По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 05-??.01.15. Однажды в горах


05-??.01.15. Однажды в горах

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: Январь 2015
2. Персонажи: Мордекай (NPC), Симидзу Нозоми
3. Место действия: Тибетские горы
4. Игровая ситуация: Алкоголик, японка, снежная буря, охота на йети. Что вообще могло пойти так?

0

2

[npc]166[/npc]

Вокруг куда ни глянь, всё было покрыто снегом, он простирался до горизонта, покрывая деревья, дома, горы. Мордекай не очень любил снег, хотя и признавал, что оставленные на снегу следы упрощают процесс выслеживания цели. Он стоял, облокотившись на свой снегоход, и следил за людьми, идущими по своим делам в деревне ниже по склону. Тёплая одежда военного образца защищала от холода достаточно эффективно, но Мордекай решил использовать дополнительный источник тепла в виде горячительного напитка собственного приготовления. Время от времени он попивал маленькими глотками густую горячую жидкость из крышки термоса, используемой как кружка, из-за пара, идущего от напитка, лыжные очки запотевали, и их приходилось протирать, сильный аромат специй и алкоголя бодрил и не давал поддаться расслабляющей атмосфере зимних гор Тибета. Ожидание никогда не было проблемой для опытного охотника, и он терпеливо ждал, пока его знакомый, обещавший незабываемую добычу, объявится.

Несмотря на постоянную войну, по всему миру было достаточно богачей, для которых жажда впечатлений и трофеев была важнее безопасности и здравого смысла. Желая почувствовать себя настоящими охотниками, царями природы, отправлялись на поиски редкой, ценной добычи. Такие люди и были основным источником дохода для Мордекая. Уйдя из армии, он нашёл своё место как гид для охотников. Ему платили за то, чтобы он сопровождал богачей в далёкие, нередко опасные места, выслеживал для них добычу, а нередко и охотился для них. Попадались ему и такие наниматели, кто достоин был зваться охотником, и добыча их была достойной охоты и вызывала интерес даже у самого Мордекая. Чего только стоит их экспедиция в Африку, в результате которой был застрелен огромный белый носорог, до этого считавшийся вымершим. Вот только последняя его охота была не такой. Некий влиятельный китайский толстосум захотел поохотиться на красных панд. Охота была слишком громким словом, так как заказчик ни разу не покинул лагерь. Он проводил всё время, распивая дорогой алкоголь в компании личных поваров, охраны, слуг, и любовниц. Мордекаю пришлось вести за собой порядка двух десятков человек, а затем и лично разыскивать красных панд, ловить, и приносить в шатёр нанимателя. Скучная охота на недостойную добычу. Однажды почувствовав вкус охоты на лучшую, опаснейшую добычу, что могла предложить их планета, он уже не мог насытиться, он жаждал тех ощущений и стремился испытать их вновь. Слишком давно он не охотился на человека. С такими мыслями он провёл несколько недель в Южном Китае, однако его заказчик с трудом подходил для охоты, слишком слабый, не стал бы достойным. Случай подвернулся неожиданно, когда Мордекай закончил водить экспедицию и планировал как следует напиться  и посетить подпольные бордель и казино перед отлётом домой. Один его старый знакомый сообщил любопытные новости о том, что в горах Тибета участились случаи встречи с неким существом, нападавшим на деревни, похищавшим людей. Бесшумный охотник, скрывающийся в снегах, смертоносный, неуловимый, дикий. Этот зверь был достойной добычей, и ради него Мордекай изменил свои планы.

-Надеюсь, ты не устал ждать?

Человек, подошедший к Мордекаю, был гораздо ниже охотника, и одет в куда большее количество одежд, компенсируя их качество количеством. Его знакомый был переводчиком, и жил в крупном городе с женой, однако родители родителей его жены жили в одной из множества горных деревушек Тибета. Именно от них знакомый Мордекая узнал о снежных демонах. Зная, что есть охотники, готовые немало заплатить за информацию о такой добыче, он лично приехал в деревню, разузнал, что к чему, и связался с Мордекаем как только получил что-то стоящее.

-Солнце ещё высоко, спешить некуда.

-Я бы не был так уверен, дружище. В этих горах погода переменчива, ночь совсем не похожа на день. На твоём месте я бы не оставался без убежища после захода солнца.

-Приму это во внимание. Что у тебя для меня?

-Да, сразу к делу. Никто не знает, что оно такое на самом деле, но я бы поставил на некую разновидность медведя. Сколько их неизвестно, но заметь, я говорю ‘их’. Это существо явно не одно. Полностью покрыто белым и серым мехом, с острыми когтями, когда стоит на двух лапах, оно выше человека. Скажем так, слухи о встрече с подобным существом появились ещё задолго до первых жителей этой деревни, но сейчас что-то изменилось. Несколько лет назад эти встречи участились, затем начали исчезать люди, а сейчас пропадают целые деревни. За последние три месяца полностью пропало население семи деревень, последняя была атакована неделю назад. Местные уверены, что это горные духи, недовольные народом гор, и вообще народом Китая, обозлились, и вымещают свой гнев.

Мордекай последним глотком осушил крышку термоса и вернул её на место. Судя по описанию, это действительно могли бы быть медведи, которых разбудили во время спячки, но либо это были какие-то уж очень необычные медведи, либо какой-то совсем другой вид. Вероятно, слухи о снежном человеке, йети, были не только слухами. Кто-то мог бы сказать, что йети не существуют, однако Мордекай видел такие вещи, в существование которых поверить было куда сложнее, чем в снежного человека. На слово ему никто не верил, так как каждый раз Мордекай был жутко пьян, вот только мало кто задумывался что, возможно не Мордекай видел эти вещи, потому что был пьян, а Мордекай был пьян, потому что видел то, что человеку видеть не стоит. В любом случае, исчезновение людей было фактом, и раз уж он проделал весь этот путь, стоит выяснить, что совершило эти нападения, найти это, и убить.

-Показывай.

Погода в этих горах действительно вела себя странно с приближением темноты. К тому моменту, как Мордекай доехал до окрестностей последней подвергшейся нападению деревни, поднялся сильный ветер и пошёл снег. Его верная Рикки, лучшая подруга Мордекая, не могла летать в такую погоду и скрылась в неизвестном направлении, чтобы переждать непогоду. Стоит отметить, что Рикки была птицей, императорским орлом или, как её ещё называют, могильником. Мордекай не переживал, что она потеряется. Слишком долго они были вместе, дольше, чем можно было вспомнить, пройдя вместе немало охот и испытав все ужасы войны. Как только погода улучшится, она найдёт своего хозяина, Мордекай был в этом уверен. Из-за сильного снегопада тяжело было разглядеть что-либо дальше десятка метров, потому Мордекай решил оставить снегоход на границе деревни, чтобы случайно не пропустить возможные следы, и осмотреть её лично, пока снегопад не усилился. Секатор, его возлюбленная, его изготовленная под заказ снайперская винтовка без оптического прицела и автоматического затвора, покоилась на ремне на плече охотника, в ожидании своего часа, но была не единственным оружием нетрезвого охотника. На поясе покоились повидавший виды револьвер и верный мачете. Не самый обычный выбор для охотника, но до сих пор Мордекай ещё ни разу не пожалел о том, что взял их с собой. Расцветка его зимнего костюма позволяла сливаться со снегом не хуже меха снежного охотника, и вполне удачно скрыла бы его, если бы охотник не пропах спиртом и специями. Окна в большинстве домов были выбиты, а двери сорваны с петель или проломлены, и повсюду были видны следы когтей. Единственными звуками в этой покинутой деревне были лишь завывание ветра и хруст снега у него под ногами. Только единственные ли? Мордекай не был уверен, но ему показалось, что на грани слышимости промелькнул ещё какой-то звук. Доверяя своим инстинктам, он замедлился, вслушиваясь в свист бури, а рука в плотной перчатке легла на ремень винтовки. Звук повторился, на этот раз ближе, и теперь уже Мордекай был уверен, что ему не послышалось. Что бы это ни было, оно приближалось, заходило со спины, охотилось. Ни возраст, ни алкоголизм не смогли притупить врождённые инстинкты и приобретённую в многочисленных боях реакцию, что в итоге и спасло жизнь охотнику. Скорее почувствовав чужое присутствие, и лишь затем услышав тяжёлое дыхание и звук шагов, Мордекай среагировал мгновенно, упав на колено одновременно с этим стягивая винтовку с плеча. Он увидел зверя лишь мельком, покрытая густым мехом лапа с острыми чёрными когтями лишь немногим разминулась с головой охотника. Массивное тело не сбило Мордекая с ног, но задело, вынуждая бывшего британского капитана развернуться на месте, чтобы не потерять равновесие. Оружие он, однако, не выронил, и ставший столь привычным за дюжину лет службы процесс  более не требовал сознательного действия, руки сами вскинули винтовку к плечу, а затем новые звуки нарушили тишину пустынного города. Грохот выстрела, хоть и заглушённый воем ветра, всё равно был достаточно громким, чтобы заполнить собой деревню и затеряться в снегах, и следом за ним последовал вой раненого зверя. Существо совершило ещё один рывок, оставляя за собой кровавый след, и лишь чудом избежало второго попадания. Не теряя времени, Мордекай поднялся на ноги и побежал следом, на ходу делая ещё один выстрел, но существо уже скрылось за следующим домом. Следы и кровь вели к краю деревни, Мордекай видел, как силуэт скрывается в снежной буре, и, не видя цель, произвёл три выстрела наугад, предугадывая движения зверя. Передёрнув затвор после очередного выстрела, он вновь побежал по следам, но они уводили всё дальше и дальше в снежную бурю, которая вне деревни была ещё свирепее. Пройдёт совсем немного времени, прежде чем снег заметёт все следы, но охотник не решился преследовать зверя. Уже тогда он чувствовал, что его зимняя одежда уступает ночному морозу, и если он продолжит погоню, то наверняка деревню уже не найдёт, а ночь на морозе сделает с ним то, что не смог сделать зверь. Вернув винтовку на плечо, Мордекай вернулся в деревню. Ему был нужен дом с целыми окнами и дверью, иначе он рисковал замёрзнуть или стать лёгкой добычей на случай если существо или его родичи захотят вернуться. Наконец подходящий дом был найден, его окна были плотно закрыты деревянными ставнями, а стены и дверь несли следы когтей, но в остальном были целы. Вынув револьвер из кобуры, он осторожно шагнул внутрь и запер за собой дверь.

После быстрого осмотра дома удалось обнаружить газовый генератор, баллоны с газом, старый обогреватель, и немного промёрзшего вяленого мяса. Свет в доме полностью отсутствовал, и единственным, что освещало тьму, была зеленоватая хемилюминесцентная, или проще говоря, светящаяся, палочка. Генератор, издав хриплый рёв, пробудился ото сна, и вслед за его пробуждением последовал звук бьющегося стекла. Мордекай моментально обернулся, но оба окна были целы, и никаких признаков движения не наблюдалось. Однако, звук он точно слышал, и не желая рисковать, решил выяснить, откуда же он исходил.  Быстрая проверка показала, что один из кабелей от генератора уходит куда-то под пол. Беглый осмотр помещения не выявил никаких явных люков, ведущих под пол, и Мордекай провёл повторный, более тщательный осмотр. Под небольшим круглым ковриком, на котором стояло подобие прикроватной тумбы, обнаружился люк, открыв который, Мордекай увидел спуск в подобие погреба. Заглянув вовнутрь и посветив палочкой, он обнаружил источник звука, и не только его. Потолочная лампа, при включении генератора, лопнула, осыпавшись осколками на пол, но это была наименьшая из проблем. В углу сидела замотанная во множество одеял девочка, в зелёном свете палочки её кожа казалась мертвецки бледной, но полные страха живые глаза и дрожащие губы говорили о том, что бедняга ещё была жива. Нападение произошло больше недели назад, и всё это время она провела под землёй, холодная, напуганная, и одинокая. К счастью в погребе была еда, что спасло девочку от голодной смерти, но на этом хорошие новости для неё закончились. Она всё время что-то бормотала, вжимаясь в угол, не осознавая ещё, что перед ней человек, а не напавшее на селение существо. Спрятав револьвер обратно в кобуру, Мордекай спустился вниз и буквально вынес на руках слишком слабую для сопротивления девочку. Включив обогреватель, он посадил её поближе, но не слишком. Вынув из большого кармана куртки термос, он налил ещё тёплый напиток в крышку и протянул ей. Резкий запах специй ударил ей в нос, а алкоголь обжог горло, но она выпила всё до дна, жадно впитывая тепло. Может, это было и не лучшее решение, но Мордекай не знал, как ещё её согревать. Речь девочки стала более внятной, но не знавший языка Мордекай смог разобрать лишь отдельные слова. Снежные демоны. Она повторяла это раз за разом, пока не заснула после ещё одной порции напитка. Сам же охотник подобрал оставленную у стены винтовку и сел на пол по другую сторону обогревателя, опёршись спиной о стену. Может, для пережившей живой кошмар девочки они и были демонами, но не для Мордекая. Он видел настоящего демона в Мексике, неуязвимое чудовище, погубившее тысячи жизней, буквально топя города в реках крови. Может до сих пор эти звери, и были хозяевами своих гор, но они были лишь зверями. Если оно может истекать кровью, оно может умереть. И именно это Мордекай и собирался. Убивать.

Отредактировано Solf Kimblee (2017-02-01 22:07:52)

+2

3

Лёгкий полумрак окутывал комнату при свете одной настольной лампы, которая в одиночестве пыталась освятить столь обширное, на первый взгляд, помещение. Две кровати вдоль стены, старомодного вида шкаф и деревянный стол с двумя такими же стульями, на одном из которых восседала молодая девушка с длинными чёрными волосами. Перед ней стояла кружка недопитого, крепкого чая, а взгляд алых глаз был направлен куда-то в сторону двух кроватей. Само здание неплохо оттапливалось печкой, посему конкретного дискомфорта никто не из присутствующих в данной комнате не испытывал. По её «отсутствующему» выражению лица вообще было сложно понять, о чём она думала, сидя в полной тишине комнаты, которую иногда разрывало лёгкое посапывание. Она почти не моргала, прислушиваясь к каждому звуку снаружи, будь то завывание ветра за окном или же чужие шаги в соседней комнате. Лицо же выражало ледяное спокойствие, лишь только изредка взгляд пробегался по свободному помещению, приспособленному сугубо для житья, без каких-то излишеств. А рука то и дело, невольно хваталась за ушко кружки, но, задержавшись там на несколько минут, снова ложилась на деревянный стол, принимаясь ноготочком указательного пальца отстукивать какой-то не сложный ритм. Было не сложно понять, что девушка находилась в томительном ожидании чего-то или кого-то извне, мысленно готовясь к предстоящему занятию. Чем бы оно ни было – молоденькая японка тут же отдавалась этому с головой. Сердце ускоряло ритм в предвкушении, разгоняла по венам кровь. И вот этот момент настал – в дверь легонько постучали, а сама девушка, поднявшись, разов осушив недопитую кружку кофе, сперва, подошла к кровати со спящей на ней девушкой. Алый взгляд, который до этого не выражал абсолютно ничего, в один миг преобразился – налился жизнью и признанной добротой и заботой о близком человеке. Она осторожно поправила одеяло, ещё с секунду посмотрела в спящее лицо своей сестры. Затем вновь подошла к столу и щёлкнула по выключателю лампы, в кромешной темноте осторожно направившись к двери…

- Ты всё подготовил?
Мужчина – азиат, сразу и не скажешь, к какой именно национальности принадлежал – кивнул в ответ японке, заваривая себе кофе. На щеке виднелся глубокий шрам, а холодный и рассудительный взгляд выдавал в нём бывалого человека, повидавшего на своём веку слишком многое, чтобы уже так просто брать и слепо спать по ночам беспробудным сном. Вот только, на противоположной стороне стола сидела японка с куда более «глубоким» взглядом. Присущая гнил в глазах то и дело портила необычный цвет её глаз. Она смотрела на человека всё с тем же ледяным спокойствием, спокойно перекладывая нужное оборудование для завтрашней вылазки.
- Никогда бы не подумал, что Око смерти заинтересуется простыми слухами о духах, обитающих в этих горах. – Ухмыльнулся мужчина, сделав смачный глоток с характерным звуком, который тут же разнося по комнате. А затем, достав из внутреннего ящика стола небольшую, свёрнутую карту, кинул её на стол перед девушкой. – Вот. Я всё пометил. Но ты уверена, что хочешь пойти? Обычно люди оттуда и не возвращаются вовсе.
Хмыкнул мужчина, наблюдая, как японка тут же развернула карту и принялась осматривать, даже не торопясь с ответом. Впрочем, он тут и не нужен был. Они оба знали, какое именно пристрастие было у этой сидящей перед ней девушки. Он знал её уже порядочное количество времени. А она могла ему доверять. В противном случае, она бы не за что не решилась на подобное.
- Да. Раз уж мы всё равно здесь застряли. Почему бы не попробовать. Сестра остаётся на тебе. Ты знаешь, что делать.
Азиату оставалось только усмехнуться в ответ, и согласно кивнуть. Она прекрасно знала, какого он был мнения о предстоящей вылазке, но любопытство хлестало жгучим потоком внутри. Она знала местные слухи, а рассказы этого бывалого мужчины то и дело поджигали её интерес до того уровня, когда уже его нельзя было сдерживать. Отчасти он знал, что так и будет. Но не думал, что всё-таки Акаме, а точнее теперь уже Нозоми, решится оставить сестру.
- Температура у неё уже спала. Так что, думаю, скоро её состояние стабилизируется. Я тут больше не нужна. Можно будет и прогуляться немного.
Впервые за всё время этого разговора на лице японки появилась некое подобие улыбки. От которой тут же отмахнулся мужчина, вставив свои десять копеек в происходящее.
- Ты неисправима. Когда-нибудь всё это заведёт тебя в могилу, знаешь ли. Эта спящая в соседней комнате девчушке одна уж точно ноги протянет. И...
- Оставь свои проповеди для кого-нибудь другого, старик. Я уже вполне способна позаботиться о себе и Куроме самостоятельно. Это взвешенное решение.
Человек, сидящий за одним столом со столь упёртой девушкой, развёл руками, допил кофе и двинулся в противоположную комнату. Он, слегка прихрамывая на правую ногу, остановился в проёме и бросил, кинув на Нозоми взгляд через плечо:
- Вздремну, пожалуй.
И на этом, дверь со скрипом закрылась, оставляя девушке наедине с собой. Вскоре, небольшая возня в соседней комнате, той, где скрылся мужчина, прекратилась, погружая дом в кромешную, почти осязаемую тишину. Но это было японке только на руку. Благодатная атмосфера для такой убийцы, как она. Девушка бросила взгляд в окно, стараясь увидеть там что-то, помимо разыгравшейся бури. Ветер, будто бы завидев подобное, задул сильнее, прокатываясь с гулким звуком по крыше здания. Погода здесь была просто непредсказуемой, и никто не мог сказать наверняка, что будет завтра. Гора Тибет – известная своими легендами о Йети, была покрыта множеством неразгаданных тайн. Это манило, и в то же время отпугивало, стоило только осознать всю опасность местной «фауны». И большей преградой здесь была именно погода – холодные ветра, обдувая заснеженные равнины, то и дело старались забраться под одежду нерадивым спутникам, забредшим на эти опасные земли. Вот только, подобное, вряд ли могло как-то отпугнуть человека, носящего столь созвучное с этим местом прозвище – Око смерти. Ибо сама смерть намеревалась вступить на эти земли в поисках своей новой добычи. И никто не знал наверняка, вернётся ли она из этой вылазки или же нет. Впрочем, ей также было что терять – это всегда подогревало в ней жажду жизни, заставляло работать мозг в усиленном режиме, а инстинкты становились острее любого клинка в этом жестоком мире.
«Было бы глупо упускать такую возможность…»
Японка сузила взгляд, и недовольно, почти беззвучно хмыкнула, возвращаясь к своему первоначальному занятию. Завтра её ожидало небольшое приключение, которое могло закончиться абсолютно ничем.

Ветер усилился, обдувая длинные чёрные волосы, завязанные в конский хвост. На голове девушки плотно засела шапка, прикрытая капюшоном, а на глазах красовались защитные очки. Такая же тёмная куртка, составляющая вместе со спортивными штанами, лыжный костюм, предназначенный для длинных походов по заснеженной местности. А сама японка, вооружившись лыжными палками в руках, бодро работала всеми четырьмя конечностями, борясь с небольшой усталостью и непогодой. Лыжи были один из лучших способов передвижения – почти бесшумный и быстрый – в данной местности. На что и быстро пал её выбор, когда они только очутились на территории вблизи Тибетской горы. И теперь они служили девушке добрую службу, подгоняемая вперёд ветром, она то и дело скатывалась с небольших участков, а затем вновь побеждала небольшие холмики, стараясь как можно больше экономить собственную энергию. А, также, не забывая, сверятся с картой. На поясе была небольшая, дорожная сумка. Из вооружения девушка взяла с собой небольшую, японскую винтовку старого образца, которая не боялась стойких морозов – можно было не особо волноваться о том, что её заклинит в самый ответственный момент – китайский пистолет QSZ-28 и верный, большой охотничий нож, ни раз спасавший ей жизнь в экстремальных ситуациях, еще, будучи, в 11-м Секторе.
До деревни девушка добралась уже тогда, когда всё стемнело. Выйдя к полудню, девушка прошагала на лыжах, только с несколькими пятиминутными привалами, достаточно большое расстояние до того места, где в последний раз могли видеть нападки этих «заснеженных духов» пришедших из древних времён. Всяческих небылиц, слухов и сказок. Но тем и интереснее было всё это проверить, увидев своими собственными глазами.
Она взяла под уже заготовленный ремень лыжи с палками, затянула потуже, и, водрузив их на плечо, осторожно, неспешным шагом двинулась вглубь деревни. Её ожидали покорёженные дома, выбитые окна и двери. Следы налёта на деревню неизвестными существами, которые больше походили на медведей. Судя по размерам когтей, и приложенной силе для того, чтобы выбить двери. Единственно, что казалось странным в данной ситуации – отсутствие каких-либо трупов. Нозоми, осмотрев первый попавший дом на манер повреждений, двинулась дальше, то и дело, озираясь по сторонам. Девушка ступала максимально тихо, лёгкими шагами, напрягая каждый мускул собственного тела, прислушиваясь к своему окружению. В каждом доме встречая одну и ту же картину, и ни единого выжившего. До тех самых пор, пока не набрала на дом, явно выделяющийся среди всех остальных. Минимум повреждений – массивные, закрытые ставни окон оберегали, и плотно закрытая входная дверь, сразу же бросались в глаза. Из-за чего японка, недолго думая, подошла к двери и, отложив лыжные принадлежности к ближайшей стене, тихо постучала в неё. Она не ожидала, что ей кто-то может ответить. Да и то, что вообще кто-то мог выжить во всём этом хаосе. Но, проверить никогда не помешает. К тому же, это было отличное место для ночлега.
После этого девушка отошла от двери на порядочное расстояние, готовая в любой момент вскинуть винтовку, при любой возможной опасности. Всё что ей оставалось, это ждать, прислушиваясь к звукам, которые то и дело старался заглушить разбушевавшийся ветер.

Отредактировано Shimizu Nozomi (2017-04-06 22:35:37)

+2

4

[npc]166[/npc]

Огонь огромного костра взмывал до небес, освещая всё вокруг. Даже без костра ночь была ясная, множество звёзд сияли и ни одна туча не смела закрывать их волшебный свет. Громкая музыка эхом разносилась над пустынными полями, над реками, терялась в лесах. Множество людей, мужчин и женщин, танцевали под музыку вокруг костра, отсутствие одежды, если не считать лёгких набедренных повязок из конского волоса, нисколько их не смущало. Не смущало это и его. Двое, рослый воин и девушка с вплетёнными в волосы лентами и перьями, подошли к нему. В руках они держали чаши с краской. По очереди окуная пальцы в вязкую краску синего, желтого, красного и чёрного цветов, они рисовали линии на его лице, груди, руках. В ответ он делал то же самое, оставляя своими дрожащими пальцами цветные линии на лице и груди могучего воина и прекрасной девушке. Видя его смущение, девушка улыбнулась и одарила его быстрым, но нежным поцелуем. Закончив наносить узоры на его тело, они забрали чаши с краской и скрылись внутри одного из типи. Другая девушка, гораздо младше первой и немногим старше его самого, отделилась от танцующих и подошла к нему. Ей было не больше шестнадцати, а значит для неё это было второе или третье празднество. Взяв его за руку, она повела его к костру, к танцам. Дух танца захватил его довольно быстро, вытесняя смущение, наполняя его радостью и силой. Партнёры менялись, дикие узоры сменяли друг друга, каждый уникален, а жар костра не давал замёрзнуть танцующим. Луна поднималась всё выше, пока не зависла прямо над костром. Девушка с перьями и лентами вернулась, сопровождаемая всё тем же воином, и вместе они повели в главный типи. Внутри его уже ждали вождь, шаман, и трое старейшин. Все они не сказали ни слова, но слова были не нужны. Сегодняшний праздник посвящался разговорам с духами, не с живыми. Ему протянули длинную трубку, забитую табаком. Пока он раскуривал трубку, старейшины и шаман наполнили глубокую глиняную миску отварами и различными травами. Вкус был до ужаса горький, а попав внутрь жидкость начала гореть огнём. Пить было тяжело, казалось, что внутренности свернулись узлом, и вот-вот сгорят или выйдут наружу, но таков был обычай. Так они связывались с духами. Дышать было тяжело, и голова шла кругом, но он сделал последний глоток, демонстрируя собравшимся пустую перевёрнутую миску. Попытавшись встать, он потерпел неудачу. Ноги и руки плохо слушались, а сфокусировать взгляд не получалось, но воин помог ему подняться, придерживая за плечи. Каждое движение давалось с трудом, словно он продирался через густой клей, но с каждым шагом двигаться становилось проще, и выйдя из типи он уже мог стоять без чужой помощи, но все звуки по прежнему доносились словно издалека, все его движения казались замедленными, а танцующие двигались столь быстро, что лица их смазывались, а узоры оживали. Он присоединился к танцующим, позволяя безумному танцу и странным ощущениям поглотить себя. Он не заметил, когда это началось, но вскоре он обнаружил, что среди танцующих больше нет людей. Одни выглядели как духи или вернувшиеся к жизни мертвецы, другие приобрели звериные черты. Девушка с перьями в волосах смотрела на него жёлтыми глазами, а её шею, плечи, грудь и руки покрывали серые с желтыми полосами перья. Воин, что сопровождал её, демонстрировал клыки, а его лицо и торс покрыла густая чёрная шерсть. Молодая девушка, что первой повела его в танец, была больше похожа на огненно-рыжую лису. Он знал, что всё так будет. Шаман, сейчас выглядевший как оживший скелет, объяснил ему заранее, что вдохнув дым табака и выпив отвар, он сможет видеть духов-защитников, слившихся с членами племени, и в процессе празднества он и сам получит своего хранителя. Но знать об этом одно, но видеть, как все, кого он знал, принимают дикие облики, оказалось настоящим испытанием духа и храбрости. К счастью, табак слишком затуманил разум, чтобы можно было поддаться страху, а ритм танца увлекал, и в итоге реальность происходящего уже не имела значение. Было лишь любопытство, каким его видят другие, какой дух выбрал его. Увидев краем глаза нечто далеко за пределами света костра, он замер, не в силах оторвать взгляд. Существо было крупнее любого человека, его голова была непропорционально меньше, чем должна была, но руки оказались длиннее, доставая почти до самой земли. Бурая шерсть покрывала тело, тонкие пальцы заканчивались острыми когтями, а светящиеся в темноте глаза смотрели прямо на него. Он стоял, забыв о танцующих вокруг, и смотрел прямо на существо до тех пор, пока оно не скрылось во внезапно нахлынувшем тумане…

Бой барабанов плавно перешёл в глухой стук в дверь, и Мордекай провёл ладонью по лицу, словно смывая остатки воспоминания. Дурной сон, и не более. Рука инстинктивно потянулась к винтовке. Разбуженная девочка опять забилась в угол и принялась бормотать что-то про снежных демонов, но голос из-за двери принадлежал одному вполне конкретному человеку. Отставив винтовку в сторону, Мордекай поднялся с пола и открыл дверь, впуская своего друга внутрь.

-Что ты забыл здесь?

-Хей, я же говорил, ночью тут всё совсем плохо. Ты не вернулся и я переживал, что ты потеряешься и замёрзнешь. Пошёл искать. Нашёл твой снегоход, загнал его под крышу, чтобы не замело.

-А как ты нашёл меня?

-Единственный дом с целыми окнами и дверью? Тут и выбирать не пришлось. А это ещё кто?

Забыв о Мордекае, его друг сразу занялся девочкой. Вот уж у кого нет проблем с языковым барьером. Пока девочка рассказывала что-то про демонов, Мордекай налил себе ещё выпивки из термоса и присел в сторонке, вытянув ноги. Рассказ намечался долгий. Ничего полезного девочка, как оказалось, не знала. Родители просто завели её в подземную комнату и спрятали, когда в деревню вернулся израненный охотник, утверждавший, что духи идут к деревне. Единственное что – из её рассказа было ясно, что существ действительно было много. Наверное, Мордекаю повезло встретить лишь одно. Судя по скорости того, кто напал на него ранее, встреча с целой стаей была не самой разумной идеей, но отказываться от охоты из-за возросшего риска было глупо. Вскоре их прервал ещё один стук в дверь. Девочка уже не кричала ничего про демонов, но за спиной знакомого Мордекая спряталась.

-Держи, если это окажется не человек – стреляй.

-Но я не умею стрелять.

-Тогда советую научиться.

Мордекай отдал свою винтовку другу, и успел пожалеть об этом решении сразу, как увидел, как тот держит оружие. Вынув из кобуры револьвер, Мордекай подошёл к двери и прислушался. Ничего кроме свиста ветра и повторяющегося стука. Сдвинув засов, он приоткрыл дверь и выглянул. Холодный ветер ударил в лицо, снег мигом стал налипать на его очках, но нападения не последовало. Стучавшей оказалась девушка, и охотник сделал жест револьвером, приглашая войти, и приоткрыл дверь шире, впуская её. Уже собираясь закрыть дверь, Мордекай заметил что-то в снежной буре. Нечто огромное смотрело на него, не отрываясь, фигура смазана из-за снегопада, но можно было разглядеть бурый мех. Видение длилось несколько секунд, после чего растаяло, словно дым.

-Просто дурной сон…

Закрыв дверь, Мордекай первым делом вернул оружие в кобуру и забрал у друга винтовку. Шальная пуля – последнее, что хотелось получить в замкнутом пространстве. Девушка выглядела не как местная, и имела больше общего с самим Мордекаем. О причинах её нахождения здесь можно было даже не спрашивать, рыбак рыбака, как говорится… Вот только они охотились на редкого и крайне опасного зверя, и хотя вдвоём шансов на успех было больше, делиться трофеями мало кто хотел.

-Как для брошенного поселения, в нём слишком много живых людей. Ты, английский понимаешь? Кто такая? Ночь впереди долгая.

Налив ещё настойки в крышку термоса, Мордекай протянул её девушке.

+3

5

Дверь с характерным скрипом, слегка режущим слуг отворилась ровно настолько, чтобы человек смог высунуть голову и оглядеться. Именно так и произошло, незнакомец быстро оглядел окрестности, примечая саму японку, которая всё это время спокойно дожидалась каких-либо ответных действий, примечая у мужчины оружие. Револьвер. Не особо компактный – но действенный. Одно из единственных недостатков – всего шесть патронов в барабане. И после того как они кончаются, ты либо играешь в ящик, либо предоставляешь выбор самой злодейке судьбе. Что-то из двух. Впрочем, всё также и зависело от ситуации. Но, учитывая все следы, которые она уже успела увидеть в деревне. Вряд ли после такого можно будет остаться в живых.
«Хотя… Свои козыри есть у всех… Не думаю, что кто-то в здравом уме пойдёт охотиться на зимних духов как следует не подготовившись. И с чего вдруг меня вообще посетили эти мысли?»
Симидзу приняла приглашение, быстро войдя внутрь и почувствовав тепло исходящее из центра комнаты. Как она и предполагала, это место почти идеальным для ночлега, с единственной поправкой – ей уже не особо нравились все эти люди. Учитывая, каким образом на неё была направлена винтовка, все, что смогла сделать девушка, это снять очки, защищавшие её глаза и слегка сузить взгляд, впиваясь в другого мужчину, за спиной которого была девочка. Это небольшая картина продлилась несколько минут, до тех самых пор, пока охотник не забрал у него винтовку. Сама же Нозоми всё это время не спешила углубляться внутрь, отрицательно покачав головой на предложенную настойку.
- Не стоит. Да и что тебе скажет моё имя? Достаточно будет того, что я не собираюсь причинять вам вред. Просто ищу наиболее подходящее место для ночлега. – Впрочем, сам охотник должен был уже понять, что именно её не устраивало. Несколько прогнивший взгляд Нозоми, выдавший не простую судьбу японки с головой, был устремлён в сторону ребёнка всё это время. Можно было легко догадаться, что она явно считает это молодое дитя обузой, и уж точно сама лично не стала бы ей помогать, оказавшись в такой ситуации. Сюда она прибыла не ради добродетели или защиты местного населения, подвергшегося атаки йети. Посему тут можно было провести значительную параллель – выудить ту самую разницу между ними. Пускай их цели, и были идентичны, но методы её достижения, возможно, будут совершенно разные. Именно поэтому ту, что прозвали Око Смерти, даже не думала о дальнейшем сотрудничество.
Окинув холодным взглядом всех присутствующих, она двинулась в сторону дальнего угла комнаты со словами:
- Не волнуйтесь. Я не буду мешать вашей дружной компании.
И ведь действительно. Сама девушка не произвела и звука после этого момента, как только её спина упёрлась в глухую деревянную стену. Она лишь только изредка посматривала в сторону присутствующих, дабы потом на утро покинуть этот дом, продолжив свою охоту в одиночестве. Всё что она сможет, это пожелать им удачи. На этом, её роль в их истории закончится точно также быстро, как и началась.

0

6

http://tibetpedia.com/wp-content/uploads/2016/05/Seda-City-Tibet-Small-1.jpg

Примерно в те же сутки под утро, сомнительное заведение в небольшом городке неподалеку

Он огляделся, боязливо входя внутрь. О Будда, это действительно было паршивое место. Грязный, темный трактир в переулке, который сразу-то и не найдешь. Даже знать не хотелось кто здесь бывает и зачем. Лишь ужас, приходящий с гор, погнал его сюда - на поиски помощи. Той помощи, за которой обращаются когда дело уже вовсе дрянь, когда даже такие люди лучше чем то, что приходит из-за снежной пелены. Они пробовали нескольких, и вот, ему достался худший из всех. Есть просто подонки и убийцы, но есть и те, за кем по пятам следуют проклятие и погибель. Злобно же пошутила мать, давая этому имя напитка богов - смертельный яд подошел бы лучше. Говорят, весь их род проклят, хуже только Бакирака, но будь у них огромные деньги, они бы наняли даже их. Выбор между смертью, бегством и сделкой с порождениями зла... Хорошо бы мерзким чиновникам и военным предстоял такой, ведь они никого не защищают. И когда наступает час отчаяния, ты уже не побоишься позвать  чудовище, чтобы отогнать чудовищ. Селянин нервно выискивал взглядом того, кого искал, и только кивок трактирщика помог ему в самом дальнем и темном углу увидеть задранные на стол ноги в тяжелых армейских ботинках. Он боязливо подошел...

http://s4.uploads.ru/WPpmQ.png

- Излагай. Трактирщик, мне выпивку за его счет. - Резкий, неприветливый голос, лица еле видно из-под синего капюшона, но прядь волос отчетливо белая, как у старика. Житель деревни сбивчиво начал свой рассказ, лишь иногда прерываемый коротким, сугубо по делу вопросами и фразами с явной целью подрезать крылья его нервному многословию. Итогом стал вопрос:

- Сколько дашь? - Тяжелый, неприятный взгляд. Мужчина был слишком напуган, чтобы заметить, как чуть изменилось равнодушное поначалу выражение лица парня, когда тот рассказал о жертвах. лишь мимоходом он отметил сверток рядом со столом, из которого торчала рукоять тесака - но какого же размера тесак тогда был? Он невнятно - нарвавшись на требование повторить - произнес сумму, в страхе что тот потребует больше, но если они умрут, кого спасет жадность? Парень как будто пожал плечами:

- Пойдет. Свали к черту  пока, найди тут комнату, я не буду тебя по городу искать. Зайду за тобой и поведешь.

Он был действительно рад уйти. И не подозревал, что мог бы запросить меньше и все равно получил бы согласие.

0

7

[npc]166[/npc]
Ночь их странная компания провела на удивление спокойно. Девочка, казалось, успокоилась, и о чём-то тихо перешёптывалась с другом Мордекая, сам Мордекай пил, а их таинственная неразговорчивая гостья была… таинственной и неразговорчивой. Очевидно, что в деревушку их привели общие цели, и честь охотников не даст им мешать друг другу, но было очевидно, что их подходы к охоте были слишком различны, чтобы работать вместе. Да и кто в здравом уме захочет охотиться на снежных демонов в компании алкоголика? Видения больше не повторялись, но до самого рассвета Мордекай не мог перестать думать о девочке ставшей лисицей.  Когда пьёшь, многие вещи смываются, забываются, и потому Мордекай пил, не просыхая, последние несколько лет, и выпил он явно мало. Откопать снегоход утром оказалось задачей не из лёгких, и у стрелка проскочила мысль, что он бы не отказался от пары взводов огнемётчиков из своего старого полка. Оставив друга приглядывать за девчушкой и прогревать снегоходы, Мордекай прошёлся по деревне ещё раз, внимательно её изучая, но больше не нашёл никаких спрятавшихся выживших. Зато он сделал очень важное открытие. Что бы ни напало на деревню, оно было не одно. Существа охотились стаей, и, судя по следам, были способны определить и отрезать ведущие из селения пути, а так же загонять людей и разрывать их. Судя по найденным в снегу останкам, охотились они ради развлечения, а не еды. Разумные стайные хищники, убивающие людей забавы ради. Мордекай явно был для этого слишком трезв.

***

Ввиду географических особенностей и регулярных нападений, выбор населённых пунктов с хоть чем-то подходившим для пополнения стратегического запаса  был сведён к одному единственному трактиру в одном единственном городке неподалёку. Вот уж действительно все дороги ведут в Рим. Только этот Рим пах ещё хуже чем исторический, и выглядел даже близко не так величественно, зато с алкоголем и теплом. А алкоголь и тепло Мордекая волновали больше запаха и компании. К тому же запах компании временами и вместо закуси годился. Верный товарищ Мордекая хоть и назывался верным исключительно ради возможности употребить сильное словосочетание, но за охотником таки увязался, и старательно пытался отговорить его нажираться до чертей. Справедливости ради, его можно понять: снежные демоны вырезают деревни, а единственный, кто может помочь, собирался напиться. Стоило только открыть дверь, как кружившая над головами Рикки тут же влетела, привлекая внимание завсегдаев, и устроилась на барной стойке. Мордекай был опознан барменом как хозяин, а значит, к нему и все претензии.

-У нас с животными нельзя.

-Не переживайте, он воспитан, - Мордекай кивнул на своего спутника, сразу выкладывая деньги на стол. – Самое крепкое что у вас есть.

Бармен, мягко говоря, удивился, но когда тебе дают денег за раз больше, чем половина присутствующих вместе, вопросы, как правило, сами по себе отпадают. Ловким движением он вынул из тайника под прилавком бутылку из тёмно-зелёного стекла, и поставил её на стойку вместе с небольшой рюмкой.

-Как просили, самое крепкое что только есть. Не для слабых. Пить нужно маленькими порциями и крайне осторожно, можно обжечь внутренности и ослепнуть.

Налив, он подвинул рюмку ближе к Мордекаю. Друг охотника выглядел озабоченным и явно не согласным с таким выбором напитка.

-Послушай, ты думаешь, это хорошая идея, вот такого напиваться перед охотой на снежных демонов? А вдруг ты ослепнешь? Или ещё чего? Как тогда стрелять будешь?

-Не боись, это не мне.

Мордекай подвинул рюмку ближе к Рикки. Самка императорского орла, хоть и была леди благородной, но пила не только чистый спирт, и издав радостный крик принялась пить из рюмки.

-Не соврал, действительно хорошее. Тогда вот это идёт мне.

Прежде, чем кто-то успел отреагировать, Мордекай взял бутылку и, не задумываясь, начал пить прямо из горла большими глотками. Выражение лица бармена было таким, словно он лицезрел алкогольного Иисуса. Дар речи к нему вернулся лишь когда Мордекай довольно выдохнул, оторвавшись от бутылки, и попросил добавки.

-Господин, ни одному смертному не под силу выжить после такой дозы за раз. В чём фокус?

-Никакого фокуса, мой друг. Только практика, долгая практика. Я не трезвел с пятнадцати, кажется, лет. Спирт во мне и я един со спиртом.

Трактирщику понадобилось взять паузу на осознание сказанного, и оно всё равно не уложилось в его голове. Поступив как и всякий на его месте, он пропустил неусваиваемую информацию и перешёл к тому, что он понять мог.

-Ваш спутник прав, после такой выпивки лучше в горы не ходить, тем более что местные уже наняли человека для этой проблемы. Страшного человека. Вам лучше с ним не пересекаться.

-Этот человек свежует, вешает, сжигает заживо, расстреливает, или распинает на крестах людей сотнями и тысячами в день?

-Н-нет, насколько я знаю.

-Тогда по меркам моего предыдущего работодателя он скучный пацифист. К тому же мне никто не платил, я так свой отпуск провожу.

-Не знаю о вашем работодателе, но о нём ходят слухи. Жуткие. Что он настоящий демон.

-Его зовут Кимбли?

-Нет, насколько я знаю. Вот он сидит.

Бармен кивнул в угол и поспешил сделать вид, что протирает стаканы, а сам Мордекай сделал то, что все остальные делать побоялись – взял бутылку и не вполне уверенной походкой пошёл к незнакомцу, поставив стел за его стол, и усевшись напротив.

-Я был в деревне, на которую они налетели. Я видел одного. И я хочу себе голову или две на стену. У нас будет проблема?

Закончив, Мордекай попытался отпить из горла ещё раз, и с грустью обнаружил, что алкоголя уже не осталось.

-У нас уже проблемы. Трактирщик! Где моя выпивка? Как я должен вести серьёзные разговоры без выпивки?!

+2


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 05-??.01.15. Однажды в горах