По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 0.9 Завтра была война


0.9 Завтра была война

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[AVA]http://s5.uploads.ru/t/0YgyM.jpg[/AVA][NIC]Nicole Steimann[/NIC][STA]Christine[/STA]9 июля, раннее утро. Фуюки, исторический музей.
Встреча, которой быть не должно было вовсе. Разочарованный и разбитый слуга - и одинокий, беззащитный мастер перед репродукцией Милостивого рыцаря.
Оба ранних гостя столь человечны, что больно думать о том, что уже завтра им предстоит стать врагами.

0

2

[NIC]Lancelot[/NIC] [STA]knight's soul[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/6AGyF.jpg[/AVA]
Деловой Фуюки просыпается рано - никому не хочется попасть в утреннюю пробку. Особенно та развилка после моста, у светофора. Попал, считай опоздал на работу. Пока что утренние улицы малолюдны, а на дорогах почти нет машин. Только самые амбициозные, борясь с дремотой, сели за руль в такую рань.
Начинающий карьерист тоскливо зевает, ожидая для своей машины нужного сигнала у перехода. Кому нужны с утра эти правила дорожного движения, когда пешеходов почти нет? Только один и попался за весь путь. Высокий длинноволосый мужчина в угольно-черном деловом костюме и кожаных перчатках. Водитель проводил его сонным взором, гадая, куда тот мог отправиться пешком в таком виде и в такое время. Охранник, кобуру в бардачке забыл? Волосы бы подрезать не мешало.
Светофор подмигнул человеку долгожданным зеленым светом.

Командное заклинание временно бы вернуло Слугу к его мастеру. Ланселот осозновал, что ничего не мог противопоставить подобному чародейству. Временно потому, что сколько бы раз ему не пришлось возвращаться, он бы не остался сейчас подле той ведьмы.
У него было тяжело на душе после того, что ему довелось лицезреть. Бродя по чужому городу, под личиной самого себя, Ланселот спрашивал свое сердце, мог ли он ошибиться настолько, чтобы принять вообразимое за настоящее. Еще недавно его роль в предстоящей Войне была ясна и понятна, его цель была известна ему лучше прочих. Он должен был благодарить судьбу за то, что ему, Слуге, была предназначена столь... понимающая госпожа. Должен был быть на вершине счастья. Мог быть.
Словно эта прогулка могла развеять охватившее его смятение, Ланселот Озерный шел под утренними лучами солнца эпохи нового мира. Мира, в котором он сам был только ожившей легендой далеких времен. Прошлое неожиданно само напомнило ему о себе,  двумя аляповатыми статуями рыцарей по бокам от входа в украшенное колоннами здание.
- Исторический музей Фуюки, выставка... - начал читать мужчина вывеску над закрытой дверью. Чему-то горько улыбнулся. Морок или обман зрения - мелькнули меж губ человека звериные клыки. Слуга исчез с улицы. Появившись в безлюдном помещении, он шел вдоль картин и читал про себя даты под ними: 1898, 1884, 1877, 1863...

Отредактировано Chen Baihu (2017-04-12 14:53:13)

+2

3

[AVA]http://s5.uploads.ru/t/0YgyM.jpg[/AVA][NIC]Nicole Steimann[/NIC][STA]Christine[/STA]Теребя в руках честно приобретенный билет, Николь шагала от одной картины к другой, увлеченно вглядываясь в лица, увековеченные кистями великих мастеров. В историческом музее так мало людей ранним утром, что она чувствует себя едва ли не хозяйкой этого места, в полной мере наслаждаясь не только отдыхом, но и уединением. В Европе с ней вечно был кто-то из семьи, да  и здесь Призрак практически не оставлял ее. Его общество не тяготило, но все же одиночество в умеренных дозах необходимо всем – даже магам. Особенно магам.

Николь спрятала все, что могло выдать в ней волшебницу. Тонкий шелковый шарф укрыл собой оковы Герба на ее шее, в обычных юбке и блузке едва ли можно было разглядеть что-то большее, и лишь несколько маленьких склянок в сумке могли бы рассказать о своей обладательнице правду – но они были не на виду. Война еще не началась, но в воздухе тянуло опасностью так явственно, что не приходилось сомневаться – начнется со дня на день. Пренебрегать собственной безопасностью было бы глупо.

На одной из аллей галереи Николь видит человека – высокого, затянутого в строгий черный костюм, тоже совершенно не похожего на местного жителя. Она не сворачивает с пути, продолжая звонко чеканить шаг каблуками, но внутренне напрягается. Сегодня любой приезжий может оказаться врагом – тем более, что по слухам не все благородные семьи решили принять участие в этой войне.

Невольно или нарочно – они останавливаются подле одной и той же картины. Коленопреклонный, полный раскаяния и боли черный рыцарь – и Христос, сходящий с креста, чтобы одарить рыцаря прощением. Изящное и проникновенное произведение, полное невысказанной горечи. Николь чуть склоняет голову перед репродукцией, находя ее прекрасной.

+2

4

[NIC]Lancelot[/NIC] [STA]knight's soul[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/6AGyF.jpg[/AVA]
Чужой кистью исполненные картины чужих грез о временах меча и магии не тронули Ланселота. Они были искусны - и искусственны. Для тех, кто был на них изображен, время застыло навеки. Память рыцаря молчала, и молчали его старые незримые шрамы, но покой все еще бежал от него. Эта короткая прогулка подарила Ланселоту лишь мимолетное ощущение отрешенности от настоящего. Он не желал забвения. Его время бежало как вода. Его реальностью была Война.
Слуга предполагал увидеть в залах музея и других посетителей, поэтому вначале он не придал большого значения неприметно одетой девушке. Он хотел пройти мимо нее. Быть может ее жест заставил его остановить свой шаг подле полотна?
Странное дело, из всех картин здесь, эта заставила рыцаря отвести свой взор. Но приковала его к незнакомке.
- Этот художник истинный мастер, - сказал ей Ланселот, - своего дела. Глядя на его работу, я словно смотрел сквозь волшебное стекло. Как думаете, о чем вознес свою молитву этот воин?

Отредактировано Chen Baihu (2017-04-14 02:10:36)

+1

5

Николь моргает коротко, переводя взгляд на заговорившего мужчину. Он сильно выше – не меньше чем на ладонь, и приходится задирать голову, чтобы смотреть в удивительно грустное, апатичное лицо. Николь думает, что редко видела настолько опустошенных людей.

Улыбнувшись, она раскрывает ладони в двух жестах: красота и душа. Большинство людей, столкнувшись с языком немых, предпочитали вскоре завершить навязанную ими беседу, а сама Николь не торопилась достать планшет, на экране которого легко могла бы набрать нужное сообщение. В конечном итоге мало кто был действительно интересен ей, но несколько жестов вежливости было достаточно.

Красота – о стиле автора, душа – душевность, чувственность, проникновенность. Картина цепляет, заставляет сопереживать. Раскаяние рыцаря столь явственно, что увидеть его совсем несложно. Сложнее – показать на языке жестов, к которому Николь так и не привыкла за последние два года.

Складывает ладони у левого плеча, перебирает пальцами, улыбается будто извиняясь. Грех, боль, разочарование – слишком сложные понятия, да и картина не о том, ведь все это для рыцаря в прошлом – за его спиной, вместе с другим облаченным в черное товарищем.

«О прощении».[AVA]http://s5.uploads.ru/t/0YgyM.jpg[/AVA][NIC]Nicole Steimann[/NIC][STA]Christine[/STA]

+2

6

[NIC]Lancelot[/NIC] [STA]knight's soul[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/6AGyF.jpg[/AVA]
Ланселот гадал, чему больше изумиться: тому ли, что девушка оказалась по злой шутке рока лишенной дара голоса, или тому, что он понял ее безмолвный язык. Знание пробудилось в нем, как инстинкт, легко придав чуть скованным жестам причудливой собеседницы необходимые смысл и значение.
Подобное напоминание о своей природе скорее опечалило Слугу, нежели обрадовало. Он не променял бы свою карту на иную, и все же. Кем он был для того, чтобы владеть человеческой речью? Отчего не владела собою его мастер? Догадка, которую он ранее отказывался замечать, ударила под ребра кривым кинжалом. Ланселот отвернулся к полотну, скрывая от случайной наблюдательницы выражение своего лица. Не она была причиной его гнева.
Очарованная искусством кисти девушка видела в картине прекрасную иллюзию, исполненную благодетели. Облаченный в черные одежды, под стать цвету доспехов изображенного рыцаря, мужчина лицезрел в ней совсем иное.
- Бог не спасет его, - тихо произнес Ланселот. - Этот человек будет гореть в своем собственном Аду, из вечности в вечность.
Суровый приговор был вынесен Рыцарем Озера. Тем, кто вырос при дворе феи Нимуэ, куда не достигали лучи земного света.
Беззвучные искренние слова обычной живой девушки нашли в героической душе больше отклика, чем все прекрасные картины вокруг. Даже не успев проникнуться к ней симпатией, рыцарь бы охотно спросил ее имя, если б мог позволить себе раскрыть в ответ собственное.
Вместо этого Ланселот сказал ей:
- Забудьте мои слова, если они показались вам неоправданно жестокими. Я... молю о прощении за свой поступок.

Отредактировано Chen Baihu (2017-04-14 19:02:59)

+2

7

[AVA]http://s5.uploads.ru/t/0YgyM.jpg[/AVA][NIC]Nicole Steimann[/NIC][STA]Christine[/STA]В его словах такая горечь, словно картина Эдварда Бёрн-Джонса была о нем самом, о его собственной душе, выжженной неизвестными, но неумолимыми грехами. Николь тоже оборачивается к полотну, избегая смотреть в лицо собеседника, чей облик с каждым словом и жестом кажется все более страдающим. Лезть в чужую душу – неправильно, но какой же проступок должен скрывать человек с такой болью в голосе?

«Бог добр», – говорит она жестом. Милостив и человеколюбив, – не говорит, но имеет ввиду. Иногда люди, не найдя себе оправдания, но желая и будучи готовыми простить себя, называют это божественным прощением. Они возносят молитвы и трогают весь мир силой своего раскаяния – и получают право на прощение.

Человек, не готовый простить самого себя, не молится – не о прощении так точно.

Николь страшно думать, что такого она могла бы совершить, чтобы потерять право на отпущение грехов. Быть может, война Святого Грааля и есть то самое, за что она никогда не простит себя?.. Думать об этом горько – ведь капризное чудо уже исполнило ее желание, и Николь не смогла бы назвать соразмерную цену.

Ей жаль этого человека с тоской и мукой во взгляде, и пусть она не Бог – она бы простила его. И ведь о прощении он просит вовсе не за слова?..

«Все в порядке», – показывает раскрытыми ладонями, и продолжает о рыцаре: «Ему нужно простить себя», – в несколько жестов. И, чуть замешкавшись, добавляет: «трудно».

+2

8

[NIC]Lancelot[/NIC] [STA]knight's soul[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/6AGyF.jpg[/AVA]
Глядя с высоты своего роста на открытое лицо девушки, Ланселот поймал себя на том, что пытается найти в нем сходство с другим, пропадающим в омуте его памяти, как неуловимая серебристая рыбка. Нет, сказал себе рыцарь, она ничуть не похожа. Не может быть в ней ни сходства, ни подобия. Как отличался от того изображенного человека, что замер подле креста, он сам, так и она была различна... с Мастером. Как свет и тьма.
Его слова не сбили ее с толку, а должны были.
"Глаза сокола и сердце голубки", - подумал о ней Ланселот, грустно улыбнулся:
- Тогда пусть преданность искупит его вину.
Подумать только, его личина, что могла обмануть глаза и Слуги, и мага, на словах оказалась бесполезна против искренности. Рыцарь ощутил покой и уверенность в своем прежнем решении - его место было подле той, что нуждалась в его силе. Меж тем, необычный разговор был прерван появлением еще одного утреннего "жаворонка".
- Доброе утро. Не могли бы вы показать ваши билеты? - хотя фраза охранника и предназначалась для обоих посетителей, исходившая от человека настороженность была быстро замечена Слугой.
Игнорировать пристальное внимание охраны, пусть и в единственном числе, Ланселот не мог:
- Сожалею, но я не смог приобрести его на входе, - качнул головой мужчина. - В кассе никого не было.
- Как странно... Спасибо, госпожа, это простая проверка... все хорошо, возьмите ваш билет обратно.
- Да. Я подумал, что кассир был вынужден отлучиться по личным причинам. Не беспокойтесь, я приобрету его, когда буду выходить.
Обмен вежливыми фразами мог бы напомнить рыцарю с полотна пробный обмен ударами. Но не в его силах было вмешаться в диалог, и он лишь продолжал стоять на коленях - а рядом с ним лежал обнаженный меч.
- О, приятно слышать. Надеюсь, что это подтвердит и моя камера...
- ...над кассами не работает, а две из оставшихся в галерее не закрывают слепое пятно возле завершающих акварелей "Книги цветов". Ваша система наблюдения никуда не годится.
Получив такой внезапный резкий разнос в присутствии третьего лица от лица неизвестного, охранник на мгновение застыл с открытым ртом, но быстро взял себя в руки. Лишь ярко покрасневшая от щетины до лысины физиономия немного выдавала его эмоциональное состояние.
- Очень рад встретить коллегу по специальности, - сухо и без особой радости в голосе ответил страж музейного порядка. - Раз вы так хорошо разбираетесь в видеокамерах, мне хотелось бы показать вам пару любопытных кадров. Надеюсь, вы легко сможете их объяснить. Пожалуйста, идите за мной.
- Как скажете, - покорно сказал мужчина. Галантно простился с дамой: "Мои извинения, добрая леди, но я вынужден покинуть Вас."
Николь осталась наедине с "Милостивым рыцарем" и тишиной зала, в которой затихали удаляющиеся шаги.

Отредактировано Chen Baihu (2017-04-15 21:09:38)

+2


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 0.9 Завтра была война