По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 31.10.17. Лейтенант-Горничная


31.10.17. Лейтенант-Горничная

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата: 31.10.17
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 21:00
4. Погода: погода на 31 октября
5. Персонажи: Корнелиус Календа, Сильвия Фар Британия
6. Место действия: Адмиральская каюта Сильвии
7. Игровая ситуация: Календа, загнанный в угол, навязанным его подчинёнными пари, вынужден прислуживать её высочеству. В униформе горничной.
8. Текущая очередность: Календа, Сильвия, нпс.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+2

2

Хотя казалось бы всего этого можно было бы избежать, если бы Календа был бы внимательней к тому что делает и заключает пари… Но теперь было слишком поздно чтобы сожалеть. Или как раз наоборот самое подходящее время для этого. Вероятно так чувствуют себя девушки, когда их насилуют, думал он, когда его раздели в кают-компании и… одели в униформу горничной. Откуда может взяться униформа горничной на корабле посреди океана?
Ну кто бы мог подумать, что бывший зелёный берет, ставший милитари-маньяком, такой хороший рукодельник: умеет шить, вязать и мастерить разные вещицы на скорую руку. А уж тем более не без помощи девушек из парочки запасных покрывал и брезента сварганить приемлемого вида костюм французской горничной с тёмно-зелёными цветами, практически неотличимой издалека от настоящей (по крайней мере похожей на настоящую). Для пущей правдоподобности ему наложили макияж и нацепили чёрный парик с длинными волосами, чьё происхождение даже его команда не смогла внятно объяснить. В таком виде Календу не сразу смогли бы опознать и то, пока бы он не заговорил своим обычным тоном голоса. Вхождение в образ превращало его в милую, жизнерадостную и оптимистичную Жанну, готовую всем помочь. И что самое интересное его вид действительно очаровывал и притягивал. А ведь правда, в виде девушки он бы мог многого добитьс… “Чёрт! о чем я только думаю!” - недоумевал Календа от своей женственной мощи.
После трансформации Календы и инструктирования того что он должен будет сделать для её высочества, вооружения необходимым инвентарём и ужином, Календа вместе с Денни, Мари и тележкой направились к адмиральской каюте. Стоявшие на страже у входа охранники с подозрением отнеслись к некой Жанне, но после трагической и душещипательной речи, о том как ей нелегко заботиться о принцессе, сжалились над ней и если та покажет пропуск от Пеллеона или, на худой конец от Календы, то пропустят её. Шокировав их, тем что он и есть Календа, матросы согласились пропустить Жанночку.
Войдя в каюту, она, вернее он, не упустил шансу поприветствовать принцессу в своём новом образе: - Госпожа, это Жанна. Я прибыла, чтобы послужить вам! - представился он женским тоном, солнечно улыбнулся и схватившись указательным и большими пальцами обеих рук за края юбки поклонился перед лежавшей на кровати Сильвии.

+4

3

Она потеряла счёт часам, а затем и дням с момента крушения – старые душевные раны вскрылись и кровоточили безумием и горечью. Лекарство, что ранее прописал психиатр, приходилось заглатывать лошадиными дозами, а это, в свою очередь, вызывало негативные побочные эффекты, такие как сонливость, головокружение и апатия. Последняя, к слову, стала преследовать принцессу всюду, куда бы та ни сунула свой нос. Её мрачная тень рисовала на лице Сильвии безжизненную безнадёжность, полное отсутствие интереса к происходящей военной кампании, а также превращала некогда цепкий и внимательный к деталям глаз в замыленный голыш, не способный углядеть ничего дальше собственного носа.

Скрип двери каюты, несколько неуверенных, неровных шагов, будто бы вошедший был не вполне трезв, а после голос – такой невероятно знакомый, и всё же непохожий на ранее услышанные.

- Кто… ты? – хлопая глазками, бормочет принцесса. Одетая в «особую королевскую пижаму», она чем-то напоминает ребёнка. Сильвия вглядывается в незнакомку, машет перед лицом руками, будто бы стараясь стряхнуть с них наваждение, но загадочная незнакомка отказывается пропадать. Пожалуй, если та и была галлюцинацией, то уж больно настырной – клоун, мим и заклинатель змей без проблем покинули частные владения, стоило лишь посильнее надавить на веки.

- Мне не нужна никакая Жанна! Поди прочь! – крикнула адмирал, кидая в сторону вошедшей подушку и поглубже зарываясь в одеяла. Там, в их душной теплоте, можно было не бояться постоянно выскакивающую из ниоткуда полуразложившуюся мамочку и садистку-сестру.

+1

4

Жанна со стойкостью приняла бы подушечную пощёчину, в отличие от Календы, но что-то внутри него подсказывало, что лучше не стоило раскатывать губу перед адмиралом. Он поднял с пола кинутую в него подушку, подошёл к кровати принцессы. Лейтенант положил её рядом с зарывшей в постельном белье принцессой, а затем всё с таким же невозмутимо-оптимистичным видом заговорила горничная.
- Ничего не поделаешь, Жанна обязана прислуживать вам..! - а затем, мучительно простонав обреченный Календа добавил. - Я проиграл в пари и должен послужить вам на этот вечер… - он развёл руками, показывая, что она от этого просто не отвертится.
- Итак, - заговорила солнечная и невозмутимая Жанна. - Сегодня на ужин, Мистер Райбек, приготовил… кхм, - она подошла к тележке с подносом, накрытым крышкой и приподняла её. Из-за этого по всей каюте разнёсся запах свежеприготовленной горячей пищи. - Фаршированные перцы, вяленые помидоры и.. хм... уха… Выглядит очень аппетитно. Из напитков чай, кофе, сливки, сахар…

+3

5

- Перчики, помидорки, - задумчиво тянула Сильвия, вырываясь из своего укрытия на свет божий. Её носик забавно подрагивал всякий раз, стоило «пациентке каюты номер один»  потянуть в себя ароматы простых, но отменно приготовленных яств.

- Ну на-ко-нец-то этот болван удосужился прочесть мой список «фэйворит», - надменно, как и положено избалованной дочке Императора, заявляет четырнадцатая. Она уже чувствует – внутри её утробы голод трясёт своды пустующей пещеры, грохоча и извещая хозяйку: «Жанна пришла как нельзя кстати».

- Погоди… Что?! – бровки взлетают вверх подобно пуганым воронам. Сильвия несколько мгновений глупо, пожалуй, чересчур заторможено смотрит на «гостью». На её лице медленно появляется улыбка, которая постепенно, смешок за смешком, переходит в дикий, животноподобный и неконтролируемый хохот.

- О! Бог! Ты! Мой! – обнимая одеяло двумя руками и катаясь взад-вперёд, девица не сдерживала себя, плача от смеха. Так продолжалось несколько долгих минут, продливших жизнь принцессы на часы.

- Календа, - всё ещё давя подступающие приступы смеха и, то и дело поправляя чёлку, обращалась она к нерадивому трансвеститу, - Чёртов ты извращенец! Так вот зачем тебе мои трусики нужны были! В коллекцию свою утащить думал! – шутка, а может быть и чистейшая правда, так повеселили автора, что она вновь пустилась в беззаботный и искренний смех. Для того чтобы нормализовать своё дыхание, адмиралу пришлось провести краткий сеанс дыхательной гимнастики, который пришлось проводить с закрытыми глазами – видок лейтенанта до сих пор мог служить катализатором нового взрыва хохота.

- Ну, хорошо! Даже отлично! Подавай сюда перцы, Жанночка! – не удержалась, прыснула, стоило «служанке» приблизиться и обменяться с командиром взглядами, - И не забудь приправить их красивой историей. Например о том, как ты проспорила свою честь местной челяди, - вилка пронзает алую шкурку плода…

+3

6

Календа бросил взгляд мёртвой рыбы на умирающую со смеху принцессу. И краснел от стыда, так что можно было заметить сквозь его грим. Даже обидно! Хотя постойте… почему-то смех принцессы заставлял благоговейно трепетать его внутренности и это было очень даже приятно.
- Поверьте, я Жанна лишь по принуждению… - он измученно простонал. - Я… не носил вашего белья. И не собираюсь, - запротестовал Корнелиус. Пока девушка приходила в порядок, Календа не мог понять почему же ему так приятно было веселить адмирала.
- Да, мэм, несу ваш… ужин, - неуверенно ответила Жанна, подавая поднос с овощами. - Ох, это долгая история… Молодой и наивный добрый молодец пришёл на корабль начальником дружины местной властительницы. Внешне она была твёрдой, сильной и решительной девой! Словно сталь. Но как и сталь, внутри та была очень хрупка. Молодец бросился спасать свою правительницу, как они оказались на острове. Но Дева противилась помощи этого скромного парня. И жили бы они на острове долго и счастливо, нашли бы бункер, нажимали на кнопку, сражались с “другими”... пока их не спас британский спецназ. А молодец лишился сил и уснул долгим сном. Но к великому сожалению молодец был на то молодец, что был молод и глуп, когда пришёл на корабль. Он поспорил со своими соратниками, что потеряв сознание пробудится быстрее чем за время между восходами, то есть за сутки. В наказание проигравший должен был нарядится девицей прекрасной и прислуживать выбранной победителем персоне. Вначале вся дружина хотела направить своего воеводу служить старику морскому, но молодец, чувствовавший сердцем вину перед своей властительницей уговорил их послужить именно ей, - последнюю фразу увлёкшийся лейтенант выдал на автомате и тут же поспешил неловко поправить, лишь подтверждая её значимость. - Т-т-т-то есть по долгу службу конечно же! - и снова покраснел и отвернулся, чтобы скрыть смущение.

Отредактировано Cornelius D. Calenda (2017-03-03 20:44:42)

+3

7

Происходящая ситуация была не просто похожа на фарс – она таковой и являлась. Корабль, на котором плыла принцесса Британской Империи, похоже, был целиком и полностью набит людьми непростыми, если не сказать «ненормальными». Один лишь Кимбли с его закидонами стоил десятка пациентов центральной психиатрической больницы Пендрагона, а Сильвия точно знала – все, кто там пребывал, здоровыми явно не были.

Для особы голубых кровей служанки и пажи не были экзотикой. Более того – четырнадцатая, избравшая для себя стезю сильных, презирала этакое подобострастие, граничащее с лицемерием. Офицер, служивший своему адмиралу, напротив же – воспринимался как человек достойный. И сегодня Корнелиус вновь упал в глазах командира – на этот раз до дна осталось лететь несколько жалких мгновений, если не меньше.

- Знаешь, Календа…, - задумчиво протянула пленница постельного режима, откусывая кусочки любимых яств и медленно, деловито их прожёвывая, - … я вот сейчас думаю: не лучше ли было бы спасти тебя от такого бесчестия, засадив в одно из главных орудий «Химеры», да пальнув куда-нибудь в сторону Китая? – будничный тон, с которым было выдано данное предположение, лишний раз намекал, что Сильвия уже привыкла к иррациональному и взбалмошному лейтенанту.

«Страшно представить, что за семья вырастила такого олуха», - вспоминала она многочисленные сеансы психоанализа, что сама проходила ещё в пору своего цветения.

- Хотя нет, Жанночка, - решила подыграть девица, откладывая в сторону столик с пищей и откидываясь на кровати, - Вы с сетью как? Дружите? А то мне так давно хотелось сделать какую-нибудь мелкую пакость этой зазнайке Лиллиан…, - о том, что между родными сёстрами рода «фар Британия» пробежала чёрная кошка знали, пожалуй, все обитатели Армады. И если Лиллиан сохраняла полное хладнокровие и платила родственнице байкотами, то Сильвия была готова с радостью всадить несколько отравленных стрел той прямиком в чёрное, ссохшееся сердце.

- Ну, там, фото коллаж какой сделать, да выложить всем на обозрение, - сокрытое доселе в потьмах званий и титулов озорство вырвалось шаловливым бесёнком наружу. Глазки у адмирала так и сверкали, стоило той представить сумятицу и переполох, вызванные действиями Корнелиуса. Для лейтенанта же – это был шанс доказать свою лояльность, профпригодность, а также возможность хорошенько надавить на чувства своего непосредственного начальства, использовать их в своих, пусть и мелких, но зловещих целях.

+1

8

Слова Сильвии о спасении пулей прошли насквозь невезучего лейтенанта. А за равнодушным тоном ощущалось нечто большее чем обычная повседневная реакция на его глупости. “А если и вправду зарядит?” - подумал Календа, а его чуть не подкосило от такого варианта разития событий. А ведь если она узнает всю правду быть ему горничной-снарядом...
Однако этакая неожиданная перемена ветра настроения принцессы. И дело было не в том что Календа был обделён навыками, нет. - Напакост…?! Кхм! Ну, э-хе-хе… Есть познания в этом, во всём. По немногу, - смущённо улыбнувшись отвечала Жанна. Лезть в их отношения… Календа был благородным мальчиком, но, конечно, когда над ним возникала вселенская несправедливость он мог зажечься по настоящему, чтобы ответить всей тяжёлой артиллерией. Но лезть в чужие отношения и участвовать в таких разборках… У него были и есть сёстры. Он с ними оставался в нормальных отношениях. Если кто-то с кем-то ссорился, то, как правило, третий обязан был их мирить. Такое негласный принцип был привит им родителями. И сейчас что-то внутри не вовремя взывало Календу помирить Сильвию с её сестрой. Но похоже ему придётся пойти на поводу у Четырнадцатой, чтобы получить её доверие.

0

9

Сильвия одарила горничную улыбкой молодой акулы – этаким хищным придурковатым оскалом, не обещавшим ничего хорошего. Старые раны, детские травмы, годы культивируемой самопрограммированием ненависти… А где-то далеко-далеко высоконравная Лиллиан даже не подозревала, сколь много желчи и ненависти хранится в сердце родной сестрёнки.

- Она всегда была такой паинькой, аккуратисткой, - принцесса сосредоточенно буравит потолок взглядом, будто бы вглядываясь в прошлое. В те годы, когда будущий дипломат и посол Британской Империи оставила дом и свою семью, заручилась поддержкой тирана-отца. Знала ли Лиллиан, что через Фара, их мать, не выдержит судьбы нелюбимой жены Императора? Знала ли, что та свихнётся с катушек и будет отводить душу на единственном близком существе?

«Конечно же она знала – маленькая хитрая бессовестная дрянь! Она всегда всё знает наперёд! Она везде и всюду впереди на добрую морскую милю пути!» - несмотря на агрессивный поток мыслей, лицо принцессы не дрогнуло, не исказилось. Препараты, выписанные личным врачом адмирала, прекрасно справлялись с подавлением симптоматики, но никак не могли справиться с проблемой в корне.

- Её репутация – безукоризненна. Такая скучная, такая И-ДЕ-АЛЬ-НА-Я! – по частям выкрикнула Сильвия, сопровождая каждое слово ударом кулака о перину, - Меня это бесит, Корнелиус, - гнев мгновенно меняется на жалость к себе. Глаза цвета штормового моря на мокром месте – смотрят прямиком в душу этого странного, нелепого, непослушного и чудаковатого существа, похожего в чём-то на верного, но крайне глупого пса.

+1

10

Календа был загнан в угол этой амазонкой, самой загнанной в пещеру ненависти и недоверия от психологических травмам и переживаний. Календа не понимал или не хотел понимать почему принцесса не могла принять сестру такой как она есть. Хотя что он мог понимать, когда жил, наверно, в идеальных условиях. Две сестры. Одна - сильная, спортивная активная, настоящая боец постоянно бросающая вызов трудностям и всегда их преодолевающая. Вторая - круглая отличница, обладает весьма женственными формами, которым позавидовали бы многие, а ещё, похоже знает всё, но отрицает это, говоря что знает только то, что знает. А Корнелиус начал непоседничать и попал в опалу у родителей...
- Я конечно не знаю всего в ваших отношениях, госпожа, - произнесла Жанна после того как Сильвия размяла своими ручками постельное белье и плаксиво уставилась на прислугу. - Я росла с двумя бра… сёстрами. Старшая сестра - сильная в физическом плане, пилот найтмера. Вторая… старшая сестра - умница и красавица, работает помощником консула где-то в азии. Однако, старшая стала слишком циничной и зловредной, вторая - чересчур чопорная и заносчивая. Мы пробовали наладить отношения, но последний раз, когда виделись только сильнее поссорились, - с горечью рассказала горничная. - Они с первого взгляда кажутся идеальными, но… на самом деле это не так, - даже не зная как подбодрить свою начальницу, он медленно опустил ладонь на макушку принцессы и начала гладить её.
Не имело значения, какой был у неё статус, она была обычной девушкой. Не нужны были ей таблетки (ну... почти). Сильвия нуждалась в ком-то кто бы мог подставить в нужный момент плечо, пригреет её замёрзшее настроение. - Мне не понять вас, но мои близкие родственники тоже доставили мне боль. Мне одиноко, но я не теряю надежды, что когда-нибудь всё изменится в лучшую сторону, - кажется растроганный тем что он сказал, Календа крепко обнял погрустневшую девушку.

Отредактировано Cornelius D. Calenda (2017-04-01 00:49:52)

+2

11

Где-то глубоко в глубине своего сердца принцесса чувствовала, что может довериться, показать себя слабой, дать Корнелиусу возможность позаботиться о себе. Роскошь – быть понятым и принятым со всеми своими костылями и ранами вдруг стала доступна царственной натуре. Но она была слишком горда, слишком труслива, чтобы позволить себе воспользоваться предложенным даром. Её пугала перспектива быть осмеянной персоналом, потерять власть, лицо, авторитет. В конце концов, один только внешний вид «Жанночки», совершенно не подходящий моменту, вызывал у припадочной принцессы подозрение на первоапрельский маскарад.

- Брось. Всё это… Просто…, - «слабость, что бьётся наружу сквозь раковину моей маски». Она хотела продолжить, хотела высказать всё, быть может, присмачив свою речь толикой крепких слов, но проглотила речи вместе со слезами. Прекрасно понимая, что сказанное ею несколько мгновений назад было не более чем детская обида и игра, Сильвия прикусила губу, отстранилась от «служанки» и поспешила встать. Тёплый свитер, нёсший на себе цвета пасмурного неба, уютно лёг на плечи девушки, скрывая за собой аппетитную фигуру.

- Давай лучше сосредоточимся на делах. У нас их огромная прорва – начиная с доставки ценного груза генерал-губенатору одиннадцатого сектора и заканчивая посильной помощью людям Ганнибала Боты, - чётко, словно рапортуя на планёрке, чеканила девица, впрыгивая в узкие тканевые брюки-клёш, - Донеси до командующего состава: сбор на мостике через полтора часа. Никому не опаздывать, - повелительно закинула она на плечи лейтенанта дел, - И вот ещё что, Корнелиус… Переоденьтесь. Это нелепо.

+3

12

Внутри него возникло странное чувство. Он не хотел отпускать её. Хотел не просто приободрить или согреть. Это было нечто большое, словно маленький тлеющий трут, медленно разгорающийся внутри него, взорвался большой сверхновой звездой. Оно накрыло его полностью, испепелило и выжгло изнутри. Это было внезапно и неожиданно, что лейтенант даже не смог совладать с собой, в тоже время оно было очень сильно.
– Я… я… лю… – он готов был признаться, но тут что-то переменилось в самой принцессе. Сильвия отринулась от него, встала с постели, начала одеваться и всё таким же обыденный повседневным сухим тоном отдала ему приказ на собрание. Офицер оторопел от такого неожиданного перекоса её настроения. Кажется, только что они были готовы поговорить тет-а-тет и вот вновь этот избыточный формализм. “Ну почему? Почему она так боится?”
Она вновь надела эту непроницаемую рубашку. Календа расстроено промямлил что-то похожее на “Да, мем…” и чуть было не покинул её каюту, но вовремя остановил себя. Он был готов вот-вот взорваться. Если он будет тянуть или откладывать, то сделает больно как себе, так и ей. "Ну давай! Ты мужик или кто?!" – задавал он себе сакральный вопрос, наполняя сердце магмой храбрости.
Сильвия, – его голос слегка дрожал, а всё лицо раскраснелось. – Без всех этих титулов, званий... Ты очень замечательная и прекрасная девушка... Хотя я понимаю, для тебя будет это сложным выбором... Я не прошу от тебя ответа сейчас или ответа вообще… Тем более, да мой внешний вид… Но если тебе надо будет поговорить с кем-нибудь, кроме твоего мозгоправа... Я готов буду выслушать тебя без всякого сарказма и цинизма... Ты не идеальная, ведь недостатки это норма... И я готов принять их, потому...  Потому что... ты мне... нравишься... – наивно произнёс Календа от всего своего сердца. Этим он похоже очень сильно поставил четырнадцатую в замешательство, поскольку она отвечать не спешила. Наверно, зря он так. Сделал только хуже. – П-П-П-Простите, Адмирал фар Британия! Я хотел, как лучше… выразить свои мысли... чувства… но всегда всё порчу… Я, наверно, пойду… Ваши приказы получил, удаляюсь, мэм! – отдав честь, лейтенант быстро покинул с тележкой заполненной грязной посудой.
На выходе ему повстречались старшина Росс и Дэни, ехидно потирающего ручки от свекольного цвета лица Календы. – Я вижу, всё прошло замечательно? – спросил старшина Брош совершенно не представляя, что творилось, пока его начальник прибывал наедине с принцессой.
– Я чуть не умер из-за стыда! – нет, не из-за костюма горничной. В какой-то степени быть горничной было немного даже... весело? Календа всучил ему тележку, а сам направился в свою каюта, передавая наказ госпожи адмирала. – Сбор комсостава на мостике через полтора часа! Приказ Адмирала фар Британии! И разберись с этим мусором, – пропалил разгоряченный, разозлённый Корнелиус и убежал в свою каюту. Он всё ещё не мог поверить. До обеда он был агентом её братца, а теперь чуть ли не в любви ей признался. Ну почти. Переодеваясь к собранию, Календа терзался вопросом что же решит Сильвия. И он опасался, что она ни за что не примет его чувств. Возможно она придумает новое задание, которое он мог бы провалить, а потом вышвырнет его по прибытию в ближайший порт.

Отредактировано Cornelius D. Calenda (2017-04-07 02:17:46)

+1

13

Он оставил её в молчаливом одиночестве. Нежный румянец едва тронул щёки. Искренность, с которой говорил Календа, ломала стены разума, втаптывала в грязь застаревшие привычки.

- Смешно, - едва шепчет, не стесняясь натягивать тетиву улыбки всё туже и туже. Впервые за время их знакомства принцесса видит перед собой то, что скрывается за обёрткой. Приятно удивляется, хлопает себя по переносице тыльной стороной ладони, разражаясь приглушенным смехом.

Позднее, стянув с себя пресловутый свитер, Сильвия облачается в военную форму – свою раковину, убежище, так выгодно подчёркивающее фигуру Адмирала. Смотрясь в зеркало, она не видит никакой разницы между «вчера» и «сегодня», но где-то в глубине души чувствует – мир не стоит на месте и она, пусть и немного, но дальше от себя прежней – запуганной, потерянной, покинутой. Подвявшая ромашка, осыпаясь лепестками на столешницу, покидает стекло сосуда. Гадать по ней нет никакого смысла – на девушку смотрят лишь три крошечных лепестка…

- Дать ему шанс или же нет? – задумчиво протягивает, отрывая первый. Крошечный кусочек флоры Претории летит вниз, за ним следует и второй. Ответ был очевиден с самого начала, но она позволила себе девичью вольность, со стороны казавшуюся глупостью.

Вскоре, покинув свою каюту и уйдя на собрание, она оставит в комнате частичку своего холода, будто кусочек ледяного пазла. Он более не нужен ей. Без него на душе тепло и спокойно.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 31.10.17. Лейтенант-Горничная