По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 22.11.17. The Rule of Two


22.11.17. The Rule of Two

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Дункан пока не торопился с выводами относительно сотрудничества с Фредом. Если уж так подумать, в обоих пунктах был потенциал, но чтобы оценить реальную пользу, потребуется время, а за Фредом стоит приглядывать. У рыцаря были смутные мысли, что этот человек может пригодится и иным образом, но пока - лишь мысли. Доверия к бывшему ставленнику Шнайзеля он преисполнился ровно на необходимую для договоренности долю - тот будет сотрудничать, пока это ему выгодно. Если они хотят добиться большего, придется больше и предложить. На деле. тут как раз Кимбли мог и помочь - позже.

- Фредерик Калверт, Устанавливал тут отношения между Британией и ЮАР, в итоге оказался не у дел, когда его работодатель бпопал в опалу. Предложил свои услуги принцессе Наннали легально - одновременно возможность и необходимость следить за ним предельно внимательно, найдется кому. А нам предложил услуги менее легального свойства  - мы его не трогаем, взамен наши люди получают сюда доступ - и могу услышать многое. Кстати, отличная работа для Тенорио. Также, он будет давать знать, если появится возможность нелегальной сделки к общей выгоде. - Объяснил Дункан, - Мне кажется, осторожный тип - лишнего делать не будет. И вероятно, не продаст нас, пока дело выгодное. А мы знаем его имя и можем узнать и другое.

Дункан был рыцарем любимой сестры принца Ренли и в этом статусе к ряду данных имел доступ, а насчет остального мог и запрос подать - причем разной степени официальности. Да, вот оно. Проверить Калверта по иным базам, а у него самого, возможно, узнать детали той злосчастной сделки. Намечались интересные вероятности, включавшие в себя Боту и Ренли. Да, пора взрослеть, иначе и думать не смей играть в такие игры - а играть надо, учиться надо всему.

- И да, пьем за счет заведения. - Юноша не без основания подозревал, что этот пункт куда приятнее всего вышесказанного.

***

Долго ли, коротко ли, но переговорщики двинулись обратно в лагерь, не ожидая никаких новых проблем. Африканская ночь была даже довольно тихой и приятной, и казалось бы, оставалось только доехать и завалиться спать, но на подъезде к лагерю они услышали звуки перестрелки, вроде бы сходящей на нет.

- В лагере стреляют. Это явно не по плану. - Дункан потянулся за пистолетом.

0

22

[npc]163,165[/npc]

Соломон не сводил глаз с Уилл, держа её на прицеле, но как только голос из рации сообщил о готовности, он перевёл взгляд с девушки на командира. Азиконда вспотел, и явно не из-за температуры воздуха, а его руки и губы еле заметно дрожали. Всё же его командир не был бойцом, но обычным счетоводом, и к тому же боязливым человеком. Но от боязливого человека требовалась большая храбрость, чтобы запустить в действие столь амбициозный план, и ещё большая, чтобы лично увидеть его исполнение до самого конца. Азиконда нашёл в себе эту храбрость, как и тогда, когда принял Соломона и поручился за него, и за это Соломон был готов следовать за ним до конца. Кивок послужил сигналом, и, повинуясь немому приказу, Соломон повернулся обратно к Уилл, поднял взгляд на татуированного капитана, навёл пистолет и спустил курок. Удивление даже не успело полностью отразиться на его лице, когда пуля вошла аккурат в окружённый татуировкой глаз, а Соломон уже выбрал следующую цель и выстрелил снова. К третьему выстрелу Мафута и его подчинённые осознали происходящее и начали действовать. Стоявший по левую руку от Азиконды бандит начал было вскидывать автомат, но интендант наудачу ударил его локтем, попав в нос, от чего тот потерял равновесие. Повернувшись, Азиконда увидел, что недавно выглядевшая подавленной жертвой Уилл уже повалила на землю одного африканца и сосредоточенно душила его, используя верёвку, которой ей связали запястья. Мафута обернулся было, чтобы отдать приказ расстрелять предателей, но замер на мгновение, оцепенев от страха. Большая часть его людей уже лежали на земле, а призраки в шинелях и противогазах молчаливой смертью приближались, выходя из тени. Их противогазы украшали рисунки черепов, человеческих и не только, что придавало им вид оживших кошмаров или шагающих мертвецов. Через лёд страха и оцепенения пробилась мысль, или скорее инстинкт, взять рацию и предупредить своих. Но только рука потянулась к поясу, как его с ног сбил Азиконда. Их падение сопровождалось шестым выстрелом Соломона и первым залпом со стороны призраков. Не имея больше необходимости передвигаться скрытно, бойцы «killcorps» открыли стрельбу, прикрывая своих товарищей, ринувшихся в штыковую. Азиконда осознавал, что боец он и близко не такой хороший, как Мафута, но ему и не нужно было выигрывать в этой драке. Удерживая босса ватаги левой рукой на драгоценные несколько секунд, правой он сорвал рацию с его пояса и отбросил вне зоны досягаемости, после чего его настиг ответный удар. Мафуте не составило труда ударом сбросить с себя Азиконду и прижать его к земле. Кулаки бандита опускались на грудь и лицо безуспешно прикрывавшегося счетовода с поразительной скоростью, но вовремя подоспевший боец корпуса метким ударом приклада повалил Мафуту обратно на землю и вскинул винтовку, готовясь сделать завершающий выстрел.

-Отставить!

Азиконда выкрикнул этот приказ ещё до того, как осознал его, и, вопреки всем ожиданиям, солдат исполнил приказ моментально. Мафута остался последним выжившим, остальные погибли, сражаясь или от удара в спину, а немногих переживших люди Крига казнили на месте. Соломон разрезал верёвки на запястьях Уилл и стоял рядом, ожидая дальнейших приказов.

-Соломон, сопроводи меня к моему отряду, остальные, действуем по плану.

Уилл и Соломон удалились, оставив Азиконду наедине с корпусом Крига. Доносившиеся из лагеря крики и грохот орудий свидетельствовали о том, что всё идёт по плану. Когда Азиконда встал на ноги, к нему подошёл командовавший призраками офицер. Они не любили официальные обозначения ранга, и когда в них не было необходимости, использовали свои собственные, специально стилизованные. Череп с крыльями орла являлся вариацией изначальной эмблемы 501го, крылатого кинжала. Его глаза, скрытые за чёрным стеклом линз, смотрели на Азиконду, не отрываясь, а рука лежала на рукояти пистолета.

-Лейтенант…

-Альфа. Теперь, когда всё началось, может, вы ответите, почему вы решили предать тех, кого ещё не так давно называли друзьями?

Вот он, тот момент, который решит всё. В глазах Корпуса Смерти не было жалости, ненависти, сострадания. Они делали то, что должно, и если ответ Азиконды ему не понравится, Азиконда присоединится к тем, кто лежит на земле. Всю свою жизнь Азиконда выживал и преуспевал, делая правильные выборы. Некогда, правительственный чиновник низкого ранга поддержал бандитов, став влиятельным криминальным авторитетом. Когда закон и порядок 501го выбил дверь штаба Кровавых Пырял, Азиконда поставил на британцев, и вместо сожжённого трупа стал доверенным интендантом. Когда у него опять возник выбор, кассир сделал без колебаний, и был готов принять последствия.

-Когда я принял присягу, когда мы все приняли, я отказался от того, кем я был, и что я делал. Теперь моя главная и единственная цель – исполнять приказы. Такова цена свободы и новой жизни, если я до неё доживу, но второй раз такой шанс давать никто не будет. Всё, что происходит сейчас, не является предательством кого-либо, но прямым приказом полковника. Он высказал тогда, перед камерами и всеми нами, что ждёт поддержавших его, и что ждёт пошедших против. А ещё, стоя на окраине этого самого лагеря, он отдал мне личный приказ. Я не просто привёл в засаду бывших подельников. Я приношу их в жертву, всех до единого, единственному, настоящему богу, достойному страха и поклонения в этой части Африки. Когда слухи о произошедшем сегодня распространятся, весь континент содрогнётся от поступи родившегося демона войны. Полковник Кимбли хотел, чтобы я создал о нём легенду? Сегодня эта легенда оживёт.

Резким, почти неуловимым движением, лейтенант Альфа выхватил пистолет из кобуры и, прежде чем Азиконда успел осознать происходящее, протянул его интенданту рукоятью вперёд. Азиконда сделал выбор, и выбрал правильно.

-На время отсутствия командира Крига, я передаю Корпус под ваше начало.

-Но разве вами не должен командовать капитан?

-Капитан принял Милосердие. Теперь вы капитан. Но не Альфа. Альфой остаюсь я.

Запутанная логика Корпуса Смерти была вне понимания Азиконды, но в этот момент он по какой-то неизвестной ему ещё причине понимал, что так и должно быть. Кивнув, он принял оружие.

-Оставьте кого-то охранять Мафусу, остальные продолжают следовать плану. Я сейчас к вам присоединюсь.

Лейтенант повернулся и пошёл доносить приказы до своих людей, и Азиконда наконец-то позволил себе выдохнуть. Он и не осознавал, насколько ему страшно, пока дрался, но сейчас, когда осознание близости смерти догнало его, он больше не мог держаться. Опустив глаза, он посмотрел на свои руки. Они безостановочно дрожали.

***
[npc]168[/npc]

Ворота ангара были настежь распахнуты, а огромная боевая машина спала внутри него мёртвым сном. Им обещали, что богов войны британцев выведут из строя, и их не обманули. Неуверенно, но с каждым шагом всё смелее, десяток бандитов Пырял вошли в ангар, оставив ещё с две дюжины у входа. Неизвестно, кем они себя считали, но для Экстона они выглядели как мишени в тире, а он принёс самую большую пушку.

-Где эта штука включается? Этот?

-Сколько раз повторять! Этот – огнемёт! А включается красной!

Последние несколько часов они с Гейдж провели вместе, занимаясь подготовкой Грусти к бою, и подготовкой Экстона к Грусти, но капитан имел тягу тяжёлым орудиям, и попросту отказывался запоминать все остальные рычаги и кнопки, полагаясь на наставления сидевшей в кресле второго пилота механика. Повинуясь его действиям, признавая в нём своего, Грусть пробудилась ото сна. Прожектора осветили вторгшихся в обитель титана, и следом последовал рёв огнемёта. Десяток вошедших мигом был испепелён очистительным пламенем, а за ними последовали  и ждавшие снаружи. Сопровождая каждый свой шаг оглушительным грохотом, Бог Войны покинул ангар, оба орудия ожили, а счастливые выкрики пилотов присоединились к симфонии смерти из воя роторного орудия и рёва огнемёта. Грусть не была единственной, кто пробудился ото сна. По всему лагерю теперь хозяйничали найтмеры, их пилоты устали от ожидания и рвались в бой. Несмотря на численное превосходство, бандиты в панике разбегались, стараясь укрыться, но находя лишь смерть за каждым поворотом. Ламейра выгнал уцелевших прямо на орудия Грусти, и зажатые меж двух найтмеров бандиты и дикари приняли очищение огнём и свинцом.

-Эй, Ламейра, запрыгивай мена плечи, давай применим боевую трансформацию!

Следом за радостным возгласом Александра по радиосвязи прозвучал звонкий подзатыльник и синхронизированная ругань Гейдж и её мангуста, сопровождаемые хохотом бразильца. Найтмеры удачно справлялись со своей задачей, выгоняя бандитов из центра лагеря обратно к краям, где их уже поджидали и с лёгкостью отстреливали регулярные бойцы 501го в сопровождении отрядов Корпуса. Лишь в одном месте из джунглей на них не нападали британцы, и бандиты устремились туда. С удивлением они увидели, как навстречу им бегут другие отряды Пырял, ожидавшие в джунглях как подкрепления, но без оружия и с искренним ужасом на лице. Следом за бандитами из джунглей выехал первый и единственный танк 501го полка, который избрал личным транспортом шериф Карваль. Он чередовал приказы экипажу танка с выстрелами по бегущим из револьвера.

-Кавалерия, в бой!

Смысл сказанных слов дошёл до африканцев лишь тогда, когда из джунглей прямо на них понеслись новые отряды Корпуса, верхом на настоящих конях, вооружённые пистолетами и саблями. Без труда конница прорубила дорогу в рядах противника, разделяя их, и оставляя лёгкой мишенью для танкового пулемёта и револьвера шерифа. Гусеницы многотонной машины неумолимо сминали тела мёртвых и ещё живых.

***

Они оставались в глубине джунглей и ждали, когда Мафута пустит их в бой. Несколько сотен жаждущих крови бойцов, готовых убивать и потрошить британцев, с трудом сдерживали себя, но их жажда боя сыграла против них. Слишком поздно они осознали, что всё идёт не так. Издавая крик на грани животного, бойцы Британии вырвались из теней, словно из ниоткуда. Зажатые под перекрёстным огнём, Пыряла умирали десятками, не в состоянии эффективно перегруппироваться для ответного удара. Им это почти удалось, когда в открывшийся фланг ударил третий отряд, возглавляемый Золой. Прорубая себе путь парными мачете, она насвистывала песнь смерти, и оставляла за собой кровавый след. Сражаясь одновременно с двумя или тремя противниками, она без труда превращала любой блок в наступление, а вверенный ей отряд с не меньшей жестокостью расправлялся со всеми вокруг. И хотя она была зла, что её вытащили из найтмера в самый важный момент, что только может быть между мужчиной и женщиной ночью в одноместном найтмере, желание откусить Азиконде с его странными махинациями мужской стержень было смыто кровью врагов и грохотом боя. И хотя её внимание блуждало, подсознание вело исправный подсчёт черепов.

***

[npc]168[/npc]

-Впрочем, как и всегда. – Резонно заметил Кимбли, опрокидывая очередную рюмку. Условия ему не то чтобы нравились, но он прекрасно понимал Фреда. Хотели ли они это признавать, но общего у них было больше, чем казалось. Оба были использованы сильными мира сего, выброшены за ненадобностью, но выжили. Что же, можно дать ему шанс.
На выходе из магазина Сольф, как и обещал, оплатил Розе самый дорогой чай в лавке, поцеловав при этом девушке руку, чем окончательно вогнал её в краску. Обратно они ехали в тишине, на эту ночь и так было немало разговоров, и каждому было о чём подумать. Чувства Сольфа подсказали ему то же, что вскоре подтвердил и Дункан: в лагере что-то происходило.

-Обычно, когда в лагере стрельба, всё идёт точно по плану. Сейчас узнаем, что это за план, и кого за это вздёрнуть. Эн. Ви., продолжай.

Машина поехала дальше, не сбавляя скорость до тех пор, пока стоявший у дороги боец Крига не приказал жестом сбавить скорость. Подтвердив личности находившихся в машине, он дал добро проезжать. Лагерь напоминал одну большую бойню. Проехать по нему было попросту невозможно, тела лежали повсюду, залив все дороги кровью. Временные здания были большей частью целы, а между ними ходили люди в противогазах, казня тех, кто каким-то чудом пережил бойню. От такого зрелища душа Сольфа пела. Повинуясь ему одному ведомому инстинкту, он выбрался из машины и пошёл прямо по трупам, его белоснежные кожаные туфли мгновенно покрылись смесью грязи и крови. Раскинув руки в стороны, он просто шёл вперёд, без какой либо цели, наслаждаясь окружавшим его, и не слыша свой собственный безумный хохот. К счастью, Экстон успел взять Дункана за локоть прежде, чем тот наделал глупостей.

-Полковника сейчас лучше не трогать, уж поверь мне. Сейчас у него в голове багровый шум, и ему абсолютно всё равно, кого порешить. Пойдём, мне приказали тебя отвести сразу, как увижу. Его тоже надо было привести, но что-то мне подсказывает, что сейчас полковнику не до срочных совещаний. Хотя, как по мне, было бы весело запустить его и поиграть в последнего выжившего. Пойдём.

***

[npc]163,165,166,168[/npc]

В штабе, если его так можно назвать, собрались трое, если не считать Дункана и сопровождающего его Экстона. Уилл, оставшаяся без куртки, Мордекай, даже ничего не пивший, и Азиконда, где-то в процессе раздобывший шинель Корпуса Крига.

-Я приказала привести его вместе с полковником.

Вместо ответа Экстон покрутил пальцем у виска.

-Надолго?

-Может на день, может на неделю, кто знает. Могу только сказать, что после Мексики такие приступы стали чаще и длятся дольше, - выдал неутешительный прогноз Мордекай.

-Тогда у нас проблемы. Где Виктор?

-Насколько я знаю, пьяный вдрызг спаривается с Мисумбой. А. и там ещё должен быть труп неудачливого ассассина. Надеюсь, с трупом они не спариваются. Хотя, когда я уходил, настрой у них был подходящий.

Вернувшееся чувство юмора Азиконды было единственной хорошей новостью вечера.

-Тогда я принимаю командование полком на себя до тех пор, пока Сольф не придёт в себя. Дункан, будешь моим заместителем. Экстон, проследи, чтобы в порыве страсти наш полковник начал убивать тех, кого убивать нужно, а не тех, кто стоит к нему ближе.

-И как мне это сделать?

-Ты знаком с ним дольше меня. Придумай?

Что-то бурча, Александр покинул временный штаб, оставляя Уилл разбираться с ситуацией.

-Итого, у нас на носу высадка на Мадагаскар, лагерь завален трупами, полковник временно недоступен, один майор чёрт возьми где, килкорповцы под шумок грохнули капитана и избрали нового, Зола ушла на охоту за сбежавшими бандитами, и все мы в полной заднице, за которую можно дружно и хором сказать спасибо Азиконде, который просто хотел договориться. Дункан. Пожалуйста, скажи, что у тебя есть хорошие новости и предложения.

Отредактировано Solf Kimblee (2017-03-11 08:53:11)

+2

23

Команда Дункана в отсутствие командира слабее отнюдь не стала - большая часть офицеров и лидеров представляла собой как минимум компетентных и опытных вояк вроде Ламейры и Тенорио, как максимум - идеальные орудия убийства, отточенные и закаленные бесконечной войной, как Келл и Барберо. Айлин МакГрегор была новичком, но очень быстро училась, а после  знакомства с Экстоном - даже слишком быстро. Иными словами, как единая команда они были смертоносны, но даже поодиночке представляли серьезную угрозу.  Именно поэтому те, кто  отодрал Ламейру от Золы, все же остались в живых и были выслушаны. Бразилец даже сумел втолковать Золе, что они еще успеют довести дело до конца, а сейчас будет весело.

Весело было. Первыми - пусть это и не сразу заметили - открыли счет снайперы, и это было жутковато. Началось все еще о плана операции, когда Цирроз и Мордекай втянули Марину - снайпера-пилота - в дискуссию о том, можно ли из снайперской винтовки найтмера прицельно стрелять по отдельным людям. Масла в огонь подлил Ламейра, мимоходом сообщив, что знал одного русского, способного на такое. Волей-неволей все пришло к пари и необходимости для Марины доказать, что  способна и она. Девушка не мелочилась и подтвердила идею из двух стволов - родной британской винтовки и ЮАР-ской пушки аналогичного назначения. Последний рекорд впоследствии пробовали оспорить, ссылаясь на отсутствие опознаваемого трупа жертвы после попадания трехдюймового бронебойного снаряда. Проще говоря, неграм очень, очень не повезло - отлично сработавшаяся троица прошлась по их рядам, творя хаос и панику, и помогая...

...Ламейре и Айлин, которые использовали коварную тактику, изученную им в Алжире у врагов - а именно, все найтмеры на момент появления врага были заглушены. Откуда же бандитам было знать, что "холодный запуск" что "Айзенягера", что "Глостера" (в некоторых деталях кладущий на инструкции не менее чем главный калибр линкора), может быть проведем очень, очень быстро, особенно при подготовке машин руками Гейдж? Ожившие в самый неподходящий момент боги войны оказались именно там, где их меньше всего хотели видеть - на расстоянии удара, причем не фигурально - некоторые пилоты, не заморачиваясь стрельбой, схватились за цепные мечи, ведь на такой дистанции  попасть по пехоте было не так уж сложно, да и "слепой зоны" у холодного оружия считай что и нет. Гейдж обрадовала кровопускателей новостью, что отмывать ангар они и будут, но кого, простите, это волновало в тот момент?!

Неудивительно, что бандиты бежали от несущих смерть и порой заляпанных кровью монстров, только вот бежали они под обстрелом именно туда, куда совершенно не стоило - там их ждали Шериф, танк и кавалерия. Карваль как раз ошивался поблизости, вешая людей за то, за что их не сжег Кимбли, и не мог себе позволить пропустить сражение. Роль ведущего в бой кавалерию ему понравилась - напоминало молодость. Меткие выстрелы не пропадали зря, выбивая именно тех, чья смерть или рана сильнее всего портили жизнь убегающим... Навстречу свинцовому правосудию убегающим. Так и должно быть, когда люди не чтят закон и не понимают намеков. Джейсон Карваль любил приносить справедливость в предельно доходчивой форме и сегодняшняя облава действительно порадовала его.

Атака Золы была  идеальным завершением дела сама по себе - воительница показала себя как лидер, те, кто умел ценить кровавый угар битвы, шли за ней вполне добровольно, те кто не умел - предпочитали идти за ней, а не стать очередной ее жертвой. Сама африканка наслаждалась - духи предков будут ей гордиться, современники уважать, командиры - оценят ее победу. А она сама завершит то, что не успела перед боем, да что уж там, так даже лучше! И духи не подвели, послав под конец боя нежданную подмогу - найтмер вылетел из кустов, раздавив мимоходом пару несчастных, и Ламейра прыгнул из кабины прямо в гущу боя, с кличем:

- Зола, оставь мне немного!

О да, именно таких слов Зола и ждала от мужчины. Спина к спине, плечом к плечу бразильский дуэлянт и африканская потрошительница творили благородный кровавый хаос вокруг, пока враги попросту не закончились, после чего торжественно удалились в джунгли. Как выяснилось позднее, закончив со срочными делами, Зола и Ламейра отправились на охоту за каким-то образом выжившими и сбежавшими Пырялами - и ей же ей, лучше бы те сдались сразу. Впоследствии в окрестностях их путешествие назвали Великой Охотой.

Сальвадор Барберо не выпендривался. Он просто занял удачную позицию, запасся пивом и методично отдавая команды, косил Пырял из пулемета. И делал это великолепно, пока не кончились патроны, пиво и, собственно, Кровавые Пыряла.

***

- Ох черт...  Это... - Дункан сначала осекся, увидев то, во что превратился лагерь, а потом наконец дал волю чувствам, познакомив Африку с парой отборных шотландских ругательств. В голос, от всей души, чтобы не сорваться. Странное чувство -  в таком количестве кровь и резня производили не то впечатление, что произошедшее с ним ранее - чувства как будто притупились и окружающее воспринималось как декорации к дурному фильму. Пока воспринимались, да.

Он чуть было не последовал примеру Кимбли из-за этого - спасибо Экстону, остановил. Рыцарь потряс головой, прогоняя морок. Запах крови, пороха и еще какой-то неведомой мерзости забивал ноздри и если честно, при иных обстоятельствах Кэмпбелл проделал бы путь до ближайших кустов, где избавился бы от любых намеков на то, что у него в желудке что-то есть. Теперь-то ему легче было понять. насколько и как с Кимбли все нехорошо, и ясно было, что даже так он не представляет реальное положение дел. Если бы он не был уверен что это плохо кончится, он бы познакомил Кимбли с доктором Кларком, но нет, лучше юноша сам к нему сходит при первой возможности.

- С-спасибо... - Выдавил он в адрес спецназовца и отправился за ним, еще не до конца понимая, куда и зачем. А вот то, что у полковника такие приступы возникают хронически, он из разговора понял. Интересно, генерал Фонтейн знала? Наверное да, и все же отправила его сюда, хоть и предупредила, чтобы был готов. Мда. Даже рыцарь, неопытный в серьезной войне, понимал что у полка, командир которого временно свихнулся, некоторые проблемы.

- А... Так точно! - Машинально ответил он, когда выяснилось что ему предстоит эти самые проблемы расхлебывать в качестве заместителя Уилл. Тот самый случай, когда временное повышение вот совсем, совсем не радует. В академии учили как командовать нормальными подразделениями, а не 501-м. Еще и коммуникатор ожил - почуяв что командир вернулся, подчиненные поспешили его обрадовать. Им удалось.

...И прихватила с собой Ламейру, одного из относительно нормальных офицеров. - Констатировал Дункан, пытаясь усиленно придумывать выход из кадровых дыр, - Мои люди более-менее в порядке и там есть те, кто умеет командовать даже в таких условиях. С этой стороны проблем не будет.

Не будет же, правда? Ламейра всего лишь решил пособирать черепа в компании женской версии Чаки, ничего такого. Нет, серьезно. На фоне всего остального - сущая мелочь. Он вернется. Наверное.

- Служба снабжения пришлет людей для уборки трупов, я с ними свяжусь и улажу дело. Майор Карваль сообщает, что за некоторых из убитых мы получим награду, он знает, где. И мне кажется, он не будет рассказывать генералу Фонтейн лишнего - пока что.

Отредактировано Duncan Campbell (2017-03-14 03:24:31)

+1

24

[npc]170,213[/npc]

В маленькой тесной комнате, не предназначенной для такого количества людей, и без того было неуютно из-за стойкого запаха пота и оружейного масла, но вот дым от сигареты и запах крепкого, но всё же дерьмового, кофе делали их положение ещё хуже. Или может это только её так раздражала каждая мелочь в это комнате? Когда пришло известие о плане Азиконды всех находившихся в лагере привлекли к исполнению плана, и даже медперсонал не стал исключением. Пока ведьмы развлекались по заграницам, Шева решила воспользоваться опустевшим медпунктом, ведь ей нужны были уединение и покой. Её перевод в 501й и восстановление в армейском звании одобрили, но при одном условии – ей нужно было пройти все соответствующие экзамены. С практической частью проблем не могло возникнуть, Шева знала своё дело, даже лучше чем многие в её звании, но вот письменное тестирование вызывало в ней желание хорошенько приложить составлявшего вопросы человека головой о стол. Да, может она и не была согласна со всеми методами Кимбли, но в этот  момент она испытывала сильнейшую тягу кого-то сжечь. Сидевшая рядом Татьяна со слабым энтузиазмом выслушивала все жалобы Шевы, кивала, и даже нарисовала вполне приличную картинку мозга после попадания в него мелкокалиберного патрона в графе ответа на вопрос про порядок действий при обнаружении неизвестного вражеского элемента на базе. Но это было раньше, а сейчас они вдвоём и ещё пятеро солдат сидели в маленькой подсобке, дверь которой с обратной стороны было не заметить, и ждали сигнала к началу операции. Шева светила фонариком себе в листы и чиркала ответы на бумаге используя собственные колени как подставку. Война войной, а бюрократия не терпит. Татьяна сидела рядом, прижавшись к ней спиной, и выкуривала очередную сигарету.

-К вам даже Золу взяли без вопросов, просто выдав ей форму и оружие. Зачем мне нужны все эти экзамены? Кому вообще в голову пришло делать психологическое тестирование на двадцать страниц? Вот и что мне там писать?

-Расслабься и пиши что хочешь. Это же полк Кимбли, не попасть сюда, провалив тест у психолога, это нечто недостижимое.

-Я таких глупых вопросов давно не видела. Вот смотри, в случае успешного перевода, кем вы себя представляете через десять лет? Что мне на это ответить? Богиня смерти, ведущая легионы мертвецов на войну с еретиками и дикарями?

-Да, это замечательный ответ. Ведь на самом деле так и есть, не считаешь?

-Наверное, я схожу с ума, но в последние дни мне это всё больше напоминает карьерные перспективы, а не безумный бред. Только как это объяснить проверяющему врачу?

-Расслабься, это всё пойдёт напрямую ко мне или Элли.

-Погодите, ты хочешь сказать, что я изначально могла писать что угодно в графе ответов и вы бы это приняли?

-Размечталась. Мне для степени нужно все эти данные вычитывать и написать их анализ. Так что будь добра, заполни всё, и не переживай, что о тебе плохо подумают.  Ты слишком нравишься полковнику, чтобы это хоть как-то на тебе отразилось.

-В смысле нравлюсь?

-А как по твоему женщина нравится мужчине? К тому же, ты же ещё жива, не так ли?

Татьяна заговорщицки подмигнула и улыбнулась, давая понять, что её слова не стоит воспринимать всерьёз, и можно расслабиться. Этот разговор помог Шеве, и вместо того, чтобы тратить время на размышления и развёрнутые ответы, она просто в ответ на вопрос о конфликтной ситуации сделал грубый скетч дробовика с подписью «Friendmaker». Если собираешься служить в 501м, поступай соответствующе. Ну, или хотя бы делай вид. В конце концов, в полку были и относительно адекватные люди, как те же Татьяна или Чарли. Не обязательно быть психом, чтобы влиться в коллектив. И всё же полицейской было приятно побыть Богиней Смерти. В каком-то смысле, полковник Кимбли и его ведьмы доставили ей больше удовольствия, чем любой другой мужчина. Из рации раздался двойной щелчок, извещающий о начале операции. Татьяна затушила сигарету о пол и отставила свою кружку с кофе. Если Элли, другой медик отряда, спокойно пользовалась огнестрельным оружием и холодным оружием, то Татьяна была более учёным и исследователем. Даже спустя несколько лет, проведённых с Кимбли, она всё ещё, хоть и чувствовала себя уверенно, не могла назваться эффективным бойцом. Вынув из кобуры пистолет, она привстала, придерживаясь за стену, и готовая к выходу. Формально, Шева была старшей по званию в их маленьком отряде, но не имела ничего против того, что Уилл назначила главной Татьяну. Оззи, один из пяти бойцов, тихо открыл дверь и выглянул. В лазарете было полно бандитов, несколько десятков, и все они озирались по сторонам, не понимая, почему в помещении пусто. Когда на улице прогремели первые выстрелы, это поступило сигналом к началу действий. Бандиты отвлеклись на шум, и не заметили, как рядом с ними появилась, словно из ниоткуда, семёрка солдат 501го. Автоматическое оружие и элемент неожиданности полностью лишили бандитов численного преимущества. Многие начали оборачиваться, но слишком поздно. Шева, спрятав листы с тестовыми вопросами под бронежилетом и заложив карандаш за ухо, уверенно отстреливала из дробовика особо шустрых Пырял, которые успевали нацелить оружие или прыгнуть за укрытие. Татьяна вела стрельбу не столь эффективную, но смогла записать на свой счёт троих раненных и одного убитого. Двое последних успели выбежать на улицу, но в миг их смело чем-то, оставив на земле только две окровавленные пары обуви. Выглянувшей на улицу Шеве приветливо помахал найтмер. В 501м полку много чего происходило, но скучать уж точно не придётся.

***
[npc]163,165,166[/npc]

Хоть ответ Дункана её и порадовал, но всё равно ситуация была несколько неоднозначной. Она не сомневалась в боеспособности подразделения Дункана, так же как и верила в то, что Венку Скирата без труда подготовит «Руку», но даже с учётом этих двух отрядов и «Киллкорпс» Крига, относительно готовой к ведению боевых действий была, от силы, треть полка. Оставалось надеяться, что генералу Фонтейн или ещё кому из вышестоящих  не придёт в голову провести инспекцию в их рядах или послать в бой.

-В таком случае, ты знаешь, что делать. Мне нужны отчёты о потерях по всем подразделениям, и чем скорее, тем лучше. Мордекай, ты уверен, что справишься с «Непрощёнными», пока с полковником всё плохо?

-Я какое-то время был его заместителем, и даже временным командиром пока Сольф отлёживался в лазарете после нападения диких животных. Я знаю, что делаю.

-Это хорошо. В Дункана я верю, не зря он с полковником так много таскался. Азиконда, ради всего святого, просто ничего больше не делай. Я тебя прошу, хватит с нас твоих идей. Просто подсчитай, сколько нового оружия мы получили, и оставь командование корпусом Альфе. А ещё лучше зайди ко мне после совещания, мне есть, что с тобой обсудить.

***
[npc]163,165[/npc]

Совещание продлилось ещё какое-то время, но состояло в основном из скучных обсуждений и назначений. После совещания Альфа, отвечая односложно, довёл Азиконду до солидарности с Кимбли, дважды. Свежеповышенному капитану было несколько любопытно, что должно было произойти с людьми Крига, чтобы они стали такими, но вопрос этот он решил задать лично Виктору. Всё же, тому он доверял немного больше. Экстон увёл Кимбли куда-то в джунгли, и Азиконда был этому искренне рад, хватило с него сумасшедших на этот вечер. Уилл, как и Кимбли, имела собственное жилое помещение, которое ни с кем не делила. Когда Азиконда закончил отдавать распоряжения по инвентаризации и зашёл к ней, Уилл уже успела переодеться и ждала его, довольно вытянув освобождённые от сапог ноги.

-Вы хотели меня видеть, друг-майор?

-Давай только без этих, и можно не так уважительно. В конце концов, в полку смертников Кимбли мы все равны. А теперь стой где стоишь, у меня для тебя кое-что есть.

Встав, Уилл подошла к Азиконде. Прежде, чем интендант успел среагировать, она сильным и быстрым ударом в челюсть отправила его на пол. Вытирая кровь с разбитой губы, он поднял взгляд, и увидел, как девушка трясла рукой, пытаясь унять боль.

-За тобой был должок за тот раз. И больше никогда так не делай.

-Я не хотел, но того требовали обстоятельства.

-Конечно.

Уилл нагнулась и потянула его за ошейник. Азиконда не видел, что именно она делает, но после манипуляций ошейник покинул шею Азиконды и был отложен в сторону. Он потёр шею, наслаждаясь отсутствием взрывоопасного девайся в близости от своего тела. Кивнув, Уилл села на то же место, где сидела когда Азмиконда только зашёл, и вновь вытянула ноги, шевеля пальцами с довольной улыбкой.

-Мне всё равно, что думает по этому поводу Кимбли, но мне кажется, он больше не нужен.

-Благодарю. Я могу быть ещё чем-то полезен?

-Ещё как. Раздевайся.

-Я не уверен, что понимаю.

-Что можно было не понять? Это очень простая команда. Раздевайся. Ночь ещё не закончилась, и ты мне ещё не за всё ответил, так что вперёд, не заставляй девушку ждать.

Азиконда вздохнул.

***
[npc]162[/npc]

Утро в поселении было тихим и неспешным. Праздновавшие неизвестно что африканцы спали, или только просыпались, и никто не обращал внимания на лейтенанта Альфу. И хотя его противогаз и шинель сильно выделялись, никакого страха он не нагонял. Ему лишь вяло кивали и показывали руками в нужном направлении, понимая, за чем, или за кем он пришёл. Шатёр предводительницы встретил Альфу большим количеством крови на земле. Африканец, бывший ещё совсем недавно был Калалой, ныне представлял из себя обескровленный труп с перерезанным горлом, который удерживался вертикально лишь благодаря прибившему его к опорному столбу ножу.

-Майор?

Груда одежды и шкур зашевелилась, и из неё выбрался покрытый рисунками кровью Виктор. Мисумба вставать не спешила, а лишь хитро улыбалась, глядя на Альфу.

-Сэр, майор Рэйвен приказывает явиться как можно скорее.

-Малышка Уилл? А что с Кимбли?

-Не могу знать, сэр.

-Он пропал?

-Нет, я знаю, где он находится, но я боюсь, моих знаний не хватает, чтобы описать его состояние. Татьяна поставила непроизносимый диагноз, состоявший из слова «полный» и чего-то производного от числа «Пи». В его отсутствие майор Рэйвен взяла на себя командование полком.

-Хорошо. Лейтенант, что слышно от капитана Альфы?

-Я теперь Альфа.

-А что стало с предыдущим Альфой?

-Он высказался против плана Азиконды и решил, что нас обманывают, и мы не будем принимать участия в операции. Ему отдали приказ, он не подчинился, я подарил ему милосердие.

-Хорошо. Выходит, капитан теперь ты.

-Нет. Я теперь Альфа. Капитан теперь Азиконда.

Виктор, ещё не до конца проснувшись, взял в разговоре паузу для осознания произошедшего.

-Хочешь сказать, что в моё отсутствие Уилл его повысила и назначила в мой батальон?

-Нет. Я повысил его до капитана и назначил командующим корпусом до вашего возвращения.

-Лейтенант, ты же понимаешь, что это не так работает? Хотя примерно так у нас и происходит процесс повышений, это необходимо обсуждать со мной. Мы же чёртова британская армия, а не стадо дикарей. Я понимаю, разницу уловить не просто, но она всё же есть.

-Вы против решения?

-Не то, чтобы, но…

-Тогда вы согласны с решением. Обсуждение не требуется.

Виктор в очередной раз пришёл к осознанию того, что даже среди отморозков вроде его людей попадаются уникальные случаи. Простая, бескомпромиссная логика, не оставляющая вариантов.

-Чёрт с тобой. Мне нужно поговорить с Уилл. Где моя одежда?

Но Мисумба, не понимающая язык, но улавливающая намерения, лишь откинула в сторону покрывало и поманила Виктора к себе жестом. Альфа тактично удалился, давая им уединиться. Послание он доставил, дальнейшее не было его заботой.

***
[npc]163,165[/npc]

Он смотрел прямо в холодные пустые линзы, закрывавшие глаза Альфы, когда прозвучал первый выстрел, за ним ещё и ещё. Острая боль вспыхнула у него в груди. Прикоснувшись рукой к груди, он почувствовал горячую густую кровь.
Азиконда открыл глаза. Он тяжело дышал, осознание того, что это был только сон, медленно приходило к нему. На вытянутой руке, как и на груди, не было следов крови. Уилл, недовольно ворча, повернулась к нему.

-Если бы я хотела, чтобы меня будили громкие звуки, я бы спала с Экстоном. Взрывы по утру хоть привлекательнее твоих криков.

-Плохой сон приснился.

-Мне тоже снились, но я привыкла. А теперь дай мне поспать, мне ещё разбираться с полком.

Уилл опять отвернулась, но Азиконда хотел поговорить.

-Я привык к диковатым Пырялам, но этот полк куда хуже. Альфа бы застрелил меня, если бы ему не понравился ответ, хотя я и сделал всё, чтобы показать свою верность. Я видел это в его глазах, холодное безразличие и готовность убить. А Кимбли, он же псих. Я думал, что он просто садист, но нет, он безумец. Как ты можешь спокойно спать в окружении безумцев?

-Как, спрашиваешь? Чуть больше года назад я сидела в штабе, подписывала бумажки, сортировала документы по папочкам, уходила с работы в шесть вечера, и моими наибольшими заботами было очередное свидание с молодым бароном, работающим ниже, и дерьмовый кофе. Представь себе, мне становилось дурно от одного только вида крови на пальце от пореза бумагой. Представляешь, какой шок был от первого же дня с Кимбли? Меня буквально выворачивало, я словно жила в кошмарном сне, не могла спать ночами, рыдая в подушку. Я не могла понять, за что со мной так поступили, чем я провинилась. А потом я кое-что осознала. Да, Сольф любит убивать, и не видит особо разницы между убийством своего или чужого, для него все люди равны, но он делает это лично. Он всегда на передовой, и всегда подвергает себя такой же опасности, как и любой другой. Да, под его началом мне довелось убивать, но со временем я осознала, что это были не мои первые убийства, они лишь были первыми, которые я увидела. К тому моменту мои руки уже были по локоть в крови. Представь, что одна моя подпись означала чью-то смерть, или десяток, сотню, тысячу. И я сидела в своём уютном офисе, ставя подписи одну за другой, и за каждым рабочим днём скрывались чужие страдания и жертвы. Это ли не истинное безумие? Девочка, видевшая войну только по телевизору, ежедневно убивала сотни людей одним росчерком на бумаге. Нет, Азиконда, 501й это не безумие. Так может казаться, но чем дольше ты с ними, тем больше начинаешь понимать, что под маской скрывается то, чего многие в Британии были лишены всю жизнь. Свобода быть самим собой. Никакой лжи, притворства, тут ты тот, кто ты есть, и на любые свои действия получаешь незамедлительную реакцию. Никаких девочек, которые прячась за бюрократией, не понимая отправляют людей на смерть. Забудь все правила и нормы, к которым привык, и используй только те, что ты считаешь действительно своими, и начни получать удовольствие наконец. А теперь, если не собираешься меня трахать, дай мне уснуть!

Азиконда вздохнул и повернулся, кладя руку на бедро Уилл. Нет покоя грешникам, а он тот ещё грешник.

***
[npc]164[/npc]

Для молодого сотрудника отдела безопасности этот спарринг был чем-то, всецело требующим его внимания. Он полностью сосредоточился на их танце, стараясь не выпускать из поля зрения ни ноги оппонента, ни его меч, анализировать и находить слабые места в обороне. Для Джона же этот спарринг был не более чем игрой, скорее способом поддержать форму, а не реальным вызовом его навыкам. Обычно, его сестра, или, вернее, жена старшего брата, составляла ему компанию, и вот тогда от него требовались усилия и демонстрация навыков. В этот же раз ему достался соперник из совсем другой весовой категории, и во время спарринга Джону хватало времени обдумать новые концепты, предоставленные ему отделом разработок.

-Лорд Арчер.

Его секретарша ждала уже некоторое время, не прерывая, но ожидание затягивалось, и она подала голос. Джон сделал оппоненту жест, показывая, что тренировка окончена, и снял с лица защитную маску.

-Я слушаю.

-Ваша племянница оставила вам сообщение. Говорит, это очень важно, не терпит отлагательств, и может иметь отношение к Манаусу. Ей нужно проверить человека, которому она не доверяет.

-Имя?

-Фредерик Калверт, сэр. Специальный агент Фредерик Калверт.

***

Утро в «Чайной Розе» было тихим, обычно в это время захаживали лишь пара постоянных клиентов, хотя и постоянными их назвать было сложно. Это заведение не так давно перепрофилировали, и чтобы показать остальным жителям, что теперь туда заходить безопасно, жёны или подруги деловых партнёров захаживали по утрам за разными чаями или афродизиаками, но друзьями они с самой Розой не становились. Это утро, однако, отличилось тем, что в заведение зашёл тот, кого Роза знала задолго до переезда в Мапуто. Этот человек был тем, кто посадил её, тогда ещё старшеклассницу, на иглу. Тогда она ушла из семьи и делала ужасные вещи, вспоминать которые она боялась, и неизвестно где бы она была, если бы Фред не нашёл её в своё время и не помог, предоставив лечение, поддержку, и даже дал безнадёжной наркоманке работу, позволяя ей снова стать частью общества. Она не знала, зачем этот человек явился к ней, но добра от него не ждала. Человек тоже узнал её.

-Малышка Роззи, соскучилась по мне?

-Уходи, я больше не принадлежу тебе.

-Так ли это? Вспомни, как нам было хорошо.

Человек видел, как Роза дрожит, сжимает кулаки, наслаждался её видом загнанной и испуганной жертвы, но это скорее было приятным бонусом, чем основной целью. Протянув телефон с открытым на нём изображении он ухмыльнулся.

-Я пришёл за молотым желчным пузырём. Не проводишь меня к стеллажу?

Дрожа, с неуверенной походкой, Роза проводила человека в подсобку и открыла ему вход в подпольный клуб. Посетители разошлись, и лишь Фред, сидевший за барной стойкой, болтал с барменом. Человек подсел рядом, протягивая руку.

-Доброго вам утра, мистер Калверт. Рад наконец-то с вами встретиться.

-Полагаю, и я рад нашей встрече, мистер…

-Барлоу. Зовите меня мистер Барлоу, так будет проще.

-Как скажете, мистер Барлоу. Чем я могу вам помочь?

-Нет, мистер Калверт, это я пришёл, чтобы помочь вам. Генерал Рэйвен передаёт вам свои наилучшие пожелания.

Эпизод завершён

Отредактировано Solf Kimblee (2017-03-29 19:05:55)

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 22.11.17. The Rule of Two