По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 0.7 Awesome To The Max


0.7 Awesome To The Max

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

17 июня 2004
Время: утро
Узнав о том, что другой ученик его обожаемого учителя собирается участвовать в каком-то ритуале, проводящемся в Японии, Флэт загорелся идеей испытать собственные силы. В спешке раскопав немного поверхностной информации обо всех деталях войны, не вдаваясь в подробности ритуала призыва и условий участия, парень решает попробовать призвать собственного Слугу, выбрав местом этого события, чтобы вы думали, центральный лондонский парк...

+3

2

[nic]Flat[/nic]
Чертовски яркий летний день дышал жизнью: пение птиц, разбавленное удалённым шумом города, разносилось по окрестностям парка, завораживая невольных слушателей – зевак и прохожих, молодых мамочек с колясками и стариков, имевших привычку кучковаться на скамейках.

Флат широко-широко улыбался, приветствуя солнышко, что вот-вот доберётся до зенита. В его светлой голове рождались и умирали мысли, порой целые миры, состоящие из простейших конструкций – мимолётные, будто бы воздушные. Но среди замков из сахарной ваты и крылатых слонов всё сильней и чётче проглядывался мотив благородной победы, личного успеха, гордости и праздника признания.

«Совсем скоро я призову самого классного, самого сильного из всех героев! Кто же это будет?! Кто же? Геракл? Сталин? Александр Великий? Годзилла?!» - поистине детскими, наивными глазами он лицезрел свой грядущий успех, будто бы видел его рядышком – сквозь тонкую стеклянную грань, отделяющую «завтра» и «здесь и сейчас».

Ноги юнца привели его прямёхонько в центр парка – небольшую круглую площадь, вымощенную из песка и украшенную по контуру цветущими кустами шиповника. Спокойное, мирное, лишённое всяких треволнений местечко, идеально подходящее для того, чтобы заняв позицию в центре, начать методично, но без усилий и сосредоточенности играть с потоками праны в магическом эфире. К чему все эти вздорные печати, разрисованные толчёным мелом и слоновой костью? К чему старые и сложные заклинания, написанные на давным-давно умершем языке? Вот и Флат – кроха-гений магического мира – считал, что вся эта архаичная бессмыслица – не более чем трата времени.

- Гляди – парнишка какой-то странной гимнастикой занимается, - ухмылялись старушки, вглядываясь в производимые блондином пассы руками.

Попытка, одна-другая… Душа мальчонки полна жизнерадостного благоговения пред грядущим моментом. Он будто бы танцует, чествуя свой неминуемый успех. И эта уверенность в собственных силах, не подкреплённая ничем, кроме веры и жизненного настроя на позитив, придавала ему сил, заставляя крутиться и вертеться прямиком перед десятками глаз, совершенно не обращая внимания на тех, кто в шутку назовёт его «дурачком» или же «больным».

- Вы-хо-ди!

+5

3

  Для того, чья роль с самого начала его пути была ясна и понятна, даже смерть не являлась чем-то, для чего стоило бы выделить в памяти особое местечко. Пастырь человечества, величайший король и древнейший из героев, он был призван созерцать триумфы и падения человечества на протяжении его истории. Он видел все в этом мире и мирах подобных ему, и этого ему было достаточно. Смерть не была для него чем-то необычным или неожиданным, для короля это было больше похоже на заслуженный отдых, тем не менее, он не желал испытывать нечто подобное снова.
  Когда он услышал призыв силы, чего-то непорочного и молодого, словно принадлежавшего его времени, он пожелал немедленно ответить на него. Причина для этого у него нашлась самая простая, он хотел посмотреть на того, кто обладал столь чистой и открытой душой, похожей на настоящее чудо, ведь ничего подобного с ним не случалось уже тысячи лет. Многие маги обращаются к силе героев прошлого, избирая всегда самых могущественных, но их желания были корыстны и сопряжены с подлостью и коварством, желанием победить и полным отсутствием собственного достоинства. Ответив на подобный призыв, благоразумному королю не оставалось бы ничего, кроме как совершить свою миссию судьи человеческого и вынести приговор, после чего вновь исчезнуть.
  Грааль и ритуал, носящий название войны за него, вот инструменты, благодаря которым молодой волшебник сумел призвать его в мир живых, но само это событие было выдающимся и не потому, что паренек сумел призвать его, а потому, что он сумел призвать и обратиться именно к нему. Вместе с призывом, король чувствовал, как между ними формируется контракт, как он заимствует энергию этого паренька, чтобы обрести свою сущность, как он становится связан с ним, чтобы вновь не покинуть общество живых.
  Сначала он ощутил себя как духа, после чего его тело начало формироваться вокруг его духовного ядра, источая ярчайшее магическое свечение. Но он не был бы собой, если бы появился просто так. Сияние стало разрастаться, привлекая к себе внимание всех окружающих, и вскоре поглотило даже самого парня, вместе с доброй частью площади, что молодой человек избрал для призыва. Все это представление длилось всего несколько секунд, после чего с волной воздуха, прокатившейся по окрестному парку, прекратилось, вокруг стали слышаться удивленные перешептывания, а кто-то даже стал несмело аплодировать. Но все это было неважно.
  Площадь более не пустовала, вместо этого в ее центре, занимая большую ее часть, стала красоваться беседка, построенная из настоящего золота и обтесанного камня, а сами виновники ее появления тем временем находились внутри нее. Между опор, на которых держался купол крыши, висели белоснежные вуали из легчащего, но плотного  материала, колыхающегося из-за любых потоков воздуха. Внутри беседки гулял несильный и приятный ветерок, который, тем не менее, не покидал пределов постройки, словно бы она была его домом. Потолок купола был, казалось бы, прозрачным, однако это был всего лишь причудливый магический узор, играющий с восприятием человека, смотревшего на него, заставляющий его думать, что он созерцает настоящее небо. Полы в беседке были устелены коврами и завалены подушками, среди которых, к слову, можно было найти всякие драгоценные безделушки и предметы обихода человека. Также, среди всей этой роскоши, на подушках развалился хозяин этого чуда света. Сам он был одет в богато расшитые фиолетовую безрукавку, оставляющую полностью открытым его торс, и голубые штаны-шаровары, на ногах у него были туфли с закругленными кверху носками, а на голове тюрбан. В довесок ко всему его тело было буквально увешено украшениями, общая стоимость которых для современного человека не могла уместить в голове.
  – Так ты тот, кто призывал меня? – Не скрывая своего интереса, задал прямой и бесцеремонный вопрос король героев, переведя свой взгляд с причудливого потолка на молодого мага. Если бы он хотел, то мог бы узнать все об этом мальчишке всего за мгновение, но откликнувшись на призыв, он закрыл свое око наблюдателя и оказался от всезнания, довольствуясь лишь информацией полученной от Грааля. Однако он чувствовал в этом мальчонке нечто интересное, он был похож на тех людей, которых он привык видеть подле себя при жизни, способных удивляться и верить в чудеса. И хотя это не было характерным для мудрейшего короля, он уже испытывал некоторую симпатию по отношению к... – Назовись перед своим королем, юноша.

Отредактировано Golden Caster (2017-04-01 16:35:15)

+4

4

Представшее перед молодыми глазами фантасмагорическое зрелище отдавалось буйством стихийных, неудержимых в своих проявлениях чувств. Радостно воскликнув, юноша рукоплескал своему успеху, оставаясь притом совершенно незаметным для окружающих. И не мудрено – все взгляды были прикованы к восточной роскоши беседки: воздушной, мимолётной, едва ощутимой. Современному человеку сложно было поверить, что представшее пред ним злато – не сусальное, что шелка подушек – не полиестр, что ковры здесь вышиты вручную… Но Флат верил в сказки порой сильнее, нежели в реальность как таковую. Он сам – словно сказочный герой, персонаж, который по щучьему велению, по хотению золотой рыбки творит в этом мире чудеса крошечные и большие.

- Ву-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха! – один вид прекрасного мужчины, одетого словно турецкий султан, внушали благоговение и трепет.

«Думал, начну с какой-нибудь Клеопатры или Жанны Д`Арк, а тут…»

- Джин! Я призвал легендарного Джина! – подпрыгивая на месте и ударяя пятками друг о друга, приветствовал он свою новую игрушку, компаньона и существо, что в будущем разделит с призывателем немало удивительных приключений. Описав круг вдоль импровизированного гнезда, в котором новорождённый птенец только-только принялся расправлять свои перья, Флат залихватски прыгнул прямиком сквозь призрачные шторки прямиком в гору подушек. Его наивные глазёнки, переполненные слезами радости, без всякого стеснения глядели на самоназванного короля, в то время как скрипучие шестерёнки мозга, проделывая чудовищную по своей нагрузке работу стремились обработать сказанное прибывшим существом…

- Так ты не просто Джин, но король Джинов! Кру-то-та! – конечно же его ручонки потянулись прощупать – не мираж ли предстал перед Флатом, не сон ли это – вот так просто, даже не чихнув, призвать к себе существо столь величественное, столь невероятное!

В то время местный люд, вооружившись смартфонами и мыльницами разной степени паршивости, принялся делать сотни снимков потрясающей воображение инсталляции. Они переговаривались, спорили, кто-то даже решил подойти чуть поближе – пареньку ведь можно, а им что – нет? Среди собравшихся начались толки о том, к какому событию или дню было приурочено сиё действо, но ни спуск на воду ледокола «Байкал», ни рождение Нового Альбиона, ни прощальные гастроли Лэд Зеппелин не вязались с происходящим. И тут один из зевак выдвинул теорию, что в этот самый день, только двадцать один год назад впервые начала своё вещание известный и любимый нынче многими документальный телеканал. Все дружно закивали, одобряя версию.

[nic]Flat[/nic]

Отредактировано Элли (2017-04-07 11:48:11)

+3

5

  Не сдвинувшись с места, все также наслаждаясь уютом его скромного по царским, установленным им самим, меркам, мужчина, тем не менее, начал мрачнеть в лице, словно бы малец призвавший его совершил нечто неприемлемое. Дождавшись, пока призвавший его молодой волшебник совершит свой ритуал, заключившийся в, по всей видимости, извлечении из своего тела разного рода странных звуков и беспорядочных движений, которые делали сложившуюся ситуацию еще более нелепой и раздражающей для героического духа, он решил дать имбецилу еще один шанс.
  Приведя свое тело в относительно вертикальное положение, а именно, сев прямо, Гильгамеш, не обращая внимания на собравшуюся толпу, призвал в свои руки волшебный предмет, напоминающий по своему виду в большей степени алебарду, после чего, опершись на свое оружие, поднялся и выпрямился в полный рост. Естественно, он был выше паренька, что стоял перед ним. Его взгляд, в котором можно было уловить нотки праведного гнева, свойственные не врагу, а воспитателю, желающему отчитать кого-то за неподобающее поведение. Спустя какое-то мгновение подушки и прочие предметы, раскиданные повсюду, стали исчезать в золотом свечении, из которого изначально появилась вся эта конструкция.
  – Ты посмел прервать отдых своего Короля, юнец, а также проигнорировал прямой вопрос, адресованный тебе. – С этими словами посох-алебарда наклонилась чуть вперед, едва не касаясь своим золотым и расписанным странными символами лезвием макушки волшебника. – Когда Король обращается к тебе, ты должен испытывать благодарность и немедленно ответить ему, это простое правило, которому следуют мои подданные-люди. Если же ты не способен быть человеком, тогда мне не следует быть милостивым к тебе и прощать твою глупость.
  С этими словами он отстранил угрожающее лезвие, пропитанное магической энергией и источающее опасную ауру, от головы мальца, призвавшего его. Естественно, после этого он ожидал услышать ответ, однако, его взгляд уже был обращен на собравшихся вокруг зевак. И хотя смотрел он прямо на них, в его глазах они даже не отражались, просто не существуя для взора великого короля прошлого, Короля Героев, Мудрого Короля. Они не были его подданными и не являлись достойными ими стать, в отличие от того, кто стоял прямо перед ним.
  Он мог бы избавиться от него и использовать любой подходящий источник магической энергии, чтобы остаться в мире живых, но ему это было абсолютно не нужно. Он не хотел возвращаться к жизни и ответил на зов лишь потому, что призывавший его человек показался ему достойным, и если все закончится очередным разочарованием в человеческом роде, то избежать его гнева едва ли сумеет хоть кто-то. На этих мрачных мыслях его взгляд вернулся к мальцу.
  – Ты сумел призвать меня без катализатора, понятия не имя, что за карту ты вытянешь. Твой потенциал в магии действительно высок, однако, ты сумел каким-то образом спутать меня и джина? После этих слов я одинаково сильно желаю, как обсмеять тебя, так и преподнести урок. Возрадуйся. – С этими словами вновь появилось уже знакомое золотое свечение, после чего прямо перед парнем в воздухе зависла золотая лампа, неприметная на вид, кроме того, конечно, что она была сделана из золота не самой низкой пробы. Внешне она была в идеальном состоянии, словно бы за ней ухаживали слуги все те сотни лет, что она таилась внутри Врат Вавилона. – Когда-нибудь ты сумеешь ее открыть, это будет твоим первым испытанием, твоим вторым испытанием будет выжить после встречи с джином или ифритом, который заточен в тюрьме, внутри этой лампы. После этого я признаю в тебе настоящего мага.
  Вспоминая о силе этих существ, Гильгамеш хотел добавить, что для этого ему, возможно, понадобится помощь десятка других магов, но решил не уточнять, ведь подобное испытание было бы весьма подходящим для его нового... слуги или подданного.

+2


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 0.7 Awesome To The Max