру, но факт оставался фактом, сколько ни закрывай на него глаза. Лакшми – девушка, будущая жена и мать, даже если сейчас кажется, что это буйное сокровище никто не рискнет взять в жены. Рискнут, возьмут, еще и благодарностями осыплют Махараджу за оказанную честь. Жаль, не всякий потом станет терпеть и относиться с должными лаской и любовью к самой девушке.

Рави косится на сестру. Едва ли она знает, что единственная причина, по которой дед еще не выдал ее за какого-нибудь министра или аристократа, в том, что старший брат просил избавить ее от участи быть пленницей собственного мужа. По счастью, Акил пока прислушивался.

А Лакшми… Пусть болтает Лакшми. Хотя лучше бы ей деда не злить – не маленькая уже.

С гостями она вела себя учтиво, и Рави не пришлось сглаживать углов – не считая, конечно, вопроса об именах. Вот уж британского посла-то сестренка могла бы и запомнить, да и японку стоило бы знать. Нирав думает, что сестра поладила бы с этой девочкой – ходили слухи, что присутствие Сумераги – отнюдь не последнего имени в британской промышленности! – было не совсем легитимным с точки зрения ее опекуна и советников. Маленькая, взбалмошная и милая девочка. Очень похожа на Тришу.

Скромно представившийся посол лаконичен и мягок, и остается только поразиться, насколько он скользок – в отсутствии скромности у британского герцога Рави не сомневается. Даже в такой малости, как формальное знакомство с девушкой, внучкой хозяина дома, Фредерик умудряется и недосказать, и отчасти солгать, и дать так мало информации. Политик до мозга костей, что тут сказать. Многих такие раздражают. Лакшми узнает – наверняка взбесится.

А Харухи… Харухи~ Музыка для слуха, отрада для взгляда. Смотреть так пристально на совсем еще юную гостью – неприлично, и мужчина переводит взгляд на ее патрона, а за ней – и на британского посла, взявшего на себя смелое «мы» в разговоре. Впрочем, почему бы и нет?

Простите, что прервали вашу беседу, – улыбается Рави всем гостям. – Возможно, вам было бы интересно осмотреть наш сад? Моя драгоценная сестра Лакшми знает множество чудесных историй, связанных с находящимися там мемориалами. Вы ведь прежде не были в Индии? – Если бы бывали – таких весомых гостей он бы, верно, не пропустил мимо глаз и ушей.

В решении таком сразу множество пойманных зайцев. Проявить вежливость и гостеприимство, отвлечь гостей от грузных дум, развеяться самому. И, главное, увести Тришу от деда. Это самое главное.

Простите за ожидание. Планирую увести из эпизода Рави через 2-3 круга, дабы не тормозить процесс. К Лакшми просьба написать мне, если интересует параллельный эпизод - есть мысли.

Далее: Фредерик, Кагуя, Каллен (по желанию), Лакшми, гм.

+4

19

Называть вещи своими именами порой было необходимым делом. Фредерик остался доволен и реакцией Кагуи, и ответом второй девушки на милую и забавную провокацию. Даже нет. Не провокацию – это так грубо звучит!
«Одиннадцатый. Хм. Мне казалось, нумерованные любят звать себя иначе. Я так отстал от жизни? Или она слишком боится сказать неверно? Или…»
Не додумал свою мысль герцог, отчего-то нахмурившись. Если людям было, что скрывать, они крайне боялись ошибиться в мелочах, промахиваясь по-крупному. Ричмонд лишь улыбнулся всё той же мягкой, спокойной улыбкой.

Герцог не успел ответить Сумераги, хотя понимал, что его ответ крайне важен. Для дела. Что важно для самой японки его не особо волновало. А с приходом принца Фредерик и вовсе переключил всё внимание на него. Нет, не потому, что тот был возможным наследником индийского престола. Нечто другое интересовало Леннокса, и пока он о своём интересе молчал.
- Не стоит. Мы практически закончили наш разговор.
Всё так же мягко, всё так же спокойно. Но, зная, кто стоял сейчас перед ним, Леннокс ни разу не обратился к Нираву, как к принцу. Почему? Интересный вопрос. У которого, как и водится во всех делах Фредерика, имелось сразу несколько ответов. Да и разговор с Сумераги он не закончил, что отдельно радовало Леннокса: его ход остался открытым. И его хода будут ждать. Но Ричмонд не спешил возвращаться к прерванному появлением принца разговору. Не время болтать о каком-то бизнесе, когда здесь и сейчас происходит нечто более занятное, любопытное и, пока что, неясное до конца.
«Мне бы было крайне интересно услышать правильное решение из уст махараджи. И незамедлительно передать его Императору. Но сад, так сад».
За свою ещё достаточно короткую жизнь, Фредерик успел уяснить, что торопиться в глобальных делах не стоит никогда. Тем более, не каждый же день он с принцессами по прелестным индийским садам-то гуляет!
- Я бывал в Индии, но довольно давно и лишь проездом.
В голосе будто прозвучало разочарование и грусть – ну как он, герцог Ричмондский, до сего времени и не нашёл времени посетить подобное великолепное место, как Индия, пожертвовав парой месяцев личного времени на прогулки по тихим садам и местным живописным улочкам?! Он вновь говорил только за себя, будто забывая про Кагую в те моменты, когда помнить о ней он не был обязан. Бизнес, политика и прогулки по саду слишком различались между собой. Правда, Леннокс объединял это в одно целое. Так было проще и выгоднее: совмещать приятное с полезным.
- И практически ничего не знаю о такой поистине замечательной стране.
Ложь. Леннокс знал об Индии столько, сколько то могло понадобиться для проведения важных переговоров, а так же – для экстренной эвакуации из враждебно настроенного государства к себе на родину. Он не первый раз исполнял роль посла Его Величества. Видеть возможные подводные камни и предугадывать вероятные проблемы – его работа и прямая обязанность.
- Тем более не бывал в дворцовом саду, и совершенно не знаком с, несомненно, интересными легендами этого потрясающего места.
С радостью согласился лорд внести в свою строгую программу посещения Индии прогулки по садам. Могло показаться, что совсем ещё юный посол Его Величества действительно счастлив при первой же возможности сбежать от скучной политики и прочих прелестей межгосударственных отношений. Леннокс давно и с выгодой пользовался собственными минусами.
- А вы, как на счёт внеплановых прогулок?
На этот раз Фредерик обратился к Кагуе, вдруг вспоминая и о ней. Разумеется, он и не забывал. Но выглядеть всё должно натурально. Его решение ведь было нужно японке. А не наоборот. Хотя бы в текущей игре.

+4

20

— Если кто-то нарушит покой вокруг госпожи Сумераги, я разберусь с ними. — Кагуя слегка косится, титаническими усилиями сдерживая себя чтобы не...

— У-тю-тю! — Знакомая с Каллен "ежедневной" и до сих пор не привыкшая к её серьёзному амплуа, она реагирует в душе примерно вот так. Хотя не должна бы. Ведь хорошо знает: именно Козуки действительно ухитрится одна пройти огонь, воду и медные трубы (раскидывая по пути далеко в стороны десятки вооружённых врагов), когда долг потребует.

Знает! Но всё равно!

К счастью, вокруг достаточно поводов отвлечься и прийти в равновесие. Подонимать подружку-телохранительницу и потом, в отеле можно.

"Одиннадцатый" же — дань захватчикам. Как иначе? Любое официальное применение старого, гордого названия было до недавнего недопустимым, да и неофициального днём с огнём не сыскать. Если не пойти прогуляться по гетто (или не заглянуть в личные комнаты магнатов). Вот от британца — вообще нонсенс.

После появления японских паспортов и ослабления культурного давления ситуация медленно пошла на исправление. Медленно, катастрофически медленно, и лишь в одном направлении. Упоминание "Японии" по-прежнему вызывало ядовитые взгляды (а то и чего похуже!) со стороны господ, а уж в устах фигуры уровня Кагуи привело бы буквально на следующий день с заголовками типа "НАСЛЕДНИЦА КОРПОРАЦИИ СУМЕРАГИ — ЗЛОСТНАЯ НАЦИОНАЛИСТКА" и лишнему вниманию. Лишнее внимание в свою очередь — к волнам негатива, въедливости со стороны властей, яростным ударам от почуявших слабину конкурентов...

И то только если предположить на секундочку, что, и в самом деле, лояльная пожалованная она, нигде ничего ни гу-гу и вообще паинька. А в реальной ситуации можно смело ожидать не только проседания акций и доходов да трудностей для компании (вдруг ещё и не только для компании? Вдруг для всей порабощённой страны?). Можно ожидать совершенной катастрофы, обезглавленного Сопротивления, новых репрессий.

В итоге у японских предпринимателей и японцев вообще есть очень хороший повод называть себя "одиннадцатыми". Даже у совершенно законопослушных и искренних пожалованных.

На приглашение в сад принцесса соглашается с машинальной готовностью, но обеспокоенным видом. Видом строго воспитанного ребёнка, которому совершенно напрочь запрещено болтать и рыпаться во время еды — а он заметил в окно, как во дворе орудует вор.

Она смотрит на Леннокса с жалобной улыбкой. Снизу вверх — он-то высокий! И на принца — тоже не низок, небось. И опять на Леннокса. Вор, родители, родители, вор. Ну как же сказать? Как бы вякнуть что спешишь, и вообще и так задержалась с этими предложениями британцев от которых нельзя отказаться? Что у тебя уже график, пусть даже "визит нелегитимный"? Как, как, как, когда положено принимать почести с барского плеча и благодарствовать?

Ведь будет огромным неуважением отбросить предложение, не от абы кого поступившее, а от самого Нирава Неру! А ещё большим — не дождаться ответа одного из немногих перспективных британских предпринимателей, добровольно связавшихся с какими-то побеждёнными?

Ну конечно, остаётся лишь соглашаться.

— Я всегда отыщу место в планах для прогулок со столь высокими людьми, — подтверждает Кагуя, сияя прежней жизнерадостностью, улыбкой... И некоторыми бликами покорной обречённости. Её — пожалованную — хорошо воспитали. Высокими, к слову — таки не в плане роста. Не подумайте. — И... Я бывала. Но не официально, просто... Для отдыха. С семьёй... И дядюшкой. Индия замечательная![icon]https://files.catbox.moe/ud25yw.png[/icon]

Отредактировано Sumeragi Kaguya (2017-09-13 12:13:32)

+6


Вы здесь » Code Geass » События прошлых арок » 28.11.17. Враг моего врага