По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Всего сообщений на форуме:
Доступные награды

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 05.12.17. Око снежной бури


05.12.17. Око снежной бури

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 05.12.2017
2. Время старта: 15:00
3. Время окончания: 17:00
4. Погода: морозно и снежно
5. Персонажи: Сумераги Кагуя, Тянцзы, Одиссей ю Британния, Каллен Козуки, премьер-министр Китая Люй Бувэй (упоминается)
6. Место действия: Пекин, Запретный Город
7. Игровая ситуация: Наследница клана Сумераги инициирует встречу с новым правительством Китайской Федерации, чтобы обсудить судьбу филиалов корпорации в терзаемой изменениями стране. Какие цели преследует юная Кагуя? Захочется ли ей взять встречу с китайской императрицей в свои хрупкие девичьи пальцы?
8. Текущая очередность: по договорённости

+2

2

Хоу Шан говорил своей императрице о том, что эта встреча исключительно важна. Кланялся по видеосвязи, улыбался, рассказывал что-то о сакурадайте и о значении международных конгломератов, мягко подталкивал к тому, что раз уж его Божественная Повелительница решила восполнять своё образование – экономические вопросы крайне важны для правителя. А значит – внезапный визит главы холдинга Сумераги, первая встреча с партнёрами нового, пробританского правительства, просто не могли обойтись без присутствия Дочери Неба. Никак, разумеется никак.
Тянцзы тогда сумбурно кивала и не могла понять, огорчает ли её временное отсутствие генерала, лично занятого мятежниками, или нет. Судьба филиалов Sumeragi Inc. как на севере Федерации, так и на юге – важный вопрос, и она вполне могла это понять, слушая красноречивого Шана. Его аргументы были как и всегда убедительны, однако… Девушку мучали слабые червячки сомнений. Она хорошо помнила серьёзность Маррибелл мел Британия, которая напоминала о важности юридического становления её правительства. И вроде бы работа в этом направлении шла – но ситуация в Казахстане здорово оттягивала внимание на себя, а тут ещё и необходимость постоянно контролировать вопрос с традиционалистами. В итоге, юная императрица чувствовала, что не справляется даже с одной единственной задачей, которую решила взять на себя. А Шан… как будто специально её отвлекал, привлекая внимание ко встрече с какими-то иностранными бизнес-партнёрами.

Вероятно, они думали, что занять Тянцзы всем этим будет более безобидно.

Очередной зал переговоров – не настолько значимый, как Цяньцингун, но не менее торжественный внешне, пожалуй. Императрица сидела в центре, на целой пирамиде подушек. По левую руку вполоборота расположился премьер-министр Люй Бувэй, обращающийся к одному из своих заместителей. Тянь пока ещё не знала, как ей к нему относиться. Генерал Хоу представил мужчину как отличного профессионала в административных вопросах – и пока что девушка была склонна соглашаться с ним.
- Всё это слишком внезапно, даже настораживает. Не будь они важными сторонниками Британии и настолько значимыми лицами мировой экономики, уверен, нам стоило бы по крайней мере поставить их на место и слегка попридержать встречу… В конце концов, мы имеем на это полное право. Моя Божественная Повелительница с этим согласится. Их даже не успели полностью подготовить в вопросах этикета при личной встрече с Дочерью Неба!

Тянцзы рассеянно посмотрела на генерала. Он, как она уже поняла, не слишком радовался тесному сотрудничеству с Британией. Однако, был сдержан всегда. Особенно в присутствии её супруга, сидевшего справа.
- Да, встреча организована слишком быстро… Но возможно это говорит Нам о срочности вопроса, премьер-министр. Так что Мы не хотим спешить с выводами.
- Разумеется, моя Императрица. Именно поэтому мы с уважаемым генералом Хоу не стали препятствовать инициативе руководства холдинга, - он склонил голову, а чуть погодя вновь повернулся к китайцу позади себя. – И всё же, я очень надеюсь на то, что совет директоров прибудет в составе не одного своего председателя. Не хочу ни в коем случае оскорбить названную принцессу, однако же, четырнадцать лет…

Тянь не стала комментировать это и осталась восседать в золотом императорском кресле с бесстрастным лицом. «Четырнадцать лет, конечно, что она может? Всего лишь ребёнок. Как и пятнадцатилетняя императрица вашей собственной страны, генерал. Которую вы, вероятно, считаете такой же бесполезной».
Одиссей смотрел на неё с ободряющей улыбкой, но Тянь с какой-то смесью успокоения и лёгкой горечи понимала, что император Китая так и не удосужился выучить свой новый язык и их с Люй Бувэем речь казалась ему азиатской тарабарщиной. Она чуть прикрыла глаза. Обманываться не стоило – она не понимала ничего ни в истории сотрудничества с Sumeragi Inc., ни в вопросах международного бизнеса. Она, вместе со своим мужем, нужна здесь лишь как весомый аргумент - о чём бы ни хотели поговорить гости, отвечать им в основном будет Люй Бувэй.

Что она знала хотя бы об Одиннадцатом секторе?..
…или Японии – так следовало бы называть его до Второй Тихоокенской. Летопись взаимодействия их стран была долгой, и Тянь могла бы вспомнить многое – история была чуть ли не единственной наукой, которую ей давали в полной мере, пусть и с однобокой проимператорской позиции. Но теперь – что она могла сказать? Были ли гости британцами по факту, или их ближайшими союзниками, как следовало относиться к ним? Что вообще могла она вспомнить о современности этой земли, находящейся так близко? Тянцзы достоверно помнила лишь один факт, связанный с ней. Единственная вещь, связывающая её с этой делегацией. Точнее не вещь даже – имя.
Ренли.

А встреча, тем временем, началась. Люй Бувэй активно зашевелился, и многочисленная свита всколыхнулась в такт его действиям, словно волна. Тянцзы приготовилась к долгому китайскому приветственному этикету, подняла глаза. Она сразу выхватила глазами ту, о ком говорил министр. Спутать её с другими было невозможно. Почти ровесница, почти одного с ней роста и комплекции, схожего с ней положения в обществе, а ещё… Тянь не могла толком сказать, сформировано ли у неё видение по поводу женской – да и вообще человеческой – красоты. Ей казались смутно эстетически привлекательными красиво одетые аристократы и ясноглазые золотоголовые британцы, но всё это было скорее фоново и внутренне не акцентировало внимание девушки. Сейчас всё было иначе.

Тянцзы с первых же секунд подумала о том, как же Кагуя Сумераги красива.

Отредактировано Tianzi (2017-08-07 16:54:48)

+4

3

— Владелец контрольного пакета акций и председатель совета директоров Корпорации Сумераги и Комбината Сумераги, представляющая Корпорацию и её интересы, Сумераги Кагуя.

Ей почему-то казалось, в китайскую традицию не входили глашатаи. Всё ради дорогого британского гостя? Видимо, да:

— Sumeragi Inc. and Sumeragi Combine controlling shareholder and Chairwoman of the Board of Directors, representative of the Corporation and it's interests, Sumeragi Kaguya.

— Ну, теперь у меня в ушах будет эхом звенеть. Китайский-английский-китайский-английский, ненавижу синхронный перевод...

Конечно, Кагуя не стала слушать местных речеплётов и отогнала, как мух, когда ей вздумали предлагать курс этикета и переводчика (да за кого её держат вообще?..). Потому явилась пред ясны очи императорской четы Китая в сопровождении лишь одной телохранительницы, разумеется, за ненадобностью не представленной.

Одеться сюда, в отличие от Индии, "по-домашнему" было бы вполне приемлемо — другой, более благородный, контекст позволял засверкать полноценной принцессой — но всё же девочка осталась верна деловому стилю. Правильнее ощущала себя так, да и вообще... Приятно выделяться визуально среди традиционно-пышного окружения чёрным росчерком современности.

Иными словами, Сумераги прибыла одетой формально: блузка, пиджак, брюки, туфли, классического покроя и глубокого чёрного цвета с лёгким, очень лёгким пурпурным отливом. Хоть стоил костюм этот никак не дешевле изысканного платья, от императорских корней в Кагуе оставалась сейчас лишь неизменная рубиновая тиара.

Пройдя к столу перед юной Императрицей, ощущая успокаивающее присутствие Каллен за плечом и невидимо для всех вздохнув, как перед прыжком в воду, гостья почтительно поклонилась с естественной на её лице яркой улыбкой. Её давно уже в совершенстве обучили самым разнообразным тонкостям, в том числе иностранного, этикета.

— Моё исключительное почтение Божественной Императрице Китая, Блистательной Тенщи, и её супругу, — приветствует легко и непринуждённо, забыв о любом напряжении и волнениях. Японка отлично владеет китайским, и произносит 天子 "на свой манер" скорее уж умышленно, чем случайно. Но можно ли посчитать оскорблением, когда Дочь Неба называют Ангелом? — Да вечным будет благополучие Поднебесной в длани её, и да окатят ливнем даров небеса наследницу свою и великое государство её. Я с честью приму её покровительство и буду сегодня её верным вассалом.

Легко. Для прокопченных стариканов — наверняка, излишне легко, и ведущая себя в чужом доме увереннее хозяев Сумераги способна показаться излишне наглой. Чему тут удивляться? Лишь дай стариканам повод побрюзжать.

— Пристойно надеюсь, Божественная Императрица позволят их скромной гостье в рамках деловых переговоров обращаться прямо на "вы", как к уважаемому партнёру. — Обезоруживающе невинно интересуется девочка, присаживаясь за стол. И Каллен, замешкавшуюся, усаживает рядом резким рывком за руку, не давая прохлаждаться и показаться дурочкой. Да, обычно "прислугу" оставили бы на ногах... Но эта охранница — куда больше подруга, хоть и не ведомо о том никому.

Для вдохновения воображения на тему внешнего вида Кагуи

http://photo.rock.ru/img/_UVPA.jpg
https://files.catbox.moe/c6o4np.jpg

[ava]https://files.catbox.moe/1xo3a4.png[/ava]

+4

4

После Индии, оказавшейся во многом такой, какой себе её и воображала никогда прежде не бывшая за границей Каллен, Китай и особенно Запретный дворец вызывали странные ощущения. Много вроде бы знакомых вещей, но при этом из них выходят совершенно незнакомые места и образы - будто кто-то разобрал твой дом на детальки и собрал новый. Хотя оно к лучшему наверное - в такой ситуации меньше шансов случайно расслабиться и сделать ошибку, а наделать их можно ох сколько много, особенно когда твоя подопечная сама с радостью ищет сложности на свою миниатюрную тиару.

- Нет, я не имею ничего против, просто... Чёрт, я только неделю как оказалась за пределами родины, и уже попала на приём к китайской императрице!

С другой стороны, жаловаться на скуку теперь уже точно не придётся, а то, может быть, скоро захочется домой, скучать за партой на уроках. Нет. Нет. Хватит волноваться. Это, может быть, важное и серьёзное событие, но оно едва ли идёт в сравнение с боями не на жизнь, а на смерть. Потому Каллен тихонько вздыхает и крепится - когда Кагуя заговорит, ей можно будет слегка расслабиться... Потому что китайский выучить она не успела бы даже если пыталась бы. Нет, английский синхронный перевод поможет понять суть беседы, но это скорее просто правило - все люди в комнате, которым есть что сказать по делу, наверняка обойдутся без английского, а остальным останется только кивать с умным видом.

Одета девушка, как и положено телохранителям, строго и нейтрально. Сперва у неё были серьёзные претензии к подобному стилю, потому что будучи "Стадтфилд", она хорошо знала - формальная одежда как тряпичный гроб, в котором ни повернуться толком, ни дёрнуться, ни замахнуться в случае чего. Однако предложенный Кагуей костюм хоть и выглядел внешне предельно жёстким и неудобным, на деле оказался гибким и свободным, совсем не стесняющим движений. Умеют же шить, когда хотят!
Кроме того, чтобы её было не так-то легко узнать, Каллен немного поигралась со своим лицом и причёской. Взяв за основу свой "школьный" стиль, она оставила локоны спереди нетронутыми, а всё сзади стянула в тугой пучок. Затем добавила немножечко помады, сделав губки чуть более выразительными, и наконец, одела очки с нулевыми линзами и тонкой, половинчатой оправой.

Повторив за охраняемой поклон, Козуки подняла глаза, оглядев всех присутствующих в помещении. Тянцзы, как ей и положено статусом, привлекла внимание первой - милая беловолосая девочка, венчающая собой пирамиду подушек, была больше похожа на украшение, а не персону. Однако эту мысль Каллен быстро отмела в сторону - в конце-концов, Кагуя тоже частенько предстаёт в таком виде. Принцессы и императрицы несут это бремя на себе с рождения, и никуда от этого не деться... Нет, она всё же милая - хочется взять и поставить на полочку.

Следующим по списку оказался господин, который вызывал совершенно противоположные эмоции: "император", восседающий рядом с Тянцзы.

- Сидит, ухмыляется. Думает наверное, что главный тут, потому что британец. Бедная Тянцзы... Она ему даже сдачи дать не сможет, если он полезет к ней!

Внешне, конечно, девушка своих мыслей постаралась не показывать, хотя свою порцию испепеляюще-злобного взгляда Одиссей получил. Сходство его супруги с Кагуей только подогрело ярость красноволосой телохранительницы - казалось, он одним присутствием как-то посягает и на неё в том числе. Ну, отчасти это так и есть, ведь у японской принцессы тоже где-то впереди маячит брак совершенно нежеланный.

Из мыслей о том, кто хуже - японец-предатель или не предатель-британец - её вырвала подопечная, дёрнув за руку и заставив сесть рядом. Это слегка смутило её, потому что так она казалось больше партнёршей, чем прислугой. Что если её о чём-то спросят? Нет, она, конечно, может рассказать о сакурадайте и его применениях, но никак не об экономике. И не то чтобы кого-то тут интересовала физика и найтмеры. Может быть только этого пиджака, который находился от Тянцзы слева.

В любом случае, работа у Каллен была простая - сопровождать Кагую, поддерживая своим присутствием, и в случае чего обеспечить ей безопасность и путь к побегу. Но пока опасностей не было, и можно было предаваться дальше своим размышлениям.

- Подушки мягкие наверное...

+2

5

Наблюдать за Люй Бувэем было забавно. Тянь даже удивилась, как внезапно ей захотелось улыбнуться, глядя на его обескураженное лицо. Императрице показалось даже, что китаец скрипнул зубами. В его глазах ясно читалось: как же надоели эти британцы с их дипломатией, и, о Будда, как же надоели эти маленькие девочки у власти…

Сумераги Кагуя и её молчаливая спутница (компаньонка? помощница? телохранитель?) смотрелись так одиноко посреди огромной залы, наполненной китайцами.
И при этом – очень достойно.

Тянцзы смотрела на японку с привычным безэмоциональным выражением лица, принятым в обществе, но в глазах её угадывался интерес. Красивая, уверенная в себе ровесница, европейская одежда на которой смотрелась так уместно – в то время как попытки Тянь облачиться в нечто подобное вызывали только неловкость и боязнь выйти за порог комнаты. Более того, ровесница явно не чувствующая себя стеснённой в своём высоком положении. И наконец, обращающаяся к ней напрямую, на почти безупречном китайском, употребляя лишь японское воздушное обращение. Тянь не знала этого языка – но ей было любопытно, и любопытство это отражалось в широких зрачках. Как будто вместе с чужеземной гостьей в её статичное чопорное окружение ворвалась уличная метель.

Люй Бувэю, одетому в танчжуан цветов его рода, было куда сложнее справиться с происходящим. Приветствие было уважительным, но далеко не каноническим. А уж обращение к Божественной, вольно переведённое на чужой язык! Дай почтенному премьер-министру волю – и он не подпустил бы к Дочери Неба нахалку ближе, чем на пушечный выстрел. Но Люй Бувэй был не только патриотом – он был еще и талантливым административным руководителем. Хоу Шан выбрал его кандидатуру не зря.
- От имени Божественной Повелительницы всего Китая, Истинной Императрицы к Северу и Югу от Янцзы, Блистательной Дочери Неба, почтенного главы совета генералов и охранителя Её благополучия и спокойствия Хоу Шана, Её супруга, императора Одиссея ю Британия, Китай благодарит вас за визит и внимает вашим просьбам о покровительстве Неба. Мы выражаем благодарность за то, что говорите в Запретном Городе на его языке. Я - премьер-министр Китайской Федерации и покорный слуга Божественной Императрицы, Люй Бувэй, уполномочен Ею на ведение переговоров, о которых запросила корпорация Сумераги. Предполагаю, что речь пойдет о подконтрольных корпорации крупных объектах федерального значения, расположенных в настоящее время, как вы знаете… Госпожа Сумераги?

Тянцзы с ещё большим интересом не сводила взгляда с девочки, а та, в свою очередь смотрела на неё. Продолжала смотреть, сидя почти напротив, в сопровождении одной лишь молодой женщины, скорее даже девушки. Будто бы не было здесь почтенного китайца. Ждала ответа на свой вопрос. Личного ответа.
«Будет международный скандал. Или… Или ничего не мешает нам поговорить с ней.
Ведь с Ренли Мы поговорили.
В конце-концов, Шана здесь нет».

Тянь оборвала премьера взмахом тонкой ручки в императорском ханьфу небесно-голубого шёлка. Один жест – и ему пришлось замолчать.

- Британия – Наши друзья. Обращайся к Нам так, как просишь, друг.
Так мучительно любопытно. Нужно отвечать так, как должно – но своё любопытство девочка-императрица могла утолить и так.
- Наш премьер-министр правильно озвучил цель твоего визита, Сумераги Кагуя? Или интересы Sumeragi Inc в Нашей стране представлены чем-то другим? Быть может… быть может ты прибыла лично к Нам?

«Назови Нас так ещё раз, пожалуйста. По-японски. Никто не обращался к Нам по-японски... Это так необычно, так интересно. Мы попытаемся расслышать получше».

Отредактировано Tianzi (2017-08-07 17:43:37)

+3

6

— Бубубубубу... — Мелодичный китайский говор министра заставляет Кагую своей длительностью задуматься о киснущем где-нибудь молоке или чае. Как раз с подобными уполномоченными она и не хотела иметь дела.

Из-за того, что надуть их, прожжёных стариканов, сложнее, нежели такую симпатичную императрицу — тоже. Но в первую очередь из-за скуууууки. Да всё равно кому перепадёт в итоге больше выгоды, давайте уже получать удовольствие от работы! Ощущение, словно высокие чины выдают исключительно самым нудным каменноликим истуканам.

Вот лучше посмотрите на Кагуюшку! Разве скучная она? Разве можно уснуть от её доклада? Эту егозу сразу на телевизор в прайм-тайм — и она ухитрится рассказать всей планете об особенностях планирования добычи сакурадайта в тяжёлых послевоенных условиях так, что будут ликовать и просить ещё. Даже если ей разрешат говорить исключительно цифрами и формулами.

Нет, ну, может, не настолько всё у японской девушки чудесно, но истина познаётся в сравнении.

Госпожа Сумераги уже мысленно соглашается с чисто формальной ролью Тенщи здесь, готовится доказывать отсутствие родства с верблюдами церемонному китайцу — видящему в ней минимум тайного врага народа, не иначе... И тут чудо! Её проблема благосклонно решена, а полный тоски (на самом деле нет, конечно), жаждущий чего-то поживее взгляд находит отклик в красноватых глазах напротив. Ликование, овации сюда!

— Да-да-да-да, Тенщи-доно! Ты понимаешь, зачем я здесь! И так всем ясно, болтовнёй с важным видом мы ничем никому не поможем, ситуация ужасная, давай заводить планы сотрудничества на будущее — и получим удовольствие хоть в процессе! — В голове некоронованная Императрица называет свою немного более признанную миром "коллегу" без лишнего притворного уважения.

Должное отдать готова: вот Тенщи, ничем её не хуже. Всё на равных — и несмотря на возможный союз, они играют в разные ворота. Даже при самом благоприятном раскладе китаянку волнует Китай, японку — Япония, в этом нет ничего плохого. Как воины враждующих лордов, разделяющие кров в непогоду, сложив мечи, чтобы на утро поклониться друг другу, поднять их вновь и разойтись до следующей встречи.

Или сразу снести друг другу головы. По-разному бывает.

Но то — должное, а больше, в глазах Кагуи, тут не положено.

Тенщи ей интересна. Из-за схожести — да, очень. Попробуй найди вторую юную наследницу своей страны — ну ладно, хотя бы даже своего влиятельного клана — вынужденную взяться за дело под "руководством" сотни заинтересованных в чём угодно кроме лично её благополучия советчиков? Оказавшуюся в роли куклы — только понарошку (таки понарошку, судя по совершённому только что жесту). Да ещё выданную насильно замуж!

Или почти выданную. Впору покорёжиться и вздрогнуть, обмыслив хитро отклонённую дядюшкой перспективу выскочить за Кловиса. А был ли у снежноволосой красавицы такой мудрый наставник? Как славно, если был!

Принцесса и не задумывается о самом невероятном возможном совпадении: обеим довелось, в том или ином смысле, познать очарование определённого британского принца. А ну как узнает — завизжит наверное от удивления и восторга! Будто судьба сыграла злую шутку, позволив им жить в одну эпоху и даже встретиться, смотрясь сейчас в необычное, переворачивающее картинку с ног на голову, но всё-таки правдивое зеркало.

Белые и чёрные локоны. Красные и зелёные глаза. Неуверенность и едва ли не наглость. "Сияющая Аматерасу, а ведь она постарше меня будет, разве нет?" — Взвивается в душе беззлобное торжество. Глядите, глядите, Кагуя в свои четырнадцать уже ууух! Настоящая правительница. Лучше бы Тенщи не отставать!

Японка благодарит поклоном головы за оказанное ей расположение и отвечает неизменно жизнерадостно, с готовностью устраивая яркий контраст супротив осторожной речи хозяйки дворца:

— Благодарю за оказанную мне честь, уважаемая Тенщи. Я горжусь, будучи названной вами другом, и искренне надеюсь не предать вашего доверия! И благодарю уважаемого премьер-министра, — поклон также в его сторону, но ужаленный поведением как гостьи, так и правительницы, Бувэй вполне может воспринять его издевкой, — за обрисованные цели. Всё так.

— Но право, — улыбается вдруг Кагуя шире, — я не знаю, о чём здесь много говорить. Всё очень плохо.

Оброненная будто промежду делом фраза наверняка заставила подавиться даже переводчика.

— Конечно, это никак не повод для смеха и шуток, — тут же обеспокоенно качает головой и ладошкой Сумераги, — но ситуацию надо принять, чтобы начать с ней бороться. Мы инвестируем, — читай "владеем", — во множество аграрных объектов и предприятий Великого Китая, и хорошо видим, к чему привели последние события. Осень — урожайный, самый продуктивный период! — показала удивительно плохие результаты, не соответствующие нашим расчётам даже с учётом... Некоторых беспорядков. — Угу, внутренний рынок страдает, люди голодают, а экспорт почему-то чувствует себя замечательно. Нет, доходы-то растут, но такие доходы слишком краткосрочны на мой вкус. Кто будет работать в полях, если пол Китая умрёт, не добравшись до плодов своего труда? Гражданская война и без того всё портит!

— Наблюдается неожиданный, острый недостаток продовольствия. И Совет директоров Корпорации Сумераги предлагает вам, уважаемая Тенщи, помощь в разрешении этой проблемы. Мы откажемся от самостоятельного экспорта продукции и предоставим государству возможность выкупать её с большими скидками — таким образом, предоставим большие возможности для стабилизации положения и борьбы с надвигающимся голодом. — Конечно, он уже и надвинулся, но одно дело "очень плохо" о своих компаниях, а другое — о чужой стране. — Мы готовы отказаться от части доходов и вместе с Китаем преодолеть наступившие трудности.

— Также мы можем предложить относительно дешёвую реорганизацию логистики, если корень продовольственного вопроса кроется здесь. И глобальный внешний аудит сельскохозяйственного сектора, чтобы точно отыскать этот корень.

Слегка увлёкшаяся срочными делами, Кагуя пропускает последний вопрос Императрицы. Она просто не знает, как ответить, не переступив черту и не спустив на себя всех собак в начатой опасной игре. "Да, я явилась лично познакомиться с Императрицей Китая, давай дружить" — пффффт, её же выкинут из дворца пинками за неуважение. Наконец, принцесса отвечает:

— С моей стороны запросить аудиенцию с целью лишь личного визита было бы непростительно, почтенная Тенщи. — О, коварство! "Лишь личный визит" — никак. "Личный визит в комплекте с обсуждением судьбы филиалов" — совсем другое дело! [icon]https://files.catbox.moe/5zm3h9.png[/icon]

+5


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 05.12.17. Око снежной бури