По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 05.03.11. Клинок и кисть, кровь и краски


05.03.11. Клинок и кисть, кровь и краски

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 05.03.2011
2. Персонажи: Ренли ла Британия, Кловис ла Британия
3. Место действия: Пендрагон, резиденция Габриэллы Британской и ее детей
4. Игровая ситуация: Ренли вернулся домой после первой боевой операции. Близкие не сразу замечают, насколько его это изменило. А вот одно свое намерение он решил выполнить, только совсем не так, как думал раньше.

+2

2

Кисть быстрым и резким движением коснулась холста, доведя до конца недостающую деталь. Так продолжалось уже долго - картина была почти готова, и Ренли сейчас придавал ей законченность и и реальность. Спроси его - он бы не объяснил. как это получается и почему он вдруг решает, что ему надо сделать так или иначе. Просто знал. Как там говорил тот француз? Если хочется шлепнуть по заднице нарисованную тобой женщину, то к картине больше нечего добавить. Ренли рисовал немного другое, но суть была верной. Когда ты веришь в то, что изобразил и относишься к нему как к реальности - все, убери кисть и не смей более ничего добавлять. Даже если тебе что-то не нравится. К счастью, этот талант - делать свои картины пусть и не совершенными, но живыми - был тем, что у Ренли пока что ничто не могло отнять. Он не будет рисовать на уровне брата, но ему это и не нужно, чтобы выразить свое видение. Да и на память он не жаловался, ведь сейчас он рисовал то, что в нее врезалось накрепко. Рисовать живой ту, кого видел мертвой было для него вполне естественным решением, ведь мы помним о гибели товарищей, но их самих помним - живыми.

Еще одно легкое движение и он устало выдыхает и опускает руку. Все. Закончено, завершено, и в то же время не мертво, а живо. Дженни смотрит на него с портрета, как смотрела в тот день и всегда - глазами, не разучившимися видеть чудеса, зеркалом  души, не разучившейся в них верить. Еще живая и такой она и останется здесь. Для нее не случилось чуда, но она оставила его Ренли -  он сомневался, что когда-нибудь сможет написать картину не то что лучше - хотя бы также. И она станет для него, как и тот портрет сестры, напоминанием о том, чего он не должен уступать и терять.

Принц отошел, отложил кисть и посмотрел впервые на то, что написал, взглядом не художника, а наблюдателя. На картине был изображен момент из их высадки на берег - ночь или утро, впереди город в огнях - как фонарей и реклам, так и уже начавшихся пожаров, небо расчерчено трассами пуль. Эта картина видна кому-то - Ренли - кто сидит в идущей к берегу лодке, зритель видит только нос лодки, где сидит девушка в боевой форме спецназа. Ее лицо захвачено в момент, когда она наполовину обернулась к зрителю, в глазах отсветы то ли звезд в небе, то ли огня, темные волосы растрепаны сверх всяких пределов, в ней есть что-то от феи или эльфа. Она улыбается - чуть-чуть, как-то странно. Улыбается, несмотря на то, что впереди их ждет бой. Несмотря на то. что это лишь холст и краски, она выглядит невероятно живой и настоящей.  Это не приглаженный салонный портрет, немного резковатая манера рисования Ренли придала всему убедительность  и динамику.

Именно это все видит Кловис, вошедший в комнату брата после недавнего возвращения домой. Ренлис возвращения почти все время отдал картине, так что о прибытии брата Кловис узнал, видимо, от матери.  Ренли немного приходит в себя и с типичным для увлеченных художников недоумением смотрит на брата:

- Кловис? Здравствуй... - Брат может видеть что Ренли незаметно, но значительно изменился - не в загаре дело, в поведении все равно чувствуется нечто иное, какой-то опыт, которого в их прошлую встречу принц не имел. Ренли ла Британия заметно старше чем был тогда.

+4

3

Кловис неспешным шагом шел к комнате своего младшего брата с явным нежеланием и негодованием. Понять принца можно - он был занят своими делами и спокойно читал книгу у себя в комнате откинувшись в кресле и наслаждался кружкой кофе на столе, буквально под рукой юноши и тут к нему сразу заходит довольная мать, сообщающая о том что младший братец Ренли наконец вернулся. Нет, Кловис не питал сильной ненависти или неприязни к брату и в некоторой степени был даже доволен, - все же брат вернулся цел и невредим, сдержав данное год назад слово вернуться живым - да вот только больше всего принц не любил когда его отрывают от важных дел. А все что делает Кловис с удовольствием для себя автоматически считается приоритетным и наиболее важным для самого юноши дела. В большинстве случаев для его подданных тоже. Однако мать решила "нарушить священное правило" и начала говорить чтобы старший проведал прибывшего младшего, отложив все. Кловис любил свою мать и обычно слушал, но в данном случае даже думать не надо - Ренли он сможет навестить всегда (как сказала мать брат пробудет около недели точно и потом уедет по делам), в то время как сейчас перед принцем книжка которую он почти дочитал и уже едва теплый кофе. Тут точно предпочтение надо отдать именно "своим делам", о чем Кловис и начал спорить с матерью, но в конце концов она, как обычно бывало в "тупиковых ситуациях", повелительно приказала отложить все и идти к брату. Кловису оставалось только огорчиться и идти навещать младшего. Да и в глубине души он считал что это будет правильным.

- Приветствую. Все же выжил как и обещал. - с небольшой улыбкой проговорил третий принц наконец войдя в покои брата - Неплохо-неплохо... Видимо тебя действительно трудно убить. Либо ты стал умней и послушал моего давнего совета о том, что не нужно воевать в первых рядах. Надеюсь последнее.

Окончив говорить, Кловис прошел к рабочему столу брата и уселся в кресло, обратив взгляд на младшего брата.

- Что ж, рассказывай что было и как ты выжил. Только пожалуйста, не надо лекций в стиле Корнелии, а то станет скучно. - вновь заговорил принц и тут же его взгляд резко переместился на неизвестную ему картину, что стало на данный момент интереснее всего. Помимо этого, Кловис заметил кисточки с красками невдалеке от самой картины и то, что руки брата были пускай и не сильно, но все же испачканы в красках. Все это вызвало удивление Кловиса.

- Неплохая картина. До меня далековато, конечно, но тоже неплохо. - сразу же перевел тему разговора принц, все также смотря на картину и оценивая её - Больше предпочитаю светловолосых женщин и явно не в военной форме... Но тут уже по вкусам. Но все равно лучше бы она была в красивом платье. Или в бикини... Или...
Кловис резко прервался и немного покашлял, после чего на его лице вновь образовалась улыбка и он решил наконец продолжить, также не отрывая взгляда от картины.

- ... Но что-то я замечтался о своем, да. Так вот... Кто эта девушка, которую ты изобразил? И смотрю ты пытался её во всех подробностях расписать, чтобы она казалась как можно более живой... Что ж, неплохо-неплохо. Так, кто она - подруга детства о которой я не знал, медсестра у вас там на фронте, любовница? Или полевая медсестра-любовница, которая по совместительству и подруга детства?

Кловис не знал этой девушки - по крайней мере не помнил её лица - и оттого ему стало даже интересно. Ясно дело, просто так кого-то попавшегося на глаза брат не будет рисовать, тем более так хорошо и качественно стараясь вдохнуть жизнь в картину, но оттого становилось только интереснее. Сам третий принц довольно часто и довольно много рисовал девушек и различных женщин. И хоть у него все картины казались живыми и реалистичными, но все равно при должном внимании можно было понять что "жизнь" и её количество в том или ином портрете под кистью Кловиса зависит от отношения принца к тому или иному человеку. Казалось что у младшего брата точно также с рисованием. В конце концов, хоть что-то одинаковое у них же должно быть.

Отредактировано Clovis la Britannia (2016-06-06 18:36:47)

0

4

Ренли, как и положено творческой хотя бы в какой-то степени личности в период, когда таковую слегка насильничает соответствующая муза, из реальности порядком выпал. Не то чтобы он был не рад брату, но на полную концентрацию внимания требовалось время. Но Кловис был одним из тех, кто помогал Ренли вернуться в мирную жизнь сейчас - уж он-то с войной вязался в последнюю очередь. Так что с некоторым запозданием принц улыбнулся:

- Как видишь. Но скорее первое. Если первые ряды в тылу врага считаются. - Ренли пожал плечами, уже не улыбался, - Знать бы с чего начать. Ты начинаешь обдумывать произошедшее, когда выстрелы уже стихли, а вокруг развалины и трупы и какая-то часть этого - твоя работа. Если рана не серьезная, ты ее только тогда и заметишь. В бою голова просто работает иначе, ты реагируешь раньше чем осознаешь - или ты покойник. - Эти слова прозвучали как-то буднично, несмотря на жуткий смысл, но Ренли при этом не выглядел легкомысленным. Картина помогла, дав скинуть напряжение, как и многое произошедшее ранее, но след остался, - Это заставляет посмотреть иначе на приказы сверху, и хочу верить, лучше их отдавать, когда понадобится. А так - какие еще к черту лекции, они только до первого выстрела хороши. А особенно - до первой смерти. Легче сказать, с чем мы не сражались - найтмеры, регулярная армия. бронетехника, такой же спецназ как и мы, китайцы и их европейские приятели. Взяли город под контроль к полудню, но это была самая долгая ночь, которую я видел. Попробую рассказать, но не обещаю что это будет весело.

Прежде чем Ренли начал, Кловис - ожидаемо - обратил внимание на картину. Ренли не думал о том, кому он ее в первую очередь покажет, хотя скорее всего это и был бы брат - как-никак, обещание есть обещание. Знал только, что она не для галереи или выставки и не для большой публики. Странно, конечно. прятать свою лучшую работу, но художник рисует потому, что не может иначе и дальше - его дело.

- Угадал. но немногое. Сержант Дженни Флеймхарт была мне боевым товарищем, и другом еще по боевому лагерю. Как и другие. - Тут Ренли все же помрачнел, невольно сделав акцент на слове "была" и добавил, - Она погибла при штурме Гонолулу, не дожив до утра. Стала первой, кто погиб за меня и под моим командованием.

Покачал головой, упреждая возможный вопрос:

- Я не виню себя, Кловис, это не моя или ее ошибка. На войне гибнут и без этого. Но тяжело принять, что человек пошел за тобой в ад с улыбкой, ты вернулся, а он - нет. - Принц вздохнул и сел рядом с братом, - Я как знал, когда еще тогда решил писать картину после возвращения. Просто... Почувствовал, что должен нарисовать ее живой.

+1

5

- Атака со спины значит... - проговорил Кловис коварно улыбаясь - Тоже неплохо. Даже, пожалуй, лучшее решение из всех возможных. Внезапная, сильная и... Коварная атака. Действительно прекрасный вариант, особенно когда враги явно подобного не ожидают... Или если их отвлекает множество солдат-смертников в первых рядах. Я уж думал ты как и всегда будешь на таран идти, в авангарде со своим войском, с призывами и воодушевленными речами... Хех... Рад что ошибся. Одобряю. К тому же... Действительно, пусть лучше умирают другие в больших количествах, а в атаках со спины меньше шансов быть убитым.

С детства Кловис помнил своего брата как честного, принципиального и не одобряющего разного рода подлости человека. Даже, возможно, чрезмерно. Как раз поэтому Кловис и порою волновался за Ренли, ведь он если и будет воевать то конечно же в первых рядах, до последнего, независимо от ситуации. Также принц верил что младший будет далеко не поощрять тыловые атаки и уж тем более не будет их возглавлять а тут... Иными словами, третий принц был удивлен братом и даже немного начал сомневаться в том, что знает его достаточно хорошо. По крайней мере гораздо меньше чем казалось самому Кловису. В любом случае определенно радовал тот факт, что младший брат становился все менее и менее идеалистом чем был раньше. К несчастью, учиться он на войне, постоянно рискуя жизнью, в то время как старший брат уже давно начал учиться наблюдая за происходящим непосредственно во дворцах, в тепле и постоянном уюте. В некотором роде, возможно, так даже лучше.

- Какими бы не были приказы, но выполнять их необходимо. Сам знаешь, в армии что-то не то сказал или сделал и пожалеешь об этом... Это здесь можно что-либо избежать, выведя себя из круга "виновных"... Но если в моем случае ещё как-то можно что-то сказать или сделать, то в твоем - нет. Там все на виду. - сделав тише голос вновь заговорил принц спустя пару мгновений - Но не об этом речь. Найтмеры, регулярная армия, смерти на войне... Хах... Не вижу ничего печального во всем этом. Найтмеры всегда можно построить новые, армию всегда можно пополнить сколько бы солдат не полегло, а смерти... Ну-с, это вполне нормально и обыденно. Особенно на войне. Главное, что все можно восполнить. Все же, если у тебя сломается какая-то вещь, то ты всегда её сможешь заменить и возможно той, что будет лучше. Не так ли?

Скорее всего, Ренли не понять Кловису и при всем желании, как бы он не старался. Они хоть и родные братья, однако всегда имели свои взгляды на происходящее. К тому же, можно сказать что теперь они в "разных мирах" и как бы поступил Кловис в ситуации брата он не мог представить, даже смутно. Принц верил что нет смысла ценить то, чего много и что всегда можно заменить. В данном случае, он считал что не стоит страдать из-за смерти какого-то солдата, который пошел за тобой. Как-никак, это его прямая обязанность и он знает на что идет, что ему делать. Единственное что печалило Кловиса, так это то что умерла именно девушка - к женскому полу принц всегда относился более лояльно и более тепло, хотя и понимал что ему подобное может стоить.

- Не страдай и не мучай себя из-за неё, Ренли. Она сделала то что должна сделать. К тому же, вдруг в следующий раз напарница будет более симпатичной? Эта, конечно, тоже ничего... Но могут ведь быть и симпатичнее. Пускай и в армии. Пускай и в спецназе. Не тоскуй по ней, со временем забудешь. Правда, картина её останется... Жаль только именно в военной форме. - пытался успокоить и вывести из печального состояния Кловис как только мог и надеялся что у него все выйдет. А если нет... Ну, он хотя бы попробовал.

- Но все же картина красивая, признаю. Побольше практики, чуть темнее сделать задний фон, ещё пару мелочей и будет идеально. Быть может когда-то и станешь как я, возможно. Но зная как редко тебе удается рисовать, вышло очень даже хорошо. А теперь расскажи как все проходило в тыловых атаках. Были ещё женщины с тобой в отряде? Если да, то сколько и какие внешне или по характеру? Надеюсь рассказ выйдет более живым чем у Корнелии, иначе быстро наскучит.

+1

6

- Ну знаешь, некоторые успевают обернуться вовремя. Почти. - Усмехнулся принц, - Хуже, когда сражаешься с теми, кто обучен также. А там такие были.

Похоже, ему удалось удивить Кловиса. Ренли и сам иногда думал, что все же выбрал неожиданную дорогу, особенно учитывая, что желание быть военным не без влияния той самой Корнелии появилось. Нет, даже не в том дело, что он узнал о темной стороне войны довольно рано. Даже после этого он сомневался, что будет способен действительно так воевать. Случившееся с Наннали позволило откинуть сомнения, а опыт показал - может. Да, какое-то отвратное чувство до сих пор посещало его, но Ренли чувствовал - это пока что разумная плата за победу и возможность что-то изменить и на поле боя, и для себя.

- Если мы вовремя делаем свою работу, Кловис, простых солдат гибнет куда меньше. Перерезать линии связи, уничтожить командиров и важные объекты, пройти там, где обычная армия застрянет, указать цели для авиации - и ты удивишься, насколько враг становится слабее, а наши потери - меньше. Если таков итог - я совсем не против коварства и грязных методов. - Спокойно прокомментировал оценку брата принц. Ренли не изменил своим взглядам, он просто совместил их с реальностью. К тому же, гордость ему не была чужда, он все-таки был принцем и пусть и сдерживаемое принципами и самоконтролем, но желание быть среди первых в нем жило.

- К тому же, брат, лучше быть первым там, где я не буду в тени Корнелии или кого-то еще. На флоте и в силах спецназначения есть куда расти, а с сестренкой Сильвией я вполне готов конкурировать на равных. - Он покачал головой на слова Кловиса, - Ты не прав. Найтмеры и танки можно строить десятками и сотнями в год, а солдата надо по меньшей мере шестнадцать лет растить и готовить. Так что бессмысленные потери недопустимы.

Он не надеялся что брат поймет его в полной мере, для этого надо было быть там. Видеть трупы, видеть как люди умирают и многие из них еще совсем юные. И чувствовать, что смерть идет и за тобой, дышит в затылок, таится на открытой местности, смотрит из окон, обрушивается с небес. Ренли не назвал бы это чувство страхом, оно было где-то на грани инстинкта, оберегало от беды. В его случае - успешно.

- Кловис, тут грань не проведешь. Или тебе наплевать на смерть товарища, или нет. Мы ничего не можем сделать со смертью, но можем помнить павших. Когда я смотрю на нее, то напоминаю себе о том, что от моих решений зависят жизни людей и я не должен подвести тех, кто доверил мене свою жизнь, надежды и мечты. Это поможет мне не зайти слишком далеко. И... - Принц улыбнулся, - Спасибо, брат. Все-таки с этим смириться непросто.

Когда речь зашла о картине, Ренли потянулся за альбомом на столе.

- Беда военных картин - ты почти всегда рисуешь по памяти. Именно поэтому все батальные полотна лживы, даже если их писал очевидец. Но можно передать дух войны. Я пытался. В конце концов, я там не только терял, но и спас по меньшей мере одну жизнь. Не жалею. - Принц чуть заговорщицки улыбнулся, как он это делал, когда браться в кои-то веки затевали совместные проказы или делились секретами. Судя по всему, Ренли собирался рассказать кое-что, о чем, к примеру, Габриэлле лучше не знать.

- Женщин у меня в гвардии хватает, но речь будет не о них. Помнишь все мои шуточки с петардами? В армии я стал подрывником. И вот минирую я склад боеприпасов, пока никто не видит, и вдруг слышу звук, который трудно с чем-то спутать. А вот описать сложнее. Визг ведьмы на костре Инквизиции или что-то вроде. На деле - это чертов Н-54 раскручивает свою пушку. Вот эта вот дрянь. - Ренли перелистнул страницу. Это была уже карандашная зарисовка, резкая, но поразительно точная и убедительная. Улица с полуразрушенными домами в дыму, и по ней идет чудовище. Ничего общего с ловкими британскими найтмерами - массивный корпус на толстых ногах, утыканный оружием, среди которого заметны две пушки с шестью стволами, напоминающие старинные картечницы Гатлинга.

- Когда ты ее слышишь, у тебя есть несколько секунд, чтобы найти укрытие, пока пушка разгоняется. Потом все кроме танков рвет в клочья, в гроб положить нечего. В тот раз две таких штуки загнали "Глазго" из авиадесантной группы. Бедняга Мэри Шарп могла только прятаться, на открытом месте ее бы снесло огнем. Ну а я был единственным поблизости. Нащупал ее частоту, и помог ей заманить тех двоих к складу. Одна ошибка - из нас фарш бы сделали, но повезло, и как только они оказались в нужном месте, я подорвал заряд. Помнишь фейерверк в прошлом году? Было куда громче. А потом мы сидели полуоглохшие, привалившись к найтмеру Мэри, и ждали своих. - Сейчас принц улыбался, вспоминая о хорошем, - Битва уже закончилась, работа была сделана, и мы чувствовали усталость, но и удовлетворение тоже - сделали. Выжили. Ну а потом... Что тут скажешь, мы с Мэри помогли друг другу забыть о плохом. Я учил ее нырять, только вот порой занятия прерывались весьма неожиданно.

Он перелистнул страницу, и теперь Кловис мог видеть две зарисовки симпатичной девушки с длинными, чуть вьющимися волосами. Первая была просто портретом - неплохим, типичным для Ренли, без лишних деталей, но с цепко схваченной индивидуальностью.  А вот вторая - другое дело. Тут Мэри была изображена со спины, в момент, когда она стягивала с себя гидрокостюм, смотря на закат. На первый взгляд, в картине не было ничего особо вольного, но присмотревшись, можно было понять, что на Мэри под костюмом не было ничего. Впрочем, открывались зрителю лишь изящная линия ее спины, оставляя остальное воображению.  Судя по аккуратности рисунка, на этот раз Ренли рисовал не наскоро и не по памяти.

- Мама бы меня убила, если бы увидела. Я уже получил от Кэтрин лекцию о молодежи, у которой на уме только одно. Но не жалею.

+2

7

- Не думал что кто-то будет обучен также хорошо военному делу как и британцы. - задумчиво заговорил Кловис, почесывая подбородок и вспоминая тренировки, которые видел мельком когда-то давно - Всегда считал что у нас все лучше чем у остальных... Но видимо недальновидно было так думать. Что поделать.

Принц редко задумывался о военном деле и особенно о солдатах, с самого детства ему твердили и убеждали в том, что с армией Британии ничто не сравниться. Что у нас лучшие войска, лучшее снаряжение, лучшее обучение и вообще все лучше чем у остальных. Смотря иногда на карту и территории СБИ, которые только расширялись, Кловис верил тому что ему говорят и считал что всегда так было, есть, и будет. А все рассказы что противники хоть немного похожи на войска Британии, принц считал полным бредом и пустыми попытками "защитить" другие армии и подразделения. Вот и сейчас как обычно, Кловис не поверил и посчитал что брат подобное специально говорит - чтобы завысить качества тех с кем он воевал, хотя бы оттого чтобы было интереснее слушать. Однако, все равно что-то подсказывало что  брат говорил правду... Но подобные мысли третий принц решил сразу отбросить.

Быстро, точно, правильно и беспощадно. Действительно, пока на вас никто не жаловался, по крайней мере я не слышал. И все что выделаете, всегда было качественно. Хоть где-то выполняют свой долг как следует.

И тут де вспомнилось то огромное количество аристократов "всех сортов" - чиновники, советники, банкиры, управляющие и т.д. Принц не раз наблюдал за их "упорной работой" и всегда делал выговоры... Но разумеется ему только вежливо обещали исправиться, поскольку на те моменты Кловис ещё не был генерал-губернатором. Там, в Пендрагоне, даже будучи членом императорской семьи он ровным счетом не имел никакой власти, поскольку был всего лишь третьим принцем, оттого и выговоры его ровным счетом ничего и ни для кого не значили. Лишь в 11 секторе, когда Кловис получил реальную власть и стал наместником, вот тогда к нему определенно начали прислушиваться и делать все как надо. Да и то не раз докладывали что пока принц не смотрит, творилось черт знает что... Но тем же чиновникам бояться нечего, поскольку смерть им, как правило, не грозит. В случае же с братом тут выбора не было - либо ты делаешь все как надо, либо ты уже ничего не можешь сделать и при всем желании. Поскольку уже мертв, в лучшем случае.

- Лучше быть первым хоть в чем-то... - усмехнулся Кловис и даже с некоторым одобрением посмотрел на младшего брата - Снова убеждаюсь в том, что у нас есть общее. Даже поразительно. Я, конечно, не сомневался в том что ты также как и я желаешь быть первым... Но честно, сомневался что ты хоть когда-то в подобном признаешься. Тем более мне.

Принц замолчал и дал слово брату. Как только тот перестал говорить и достал свои наброски, Кловис подошел ближе и с интересом начал смотреть на то, что показывал ему брат. Различные роботы, машины и вертолеты третьего принца никогда не интересовали, поэтому он просто хмыкнул увидев их и начал ожидать продолжения. Как только в набросках появился прекрасный пол, Кловис в миг оживился и начал оценивающе рассматривать рисунки. Особенно сильно ему понравился набросок со сценой, где девушка была изображена "со спины". Даже стало немного обидно оттого, что Кловис ранее даже не задумывался рисовать именно с такого ракурса.

- Что я могу сказать, милая девушка. Хорошо изображены линии и черты, красиво сделан закат, хоть до идеала ещё идти. - принялся оценивать изображение Кловис, всматриваясь чуть-ли не в каждую точечку и не в каждый штрих чтобы таки найти хоть один изъян и далее упрекнуть хоть в чем-то - Необычная рисовка и весьма... Непривычный для изображения ракурс, пускай и для набросков. Милая девушка, но даже не хочу представлять что и как с ней делали сослуживцы в "свободное от войны время". И особенно - в каком количестве...

Резко прервавшись, принц задумался о своем, думая и прикидывая почему бы и ему не попробовать рисовать нечто подобное, тем более что у него выйдет разумеется лучше. Да только прежде модель бы выбрать для картины... А в таких вопросах Кловис всегда старался придерживаться идеалов и своих предпочтений, выбирая только тех из служанок (а иногда и просто со случайно встреченных людей), которые наиболее подходили под "стандарты" и "предпочтения" самого третьего принца. И пока что он ни одной из подходящих не вспомнил - у всех либо спины кривоваты, либо сами девушки слишком низкие, или наоборот высокие... Либо это его сестры.

- ... Но что-то я не совсем в том направлении ушел. Лучше скажи, Ренли, отчего выбрал именно такой... Ракурс. И конечно - что предшествовало ему. - ехидно улыбнувшись "проснулся" Кловис и поспешил продолжить диалог, перед этим умышленно выдержав паузу - Уверен, предшествовала подобному, несомненно, какая-то военная сказочка... То есть, событие. Но мало ли!

Отредактировано Clovis la Britannia (2016-07-03 15:22:25)

+1

8

- Мы братья или как? - Ренли только головой покачал, улыбаясь, - Честно сказать, после того разговора перед моим отбытием мне стало легче говорить с тобой открыто. Да и после настоящей войны наши детские ссоры выглядят смешно. У меня есть мое дело, в котором тебе меня точно не обставить. Уж на что Корнелия не любит такие методы войны как у меня, но даже она признала, что мы хорошо поработали. И это к лучшему.

Судя по выражению лица Ренли, тут дело было не только в приятной похвале от старшей сестры, которой принц всегда восхищался, но в чем-то ином, просто пока рано было заводить этот разговор. Слишком уж много всего накопилось, так что лучше по порядку. По порядку следовало суровое лицо с готовностью причинить брату тяжкие телесные:

- Кловис... Не вынуждай меня защищать честь баронессы Шарп по всем правилам или вовсе без них. - Впрочем, снова улыбка, не без гордости, - Неужели ты думаешь, что я позволил бы прикоснуться к ней кому-то еще? А до меня никто ее не рисовал, и все прочее... Тоже нет.

Ренли в какой-то мере компенсировал шуточки братьев на тему того, что он в этих делах совсем не расторопен и слишком уж щепителен - даже свою милашку-горничную не тронул и пальцем, хотя тронуть было за что, ох было. Объяснять им про принципы было просто бесполезно, но теперь, хотя бы, у него было чем ответить. Кловис, конечно, не подарок, но болтать попусту не будет, ему сказать можно.

- Так я же про нее и говорил. Вот спас я Мэри от тех найтмеров, закончилось сражение и оказалось, что уезжать нам всем еще рановато, а воевать уже не с кем. Население там миролюбивой, а нашим солдатам приказали особо не хулиганить - все же райское местечко, будут из него курортный рай делать. Представляешь, сестренку Минерву сделали там Генерал-губернатором, а ведь она моя ровесница. Далеко пойдет, в отличие от меня, у Мины талант к миру, а не войне. Мама, наверное, поворчит что на ее месте мог бы быть я, но это не мое. - Принц пожал плечами, - В общем, у нас был отпуск в отличном месте, а Мэри была совсем не против проводить его со мной. Не каждый день девушку спасает настоящий принц с мешком взрывчатки. Кончилось тем, что мы захватили местный дайвинг-центр, выпытали все про лучшие места и я взялся за ее обучение. Сам знаешь, когда кто-то в первый раз видит красоту коралловых морей, тут поначалу только восторженные вопли. Я показал ей настоящую красоту, и...

Ренли махнул рукой, потому что описывать подобное трудно до ужаса, не передашь этих первых ощущений.

- Это как-то само получилось. Мы чуть не погибли в первом же бою, мы увидели войну  без цензуры и если честно, хотели ненадолго про это забыть. Дурачились как дети - и пришли к совсем не детским отношениям. Не из тех, что на всю жизнь до гроба, но таким, которые вспоминаются только с улыбкой.  Кратко - Мэри была невероятно милой, не то что все эти великосветские стервы и развратницы. Вот уж и правда, в Британкой Армии все лучшее в мире, включая девушек. А заодно я наконец выкинул из головы то, чему уж точно не бывать.

Что Ренли, скажем так, жалел что Корнелия приходится ему сестрой, Кловис если не знал, то уж точно догадывался. Что поделать, это Пендрагон и среди принцев и принцесс что-то подобное переживали многие.  Кстати о принцах и принцессах. Все же пора сказать брату.

- А теперь - к делу. Мне повезло - я смог узнать кое-что о произошедшем на вилле Ариес. Корнелия была в хорошем настроении и мне удалось поговорить с ней. А потом с теми, кто был в Одиннадцатом во время вторжения.

+2

9

- Да, братья. - неуверенно проговорил Кловис. Эти несколько слов он смог произнести еле-еле. Слишком много и часто раньше, в основном в детстве, было конфликтов и ссор с младшим, большую часть из которых третий принц до сих пор помнил. Не сказать что он ещё злиться на прошлое, но слишком редко они называли себя братьями, хоть ими и являлись, причём родными. Конфликты все вроде бы улеглись и отношения вновь начали налаживаться и со временем Кловис конечно привыкнет к столь простым словам... Но а пока только неуверенно может говорить, даже того сам не желая.

- Вынужден признать, в военном деле я тебя точно не обставлю. По крайней мере пока что... Да и не нужно обоим быть военными, особенно мне. - с улыбкой проговорил принц спустя некоторое время, выйдя из своих размышлений и воспоминаний - Похвала Корнелии много стоит, особенно для солдата. Но как "военная принцесса" она неплоха, да и её строгие методы и дисциплину по отношению к офицерами, и особенно к тем кто ниже её, я всегда одобрял. Военная принцесса...

С самого детства интересующийся только возвышенным - книгами, искусством, политикой и т.п. - Кловис как ни старался, но так никогда и не мог понять любовь некоторых дам к военному делу. Тем более принцесс. То есть, если какой-либо принц подобным интересуется и занимается, то ещё более-менее мог понять... Но когда этим занималась принцесса... Он всегда считал что военным если и заниматься кому-то из королевских особ, то только принцам. А то и верным этим же принцам аристократам, но никак не настоящим леди, коими и являлись для Кловиса все принцессы. По крайней мере, большая их часть. И в случае с Корнелией он всегда считал что ей лучше бы в дипломатию податься, впрочем как и любой другой принцессе. Однако, он не мог не признавать успехи сестры в том же военном деле, и это его только раздражало. Хотя его всегда и все раздражало, если это что-то шло не так как казалось правильным принцу.

Ой, нашёл чем пугать. - слегка зевнул Кловис, свято уверенный что на счет "защиты чести" Ренли только шутит - А на счет её чести тебе, полагаю, известно куда больше чем мне. По крайней мере после того боя точно. Хотя я бы не сильно верил всяким баронессам... Кто знает что у них в голове?

Кловис всегда был подозрительным и недоверчивым по отношению к неизвестным ему аристократам, тем более к неизвестным аристократам противоположного пола. Да, он был порою легкомысленным и доверчивым, но для этого прежде хотя бы познакомиться стоило... Ну а до тех пор он всегда являлся "воплощением недоверия". Хотя возможно что недоверие к "знакомой" брата было вызвано тем, что она знакомая именно брата, а не самого Кловиса. Ему всегда хотелось знать больше и ближе различных аристократок.

Это все конечно хорошо, но ты уверен что после того события ничего и никого не осталось? А то мало-ли, вдруг у неё на самом деле семья была, которая готовила её... Для несколько иного. Или, может, она помолвлена была с кем-то, если не жената? Вдруг она просто промолчала или соврала тебе, чтобы совратить? Или просто чтобы ненадолго развлечься, забыться... И это просто предположения, поскольку я всех этих аристократок знаю получше и поближе чем ты. Все же ты воевал постоянно, а я всегда был при дворе.

Одиннадцатый... - с неприязнью повторил Кловис и на лице его появилось едва заметное отвращение. Он недолюбливал и британских аристократов которые поголовно были гораздо ниже его по титулу, а уж тем более простых британцев. Однако, если к первым и вторым он был более дружелюбно настроен (в конце концов, британцы же), то ко всем остальным "дикарям", не являющимися британцами, он относился с сильной неприязнью и порою с явной ненавистью. Все они были для принца дикарями и варварами из-за своего происхождения, но особенно сильно его раздражали маленькие и узкоглазенькие азиаты.

- Хоть что-то хорошее. - отвлекся наконец Кловис - Что именно ты узнал о произошедшем и, в частности, о вторжении в тот сектор? Много одиннадцатых погибло?

Отредактировано Clovis la Britannia (2016-11-07 06:42:13)

+1

10

Ренли на слова о Корнелии ответил  улыбкой. Все же, кое-что он знал о сестре такое, чего Кловис не понимал, или скорее не хотел замечать, даром что видел с детства. Забота о Юфи, например. И редкие моменты понимания и сочувствия в трудную минуту. Принц вспомнил, как после завершения боя он прибыл для доклада и не выдержав напряжения, просто сидел в штабе, опустив голову и разве что шлем додумавшись снять. Корнелия все поняла верно, и юноша никогда не забудет это чувство сестринской теплоты и поддержки. Она-то знала, что такое первый бой и потери своих солдат.

- Брат, я не настолько безответственен, да и было кому напомнить нам, чтобы, хм... Не теряли голову. - Ухмыльнулся Ренли, - К счастью, мы сходились в том, что нам обоим пока не до семейных уз. А генерал Шарп, полагаю, решил не вмешиваться. Не думаю, что он совсем уж ничего не заметил, но к счастью, тоже не из тех, кто спит и видит как бы любой ценой пропихнуть дочь в консорты. И вообще, ты же знаешь маму.  Благодаря ей мы  или сами научены не попадать в беду, либо рядом есть кому дать совет.

Если Ренли и раздражала порой опека Габриэллы Британской, то не сильно и недолго. В итоге-то приходило понимание, что мать не враг своим детям и принц,ю хоть и отмахивался от много, в серьезных делах старался помнить ее мнение. Ясное дело, в шестнадцать лет с этим были проблемы - у кого их в эти годы нет? Тем не менее, уроки и советы матери и правда не давали влипнуть в историю, и зачастую принц, находя им причины со свеой стороны, делал вид, что сам и додумался. А мудрая Габриэлла, разумеется, не спешила его разочаровывать.

- Там был полный кошмар. И я бы на твоем месте не радовался их потерям - особенно учитывая что наши сестра и брат были у них в руках. - На этот раз даже намека на мягкость не было, Ренли говорил как солдат, а не дипломат, - Ладно, к делу. Первое - Корнелия рассказала мне, что в тот проклятый день Марианна приказала ей снять охрану с виллы Ариес. Всю, полностью. Юфи говорила мне об этом до отбытия в армию, но надо было убедиться. Выходит, это и правда так - она убрала охрану, но оставила детей. Выходит, ждала кого-то, но не ждала атаки?

Понятное дело, иные мысли в голову Ренли не приходили. Марианна никогда не допустила бы причинения вреда детям.

- И второе. Помнишь адмирала Хэккета, я с ним на суде познакомился? Его морпехи штурмовали Японию, и как раз были в пределах досягаемости поместья премьер-министра Генбу Куруруги, в котором должны были находиться Наннали и Лелуш. Майор Хоулетт был послан туда, чтобы прояснить ситуацию, вместе с сестренкой Габриэль, которая, понятное дело, сама рванула туда же. Вот только когда они пришли, там уже был пожар и никого, кроме случайных местных солдат, которые ничего не знали. Ясное дело, они разорбралди поместье по камушку. - Принц вздохнул, до сих пор не уверенный, что думать, - Они нашли инвалидную коляску Наннали в сгоревшем здании. Но не нашли тела - ни ее, ни Лелуша.

+1

11

-Ты и не безответственный? - рассмеялся Кловис, вспоминая все те шалости и пакости, которые в детстве любил устраивать младший старшему - Да брось, с трудом вериться. С тех пор мало времени прошло, не думаю что ты так кардинально изменился. Просто кто-либо заметил происходящее и подловил самый "ответственный" момент, после чего тут же о себе напомнил. Вы и разбежались по углам. Уверен!

Возможно, что по поводу своего мнения на счет Ренли третий принц и ошибался, однако не раз были случаи когда "шалости" младшего брата действительно могли привести к не самым хорошим и явно к не самым желанным событиям. Да, большинство "шалостей" явного урона не могли нанести Кловису (разве что его гордости и самолюбию), но бывало что брат порою заходил дальше желаемого. Исходя из этого - и навсегда запомнив все эти "шутки" - Кловис и уверился в том что его брат безответственный и не всегда думает о том что делает. Но, опять же, есть вероятность что четвертый изменился. Все же, столько не виделись.

- Хорошо что вы с ней пришли к такому мнению - перестав смеяться и стараясь принять более серьезный вид продолжил Кловис - Но не верю в то, что он не из тех кто хочет видеть свою дочь в консортах. Все эти люди в первую очередь думают о себе и своих семьях, а что не прибавит престижа, славы и влияния семье как дочь-консорт у какого-либо принца? Даже если этот принц... Не знаю, пятидесятый или сто первый по номеру! Если человек не говорит о чем-то или говорит, но с ложью, то не значит что он этого не хочет. Уверен, он бы и сам не прочь стать консортом, существуй какая-либо королева или тем более императрица с такими "желаниями" и взглядами!

Воспитание матери и окружение третьего принца в целом, чуть ли не с самого рождения, привязало ему мысль о том что не стоит доверять всем тем, кто ниже хотя бы герцога. Да и герцогам если и доверять, то только очень малой и действительно проверенной группе. Все лгут и каждый хочет отгрызть кусок побольше у императорской семьи и каждый наследник, а тем более третий по очереди, всегда должен быть готов к подобному. Доверять можно только себе и своим наиболее близким родственникам. Наиболее близким по твоему мнению и твоим взглядам, разумеется. Поскольку Кловис был всегда избалован (и оттого крайне самоуверен и самолюбив), то и мнение своё (тем более по отношению к тем кто младше его) он считал своего рода абсолютом. Но вот скажи, например, что-то Одиссей, Шнайзель или мать, то Кловис, скорее всего, согласился бы.

- Кошмар или нет, не имеет для меня особого значения. И благо, ты не на моём месте, а я не на твоём. А поскольку наши сестра и брат были у них в руках, то я и тем более буду радоваться смерти каждого из этих дикарей! - резко повысил тон Кловис, едва-ли не переходя на крик - Эти... Нумерованные, должны знать своё место. Они должны понимать что их ждёт если не делать то, что им приказывает Британская Империя.

Вдруг Кловис представил как его родственников касались какие-то грязные нумерованные а также, возможно, обращались с теми далеко не так как подобает. Представив это отвращение, неприязнь и ненависть ко всем нумерованным только усилились у третьего принца, хотя он и так никогда не славился своей любовью к ним. В его понятии они все были... Не более чем "домашние питомцы" Империи, которым следует жить на улице и только при условии пока они выполняют свою работу... А как только они "выходят из строя" или с ними ещё что происходит, то их следует... "Усыпить".

- Что до расследования... - немного успокоившись и стараясь уже говорить спокойнее начал Кловис - К черту эту "дворовую" Марианну и то что с ней случилось. Умерла и славно, нам же лучше. Меня волнует больше всего судьба Лелуша и Наннали! Все это очень плохо и, несомненно, печально... Я верю, с ними все в порядке и их скоро найдут... Или вдруг отец на самом деле их спас и затем специально куда-то спрятал? Может это только на них покушение было, а отец или кто-то из наших верноподданных их спрятал? На время... Сам как считаешь, Ренли?

Слова на счёт брата и сестры очень сильно зацепили Кловиса и он начал искать и подбирать всяческие идеи и мысли, даже если те были слишком глупыми или очень детскими. Лелушем и Наннали третий принц всегда дорожил и проводил с ними, пожалуй, больше времени чем с кем-то ещё среди родственников. Возможно, даже больше чем со своими родными младшими братьями. Следовательно, подобный исход расследования и печалил, да даже пугал Кловиса. Он никак не мог принять факта того, что может быть потерял своих лучших друзей, а оттого и приходило в голову все что угодно.

0

12

- Мне пришлось над этим поработать. Но верь, не верь - в серьезных вещах я дурака не валяю. Хотя лекцию на тему осторожности Кэтрин нам все же прочитала. - Пожал плечами Ренли, не обижаясь. Вероятно, как бы ни изменились их отношения по сути, что-то никуда не денется еще долго, вероятно. останется навсегда. Объективно ведь он просто стал воспринимать все спокойнее, не перестав быть собой. А вот на мнение Кловиса о желании пролезть в консорты только хмыкнул:

- Разве что человек не представляет все те побочные эффекты, которые прилагаются к такому статусу. Будто сам не знаешь что чем больше ты имеешь - хотя бы в глазах других - тем больше зависть, а семьи консортов грызутся друг с другом за влияние, как не знаю кто. Это нам повезло с матерью, но советую приглядеться к другим. Форменный гадюшник. - Ренли поморщился, сделав неопределенный жест рукой, как будто отмахивался от чего-то, - И я вполне могу понять тех, кто не желает залетать слишком высоко - падать-то больнее только.

Ренли не стал ругаться с братом, но объяснил, как для непонимающего:

- Чем хуже было в той ситуации японцам, тем больше был риск для Наннали и Лелуша, вот и все. Это вопрос не отношения, а факта. Можно было бы не думать об этом, если бы у них была защита. Но ее не было. - Прозвучало горько. Сама ссылка была страшным делом, но куда худшим было то, что это оказалась отправка на почти верную смерть, а им было позволено лишь надеяться - или мстить. Вот только ни Наннали, ни Лелуш явно не хотели бы, чтобы в память о них навалили гору трупов. Тем более что это никого еще не возвращало к жизни.

- Одно к другому, брат. С этой атаки все началось, в ней ответы, почему все так вышло. В том числе и на твои вопросы. - Ренли понимал чувства Кловиса слишком хорошо, поэтому не стал говорить что от Чарльза, который уже давно не был им отцом, он добра не ждал. Слишком большому риску - даже при самых лучших побуждениях - подверг он детей.

- Кловис, я думаю об этом. И черт дери, кошмары о Наннали все еще мне снятся. Знаешь, операцию по их эвакуации можно было бы организовать, если поставить такую цель. Я смог бы, меня учили. Но никаких признаков - Хэккет и тот все делал на грани самоуправства. Может быть кто-то другой... Не знаю. - Принц вздохнул, - Даже если так, этот человек будет молчать и скрывать сделанное всеми силами. И противиться попыткам открыть истину, даже если они  будут с нашей стороны. Я бы сам так поступил, не зная, кто истинный враг... Или зная это слишком хорошо. И Чтобы узнать правду, потребуются усилия. Время. И власть, чтобы вести расследование. Это я собираюсь получить в армии. А ты?

+2

13

В таком случае, слишком многие не представляют побочные эффекты. Может падать и высоко, однако есть также и шанс достичь успеха, особенно если человек далеко не дурак и предполагает что его может ждать. Слишком глупо каким-то низким дворянам отказываться от столь желаемой "должности", а уж тем более если и дети есть которых можно использовать. Даже для их блага. Но если твой генерал Харт действительно не желает такой роли для своей дочери и даже не думает о таком, то он трус. Или просто дурак. С другой стороны, это армия, а он солдат... Так что не сильно удивлюсь если он действительно дурак. По крайней мере в данном случае. Всё же, кто не рискнёт, тот не отведает дорогого вина.

Возможно, тот генерал на самом деле был умным и расчётливым в плане военном, но как человек (а не солдат) он был определённо не самым дальновидным. Всегда честь иметь хоть какие-то связи в верхах и тем более иметь при этих самых верхах члена семьи. Возможно, риск всё потерять или сильно ошибиться довольно велик, но и награда за него соответствующая. Что, как казалось Кловису, прекрасно его перевешивает. Хотя взгляды солдат ему всегда были не понятны, поскольку в большинстве своём они были крайне просты и примитивны. Он же стремился к чему-то большему и если не восхищался, то хотя бы имел побольше симпатии и уважения к амбициозным людям, чем к каким-то посредственным, простым и скучным солдатам. Которых, разумеется, подавляющее большинство.

- Можно было бы не думать об этом, если бы хоть кто-то из военных, или тем более их командиров, решил удостовериться во всём и провести разведку получше. Может хоть что-то удалось бы узнать или заметить... Но увы. Что до отца... К несчастью, его можно понять... В частности, почему он решил не вмешиваться и вообще не обратил внимание на произошедшее. Если на самом деле это не являлось каким-то странным планом.

В детстве Кловис часто восхищался своим отцом и старался быть таким же как он. Ему нравилась вся та сила и уверенность которые он источал, ему нравилось и действительно поражало то, как крепко отец держал власть в своих руках и являлся примером для подражания многих. Также, маленькому принцу нравилось и то, что параллельно отец спокойно мог заниматься своими хобби и делами, не относящимися к управлению страной. В глазах маленького Кловиса, Император был просто идеален и сам принц в дальнейшем должен стать таким же как его отец... Но всё это было только в детстве. С возрастом Третий Принц постепенно открывал глаза и все его мысли и восхищения постепенно начинали чахнуть, отчего хорошее отношение Кловиса к Чарльзу ослабевало и как правило, он чувствовал лишь сомнения, но никак не восхищение или тем более ненависть. После событий с Лелушем и Наннали, сомнения только усилились и по большому счёту, он уже не знал что думать и что будет правдоподобнее. Но всё же принц как-то пытался себя убеждать в том, что император не так плох каким начинал казаться.

- В общем, какой-то бред творился в этой проклятой Японии и чёрт знает что и как могло повернуться. Но быть может, если не поступало приказов организовать эвакуацию, также как и не поступало запретов на это, стоило проявить инициативу и самому как-то попытаться помочь? Был же кто-то из родственников и возможно он или она всё же могли что-то сделать.

И тут же все чувства Кловиса резко перемешались между собой и он уже даже не знал как быть и что думать. Он мог более-менее понять из-за чего отец не интересовался судьбами каких-то там тринадцатых-четырнадцатых и так далее детей. Они ничего толком и так не унаследовали, да и замену им найти всегда можно при желании, тем более что детей очень много. Разумеется, от таких мыслей отношение к Императору далеко не улучшилось, но опять же - хотя бы примерно понять можно. Чего он не понимал, так это того почему никто и ничего не делал, хотя возможность конечно же была. Навряд ли был строгий приказ "не спасайте детей императора"... Но если этого приказа не было, то значит можно было бы попытаться что-либо сделать. Хоть что-то!

- Так это или нет, но необходимо всё разузнать. Не верю в то, что Лелуш с Наннали внезапно пропали или, тем более, умерли. В случае со вторым об этом оповестили бы хоть кого-то, но известия не было... Значит, они живы и здоровы, но их скрывают. Но вот Император Чарльз или кто-то другой, разница не велика. Я ещё посмотрю и может что-то узнаю при дворе, ты же может что-то узнаешь через армию. С властью среди армии будь осторожнее - никогда не знаешь что там стоит ожидать принца,
а что-то узнать там сможешь только ты. По крайней мере узнать так, после чего и мне станет известно. Сам как, считаешь сможешь со всем этим справиться?

Помимо высказанных вариантов, Кловис также предполагал и ещё некоторые - более плохие - но думать о них он старался поменьше. Может он и терзался какими-то сомнениями, однако в том что его брат и сестра были ещё живы, принц пытался быть уверенным. В конце концов, что могут сделать маленькие дети и какой смысл им как-то вредить?

Отредактировано Clovis la Britannia (2018-01-06 12:50:48)

+1

14

Ренли неопределенно хмыкнул, покосившись на брата. Нет, ему не объяснишь в полной мере, насколько отличается все от Пендрагона там, на фронте, где люди видят жизнь как-то иначе. Ну или идеи профессора Смайли, который в официальных лекциях завуалированно, а в личных беседах и открыто объяснял юному принцу некоторые нюансы британского и вообще любого общества, которые стоит помнить и принимать в расчет.  Принц и сам не все из этого усваивал с ходу, правильно говорил профессор: "Не беспокойтесь, Ваше Высочество, когда понадобится - вспомните". Прав был. Что-то можно усвоить в общем и целом с чужих слов, но чтобы действительно понимать, надо пройти это самому. Кловис этого не сделает, а потому не стоит рассказывать ему все. Да, вот уж и правда - изменился. Раньше-то с братом либо спорил, либо пытался его обставить, а теперь научился принимать как есть и не пересекать черту. Принц только усмехнулся:

- Как видишь, у всего есть две стороны. Так или иначе, все закончилось совсем не плохо. - Ренли действительно был оптимистом, точнее тем, кто предпочитал оценивать хорошую часть ситуации. Да и другая проблема занимала его сейчас куда больше, как и брата. И не их одних. Он уже догадывался, на кого можно будет положиться в критической ситуации, кого просто стоит прощупать, а кому лучше лишнего не сообщать. И в семье, и вне ее. Что до Императора - отцом его Ренли называть не хотел, то тут Кловис в чем-то был прав. Чарльз был кем угодно, но не человеком, которые не учитывает последствий и не принимает мер.

- Подозреваю, такие были. Не забудь, у Марианны было немало сторонников, которые зачастую попросту ушли в тень. Да и просто предприимчивых людей хватает - кто-то мог не из принципа, так из выгоды искать детей. Император? Думаю, он следил за происходящим, какие бы цели ни преследовал. - Принц не рискнул предполагать, какие. Чарльз умел скрыть что мотивы, что планы. Порой именно эта закрытость и не давала видеть в нем отца, а произошедшее довершило дело для Ренли.

- У нас это называют "Черные операции" - когда на словах и официально ничего не было. Солдаты, которых никто не посылал, перевороты, которые происходят без всякого участия Британии, награды, которые ты никогда не наденешь на военный парад. И никаких документов и отчетов, понимаешь? Это станет моей работой уже скоро. - Он как-то странно посмотрел на брата - как будто испытывал сожаление о том, что выбрал, но длилось это недолго, - Если что и было - то именно так. Есть способы скрыть истину, и военные слишком хорошо это умеют.

А вскоре научится и он - говорить неправду, не меняя выражения зеленых глаз, доставшихся ему не от отца, а от матери. Даже ей Ренли уже врет, как и младшим, говоря что все прошло хорошо и он в порядке, преуменьшая ужас того, что видел и испытал на себе. Габриэлла может только догадываться, что ее мальчик уже не невинен во многих смыслах и воевал отнюдь не при подавляющем превосходстве над врагом, а влез в схватку, из которой мог вернуться в закрытом гробу.

- Будь осторожен, брат. Если один из нас ошибется и привлечет внимание тех, кто предпочел бы, чтобы все осталось тайной, второго шанса не будет. Если нападем на след - может понадобиться рискнуть всем, чтобы защитить их, не будет ни времени, ни выбора. - Не заметил, как перешел от сомнений и надежд к тому, что говорил о сестре и брате как о живых, - Меня скоро отправят в южные сектора, там неспокойно. Немного возможностей узнать что-то, но если покажу себя хорошо - будут и нужные  знакомства, и новое назначение. Придется не рваться в Одиннадцатый открыто - зато и не с пустыми руками приду, и с людьми, которые умеют искать и находить. И, если что-то по военной части понадобится, а положиться может быть не на кого - дай знать, и я приду. Мы же братья.

И как бы закрывая вопрос принц обернулся к картине.

- Вряд ли я отправлю ее на выставку. Но все же - поможешь с названием? Никогда не умел их давать.

Вряд ли мог быть лучший жест доверия для художника, пусть и военного.

Отредактировано Renly la Britannia (2017-05-03 01:24:52)

+1

15

- Действительно, могло кончится всё хуже. С другой - могло быть и лучше. В любом случае, противников стало гораздо меньше и ты вроде бы живым и здоровым вернулся. На счёт психики сказать точно не могу, но посмотрим что будет дальше. А продолжать спор по поводу твоего друга на фронте не имеет никакого смысла, поскольку всё равно оба останемся при своём мнении. - Проговорил Кловис после тяжелого вздоха, окончательно убедившись в том, что брата не переубедить. Всё же, хоть они и были в детстве слишком разными и грызлись по пустякам, но вот в чём они были похожи всегда, так это в упрямстве. Возможно сейчас они и стали более сдержанными, компромиссными и доброжелательными друг к другу, но это не значит что они готовы принимать мнение друг друга словно какой-то абсолют. С другой стороны, оно может быть и к лучшему - никогда не знаешь что ждёт впереди и чьё мнение может оказаться верным, в то время как мнение другого - совершенно нет.
Кловис понимал что они уже не дети и как бы сильно ему не хотелось убедить Ренли в чём-то своём - и доказав что брат не прав (по мнению самого третьего принца, разумеется) -, но толку от этого не было бы никакого. В итоге Кловис просто решил остаться при своём мнении.

- Марианна была из низов и от дворянства у неё ничего не было, даже манер. Почти все кто её вспоминают при мне, отзываются лишь негативно, а некоторые даже и считаю что покончить с ней стоило раньше... Так что нет, сомневаюсь что у неё было действительно много сторонников, тем более при дворе. Вообще не знаю кому она могла симпатизировать помимо "черни", но у той же "черни", как мне кажется, просто не хватило бы сил и желания что-то для неё сделать. Поэтому предполагаю что от неё избавились именно дворяне... А детей, скорее всего, спрятали. Они были смышлёнными и использовать их как-либо можно.

Как Кловис и говорил раньше - Марианна его ничуть не интересовала и он сам был чем-то даже доволен что столь неприятный и "низкий" кадр был убран с королевского двора. Он разделял точку зрения, наверное, всех знакомых ему дворян - Марианна мешала всем и толку от неё не было никакого. К тому же, император был к ней слишком добр и лоялен, чего не выказывал, наверное, всем остальным консортам... А значит эта "дворняга" помимо всего могла стать ещё и сильным рычагом давления на Чарльза, вертя им как хочется только ей. А поскольку она была и слишком своевольной, то сам Кловис верил - будь она более податливой, робкой и менее амбициозной, то она прожила бы значительно дольше. Всё же как не пищи мышь на свору кошек,а её рано или поздно поймают и в лучшем случае съедят.

- Я всегда осторожен, Ренли. Чего нельзя сказать о тебе. Поэтому и советовать осторожность надо скорее тебе, нежели мне. Если при дворе у меня есть ещё хоть какие-то сторонники и доброжелатели, то у тебя "там" навряд-ли. А даже если и есть, то сомневаюсь что они будут в состоянии прыгнуть под выстрелы врага только чтобы прикрыть тебя любимого, а не себя или того кто им ближе и более симпатизирует. - попытался убедительно ответить Кловис брату, всё также сомневаясь в среднестатистических солдатах, даже британских. Да и просто исходя из своих предположений на счёт военных действий. Несомненно, солдаты Британии гораздо лучше, эффективнее и более патриотичны чем солдаты, скажем, Евросоюза, но в любом обществе может завестись змея, или тем более волк, так что принц несколько волновался за младшего брата.

- А над названием картины сейчас подумаем... Будь я художником и изобрази я какую-либо дворянку и пытайся запечатлеть в первую очередь именно её, то я бы назвал, например, "Катарина ранним утром", или же как-то так, исходя из её имени... Но твоя героиня простая и непримечательная особа - кого я, честно говоря, навряд ли бы рисовал - так что можно "Военная дева" или "Дива войны". Но это слишком просто и слишком обычно. Вспоминая твою историю, можно вообще назвать "Невинная жертва"... Но вспоминая другую часть твоей истории, можно было бы назвать "Невинно убиенная". Более правильно и корректно, хех...

Затем принц чуть подальше отошёл от картины и принялся ходить кругами, перебирая все возможные названия и периодически что-то бормоча. Вариантов было множество и на каждый из них были многочисленные причины почему стоит так называть, а почему - нет. Помимо этого, он также пытался смотреть на картину не только своими словами и чувствами, но также и чувствами брата, постоянно вспоминая ту или иную часть его рассказа. На название ушло бы куда меньше времени, будь эта работа создана непосредственно кистью и красками Кловиса, но тут дело совершенно иное.

- Предполагаю, твоей задумкой было показать не только свою подругу, но также войну в целом и участие в ней. Несомненно, куда больше твоего внимания уделялось именно ей, а не тому что вокруг девушки. Это видно при сравнении качества "модели" и того что позади неё. Если присмотреться, заметишь и сам что окружение пускай и немного, но хуже качеством. Возможно из-за воспоминаний о боевых действиях. Чтобы они запомнились пускай и немного, но меньше чем сама девушка. Чтобы было коротко и красиво, я бы назвал "Цветок войны", либо "Цвет войны", тут уж как самому больше нравится. Из подобных вариантов ещё было "Сердце огня", подразумевая что война подобна быстро распространяющемуся огню, а солдаты - сердце, продвигающее кровь по всему телу... Либо "Воспоминание". Но не знаю, честно говоря. Не думал что будет так трудно дать название картине, тем более не своей. Но помимо предложенного, можешь ещё дать название "Прощание с невинностью"... Но вот уже с какой-именно и чьей - вопрос другой.

Раньше Кловис много бывал в различных галереях и почти на каждой картине мог согласиться или оспорить её название. Это всегда казалось довольно простым для принца, однако он и не оценивал никогда работы кого-то из столь близких родственников. Тем более родственников, которые только-только вернулись с войны. К тому же, хоть Кловис и предполагал что младший брат периодически что-то рисует, но никогда этим не интересовался. И уж тем более не ожидал столь внезапной просьбы и по столь необычной (по крайней мере для самого третьего принца) картине. Принц, конечно, попытался разобрать всё лучшим образом и прикинуть, но скорее всего даже после окончательного выбора названия братом, Кловис ещё какое-то время (возможно и долгое) будет думать а то ли он посоветовал взять или же придумать что-то другое.

Отредактировано Clovis la Britannia (2018-01-06 14:45:49)

+1


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 05.03.11. Клинок и кисть, кровь и краски