По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 21.11.17. Лекарство от сантиментов


21.11.17. Лекарство от сантиментов

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 21 ноября 2017 года
2. Время старта: 8:00
3. Время окончания: 9:30
4. Погода: пасмурно, ветрено
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Гвиневра су Британия
6. Место действия: официальный секретариат при императорском дворце, Пендрагон
7. Игровая ситуация: Баловень судьбы и семейная любимица Юфемия отчаянно понимает, что не в состоянии самостоятельно распутать сложное и запутанное дело о пропаже дорогой подруги Аннет. Среди десятков братьев и сестёр, присутствующих в Пендрагоне, она решает заручиться поддержкой именно Первой. Быть может, эта чашка чая не будет выпита впустую?
8. Текущая очередность: по договоренности

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+1

2

Выбираясь из машины, подхватывая тяжелые юбки сиреневого платья, Юфи проклинает столичную моду. Корсеты, ленты, количество юбок и даже цвет — всё подобрано в угоду первой принцессе. Третьей принцессе с большим трудом удалось отбиться от шляпки.

Весь наряд кричал об очевидности намерения понравиться. Юфемия встречалась с ней лишь мельком, а слухи слушать была не приучена. Советоваться с матерью или сестрой себе дороже выйдет. Вот и получалось, что встреча первая и принцесса первая.

Беспокойство царапалось нетерпеливо, ощущалось зудом между лопаток. Найти подход к главной моднице столицы будет не так просто. Юфи всем телом ощущала направленные на неё взгляды, хотя что такого? Принцесса Империи прибыла в секретариат  при императорском дворце, велико событие.

Бумажные формальности оформления, кто бы мог подумать, присущи даже принцессам. Юфи отправляет со всем разбираться Аарона, не зря же взяла с собой. Предусмотрительность выбора даже заставляет её слегка гордиться собой. Вот возьми бы она Сузаку, что бы сделал бывший пожалованный солдат с неодобрением и презрением? А личный помощник принцессы это уже статус, заставляющий бюрократов поторопиться.

Ожидая, Юфи замечает, что руки заходятся нервной мелкой дрожью. Успеть бы остановить это до прихода Гвиневры, да не выходит никак. Увлеченная небольшой проблемой, принцесса не замечает вставшего рядом Аарона, быстро докладывающего о своем успехе. Но, увы, выбить в занятом расписании первой удалось всего лишь полчаса времени.

— Ваше Высочество, — слова дополнены изящным реверансом. С волнением перед встречей справиться не удалось, но третья не простая крестьянская девчонка. Потому Юфи не опускает глаза в пол, предпочитая смотреть прямо на Первую.

+3

3

Встречи, собрания, выступления, репетиции, ряд балов, получить в церкви благословение, сотни графов, баронов и иных господ, тысячи нужд людей – жизнь так полна забот.

- Что это? Что я слышу, мой друг? Новый родственник? Развелось попрошаек, да прихлебателей! Расплодилось сора на нашем роде! – экспрессия, вложенная Гвиневрой в эти слова всецело демонстрировала неприкрытое презрение Первой, - Юфемия? Потеряшка наша? Пусть зайдёт, - тут же смягчилась старшая сестра, услышав на том конце трубки недавно заигравшее во дворцах переливчатой мелодией имя. Она нажала на кнопку коммуникатора пальцем, выкрашенным в ярко-синий цвет. Ни один из десятка не повторял оттенка собрата.

«Налаживает старые связи?» - почти безразлично анализировала ситуацию дева столичного бомонда, вдыхая поглубже и позволяя своей служаке затянуть корсет. Ткань грубо врезается в мраморную кожу, заставляя её краснеть. От натуги почти безжизненные, скрытые слоем тонального крема щёки пунцовеют.

Залётная птаха застаёт родную кровь во время примерки - горделивая британская аристократка не стремится перекроить своё плотное расписание ради той. Огромное пышное белое платье с элементами лиловых оттенков и вкраплений контрастных чёрных декоративных элементов сковывает движения – Гвиневра стоит неподвижно, сложив руки на животе и даже не поворачивая голову в сторону вошедшей.

- К делу, моя милая. К делу, - сухо шелестит из сдавленной груди. Охра глаз буравит отражение в зеркале: «Почти идеально. Для дураков-акционеров так и вовсе слишком хорошо», - наблюдение основано на годах эмпирического опыта. Нет привычного для подобных встреч чая, вина, игривых закусок. Слуги пендрагонской пантеры не срываются с места, чтобы угодить Юфемии – лишь внимательно следят за каждым её движением, мысленно протоколируя встречу.

+3

4

Приветственная улыбка на лице Юфи чуть гаснет — привычка быть любимой в ней практически неискоренима. Но она помнит, не всё будет идти по её желанию. Потому не глазеет дольше обычного, поспешно собирая юбки и вновь делая неглубокий реверанс. Лишь после этого спешит подойти ближе и перейти к делу.

Ладони потеют от волнения, потому Юфемия не выпускает тяжелые юбки, вопиющая грубость — обтереть их о дорогой шелк. Не тушуется, задавая наглый вопрос:

— Ваше Высочество, вы прелестны, но разве стоит так встречать гостью? — Нахально обходит, чтобы быть к лицом к лицу. И игнорирует замирающих людей, на лицах которых неприкрытое изумление. Выпрямленная спина напоминает о матери, Юфи никогда не удавалось высказать свою просьбу ей. Принцесса опасается, страх её одолеет и не позволит даже задать вопрос.

— Не так давно была похищена одна девушка, — конечно, без имён, Первая наверняка уже наслышана, поэтому Юфи скупится на детали и торопится. Но вовремя одергивает себя: она пришла за поддержкой, а не порицанием плохих манер: — Известно ли вам что-то об этом случае?

Юфемия честно себе признается, идея была слишком сырой и непродуманной. Но не спешит уходить, ожидая ответа. Её положение придает ей смелости, и именно поэтому ей нельзя оплошать.

+1

5

Готовая ровно на три четверти, Гвиневра, из уважения ли, али просто ради того, чтобы взглянуть в глаза нахалке, что смеет поучать её, оборачивается к Юфемии. В глазах её нет и намёка на тепло, в теле – желания обнять или же приблизиться. Принцесса холодна, сдержана и даже не думает одаривать гостью улыбкой. В конце концов, та пришла к ней не ради задушевных бесед, нежных слов или же ласки.

- Каждый день в Пендрагоне пропадает одна или две неосторожные девчушки, Юфемия, - имя, начириканное ранее секретарём на ознакомительной карточке, Первая знала достаточно хорошо, дабы не силиться в заучивании, не ломать язык. Крошечная звёздочка одиннадцатого сектора, пичуга под сердцем генерал-губернатора Ренли, желанный розовый алмаз, похищаемый и возвращаемый раз за разом из рук принципиальных свободолюбцев. Какими чудесами она только переживает всех своих пленителей – одному Богу известно.

- Например Бэкки Тэтчет, - старшая выдумала имя сходу, совершенно не стараясь даже припомнить хоть одну из несчастных душ, унесённых непростым временем, - Но ты ведь пришла не за ней, не правда ли? Кому нужна очередная графиня? – плавный жест кистью, и слуги тут же покидают залу, дабы не мешать сильным мира сего вести свою игру в открытую.

«Мария Антуанетта» Пендрагонского розлива прекрасно осознавала о каком именно похищении идёт речь. И пусть ни репортёры, ни блогеры, ни даже светские лисы не раздували из кровавой истории исполинских слонов, коим положено было бы быть, утеки информация в народ, Первая всё же была в курсе дела. Личные интересы и, возможно, некая привязанность к бывшему директору MI6 не оставили её безучастной. Сладкие, но больше острые воспоминания поднимали в душе Гвиневры волну тепла и ощущение бессилия – ведь прошлого, как и Алана, не вернёшь. Кто знает, сколько бы ещё длилась их тайная страсть, не уведи старуха с косой на пару с Аннет мужчину из-под её крыла?

Холодный взгляд – колкий, надменный, где-то злой коснулся юного «ангела», так беззаботно впорхнувшего в покои Первой. Гвиневра смотрит на принцессу сверху вниз, и может показаться, что это делает её на голову выше, придаёт вес стали каждой косточке, каждой ресничке несгибаемой леди.

- Не лезь в это дело, дурочка, - повелительный тон, так похожий на мощный рык их родителя, был подобен последнему гвоздю, вонзенному в гроб планов Юфемии. Светская львица не предупреждает, не упрашивает, как это делали бы сотни обожателей Юфи. Нет в её голосе ни трепета, ни сдержанности, ни сочувствия. Лишь приказ, не подчинение которому дорого обойдётся младшенькой.

+3

6

Ладошки потеют, коленки под кринолином дрожат, но лицо остается невозмутимым. Легкая улыбка обращена к старшей сестре. Юфи игнорирует шепотки, внимательно вглядываясь в лицо невольного оппонента. Словно смотрит в ленивые глаза льва, ожидающего добычу.

— Как же так, — притворно изумляется, — где же безопасность?..

Юфемия не иллюзорно высмеивает внутреннюю безопасность страны, но здравомыслие позволяет сдать назад. Младшая принцесса выпрямляет спину, разворачивая худые плечи. Но покорно склоняет голову, понимая — добиться внятного ответа у неё не выйдет. Однако Гвиневра её удивляет, советуя попросту не влезать в чужое дело. Значит, знает — Юфи даже немного стыдно за проявленную радость.

— Она важна для меня, — возражает, и вкладывает в это всё своё наивное недовольство. Что значит её титул, если она не способна даже на такую мелочь — защитить подругу в столице Империи. — Это дело резонансное, оно получило огласку из-за происшествия в самом сердце страны.

Огласку — это она громко сказанула об деле с грифом секретности. Но Юфи была уверена, уж у её величественной сестры доступ точно есть. Потому игнорирует приказные нотки — о, она их разобрала, пусть с ней и редко так обращались. Всё же в дрожь бросает от того, насколько манера первой принцессы схожа с императрицей ли Британия.

— Мне будет достаточно лишь вашего слова, — в этот раз она звучит смиренно, не просит и не умоляет. Ровный тон предполагает — разреши ей, она полезет в самую гущу и никому не будет никакого дела, на самом-то деле! — Ваша Светлость, даже ваш взгляд многое значит — будь он снисходительным или одобрительным.

Тон всё же дает сбой на последнем слове, явно показывая чего добивается принцесса своим нахальным визитом.

+1

7

«Зачем? Ну зачем же тебе, такой недалёкой, такой наивной и вечно опекаемой это приключение? Ты решила вырасти здесь и сейчас, пройдя подобно мужам древности очередное нелепое испытание? Стоит ли рисковать своей напудренной шейкой ради очередной пешки, годной лишь на то, чтобы служить громоотводом для очередного вспыльчивого аристократа?»

Старшая была прагматична и беспощадна к любому, даже самому близкому человеку. Она давным-давно пережила все ощущаемые «сокровищем Ренли» беспокойства и теперь смотрела на происходящее со скепсисом и иронией. Принцесса не дождётся помощи, не сможет переложить ответственность со своих хрупких плеч на чужие.

- Так хочешь замарать свои руки и рискнуть этой прелестной светлой головой? – язвительно, бросая вызов решимости гостьи, вопрошает Первая. Ей внезапно стало любопытно, как далеко может зайти в своём упрямстве очередная императорская дочка. Карин была готова обрить голову наголо и изваляться в перьях, лишь бы воплотить в реальность свои «далеко идущие планы». На что же пойдёт Юфемия?

Сестра смотрит в глубокую небесную гладь, отражаемую природой в глазах собеседницы.

«Ты ставишь меня перед фактом? Ты ждёшь того, что я стану препятствовать тебе? Воспрещать? Трепетать за твою душу? Молить и отговаривать?» - невысказанные вопросы могли бы прозвучать ядовитой колкостью, но Гвиневра не любила сразу открывать все карты. Пусть котёнок поиграет с фантиком.

- Я не подарю тебе благословения, - говорит она жестоко, не даря девице ни капельки сестринского тепла, - И если ты пожелаешь возложить свою голову на плаху – это будет всецело лишь твоим желанием, - в руках пендрагонской благодетельницы звенит колокольчик, и на его музыку вновь сбегаются слуги, - Учись нести ответственность за свои поступки. Ты ведь Британия! – последнее звучит совсем иначе. Этими тремя словами Гвиневра кладёт в руки Юфемии ключ к свободе.

- А теперь, прости меня, - марафет Первой требует слишком много чужого труда, слишком много личного времени. Она вновь фокусируется на своём отражении, постепенно теряя интерес к гостье.

[nic]Гвиневра су Британия[/nic]
[ava]http://forumavatars.ru/img/avatars/0010/8b/e4/349-1504940616.jpg[/ava]

+1

8

Юфи чувствует себя как в затянутом туго корсете. Она слышит, ощущает звук шнуровки, которая стягивает ткань до скрипа и выдыхает. Юфемия не ищет глазами выход от колких слов, она смотрит мягко и изучающее. Первая принцесса возможно полностью права, но легче от того не становится.

— Благодарю за аудиенцию, Ваша Светлость, — в словах ни эха, ни яда — заученный текст с выпитыми интонациями. Она пришла, она была здесь и думала, всё будет немного иначе. Но младшая совсем недооценила разрушающее влияние своей семьи.

Манеры прежде всего, потому Юфи скрывает упрямство и разочарование под пушистыми ресницами. Длинные розовые пряди на мгновение касаются лакированного пола, в котором девушка видит отчаяние на своем искаженном отражением лице.

Пресловутое «Британия» — это лживая лесть, прикрытая уважением. Происхождение ничего не значит, если ты даже так остаешься никем. Юфи это знает, потому искала помощи у той, чье влияние несоизмеримо. Собственное бессилие накрывает с головой, когда она покидает слишком вычурную комнату.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 21.11.17. Лекарство от сантиментов