По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 07.12.17. Драконья желчь


07.12.17. Драконья желчь

Сообщений 41 страница 48 из 48

41

[dice=3872-1:2:-1:Дошло ли сообщение "камикадзе" в крепость?]
[dice=15488-1:10:0:Выстрел первой пушки Лонгдана]
[dice=9680-1:10:0:Выстрел второй пушки Лонгдана]
[dice=3872-1:10:0:Ярость отпора войск внутри Лонгдана]
[dice=9680-1:10:-9:Шальная пуля для Крестовского]

0

42

Чжан вышел на поле боя, уверенный в своей неуязвимости. Долгие годы он доказывал окружающим – он не просто один из тысяч офицеров китайской армии – он неповторимый профессионал, способный выжать из своей машины две сотни процентов её потенциала. Его служба на величественного генерала Хоу – примера всем и вся в Китайской Федерации – воспитала в Чжане настоящего патриота, мужчину, человека, верующего в идею процветания Китая. Его личный Сазерленд – чудо техники для любого из пилотов Поднебесной – нёсся в бой бесшумно, ибо механизм его был оптимизирован и обслужен самим пилотом, каждый поршень был смазан, каждый болтик проверен…

И всё же Чжан погиб. Ракетный залп накрыл машину пилота, но благодаря опыту и тренировкам китаец умудряется удачно маневрировать и обойти опасность стороной. Последовавшая очередь – другое дело. Она прошла внешнюю обшивку и оставила на «металлической коже» ужасные раны. Проследовавшая следом очередь из авто-пушек настигает его на пол пути, сбивая с курса, вынуждая сбавить скорость. Чжан отчаянно понимает, что ярость сыграла с ним плохую шутку, но изменить содеянное уже не в его силах. Короткий рапорт «наверх», в котором боец обозначает цель – крошечную занозу в лапе льва, что привела к полному параличу могучего зверя.

«Лонгдан», приняв сигнал, поворачивает свои орудия в сторону «Сазерленда». Тот вскоре поймает очередной снаряд о проходящего мимо найтмера или же танка, завалится на бок и больше никогда не встанет. Его путь на том окончен, но весточка, полученная махиной с порога смерти – бесценна для мстительного китайского офицера.

Залп.

Оглушительный, звучащий на этот раз для Вики и Садао, для Орлова и Кузнецовой, для Устинова и Бяченовой, для всех тех, кто оказался в тот момент рядом, включая и их лидера – легендарного «Могильного креста», оглушительным раскатом грома, разнёсся над полем боя. Время остановилось  в то мгновение, когда огромный снаряд прошил броню «самоубийцы на британской машине» и вошёл в плоть матушки-Земли. Огненная вспышка и взрыв невероятной мощи накрыли  всех присутствующих, унося их в мир пламени и боли.

Небеса разражаются вторым раскатом грома.

Он следует по той же траектории, но из-за неисправной пушки пролетает несколько выше – на считанные метры, задевая иных бойцов – оставшихся для читателя безымянными. Нельзя назвать это везением, ведь там – в зареве «молнии» отчаянно пляшут силуэты металлических гигантов.

В то же время внутри китайской машины методично и планомерно взрывались «хаос-бомбы», уничтожая первую линию постовых и технических работников. Поднятая тревога заставляет весь этот «рой» гудеть и «вторженцы» находят себя под интенсивным обстрелом. Пройти этот участок напрямую – чистое самоубийство.

Тараск же мерно дрейфовал в неспокойном море сражения. Он был более не интересен противнику, ведь тот видел отчаянное положение сухопутного крейсера, слышал вопли умирающих.

+1

43

[npc]7,4[/npc]

- А ну назад, закрепиться и не давать им высовываться. – порция дымовых гранат и бомб в сочетании с очередями винтовок и   залпами ракет и тяжелых орудий летят внутрь ангара, пока Кимура и ее товарищи немного отступают, занимая позиции у входа, где есть за чем укрыться. Никто и не говорил что будет легко, а Кимура не дура, хоть они и рифмуются. Она воюет, чтобы выжить и поквитаться с британцами по возможности, а не чтобы  скопытиться под огнем каких-то китайцев или дать это сделать своим бойцам.  Запрос принят – и  темную пещеру ангара берут на себя стрелки и снайперы Рудина, отстреливающие всех, кто пытается высунуться. Так.

- Широ, тут жарковато, я их придержу, а вы лезьте через верх. Пускаю мотопехов, подай им руку. Белич, вам предстоит немного альпинизма.

- Ага, сделаем.

Сербы, разобрав снаряжение, под прикрытием своих машин и найтмеров  подошли к пирамиде и начали тяжелое восхождение.  В теории на пирамиде были бойницы и автопушки, но пушки для отстрела уже попавшей на корпус пехоты подходили плохо, да и снайперы уже заставили замолкнуть многие из них. А с бойницами разговор короткий – в открытую метнуть гранату, на бронестекло наблюдательной – банку краски. Закрепляя тросы, бойцы двинулись наверх. По расчищенному найтмерами Кисараги пути к командному посту Лонгдана наверху пирамиды. Именно к нему подползли машины Широ, Сугимото и двух других, открыв огонь по наблюдательным приборам и используя тяжелые орудия, чтобы пробить обшивку. Впрочем, у одного из них задача была иной – рванув к основанию главного калибра, он закинул по бомбе в проемы между стволами титанических орудий и корпусом крепости, лишая их способности к наведению окончательно. Да, вероятно они еще смогут стрелять – но уже только в одном направлении и на одну и ту же дальность – а большинство русских войск уже вошло в их слепую зону.
Между тем внизу найтмеры 2-й роты разобрались с двумя из четырех угловых башенных  орудий крепости – просто заскочив на башни и расстреляв орудийный расчет через их крыши, которым не перепало мощной брони лобовых проекций. Один из взводов обходил вместе с напарниками из роты Рудина пирамиду сзади, замыкая кольцо окружения.

[npc]88[/npc]

- Ой б...! - В критический момент Маркова перешла на русский, там все как-то лучше для такого подходило. Поворачивающаяся в их сторону башня безусловно была тем самым моментом. Как и команда Садао залечь. Они с Лито честно попытались, но в какой-то момент  непалка была готова к тому, что ее пинком отправит в колесо перерождений вот прмо сейчас - настолько жестко отдалось во всем теле падение и взрыв, по броне забарабанили осколки, а элементы конструкции на экране начали краснеть в самых неподходящих местах...

- Ух... Так его... Командир,  я жива, но трансмиссия накрылась, не могу ни двигать, ни стрелять. - Молчание. Девушка все поняла правильно, дернув за рычаг катапульты , после ударной волны еще одно потрясение ерунда, включить рацию, - Командир, Эрика?

- Лейтенант Петренко, принял командование. Эвакуацию для командира, Лито и Марковой. - К счастью, они были живы, оставалось только покинуть поле боя - дело сделано. Тjлько вот "Чебурашку" жалко, да и Лито по своему "Шмелю" горевать будет. Но там уж если Наташа найдет - уж она починит. Да, Тарису неплохо потрепало. но она была жива и посему несгибаемый оптимизм  отродья далеких гор брал верх - пошатываясь, она отправилась за своими.

Две оставшиеся от взвода машины продолжили давать данные о целях...

****

Машину тряхнуло. в глазах от взрыва потемнело. Алекс не сразу смог понять, на что смотрит, и только каким-то чудом сообразил сменить позицию. Только спустя секунды стал вслушиваться в писк Руди, который сообщал о потерях. Попали, суки. Не в него, но попали. Достали тех, кто позади, подбили - хорошо хоть не насмерть - Садао и компанию. Отдать приказ вывести их из зоны поражения.

- Всем прибавить скорость и в слепую зону по команде! Рассыпной строй! Живых вытащить. Ахмед, а ну быстро снеси мне угловую пушку, передаю координаты! - Алекс отбарабанил по тактическому дисплею расклад на штурм, выждав готовности от Рахала...  Найтмеры пошли врассыпную, зигзагами - тяжелые орудия не очень предназначены для отстрела точечных целей, а так хоть случайное попадание накроет немногих.

[npc]137[/npc]

- Я Ахмед-Сорви-Голова, на дворе трава, на траве дрова! Сейчас все будет! – Выдал отважный араб свою фирменную присказку и уже на родном наречии отдал приказ, - Гюльчатай, а ну-ка наводись на правую угловую! Сафир, Махмуд – правая угловая, залп по команде.

Да, слухи не врали, по крайней мере, не во всем – три жены Ахмеда Рахала были частью экипажа его «Бамидеса». Причем далеко не худшей, не то что всякие там… Французы.  Именно потому младшая жена и управляла наведением главного орудия этого, хм, условного найтмера. Вряд ли можно было так назвать монстра ростом с дом, парящего на антигравах и выставившего вперед пушку корабельного калибра. Восемь таких чудовищ присоединилось к «Красноплечим» в этом бою, и три из них сейчас взяли  точный прицел на орудийную башню, обстрелявшую Садао. И это не было метафорой – именно точный. Орудие арабского монстра было танкового типа. Это означало не слишком высокую для такого калибра дальность, но взамен шли огромная начальная скорость снаряда и высокая точность прицела, подкрепленная полученными координатами и лазерной подсветкой.

- Заряжай подкалиберный, за ним кумулятивный. Так своих не зацепим. – Гюльчатай Рахал была опытным наводчиком и знала, что делала. Эти типы снарядов поражают именно то, во что попали, а не дают, как осколочно-фугасный, большую зону поражения,куда могут попасть и союзники, - Готовы.

- Остальные, залп по остаткам врага у пирамиды. Огонь!

Пять машин выстрелили по врагу, скопившемуся у передней части пирамиды, поддерживая атакующих русских. Прицел был взят с гарантированным перелетом через своих, чтобы им не досталось…

- По угловой башне – огонь!

Три лучших в подразделении стрелка выстрелили по пушке, чтобы она не могла более причинить вреда наступающим. На общем канале залп внезапно сопроводил забористый мат русских танкистов, завершившийся неожиданной претензией:

- …Бедуин механизированный, смотри, куда мусор валишь!!!! Ты нам теперь пулемет должен!

А дело было в том, что система выброса гильз от пушки у «Бамидеса» направлена вбок. И в итоге гильза от 240-миллиметрового снаряда  рухнула аккуратно на башню проезжавшему мимо танку русских,  броню не пробив, но лишив его пулемета…

- Да хоть три! – Ухмыльнулся хозяйственный Ахмед…

****

На экране громада Лонгдана заслоняла небо. Алекс знал, что штурм уже начался, знал и то, что он будет жестоким и кровопролитным. Китайцы не хотели сдаваться, это были не простые солдаты, которые давно бы уже разбежались перед перспективой бесславной смерти под обстрелом. Нет, против них выставили если и не таких сильных, то уж не менее стойких бойцов.
Класть людей на штурме - нет. Но какая альтернатива?

Резня.

Напалм, газ, заварить вентиляцию, объемно-детонирующие заряды... Способы найдутся. Сберечь своих, взять за Дюбуа и ее экипаж  сторицей. Как тогда. Или все же нет? Найтмер зигзагом движется к крепости, пушка уже не может на них навестись - так низко ей не опуститься. Алекс не хотел этого делать. И не мог поступить иначе, если не хочет совершить предательства.  Его люди здесь не для того, чтобы платить цену за амбиции кретинов от политики так дорого. И... Надо просто выбрать. Его люди или те, кто им противостоит. Все просто, хоть и больно. Где он станет монстром?

Там, где будет поступать так для удовольствия или из ненависти. Ответ пришел очень быстро. Не ради себя, ради тех, кто идет за собой, он поступит как должно. Ради себя он даст им шанс. Естественно, свое местоположение он выдавать не будет, сигнал для таких сообщений передается через несколько узлов связи батальона. Итак...

- Я, полковник Крестовский, первый и последний раз предлагаю экипажу крепости и ее охране сдаться. Не я начал эту войну. Я был милосерден к вам с ее начала. Сложите оружие - и больше никто не умрет, а выжившие вернутся домой, сохранив свои знамена и честь. Продолжите сопротивление - и это поле не покинет никто и больше ни один китаец не дождется от меня пощады, из-за вашей гордыни погибнут многие другие. Решайте. Пять минут. Время пошло. - Говорил он по-английски, понимая, что там есть кому его услышать, впрочем, переведенное обращение тоже озвучили. А пока его машина закинула гарпуны на стену крепости, подтягиваясь в безопасную зону вместе с взводом. Решение?

Отредактировано Alex Cross (2017-12-02 18:18:03)

+2

44

Мгла. Серая и непроглядная, она заполонила собой всё вокруг. Молчали мощные сенсоры, ослеплённые пассивными радиопомехами, отрезавшими "Найтмер" от окружающего мира. Внимательный взор пилота, каким бы пристальным он ни был, тем более не мог пробиться через этот дым - до поры. Можно было, конечно, подождать, пока он рассеется сам по себе, смываемый вглубь степи холодным ветром, но... они, в конце концов, не на курорте и каждая секунда дорога.
- Пригляди за округой, вдруг мы не добили "Сазерленд".
Вика как стрелок - хуже, разумеется, чем прошедший огонь и воду японец. Но отвлекаться от управления и координации ради того, чтобы в упор расстрелять кого-то - разве не глупо, когда есть, кому это поручить? Повинуясь воле пилота, многотонная машина принялась выбираться из облака ей же порождённого дыма, чтобы в итоге воссоединиться с другими машинами и отправиться восвояси. Их дело сделано, негоже тут крутиться. Ха. Ха-ха-ха и ещё раз ха. Хочешь насмешить богов - расскажи им о своих планах. Желание Садао добраться до безопасного места кто-то явно расценил как личный вызов - и вот они, проблемы. Стоило дыму рассеяться а датчикам прийти в себя, как стало ясно, что лучше бы он сидел себе внутри облака и погиб в спокойном неведении, так хотя бы дерготни меньше будет, исход-то почти наверняка один. На них, натужно разворачиваясь, наводился Большой Китайский Железный Монстр. Отомстить решили, значится. Твари-паскуды. Рывок назад.
- Всем на землю!
Отъехать куда-то они всё равно не успевают, да и не скучились, авось и не всех достанет. Резкий поворот, завершившийся ожидаемым и контролируемым заваливанием набок, лобовой бронёй к ожидаемой ударной волне. Осколки, вроде бы, должны пройти выше... да и попасть прямиком по командирской машине у этих криворучек шансов почти нет. Но было как-то не по себе от осознания неминуемого удара где-то рядом, что легко сомнёт их в русскую народную гармошку и оставит сомнительным украшением в этой степи. Кстати, у них уже отказали орудия, на которые обрушилась масса "Шмеля". Как говорят британцы - упс.
- Сейчас тряхнёт.
А через секунду после этого делового замечания их... нет, не просто тряхнуло. Такое ощущение, что растреклятый "Лонгдан" подпрыгнул и грохнулся сверху, ломая и корёжа броню. Сразу же отказали сенсоры - антенны где сорвало, где просто раздолбало, а затем, в лучших традициях закона подлости, сработала система катапультирования. Быть может, не приди в голову хитрому бортовому компьютеру, что нужно отстрелить горе-вояк вместе с кабиной куда подальше вот прямо сейчас, всё закончилось бы куда менее болезненно. Нет. Грохот. Рывок. Полный провал благих начинаний системы - из лежащей на боку машины красиво взмыть в небеса и плавно опуститься на парашюте могут только те, кому под силу искажать законы природы - у обычных же людей треклятая консервная банка, отлетев буквально на несколько метров, принимается кубарем катиться по земле, подпрыгивая и ударяясь в лучших традициях перекати-поля - и замирает, нелепо прикрытая белым куполом, где-то позади импровизированной линии фронта. Не вышло. Не получилось просто так уйти - и теперь остаётся лишь смиренно ждать своей участи. Лучше всех, пожалуй, устроился командир экипажа, которому в процессе болтанки прилетело по прикрытой шлемом башке собственным автоматом, закреплённым явно недостаточно хорошо для подобных скачек. Добавим сюда встряску, перегрузки - и на выходе получим мирно обмякшего японца, удерживаемого ремнями безопасности от позорного падения мордой вниз на потолок кабины, внезапно ставший полом. Кажется, кто-то решил отдохнуть от житейских трудностей...

+2

45

Вика подчиняется - хотя всматриваться в серую равномерную дымку по ее мнению совершенно бессмысленно. Один черт ничего не видать - но завеса рассеется со временем, и именно это мгновение будет самым важным. Именно оно решит судьбу их машины, их жизни, их победы. Большая ответственность, если так подумать.

Вика умеет находить для себя поводы гордиться самой собой, даже если задача - просто смотреть.

- Чт, - глаза ее распахиваются широко-широко, когда удалось разглядеть то, что скрыто за серостью дыма. Она еще не понимает умом, но сердце падает в пятки в безмолвной панике. Предчувствие - уже с ней, и чувство опасности сигнальной сиреной орет в голове. Что она может? Может? Что-то же может?..

Но не движется. Если бы не Садао - даже приказ бы не выполнила, не легла бы на землю. "Тряхнуло" знатно - аж в глазах потемнело от перепада давлений, а после Вика сдавленно вскрикивала от каждого очередного оборота кабины. Ремни врезаются в девичье тело - и никакой комбинезон не защитит от этой боли, которая непременно оставит на хрупких плечах темно-лиловые синяки.

Все затихает. Вика ошарашенно пялится в приборную панель, за которой сквозь изрешеченное мелкими трещинами стекло видит перевернутый мир, раскуроченный залпом чудовищной машины. Машины, которую им с Садао удалось остановить - но не обезвредить. Через силу - моргнуть. И запоздало подумать о том, что в таком же ступоре, похоже, была Лито, спасенная совместными усилиями командира и его наводчика.

Лито, сучье отродье. Вика матерится сквозь зубы, приходя в себя. Пытается переключить ближайшие тумблеры, проверяя связь. Нет связи, нет голосов - и ее собственный не достигает ушей союзников. Значит надо действовать до прихода подмоги. Подмога?.. Вика переводит взгляд на Садао: не придут за ней - так придут за ним. Чертов японец дорог этой странной братии.

Смотрит - и тихо охает, понимая, в каком он... состоянии.

- Эй. Сао, мать твою, - вскрикивает Вика, толкая японца в плечо кулаком. Вместо ответа мужчина коротко качается на ремнях, и Храбровой становится совсем не до смеха. С трудом отстегнув собственные ремни, она вываливается из кресла пилота, едва не приложившись затылком и не присоединившись к своему наставнику в счастливом беспамятстве. Вика сдавленно подвывает, растирая ушибленное место и пытаясь сообразить, что ей теперь делать. Все положенные по такому случаю инструкции из головы вывалились, зато пришла паника, и руки ее трясет, когда она пытается отстегнуть Садао.

Наконец, удается. Тяжелая мужская туша падает на нее, больно придавливая грудь и живот. Вика снова матерится, шипит, пытается спихнуть с себя тело командира.

- Приходи в себя, чертов гад, - выплевывает она, стремясь в тесной кабине хоть как-то разминуться с японцем. Безуспешно, разумеется - и в злости лупя Садао кулаком. Нужно выбираться - и выволочь эту сволочь из капсулы. Разумеется, не потому что он что-то значит для нее, но если он жив и придет в себя - он поможет спастись самой Вике. А еще, если она вернется без командира, ее выстрел, остановивший монструозную вражескую крепость, будет обесценен всеобщим горем - и от мысли об этом Вику разве что не корежит. Какой-то долбаный недоякут может лишить ее заслуженного восхищения!

До конца дверца не открывается - клинит на середине, и чтобы просочиться миниатюрной Храбровой - места хватает, а вот как вытаскивать Садао? Взрывы и грохот вокруг почти не трогают Вику: видимо, от перегрузки или удара заложило уши. Или отбило чего важное, черт знает, но это же не повод тупить как тупица Лито.

Вика ухватывает командира за плечи жилета и тянет на себя. Голова в шлеме пролезла - пролезет и все остальное, как известно, и бесчувственный японец снова падает на Вику, приминая ей вторую грудь, бок и бедро. На глаза наворачиваются слезы, на уста - маты.

- Да приди ты уже в себя, сволочь, - бормочет Вика. - Ты вообще живой там?

Дальше... Куда дальше? Она осматривается по сторонам, смаргивая слезы и выявляя, куда можно оттащить тело японца, чтобы они оба дожили до подмоги. А еще она запоздало вспоминает об аварийном запасе, за которым влезает обратно в кабину и сражается с креслом Садао. У этого, небось, комплект в идеальном состоянии - наверняка готовился, - а заодно нащупывает и еще кое-что... Важное. Для него это, наверное, важно.
[nick]Вика Храброва[/nick][status]hai[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/39qkB.jpg[/icon][fld4]✎: <a href="http://codegeass.ru/pages/id192">Личная страница</a>[/fld4][fld1]✎: <a href="http://codegeass.ru/viewtopic.php?id=1030">Анкета персонажа</a>[/fld1]

+1

46

[dice=5808-1:10:-4:Успех китайских войск во фланговом и фронтальном сражении]
[dice=1936-1:10:0:Успех войск ЕС во фланговом и фронтальном сражении]
[dice=19360-1:10:-1:Успех обороны Лонгдана]
[dice=1936-1:10:1:успех штурма Лонгдана] 
[dice=1936-1:10:-3:Успех арт-обстрела Лонгданом атакующих сил]
[dice=1936-1:2:-1:Заметят ли Садао и Вику?]
[dice=1936-1:2:-1:Свои/чужие?]

Отредактировано Элли (2017-12-09 11:00:38)

0

47

Бой учит жизни лучше любых философских трактатов. Краткое мгновение – и судьбы стольких людей претерпевают изменение. Кто-то лицом к лицу встречается с ретроспективой всей своей жизни, чтобы затем склонить голову перед великим жнецом. Кто-то триумфует, свернув горы одним движением пальца, достигая апогея в своей карьере, на своём жизненном пути. Кто-то спасает, казалось бы, загубленную жизнь. Так случилось и с парочкой пилотов, что впоследствии обязательно станет легендарной среди своих соратников. «Покорители вершин» - напишут о них в хрониках! Но сейчас…

- Помоги женщине скорее! – искажённый передатчиком голос, доносившийся словно из-за киселя тумана, звучал в ушах Храбровой. Она могла видеть запылённый в сражениях найтмер, возвышавшийся над ней стальным гигантом. Несколько человек, взявшихся словно из ниоткуда, подхватывают «якута» с рук Вики, тащат его на полевые носилки и направляются в сторону грузовика снабжения. Саму же сорвиголову подхватывают подмышки двое бравых солдат.

- Всё будет хорошо, успокойтесь, - перекрикивает свист пуль и взрывы снарядов рядовой, взваливший на своё плечо половину веса пилота. Его напарник остаётся безмолвным. Вместе они бредут вслед за уплывшим в страну снов Такаи. Для этой пары сражение с китайцами окончено. Осталось побороться за своё здоровье.

- - -

В то же самое время величественный колосс, одержавший победу над своим собратом, медленно но верно рассыпался на кусочки. Десятки маленьких, но крайне умелых натмеров планомерно и методично вырывали его когти и клыки, подпаливали шерсть и жалили болезненно, словно шершни, в самые уязвимые места.

В скором времени Лонгдан стал столь бесполезен, что даже не смог должным образом помочь своим товарищам на поле сражения – снаряды его орудий летели мимо целей, забирая далеко вверх.

Но, когда, казалось бы, судьба уже расставила все точки над «i», бойцы Поднебесной сплотились в единую силу. Несмотря на ужасающие потери, примитивность своей техники и безысходность. Гордо реяло знамя Китая в руках одного из Сазерлендов. Стаг был потрепан, местами на нём не хватало куска, но элитный боец, командующий ротой, смог перевернуть ситуацию на поле боя и поднять дух своих бойцов.

- Мы не сдадимся тебе, русский захватчик! Ибо мы – едины! Ибо мы защищаем свой дом! Ибо мы – лучшие из лучших, и не сложим свои головы перед проклятыми шакалами, дерзнувшими напасть лишь в момент слабости!

И в этот миг даже Красноплечие поняли – стоять будут до конца.

Многие пали в тот день на поле боя. Очень многие. Дети Китая, не щадя себя, ушли в финальную, ведущую их прямой дорогой к Небесам, сечу. За каждого погибшего они брали жизнь врага. Те же, кто предпочёл Ган Рю Сазерленд – брали троих. Но их были единицы.

- - -

В конце концов, пирамида рухнула под дружным натиском оставшихся войск. Часами ещё отбивались солдаты, загнанные в угол. Русские и Европейцы также теряли бойцов, ведь никто из служителей Императрицы не желал отдавать себя на милость медвежьим сынам. Но их потери казались не такими ужасающими на фоне войск лоялистов.

Экипаж Тараска – те, кто смог пережить пожары внутри машины и взрывы снарядов Лонгдана – благополучно покинули громыхающую гору. Французы решили оставить её здесь – рядышком с Лонгданом в память о прошедшем сражении и полковнике Дюбуа, в память о тех, кто отдал свои жизни в этом бессмысленном сражении, которое многие впоследствии назовут «Фаллометрией». Сотни и сотни бойцов нацарапают на корпусах машин имена павших товарищей.

+2

48

Вскоре группу нагоняют Тариса и Эрика, точнее - Тариса, пристроившаяся на обломанном манипуляторе найтмера Эрики с автоматом в руках, словно экзотическая замена утраченных орудий. Машина Лито искалечена, но все еще может двигаться, унося подруг к своим. Они сопроводят Садао и Храброву до безопасного места - пусть не все тут друг друга хорошо переносят, они одна команда.

***

- Сражаться за колонии, когда в доме уже поселились враги? Ты выбрал. - Слова упали тяжелым грузом, не без горечи. Алекс мог понять врага, пусть он и заблуждался, считая порабощенную Китаем землю домом и отворачиваясь от проникших внего изнутри врагов - продажных политиков и британцев-покупателей. Так ли важно, истина ли то, во что мы верим? Мы просто верим. А он просто сделает все, чтобы вернуться и вернуть своих из этой мясорубки, которую начали не они. Если нет оправданий и высоких идей - всегда останутся люди, ради которых и за которых стоит умирать и убивать. 

- В атаку. Уничтожить противника. - Найтмер Крестовского, как черный призрак, сыпя искрами из-под лэндспиннеров, проносится по грани пирамиды, так чтобы оказаться над теми, кто все еще сопротивляется. Задержавшись лишь на мгновение вестником гибели, он скользит, подобно конькобежцу, вниз, в гущу схватки, уклоняясь от своих и чужих снарядов. Если эти люди хотят смерти, они ее получат. Он снова сражался, как когда-то, порой казалось что сотню лет назад уже - с полной отдачей и волей к схватке, без сомнений и сдерживания. Бился насмерть, пробиваясь к тому, кто бросил вызов. И когда машина упала, Крестовский поднял с земли рваное знамя, держа его манипулятором и сомневаясь, что сделать. Потом решил:

- Сохраните его. Принесите мне наше. И пусть французы и сербы дадут свое.

Победа. Кровавая, дорогой ценой, но победа. Он  вылез на воздух, ожидая. Искореженные машины,  почерневший от копоти или красный от крови снег. Немногочисленные раненые обеих сторон, которых тащат в тыл. Он уже помнит имена нескольких не чужих ему, кого не досчитались сегодня. Больно. Но эту боль он знает и больше не будет поворачиваться к ней спиной. У него были, есть и будут те, за кого стоит сражаться и за кого убивать, и это так просто не изменить.

Спустя полчаса на вершине "Лонгдана"  развиваются три знамени победителей, заплативших за победу свою цену сполна. Это просто надо было сделать. Алекс решил выполнить путь и только-только намеченную договоренность - Дюбуа останется в глазах тех, кто будет читать отчеты, героем, а ее дело - не безнадежным провалом, а началом пути. Это война, и обещания надо держать. Похорони мертвых, позаботься о живых и готовься к новому бою на всех фронтах, всеми силами.

Но было и еще одно дело, которое не закончено. Ремонтные команды собирали подбитые машины, которые еще можно было восстановить или хотя бы разобрать на запчасти, и одна из них остановила машину возле замершего "Тараска". Пожары уже потушили, но изъеденный снарядами и почерневший от огня стальной монстр казался мертвым. Перед французами оказались несколько крепких парней и совсем юная девчушка с накинутой поверх теплой куртки шалью.

- Позвольте. я осмотрю "Тараск". Сержант Павлова, техническая служба.

- Не стоит тратить время вашей юности, мадемуазель. Рад бы сказать иначе, но этой машине больше не воевать. - Хмуро заметил техник в опаленном комбинезоне, отбрасывая в снег пустой огнетушитель.

- Не стоит сдаваться, не попробовав, месье. - Неожиданно решительно отрезала Наташа, миновав француза и подойдя к гиганту. Неожиданно ласковым движением ветеринара, успокаивающего раненое животное, она коснулась шероховатой стальной поверхности там, где смогла дотянуться. Выждала минуту, и затем резко кивнула, как будто принимая вызов, - "Тараск" еще не мертв. Я его вылечу - если вы поможете.

- Жан, я чую истинный боевой дух. Позор нам, если сдадимся. - Усмехнулась коротко стриженая женщина, стоявшая рядом, - Капитан Лефевр. Если вы готовы попробовать, сержант, то я даю вам полный доступ. Добро пожаловать в команду.

- Спасибо. - Улыбнулась Наташа, - Поторопимся. Капитан Крюков, пожалуйста, свяжитесь с "Уралмашем", я думаю они смогут помочь. Мы восстановим то, что сможем и еще повоюем.

Капитан Лефевр покачала головой. Полк головорезов и детей, решивший исход боя - как они к этому пришли? Но сражение и не таких сплачивало. А она теперь очень хотела драться и припарковать "Тараск" на главной площади китайцев. Дело сделано. Теперь это и их война тоже, она не собиралась возвращаться домой как побитая собака.

***

Время покажет, кто был в итоге прав и чья смерть чего стоила. Но единство победы и потерь сегодня властвовало над полем. Огни фонарей и костров были погребальными для погибших и предупреждением для китайцев. Здесь они не получили победы - и это только одна битва, будут и другие и не один еще раз кому-то придется подумать, готов ли он умереть и за что. А пока надо было позаботиться о живых и мертвых...


Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 07.12.17. Драконья желчь