По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 05-07.01.15. Однажды в горах


05-07.01.15. Однажды в горах

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

- Осторожнее. Насторожим их - будет не Бесконечный Город, а все уровни ада сразу. - Без особого сожаления заметил Сома, он просто предпочитал хоть немного сориентироваться прежде чем поднимать шум. Но Мордекай умел быть скрытным, а предсказать что-то в таком деле было практически невозможно. Он кивнул и осторожно отправился по кровавому следу, пока не будучи уверен, чего ждать от раненой твари - поначалу она убегала, но, загнанная в угол охотниками, могла перейти к нападению, особенно если надеялась на поддержку своих.

Из коридора тянула неожиданным для этих мест влажным теплом, как из парника - затхлый, нездоровый, гнилостный запах. Но при этом не трупный, а скорее запах перегноя или чего-то подобного. И... Свет? Ну, не то чтобы настоящий свет от огня или электричества, скорее тусклое мерцание чего-то слабого. Он осторожно двинулся вперед, прислушиваясь после каждого шага. Под ногами был уже не камень, а что-то склизко-мягкое, вроде налета слизи или плесени. Это хорошо сочеталось с запахом. Грибы какие-то? Внутри пещеры, в которую юноша вошел, свечение стало сильнее и можно было хоть и с трудом. но разглядеть мешанину сталактитов и сталагмитов,, которые образовывали лабиринт, не давая окинуть взглядом всю пещеру сразу. Грибы, да, вот что это было. Мхи, или что-то похожее, которое светилось. Чего только не увидишь... В том числе и тварь, которая, лежа на полу, пожирала грибы, похоже пытаясь набраться силы для исцеления. Ага.

Сома пригляделся. Поглядеть  - так настоящее чудище, с человеком имеющее мало общего. Но все-таки что-то в нем казалось странным. Парень не раз видел диких зверей, люде, естественно, тоже, и вот сейчас ему казалось что существо, поросшее косматой шерстью, да еще и рогатое, как-то отличается и от тех, и от других, неестественностью движений, что ли... Несуразное какое-то, как будто совместили несовместимое. Но это он потом разберется. Стрелять было опрометчиво,  поэтому Сома осторожно отвел руку от дробовика, вытащил нож, прицелился, и метнул его в тварь, готовый к преследованию и отражению нападения, уж что получится...

+1

22

[npc]166[/npc]

Преследование дикого зверя предполагало осторожность и внимательность, ведь малейшая ошибка может спугнуть добычу. Достаточно быстро Мордекай осознал, что пока он играет в охотника, снежный демон просто бодрым шагом исчез в  темноте пещеры, даже не пытаясь оглядываться. Как бы они ни охотились, слух и обоняние они для этого явно не использовали, иначе йети бы почувствовал у себя за спиной проспиртованного стрелка. Перестав прятаться, Мордекай тоже прибавил шагу. Постепенно камень под ногами заменили мох и лишайник, а воздух стал настолько влажным, что его можно было есть как суп. Мордекай чувствовал, что его начинает мутить от приторно-сладкого запаха, но продолжил идти. Каждый шаг сопровождался еле слышным чавканьем, словно сама пещера хотела поглотить и переварить случайного охотника. Флуоресцентные растения под потолком и на стенах пещеры, давали свет, но они меркли по сравнению с тем ярким светом, что буквально слепил Мордекая в конце тоннеля.

Сделав шаг в своеобразный портал, охотник оказался во внушительных размеров гроте. Воздух стал ещё тяжелее, он словно давил на Мордекая со всех сторон, обволакивал его, прилипал и постепенно поглощал чужака. Приторно-сладкий, давящий, это был запах смерти, и Мордекай не сомневался, что весь этот мох обильно откормлен человеческими останками. Чем глубже, тем становилось теплее, и грот стал самой тёплой точкой всего подземелья, из множества озёр на дне грота поднимался пар. Освещение в пещере предоставляла большая кристаллическая конструкция под потолком, на которую с поверхности свет предавался через систему зеркал и тоннелей. Но привлекало Мордекая не столько это чудо инженерной мысли и не красота природной архитектуры, но то, что он видел на дне грота, среди озёр. Йети было не просто много, их было очень много. Десятки, возможно и более сотни. Сев за сталагмитом поудобнее, охотник снял с плеча винтовку и поставил её рядом с собой. Прежде, чем открывать огонь, стоило разобраться, что к чему. Он снял свои лыжные очки, и все предметы вблизи поплыли, потеряв резкость, а затем и вовсе став мутными пятнами, но белые фигуры вдалеке стали видны очень отчётливо. Мордекай смог рассмотреть на некоторых украшения из костей и черепов, как звериных, так и человеческих, а двое йети по количеству украшений выделялись особенно сильно. Про себя Мордекай окрестил их как Шаман и Воин, так как их украшения лучше всего подходили под эти описания. Так же, хоть и не сразу, Мордекай заметил и людей. Видимо это были пропавшие жители деревень, держали их в клетках из костей, а некоторых приготовили для приготовления в кипящих озёрах, что свидетельствовало о наличии довольно развитого интеллекта у йети. Шаман призвал всех к вниманию, как это водится, просто громко прорычав. Рык звучал странно, неестественно, но это Мордека заботило мало. Он достаточно многое повидал, чтобы знать, к чему всё идёт. Основы ритуалистики были едины во всём мире. Если у тебя есть люди в клетках, и ты призываешь к вниманию, значит, сейчас будет выражено почтение богам, а затем ритуальное жертвоприношение. И совсем не важно, являешься ли ты британским лордом, или немытым йети. Хотя, если подумать, не такая уж и большая разница между одними и другими, если не считать одежды. Шаман поднял лапы вверх, положил их к себе на голову, потянул, и… снял свою голову?! Мордекай несколько раз быстро моргнул и протёр глаза. Нет. ему не показалось, голова действительно осталась в руках Шамана, а под ней оказалась её одна, вполне себе человеческая. В один миг вся мистика рухнула, обрушивая вместе с собой весь интерес Мордекая к охоте. Не было никакого агрессивного вида, никакого потерянного звена, никакой редкости, которую можно было убить и повесить на стене. Просто банальные люди, одевающиеся в шерстяные костюмы, охотящиеся на других людей, и жрущие их в подземной пещере. Другие «йети» последовали примеру Шамана, после чего взревели все вместе, синхронно. И, если прислушаться, их рёв становился похожим на некое песнопение. Плавно, почти незаметно, Шаман перешёл с рыка на человеческий язык, но какой именно Мордекай понятия не имел. Лингвистом он не был, и лучшей его догадкой было предположение, что язык дикарей йети не имеет ничего общего с родными ему языками, и даже с английским. Теоретически, языковые барьеры любого размера можно преодолеть международным языком бухла, вот только Мордекай сомневался, что йети захотят с ним выпить. Тем временем ритуал внизу перешёл из стадии песнопения в стадию песен и танцев, если эти телодвижения можно было считать танцем. Однако, чем дольше Мордекай смотрел на происходящее, тем чаще замечал, что что-то не на своём месте. То где-то боковым зрением он улавливал мелькающие фигуры индейцев, то черты дикарей необъяснимо становились звериными, и в один момент Мордекай осознал, что происходящее слилось с его недавним воспоминанием. Это была не столько галлюцинация или оптическая иллюзия, сколько размытие границы между «тогда» и «сейчас». Он словно вновь проживал своё воспоминание, смотря на него, и в то же время смотрел в будущее, на йети. Мох, пар, клетки смешались с песком, кострами, и шатрами настолько, что Мордекай уже не мог с уверенностью сказать, что из этого было когда. Голова закружилась, и он почувствовал, что земля начинает уходить из-под ног. Крепко закрыв глаза, он развернулся и сел за сталагмитом, зажав уши руками. Возможно, подумал он, Рики была права и ему стоит меньше пить. А может, подумал здравый смысл, в следующий раз стоит поинтересоваться, из чего делают выпивку, прежде чем пить её литрами. А может, подумал опыт, просто надо выпить ещё? Охотник потянулся за флягой, но осознал, что выпивка кончилась. Оставалось только сидеть, зажав уши и закрыв глаза, пока звуки барабанов не стихли, и не осталось только песнопение йети. Открыв глаза, Мордекай обнаружил перед собой пятно гуманоидной формы, размером явно меньше йети, и состоящее из других цветов. Натянув обратно лыжные очки, он смог разобрать, что пятно было его сотоварищем Сомой.

-Похоже, разные пути ведут в одно и то же место, ха? У нас тут ситуёвина, наши йети оказались вполне себе банальными каннибалами в костюмах, и там внизу, похоже, собрались все, или большинство. А ещё у них там куча пленных. Я тут вот что думаю, пока ими не перекусили, надо бы их спасать. Вот только йети слишком много и всех перестрелять не успеем, прежде чем они сюда добегут. Предлагаю немного разделиться. Спустись к ним вниз, спрячься за сталагмитами, я открою огонь, поубиваю их побольше, и постараюсь выманить за собой так много, как смогу. Ты поубиваешь тех, кто остался, выпустишь людей, и, кажется, ты что-то говорил про взрывчатку? Думаю, стоит это местечко заминировать. Встречаемся наверху, в храме. Я постараюсь оттянуть дикарей за собой вглубь того зала чтобы вам проход наверх был свободен, а потом догоню. Что скажешь?

+1

23

Сома ненадолго задержался у трупа, чтобы узнать ответы. Ответ оказался не слишком интересным, но юноша не выглядел разочарованным. Ну, почти. Да, он не встретился лицом к лицу с демонами Лэнга, чтобы  отблагодарить их за все, так сказать, хорошее. С другой стороны, людей проще убивать, а для кого-то обитатели руин были вполне себе демонами, разве нет? Так что одно к другому и задание будет выполнено.  Осталось найти  пьяного стрелка и определиться, как им получше накрыть это логово вместе с обитателями. Впрочем, потом можно и привести людей для полной зачистки – если они поверят что твари из темноты вполне уязвимы.

А пока надо нанести им такой удар, чтобы не очухались. Все сводится к простым решениям.

Ну, почти все.

Бросок ножа не потревожил других обитателей пещер, так что Соме ничто не помешало неторопливо продвигаться дальше, запомнив дорогу. По всей видимости, подстреленный ими  сукин сын не успел в должной мере оповестить собратьев, что было весьма кстати. Если так подумать, у этих  дикарей вообще не было чего-то похожего на оборону их логова – по видимому, суеверия и страх обитателей гор в сочетании с равнодушием властей хранили их от попыток разобраться с угрозой всерьез, вот они и решили, что подобное им не нужно. Вполне естественно… Но это станет их погибелью. Виды, забывшие об инстинкте самосохранения, вымирают. А Сома и Мордекай готовы помочь с этим племени «йети».

Пожалуй, юноше было интересно, кем были эти дикие. Сейчас уже и не скажешь, как и когда они завладели этим храмом. Ища сокровища? Укрытия от врагов или жестокой природы? Или они потеряли дорогу назад? Но что было потом, он знал. Они спустились в  теплую тьму пещер, и она не отпустила их – лишь в непогоду, в темное время они выходили за добычей и стремились обратно, в влажную темноту, которая их переродила, сделав врагами людей, снежными хищниками.  Он и сам чувствовал, как пещера пытается заманить уже его самого – теплом, тошнотворно-притягательными одурманивающими запахами, темнотой, в которой мало кто заметит, похож ли на него сосед. Но Сома был не из тех, кто прятался в темноте – пусть даже, возможно, обитатели пещер и были изгоями вроде него когда-то. Он предпочитал идти открыто, не скрывая себя и принимая все, что готовил для него мир.  Он не боялся самого себя и не нуждался в масках, потому что принадлежал к племени, в котором не прячутся, а врага встречают огнем и сталью, преследуя его, пока не прикончат. 

Так он и поступит здесь, потому что его наняли те, кто на это не способен. Сома не презирал их – каждому свое. Но он скорее бы умер, чем стал бы как они. 

Но желательно, все же, ока не умирать, а довести дело до конца, поэтому Сома последовал туда, куда вели чутье и опыт, а также обоняние. Необязательно понимать природу запахов - и порой лучше просто не вдумываться - но отклонения в них он почувствовать мог. Так он и пришел туда же, куда и Мордекай, не менее четко определив, что происходит. Паршиво. Что так, что этак. Прямое сражение безнадежно, придется придумать план и... А нет, Мордекая он спустя некоторое время нашел. Похоже, на того песнопения дикарей в сочетании с гнилостной атмосферой пещеры подействовали не лучшим образом - опасный охотник заткнул уши и отвел глаза от зрелища. Сома мог это понять - пещера давила на сознание будь здоров, неудивительно что эти люди здесь превратились в осколок древности, кем бы ни были изначально. Хех, может местные монахи этим и закончили? Сейчас он был готов в такое поверить. Сома и сам чувствовал себя паршиво, он просто привык терпеть... Всякое. Замыкаться, пуская внутрь только нужное.  Но закончить все побыстрее было отличной идеей. Даже его выдержка  имела пределы и это место уже пробовало их на прочность.

Мордекай, между тем, опознал напарника и пришел в себя в полной мере, выдав план, который выглядел хоть и рискованным, но относительно подходящим.

- Знаю, видел одного. Да, патронов не хватит. Я лучше на короткой дистанции, сделаю это. А потом взрыв в паре нужных точек. - Прикинул дистанцию и прочее, и добавил, - Не затягивай. Я делаю дело, а ты выбирайся живым. Обратный путь будет тот еще.

Кажется, в этот момент на невозмутимой физиономии Сомы мелькнуло что-то вроде неравнодушия к судьбе случайного напарника. Но именно что мелькнуло - парень поправил снаряжение и быстро скользнул к сталагмитам внизу, сливаясь с тенями и камнем.  Охота продолжалась.

+1

24

[npc]166[/npc]
Охотник кивнул. Погибать он не собирался, и тем более не собирался оставаться погребённым в бесконечных подземельях. В словах больше не было смысла, они оба знали, что им предстоит делать. Два опытных охотника и убийцы, каждый действующий в своём стиле и своими методами, объединились, чтобы раз и навсегда решить вопрос похищений. Мордекаю оставалось только выбрать точку поудобнее, и он уже присмотрел себе подходящее место. Собираясь туда, он взвесил одну мысль, и решил, что оно того стоит.

-Когда будешь там, прихвати мне голову, или шапку, или маску… Не важно как это называется, но забери это у Шамана и притащи мне. Я повешу её над камином.

Негоже охотнику уходить без трофея, а самому возвращаться за головой времени не было. Выбрав место, откуда будет удобно отступать, и куда будет не так просто добраться йети, Мордекай вновь снял свои очки и вскинул винтовку. Обычно, он спокойно принимал все культурные особенности разных народов, но была одна вещь, с которой не мог примириться даже вечно пьющий браконьер. Даже сейчас, по прошествии стольких лет, он с лёгкостью мог представить тот стол с недоеденными кусками того, что было его сослуживцами. Нет, это дело было уже не просто охотой, но вымещением личной ненависти. Шаман раскинул руки в стороны и что-то громогласно вещал, не подозревая, что кто-то совсем рядом отсчитывает последние секунды его жизни.
Три.
Глубокий вдох. Мордекай замер, прицелился, на таком расстоянии попасть по неподвижной цели было проще простого, но как только он выстрелит, начнётся хаос, и стрелять нужно будет очень быстро и часто.
Два.
Плавный выдох. У него нет права на ошибку, у него нет права на промах. Он мог сколько угодно быть жалеющим себя алкоголиком, но когда начиналась охота, он становился пахнущей перегаром смертью.
Один.
Шаман пошатнулся, выронив на покрытый мхом пол пещеры свою маску, сделал шаг назад, и рухнул в кипящее озеро. Все пещерные люди замерли, не понимая, что происходит, и лишь молчаливо озирались по сторонам, глядя друг на друга.

-Vete al Diablo, hijos de puta!

Одновременно с выкриком, Мордекай открыл огонь, поражая цели одну за другой. Он не обстреливал конкретную точку, но выбирал мишени по всей пещере, из-за чего ни один йети не чувствовал себя в безопасности. Воин указывал когтистой лапой в сторону Мордекая и кричал что-то непонятное. Наверняка, приказывал схватить и убить, что же ещё? Снайпер невозмутимо отстреливал бегущих к нему каннибалов, но, как и ожидал, справиться самому с таким количеством не представлялось возможным. Он хорошо знал, с какой скоростью он сможет убегать, и потому, как только йети подобрались слишком быстро, покинул своё гнездо и на полной скорости побежал обратно к залу с колоннами. По пути он надламывал светящиеся палочки не жалея и не экономя. Выбраться он сможет, но вот вести перестрелку в абсолютной темноте ему не хотелось. Выбравшись в бесконечный зал, он стал разбрасывать палочки в разные стороны, создавая светлые зоны, а сам скрылся в тени. Выбежавшие за ним йети оказались как на ладони. Привыкшие быть охотниками, они забыли или никогда и не знали, каково это – чувствовать себя жертвой. То ли из-за растений, которые они употребляли, то ли из-за образа жизни, но страха и ужаса они не ощущали, но, оказавшись в столь сложной ситуации, растерялись. Не на всех были маски, а некоторые выбежали прямо без костюмов, н овсе они находили смерть от выстрелов невидимого стрелка. Прибегая на звук выстрела, они не находили стрелявшего. Лишь светящуюся палочку под ногами и пулю. Последний оставшийся йети буквально прыгнул за колонну и нашёл лежавшую на полу снайперскую винтовку. Он успел сообразить, что охотившийся на них чужак оставил своё оружие не просто так, но среагировать уже не успел. Мордекай держался за выступ в колонне, и стоило йети обернуться, как он тут же спрыгнул вниз, без труда разрубая горло лезвием мачете. Довольный своей работой, Мордекай подобрал оставленное оружие, перекинул ремень через плечо, и бодрым шагом пошёл к выходу, насвистывая марш гренадеров.

+1

25

Скользя в тенях между сталактитами, Сома подмечал выражение лиц людей в клетках - многие из них явно попали сюда, будучи парализованы страхом перед мистическими тварями - только чтобы обнаружить, что те были вполне   подобны им, и, возможно, могли быть побеждены. Только вот было уже поздно сопротивляться. Ну, допустим, это они сейчас так думали, а вот минут через пять...

В удачном месте он оставил взрывчатку. В городе удалось найти человека, который умел делать кое-что выше среднего (и сообщил парню кое-что интересно-неожиданное о том, кто был среди его клиентов, но это потом) и теперь Сома, покидая пещеру, просто запустит таймер сигналом.  Так времени им хватит, чтобы свалить подальше. И если он верно прикинул, то еще пара зарядов и тогда пещерному поселению конец. Но вот и место, по выходу из которого придется драться открыто. Сома проверил свое оружие - у него вряд ли будет время перезарядиться или сменить его. Он был силен  и вынослив, так что использовал это чтобы таскать на себе немало оружия самого разного происхождения. От традиционного кхукри и тесака по образцу китайских отрядов  "Дадао дуй" и "Маузера" 45-го калибра из того же набора, до вполне современного дробовика и вынутого из рюкзака немецкого автомата и пары гранат. Да, когда-то в горы пришли люди с запада и с оружием, чтобы искать Шамбалу. И кто же им виноват, если они искали ее вовсе не там, а оружие погибших пополнило арсенал местных жителей?

Что-то явно придется бросить, но потому он и тащил запас. Тесак за спиной, дробовик за камень, автомат в руки, в кобуры - Маузер и обрез вертикальной двустволки, гранаты - за пояс. 

Когда "Шаман" пал и началась вакханалия, Сома выждал - а потом часть тех, кто сомневался, бежать ли за Мордекаем или сторожить пленных и Вождя, была скошена автоматной очередью. Выжившие ломанулись к Соме - он расстрелял еще один магазин, бросил автомат и встретил добежавших дробовиком - нескольких застрелил, последних двух насадил на немецкий штык. Бросил дробовик, вогнал снятый штык в глаз еще одному. Капюшон слетел с головы и дикари немного подались назад, не иначе как легенды о беловолосых демонских отродьях не забыли, а резня в исполнении Сомы наглядно придала им достоверности. Люди в клетках заорали что-то среднее между мольбами о спасении, криками ужаса и воплями одобрения. А вождь поднял что-то вроде алебарды, сделанной явно из обломков упавшего в горах самолета, и шагнул вперед, а вместе с ним еще несколько дикарей покрупнее. Один быстрее других достиг Сомы - и ему досталась пуля из "Маузера", а парень выхватил тесак.

Началась озверелая драка в влажном воздухе пещеры, где гнилостные испарения смешались с запахом крови. Несмотря на привычку к легким жертвам, твари были быстры и агрессивны, а Сома всего один, но он был хладнокровнее и не тратил ни одного удара  тяжелого клинка зря. Но с Вождем пришлось нелегко -  он, пробивая путь наверх силой, научился драться заметно лучше своих подданных. В какой-то момент он, понимая, что речь идет о его жизни, смог, отделавшись задетым плечом, выбить у Сомы тесак и нависнуть над парнем, чтобы добить, но в руке парня возник обрез - и в лицо ложного йети ударила струя пламени. Вопль Вождя, которому сожгли лицо "Дыханием Дракона", чуть не обрушил  пещеру безо всякой взрывчатки, а Сома змеей метнулся к тесаку, и  поднимаясь с земли, нанес сокрушительный удар снизу вверх, лишая монстра головы.

Недобитые твари в панике отползали, их логика легко подсказала им, кто теперь в этой пещере самый опасный и кровожадный сукин сын. Сома поднял голову Вождя за волосы, показав ее людям в клетках:

- Я убил ваш ужас. Идите за мной, и будете жить.

Он быстро освободил людей из клеток, дальше они уже сами другим помогли, а некотрые даже что-то похватали с пола и добили пару тварей. Никто не сказал ни слова, потому что власть страха сейчас действовала и на них. Сома бросил по дороге последний заряд, включил таймеры на всех и повел людей на выход, прихватив маску Шамана. Это было долго, битва вымотала юношу, но дело надо довести до конца.

Выйдя и убедившись, что люди покинули пещеру, он кивнул Мордекаю - дело сделано - и добавил, отдавая маску:

- Валим. Сейчас рванет и кто знает, что уцелеет.

+1

26

Музыкальная тема эпизода

[npc]166[/npc]
Солнце неумолимо шло к закату, когда Сома вывел на поверхность спасённых, и встретился с Мордекаем, который уже какое-то время обсуждал с верной Рикки проблемы нехватки алкоголя. Обратный путь они проделали как настоящие безбашенные, не глядя на взрыв. Тех, кто не мог идти сам, погрузили на снегоходы, остальным же пришлось пройтись пешком, но жизнь и свобода того стоили.

Сказать, что праздник был громким, значит, ничего не сказать. Уже упоминавшийся ранее Рим, местный трактир, стал центром собрания не только жителей этого городка, но и десятка или двух соседних. Не было ни одного, не радовавшегося окончательному решению проблемы дикарей. Выжившие рассказывали истории, описывали все ужасы плена, кто на самом деле их пленил, и как их спасли. Многие нашли среди пленных пропавших друзей, родственников, знакомых. Спасённой ранее девочке повезло меньше, из её деревни никого больше не осталось. Маленькая личная трагедия достойна сожаления, но она слишком стремительно затерялась на фоне всеобщего ликования. Люди жгли факелы и жаровни, запускали фейерверки, повытаскивали столько еды и алкоголя, что можно было целый полк накормить и напоить раз десять. На фоне всеобщего песенно-танцевального ликования со взрывами сами герои сего торжества выглядели блекло. Мордекай перепоручил все разговоры с местными своему товарищу, а сам же безудержно пил, подливая и своей любимой пташке, и разглядывал поставленную в центр стола голову Шамана. Сому он потерял где-то на третей бутылке невесть чего, но был уверен, что союзнику по охоте тоже вряд ли хотелось прыгать по столам, запуская разноцветные ракеты в небо. Снайпер продолжал пить, в надежде, что рано или поздно он вырубится, и проснётся сутки спустя в луже неприятных жидкостей, и с полной потерей памяти, но гораздо раньше организм напомнил, что в человеческое тело может войти только ограниченное количество бухла и лишнее надо слить. Припрятав бутылку в карман, Мордекай вышел из переполненного трактира на улицу и пошёл к краю поселения, дальше от шума. На окраине было заметно тише и темнее, впереди шла метель, по неизвестным причинам огибающая сам город. Как настоящий гордый алкоголик, он не сильно беспокоился по поводу выбора места, и справил нужду на ближайший подходящий сугроб. Отряхнувшись, он вынул бутылку из кармана и сразу же влил в себя нового алкоголя на замену ушедшему. Мордекай собирался было уходить, как заметил, что из метели на него что-то движется. Он чуть не выронил бутылку, когда прямо перед ним появился гигант бурого окраса. Как и йети-дикари, это существо было полностью похоже шерстью, и сколько бы Мордекай ни вглядывался, он не мог найти никаких признаков того, что это был костюм. Существо выглядело смутно знакомым, хоть охотник и не мог вспомнить, откуда, а в глазах его читалось нечто, похожее на благодарность. Ладонь легла на плечо Мордекая. Повернув голову, он увидел Сому, явно уставшего от суеты празднования. Вновь посмотрев перед собой, Мордекай заметил, что ни от бурого йети, ни от самой метели не осталось и следа. Пожав плечами, он лишь сделал ещё один глоток, протянул Соме бутылку и кивнул обратно в сторону шумного праздника. В конце концов, вряд ли кто-то поверит, что случилось однажды в горах.

+1

27

Сома, неожиданно для себя, в кои-то веки не чувствовал себя изгоем. Видимо, все познается в сравнении и люди, спасенный от самого настоящего зла, действительно были благодарны "отродью демонов", точнее, на какое-то время забыли о том, что Сома таковым является. Его благодарили, ему наливали, и разве что не приглашали остаться. На взгляд парня - грех было жаловаться, не говоря уже о том, что ему заплатили  полную цену, не самую большую, но вполне окупившую операцию. Пойдут слухи, история обрастет подробностями и спрос на его услуги вырастет. Правда, если опять будут операции такого масштаба, надо задуматься о покупке гранатомета. Говорят, на русской границе можно совсем недорого купить РПГ-7...

...Он, почувствовав присутствие, оглянулся и увидел, как из-за угла на него смотрит та девочка, потерявшая своих. Кажется, она хотела чего-то и не решалась подойти. Сома вздохнул. Этого еще только не хватало. Нет уж, ее наверняка возьмут куда-то, и так ей будет лучше. Или не будет. Единственная уцелевшая после нападения. Сейчас никто не думает, а потом могут и задуматься, найти повод избавиться от обузы. Люди вечно так делают. Ещё и эта история. Если ей верить, русские не бросили Тарису на съедение китайцам, хотя многие бы на их месте так и поступили. Мда. В Россию так просто не сунешься, но возможно, позже... Он грозно покосился на девчонку, заставив ее юркнуть за угол. Надо подумать. 

И он отправился на поиски напарника, человека, с которым общаться было проще чем с большинством людей. Они друг друга понимали без лишней болтовни и обоим было плевать на прошлое друг друга и древние суеверия. Сома нашел Мордекая за пределами празднества, но подойдя, остановился и лишь положил тому руку на плечо. Он увидел. И не стал задумываться, было ли это видением. Просто сказал:

- Я же говорил что йети не такие. Мы верно все сделали. - Гигант исчез. Но Сома знал, что они это умеют. Этого и не хватало, чтобы завершить дело. Взяв бутылку, Сома развернулся и снова вздохнул. Девочка стояла буквально в трех метрах. Интересно, она видела его? Но ее способность незаметно следвать за ним заслуживала уважения.

- Минуту. Сделаю большую ошибку и пойдем. - Юноша подошел к девочке, но та не отступила. Ещё можно было попробовать ее прогнать, но Сома не стал. Да, неразумно, ноне хотелось с кем-то поступать также,как поступали с ним. С кем-то, кому некуда идти.

- Как звать?

Девочка прошептала нечто ломающее язык со всякими шипящими. Сома кивнул и сократил:

- Шио. Готовить умеешь?

Робкий кивок.

- Значит, будешь. Будешь доставать - отведу в Лэнг и там оставлю. Завтра выходим.

Судя по улыбке девочки, она была готова и в Лэнг,лишь бы не возвращаться в опустевшую деревню. Покосившись на Мордекая, Сома пожал плечами.

- Как говорят... Что нашел - то нашел. - Задумался, - Если занесет в Россию, посмотри по сторонам, нет ли моей сестры. Лет четырнадцать, похожа на меня, но волосы темные и ростом мне по плечо. Энергичная как сотня демонов. Зовут Тариса. Скорее всего через пару лет вступит в самое отмороженное подразделение, чтобы резать китайцев. - И пояснил, - Ее забрали с собой русские диверсанты во время рейда в эти горы. Отчаянные ребята.

Что именно делало их отчаянными - рейд на враждебную территорию или то, что они связались с сестрой Сомы - он не уточнил. Возможно, и то и другое сразу. Так ли это было важно? Сома, Мордекай, девочка и птица  возвращались на праздник по пустынной улице.

А завтра будет новый день - и новая охота.

Эпизод завершен

Отредактировано Renly la Britannia (2019-03-11 11:35:43)

+1


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 05-07.01.15. Однажды в горах