По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 12.12.17. Заварка


12.12.17. Заварка

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Дата: 12 декабря 2017 года
2. Время старта: 13:45
3. Время окончания: 17:25
4. Погода: Солнце проглядывает из-за густых серых туч. На улице мороз – минус восемнадцать. Слабый ветер гоняет залежавшийся на улицах снег.
5. Персонажи: Чень Байху
6. Место действия: Тянчжин (Китай – на востоке от столицы)
7. Игровая ситуация: На оккупированной лоялистами территории царит режим жесткой диктатуры, продиктованной нуждами смутных времён. Здесь – в крупном городе, сильно пострадавшем от разгула бунтовщиков, Байху находит приют для своего бренного тела. Старая гостиница мамаши Куйфэн не славится комфортом, но чтит старые традиции – гостей встречают лично и готовы, за символическую плату, организовать тем досуг.

8. Текущая очередность: по договорённости.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Элли (2017-04-09 22:08:37)

+1

2

Яркие всполохи пламени прогоняли прочь зимние холода. Немногочисленный люд, кто потерявший кров и вынужденный коротать свои деньки в уютном и надёжном местечке, известном на всю округу гостеприимством и дешевизной. Каким-то чудом это здание не тронули ни пламя пожарищ, ни орудия вандалов, ни властная рука лоялистского правления. Здесь, именно здесь рядовой китаец мог вернуться на несколько десятков лет назад, «когда камень бремени был лёгок, словно пемза». Уходили прочь мысли о братоубийстве, о потерях личных и имущественных, о конце золотой эпохи, пришедшей в Поднебесную вместе с бунтовщиками из генералитета.

Чень, оторвавшись от собственных мыслей, найдёт себя сидящим за небольшим квадратным столиком. Едва ощутимый купаж зелёного чая и свежеесваренный рис – редкость по сегодняшним меркам, которую мог позволить себе человек трудолюбивый или же зажиточный, ласкали взор некогда знатного господина, ныне же – рядового жителя «федерации».

Миловидная девица в традиционном для таких заведений ципао одаривает дорогого гостя положенной ситуации дежурной улыбкой – она готова принести всё, что бы тот ни пожелал – лишь бы ответной песней прозвучал ей звон монет.

Поглядев по углам, можно было заметить нескольких путников: большого и тучного господина, который приехал сюда ещё вчера, неся на своих плечах несметных размеров походный рюкзак, миловидную, но явно голодающую девушку, чей возраст мог колебаться от семнадцати до тридцати – из-за худобы определить его было крайне проблемно, а также её спутника – парнишку лет десяти, старушку за девяносто, которая постоянно тряслась и не могла даже чашку чая удержать в своих сморщенных руках.

Жизнь ждала от архитектора действий – ведь он сам выстраивал её из подручных материалов.

+2

3

Идея отчима совместить план строительства водного канала с возведением бумажного комбината могла зародиться только в голове человека, который женился на его матери, считал Чэн Байху. Он неплохо относился к этому человеку и даже, из вежливости, называл отцом. Можно было бы сказать, что на внезапный призыв бросить все дела и ехать в Ханьни, потому что главу семейства посетило озарение о светлом экономическом будущем округа, Байху тоже согласился из вежливости, но это было бы ложью. Идея была как минимум рентабельной. Ради нее стоило приехать в Ханьни - хотя бы осмотреть выбранный участок под фундамент. Кроме того, ему надо было обстоятельно поговорить с определенными людьми на севере.
На дне чаши с рисом еще оставалось немного зерен, когда Чэн поставил ее обратно на потускневшую от времени поверхность стола и жестом подозвал к себе девицу из персонала гостиницы. Дежурно поблагодарив за еду в ответ на дежурную улыбку, Байху попросил принести счет и сказал затем:
- В справочной службе меня предупредили о том, что рейсовый транспорт до аэропорта сейчас ходит нерегулярно, а расписание порою обновляют с опозданием. Быть может, вы знаете более быстрый способ доехать до него?

Отредактировано Chen Baihu (2017-04-03 20:03:31)

+1

4

Молодая китаянка, приложила пальчик к подбородку и изобразила задумчивость, но тут же поспешила с ответом:

- Сегодня неспокойные времена, юный господин. Даже путешествие на бронетранспортёре – рискованное дело. Но если бы мне нужно было попасть в аэропорт, не нарвавшись на пулю, я бы обратилась к господину Донгу, - красотка наклонилась над столиком и чиркнула несколько строк на салфетке – короткий номер телефона, а также несколько иероглифов, гласивших: «Частный извоз».

- Он берёт не дёшево, но жизнь стоит любых денег, юный господин, - со всей серьёзностью заключила девушка, кланяясь и убегая к следующему столику - тучный мужчина потребовал пятую порцию комплексного обеда.

В последнее время газетные заголовки пестрили криминальными сводками, что были посвящены киднеперам, грабителям с большой дороги и даже убийцам, готовыми пустить кровь нерадивому путнику за пригоршню риса или кусочек мяса. Хороший проводник, знавший тайные тропы в запутанном китайском городе, мог помочь миновать незавидную судьбу.

+2

5

В смутную эпоху Китая, когда маленьким детям разъезжать по улицам уголовного Тянчжина даже на бронетранспортере было рисковано, одинокий частный предприниматель должен был прислушиваться любому жизненно важному совету с благодарностью и вниманием. Поэтому Чэн запоздало, но все же поблагодарил упорхнувшую к другому столу девушку за посильную помощь в разрешении его затруднительной ситуации. Салфетка с номером телефона была аккуратным и степенным жестом запихана в задний карман джинсов. Расплатившись по счету (и экономно выдав чаевые), Байху вернулся в свою комнату.
Расчехлив ноутбук, чей нелегкий жизненный путь угадывался по многочисленным царапинам на корпусе, молодой бывший господин Чэн оставил его приходить в рабочее состояние на стуле и набрал на телефоне указанный официанткой номер. В гостинице у него не было каких-либо важных дел, которые могли бы заставить китайца задержаться тут на больший срок, нежели уже проведенный под ее гостеприимной, в меру средств, крышей. Байху ожидал ответа абонента и, прижав телефон плечом к уху, делал из салфетки самолетик.

Отредактировано Chen Baihu (2017-03-05 16:57:14)

+2

6

Для того, чтобы связаться с адресатом, архитектору потребовалось выждать порядка минуты:

- Донг на проводе, - тяжёлый, уставший и слегка сипловатый голос на том конце провода был неприветлив. На заднее фоне слышались многочисленные удары металла о металл, словно частный извозчик сейчас пребывал на промышленном заводе. Подобная ситуация, когда один человек днём стоит у станка, а ночью крутит баранку, позволяя себе лишь несколько жалких часов сна в сутки, была не редкостью для современного Китая.

- В аэропорт? Это запросто. Где говорите? У Кайфу? Хорошее местечко. Через час подъеду, - Донг не любил долгих телефонных разговоров – чувствовал себя идиотом, разговаривая с маленьким куском пластика.

Спустя ровно сорок шесть минут и двадцать четыре секунды картину запруженной автомобилями улицы дополнил небольшой тучный мужчина, восседавший на тарахтящем мопеде. Вид у него был горделивый, деловитый: голову держал высоко, спину ровно, на макушке красовался блестящий пластиком шлем алых оотенков…

- Господин Чень, - постучалась в гости та самая официантка, она же уборщица в номерах, она же прачка, она же помощник повара, - Транспорт прибыл и ожидает вас, - для верности девица позволила себе ещё несколько напористых ударов в дверь, ведь гость сытно поел и мог за время ожидания впасть в дрёму.

+1

7

Имея в распоряжении огромное количество времени, в размере одной минуты, Байху потратил его на то, чтобы початиться с пилотом: пожелал всех благ и спросил про погоду. Погода пилота самолетика, на котором неприкаянная семья Чэн часто и много летала по стране, в целом устраивала.
У Байху было несколько мгновений, чтобы принять решение, но колебаться он не стал. Молчавший телефон наконец ожил.
- Добрый день, господин Донг. Мне надо добраться до аэропорта..., - а потом вежливый китаец назвал цену, которая по его расчетам окупала эту поездку. Вопреки ожиданиям, шофер оказался настолько суровым, что не стал уточнять свою таксу. С другой стороны, Чэн бы просто не смог заплатить иную стоимость. Так что, кажется, они умудрились найти взаимопонимание без лишних слов. Привыкший часами обсуждать с заказчиками, например, форму оконных проемов, архитектор от этого разговора насколько оттаял и, не расслышав последних слов честного Донга, едва вспомнил последнее напутствие:
- Я буду ждать вашего приезда через пятнадцать минут.
На торжественно притарахтевшего Донга по-зимнему укутанный китаец с рюкзаком за спиной взирал крайне глубокомысленно. Молча.

Отредактировано Chen Baihu (2017-03-09 06:15:06)

0

8

Старина Донг, прождав примерно две целых и шесть десятых секунды, зычно гаркнул:

- Чего столбом стоим? Там, помимо вас, еще четверо ждут меня по всему Тянчжину! - и он не лукавил: в день тучному мотоциклисту приходилось разврзить до сотни пассажиров (разумеется, мы учитываем и тех, кто садился вторым, а то и третьим пассажиром).

Стальной конек-горбунок залихватски пяхнул и заурчал, приглашая Ченя прокатиться с ветерком. Ледяным ветрищем, от которого и хороший тулуп не спасал.

- Путь держать будем через юг - сегодня "желтые зубы" бушуют на торговой площади, - сразу же предупредил извозчик, громоздясь на свою "лошадку". "Желтые зубы", для тех, кто не знает - банда зверских мародеров, готовых за пачку макарон и мать родную продать, и отца. Связываться с этой толпой немытых и крайне агрессивных горожан боялась даже ослабленная кровопролитными бунтами полиция.

Отредактировано Элли (2017-03-12 16:22:16)

+1

9

- Вспоминаю, все ли взял, - отговорился от лихого шофера задумчивый Байху, размышляя: "Возмутиться, игнорировать, возмутиться, игнорировать..." Победила природная флегматичность, и китаец занял свое место на седле железного пони. Гордости мопедостроения, вероятно.
Архитектор, к сожалению, совершенно не разбирался в моделях этих трудолюбивых машинок, что верно служили китайскому народу на протяжении нескольких десятков лет. Порою, вспоминал Байху будни городка Ханьни, эти десятки служила одна и та же машинка.
Одет Чэн был по погоде, но в чем западному китайцу было привычно, в том восточному могло стать зябко. Вместе со своим рюкзаком он, возможно, весил меньше чем Донг без каски.
- Постойте, "желтые зубы"? - запоздало очнулся Чэн. - Разве это их кварталы?

0

10

Старина Донг, вдарив пятой по подножке своего «Персиваля», выдал полный газ и резко стартовал. Они неслись мимо ям и колдобин, рождённых войной, мимо одинаковых, будто бы вылепленных под копирку горожан, до неузнаваемости измененных ею же, мимо десятков заколоченных зданий, некогда приносивших прибыль владельцам и досуг жителям…

- Гляжу, ты давненько в этих краях не бывал, - перекрикивая ветер, отвечал на вопрос юнца Донг, - Они еще пяток лет назад распоясались: громили лавки, крышевали бизнес, ломали людям жизни и ноги… А как война пришла – так и вовсе страх потеряли. Весь Тянчжин теперь – их терретория, - однозначно поставил он точку в столь непростом вопросе, как контроль города.

- Ты, если вдруг что – не выделывайся. Хорошо? А то я недавно вёз одного, предупреждал его, что сам всё разрулить смогу… Не послушался: ни мне заработка, ни ему – шанса на спокойную старость, - просьба была озвучена на одном из немногочисленных работающих светофоров города. Мимо то и дело сновали потрепанные шальной пулей автомобили местного производства. Ни одного улыбающегося лица, ни одной матери с коляской, ни одной бродячей собаки.

Спустя пятнадцать минут относительно спокойной дороги они подъехали к импровизированному блокпосту, выстроенному  из битых кирпичей, ржавой арматуры огромных размеров, а также десятка рваных оборванцев, вооружённых кто чем: от бутылок с зажигательной смесью до автоматов российского производства (явный военный трофей из прошлых сражений Федерации и Империи).

- Так-так-та-а-а-ак, - мерзко процедил сквозь зубы главарь шайки, отбивая сантехнической трубой по своей ладони. Вид у него был залихватский: драные штаны с подтяжками, шляпа, которую так любили растафари всех стран, здоровенные солнцезащитные очки на сломанном не один раз носе.

- И кого это занесло в наши края, а? Неужто это старый пердун Донг? – ухмыльнувшись во всю дюжину едва ли целых зубов, вопрошал бандит. Его шайка тут же разродилась гоготом. Донг поёжился. Ему явно было некомфортно.

- Дзу Ки, - процедил он с отвращением, крепче цепляясь в руль, но не решаясь тронуться с места. Возникла неловкая пауза.

+1

11

- Да, очень давно не бывал! - как мог пытался повысить тон Чэн, веско кивая в подтверждение своих слов. Не моргнув глазом кивая.
В целом, Байху был обывателем, его специальность и род деятельности были выбраны им самостоятельно, его жизнь была запланирована им на несколько лет вперед. Ему не было большого смысла влезать в подробности сложных отношений разносортных нелегальных организаций, которые не затрагивали его лично.
Предупреждение таксиста китаец выслушал внимательно, но про себя подумал: Методы заработка бывают разные.
- Хорошо, - сказал Чэн вслух, - ecли что-то произойдет, я не стану вмешиваться.
Исключая тот факт, что Байху обещал быть на борту Lineage в то время, пока он мирно проезжал по улочкам Тянчжина, все было просто чудесно.
Ему было почти жаль пилота, когда он набирал ему сообщение на телефоне. Ледяной ветер моментально выморозил примитивный корпус устройства, и экран неохотно выводил в строку выбранные иероглифы. Вынужденный пользоваться одной рукой для набора, чтобы не свалиться с периодически бодро подскакивающего на колдобинах мопеда, Чэн радовался тому, что в этот раз ему не надо писать свою фамилию. Необходимость переключения между традиционной и упрощенной раскладками порою немного надоедала китайцу.
К моменту незапланированной остановки Чэн сообщение набрал, и теперь терпеливо жал на заветную кнопочку "Отправить". Незнакомые дяди с автоматами были "юнцу" незнакомы, а прерывать паузу было неловко.

Отредактировано Chen Baihu (2017-04-03 09:29:23)

0

12

Перепалка между коренастым водителем и представителями местной криминальной структуры продлилась недолго: пару мгновений они глядели друг другу в глаза, фыркали, краснели, яростно осуществляя молчаливый бесконтактный бой…

- Пусть едет, - холодно, без лишних слов выплюнул Дзу Ки, отходя с дороги в сторону. Авторитет прошедшего войну старика Донга был невероятно высок даже среди подобного сброда, - Но в следующий раз…, - уголовник пригрозил водиле кулаком, но того уже и след простыл – мчал вперёд, не страшась пули в спину – пассажир спасал от подобной участи.

- Они всегда так, - кричал он сквозь ветер, - Полают, клыки покажут, а укусить – боятся. Знают, что я – матёрый сухарь! – не без усмешки замечал про себя толстячок, подпрыгивая на очередной кочке. Противный писк разнёсся по закутку улицы. Вспышка. Обжигающая волна жара. Огонь.

Крошечный скутер преодолевает расстояние в десятки метров, улетая игрушкой далеко-далеко в сторону недостроенной многоэтажки. Старый китаец, весь в крови, лежит у фонарного столба, едва дыша. На лице рисуется шок и паника. Чень же находит себя в полуметре от пострадавшего. Вся его спина испещрена мелкими осколками бетонной крошки. Кровь течёт мелкими струйками из ран, охлаждая горевшую спину, чудом спасённую одеждой и сумкой. Вокруг – оглушительная тишина. Никто даже не высунул носа, чтобы посмотреть – нужна ли помощь?

+1

13

Телефон подумал и заявил, что сообщение отправлено быть не может. Показал на пустую полоску индикатора приема сигнала, а затем оскорбленно окоченел с потемневшим экраном, оставив Байху беззвучно скрипеть зубами: Изнеженная. Японская. Тамагочи. Мобильный в качестве сувенира из поездки в СБИ оказался плохой идеей.
- Что им было надо? - спросил Чэн у Донга, через некоторое время после того, как импровизированный блокпост остался позади. Но, видимо, не был услышан.
Обычно требовали деньги или еду. В Шаньшане на еду иногда соглашались даже охотнее. Подобные сцены, в той или иной степени сходства, китаец видел за свою жизнь на родине не раз. Потому Чэн никогда не брал с собой денег больше, чем был готов отдать добровольно. Заниматься частным бизнесом в Китайской Федерации и до раскола страны было все равно, что пиратством - в море,  считал архитектор. Так же рисковано и столь же опасно. Но ему нравилось это "море".
Взрыва Чэн не услышал - он его ощутил. Все произошло настолько быстро, что Байху не успел ни испугаться, ни крикнуть. Когда распластавшийся на земле китаец все же смог открыть глаза, он некоторое время не мог понять, где находится. В голове был густой вязкий звон, и от него волнами накатывала на глаза душная темнота. Пожалуй, до состояния Донга ему было мало дела. Со своим бы справиться.

+1

14

Тупая пульсирующая боль, вытягивающая последние силы вместе с каплями драгоценной крови, постепенно утихала, оставляя после себя онемение, слабость и лёгкое головокружение. Юный архитектор и не заметил, как провалился в сон, обессиливший и совершенно не способный бороться за своё выживание.

Спустя несколько часов Чэнь обнаружит себя в пыльной провисшей кровати, замотанным в какие-то тряпки, пахнущие не то кошачьей мочой, не то экзотическими травами. Халупа, в которую занесло парня, похожа скорее на подвал, нежели жилище – плесень на стенах, облупленная краска, пробитый в нескольких местах деревянный пол…

-  Во-о-о-от так, Белопуз, во-о-о-от так… сейчас бабуля замочит эту тряпку, и мы с тобой поедим, - скрипучий голос принадлежал безобразной ходячей куче тряпья, размерами едва достигавшими метра сорока. Эта куча, покачиваясь и скрипя, мешала что-то железным прутом в большой чёрной от копоти кастрюле. Рядом с кучей деловито, вылизывая свои пятки, сидел драный облезлый кот. Казалось, он совершенно не слушает то, что пытается донести до него собеседница.

- Бедный мальчик, бедный мальчик…, - причитает старуха, вытаскивая дрянные обмотки из кастрюли и топая в сторону Чэня. Белый пар, исходящий от припарки, поднимается высоко к потолку, - Сколько же ты вытерпел, сколько пережил… Ой! Очнулся! – радостно восклицает бабка, едва ли не роняя на кота миску с кипячением, - Ты как, сынок? Скажи хоть слово!

+1

15

Должно быть, китаец еще не отошел от от своего первого в жизни полета на короткую дистанцию без вспомогательных механизмов. Потому, что старухе он сказал следующее:
- Почему я здесь, почтенная бабушка? Мое место не здесь. Меня не должно здесь быть.

0

16

Старуха расплылась в улыбке:

- Поглядите только, какой вежливый у нас гость. Такие как ты, мой хороший – радость для старой Хон Ма, - в её подёрнутых старостью и слепотой глазах читалась неподдельная радость, - А где же тебе ещё быть, соколик, как не у меня? Ты же едва живой на улице лежал – дышал надрывно, бредил… - речь китаянки сквозила заботой. Казалось, она переживала за этого незнакомца так сильно, словно тот был её сыном или же внуком.

- Друг твой околел, правда – ничего сделать старая не смогла. Дрянная война. Каждый день судьбы режет, жизни губит, - дряхлые руки немощно бьют по коленям, показывая степень негодования пожилой особы. Она бы могла многое рассказать об ужасах алой вестницы с мечом и факелом, но внезапно вспоминает об отваре. Цепкие пальцы хватаются за смоченную тряпку и тянутся к «соколику».

- Поднимись чуть – дай бабушке спину смазать, - приложить ткань с обезболивающим составом – самое меньшее, что она могла сделать для случайной жертвы военных действий.

+1

17

Байху некоторое время анализировал те крохи информации, что ему сообщили. Смерть опять показывала ему клыки и норовила обтесать под свои рамки, выровнять под одну гребенку. В этот раз она что-то оплошала. Может, таксист в горле застрял? Весть о гибели Донга китаец внешне воспринял без эмоций.
- Я не мог защитить того человека, - сказал Байху, не совсем уверенный в том, что говорит это только для Хон. Ноутбук он тоже не мог защитить, а ведь бедняга столько пережил...
В памяти надоедливым комаром звенел звук бомбы: Мины с писком?.. Крысолюбы недоделанные... Архитектор на полном серьезе был возмущен небрежным, по его мнению, взрывом. Решил поиграть в солдатика - ставь ловушки как следует. Один удар, и никаких выживших. Конечно, хорошо, что он жив, но ведь...
Один мудрец сказал, что лучше умный враг, чем глупый друг. Наверно, его тогда слишком сильно контузило.
Чэн уперся локтями в свое прокрустово ложе и, выдохнув, сел. Спустил ноги на пол, ожидая пока перед глазами перестанут плясать искры. От дополнительной помощи сердобольной бабули китаец отказался:
- Мне лучше, не стоит, - морщась от непередаваемых ощущений в районе позвоночника. Божий одуванчик, точнее страшненький чертополох, выглядела сама не сильно здоровой, и Байху подивился тому, что она умудрилась донести его до кровати.
- Госпожа Хон, скажите... Вы меня в одиночку сюда принесли? Я ничего не помню с того момента, как потерял сознание на улице.

Отредактировано Chen Baihu (2017-04-20 00:12:25)

0

18

- Куда ты, куда?! – восклицает старуха, преграждая путь потрепанному архитектору. В поблекших глазах легко прочесть укор, сопряженный с заботой и страхом. Страхом вновь остаться одной.

Проклятые войны забирали родню одного за одним. Вначале сыновья отдали жизни на фронте, затем амбициозные внуки, пошедшие вовсю в своих отцов, заперев себя в броне танков и найтмеров, ушли в дымку сражений, да так и не вернулись. Остались лишь крохи – несколько далёких сердцу женщин, никогда не считавших Хон своей роднёй.

- В таком состоянии тебе никуда идти нельзя! Я не позволю! – хлипкие руки, не способные даже кастрюлю с супом донести до стола, вцепились в плечи цвета мокко. Она не обмолвилась и словом о том, что юнца сюда донёс старик Хань, служивший в местной котельной и порой разделявший краюху хлеба с морщинистой Хон.

- Тебе стоит поесть, - деловито, но суетно заявляет спасительница, сгорбившись сильнее и отстраняясь от своего гостя. Она прикладывает костлявые пальцы к подбородку, обводит глазами помещение и подмечает съестные запасы: полусгнившую редьку, жменьку риса, крупицу пшена, пару сушёных рыбёх, которые она всё равно не могла разжевать…

- Садись. Я скоро всё сделаю, - бурчит, шоркая к плите старая женщина, совершенно забыв о своих припарках. Долго ещё она могла бы искать кастрюлю, что дымилась едким дымком рядышком с кроватью больного…

+1

19

- Что такое, почтенная бабушка? - спросил оставшийся без ответа Чэн, не ведавший какие страсти творятся на душе больной женщины. - Я не хочу есть, спасибо.
Он хотел спросить старушку, где его остальные вещи, однако она ушла. Ушла, оставив пунктуального китайца наедине со своей печалью - на самолет опоздал. Может вставать Байху было врачом народной медицины и не рекомендовано, но все же он поднялся с кровати. Поискал взглядом вокруг, вдруг его пожитки где-то рядом?

0

20

Пожитки, в свою очередь, действительно были рядом. Правда сумка и чехол ноутбука были разворочены, а содержимое их разбросано по полу и письменному столу, что чудом сохранил былой лоск.

Старая наседка, тем временем, вконец обыскалась своей утвари и решила, что заварит кушание в литровой эмалированной кружке. Бурда быстро закипела и принялась на удивление приятно пахнуть.

- Эх, молодец же ты, старуха! Эх, красавица, - потягивая пар, шептала под нос хозяйка хибары.

Отредактировано Элли (2017-05-03 22:23:08)

0


Вы здесь » Code Geass » Архив игры » 12.12.17. Заварка