По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Всего сообщений на форуме:
Доступные награды

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 13.10.17. Paper hearts


13.10.17. Paper hearts

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата: 13 октября 2017 года
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: +22 градуса по Цельсию, безветрено, дождь
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Кловис ла Британия
6. Место действия: СБИ, 11 сектор, Нео-Токио, галерея имени Кловиса (общая зала)
7. Игровая ситуация:  Юфи возвращается с поездки на военно-морскую базу, но решает "съездить к брату" — именно так она называет свои поездки в галерею, созданную в память о Кловисе. Поздним вечером мало посетителей, потому принцесса отпускает охрану и остается одна. Встреча с незнакомцем, неожиданно хорошо понимающим её, окрашивает вечер в загадочные цвета.
8. Текущая очередность: Юфи, Кловис

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+4

2

Ломкая усталость сковывала движения, создавая отнюдь не изящную походку. Даже принцессы не могут быть изысканными, ковыляя после трудного дня. Старший брат старался для своих сестер, а приказы на его флоте исполнялись безукоризненно. И, кажется, это ещё один повод слегка ненавидеть систему подчинения в Британии, хотя Юфи слишком хорошо воспитана для подобных сильных чувств.

Юфи не выпускала из рук бутылку с прохладной водой, поминутно прижимая ту к высушенной морским воздухом белой коже. Вода приятно остужала горящее лицо — девушка и не сомневалась, что солнечный день, проведенный около моря, назавтра скажется бронзовым оттенком обычно светлой кожи. Сейчас же, порозовевшая почти в тон волосам, она наслаждалась тишиной.

Музей не пользовался популярностью, несмотря на то, что это было практически единственное место, где воздавалась память погибшему Кловису. Даже чистоплюи, всячески поддерживающие реформы по ускорению расправы над террористами, не чтили память своего принца и бывшего генерал-губернатора.

Принцесса их за то не винила — гораздо важнее для всей этой знати было прикрыть себя, ведь Ренли кардинально отличался от методов правления брата. Хотя бы своей мягкостью. Юфи была даже немного благодарна, при Кловисе, она была уверена, никто бы не посмел поднять руку на пожалованного, а значит... Она бы никогда не решилась прозвать своим рыцарем такого человека. Быть может, они бы даже не познакомились с Сузаку.

— Быть может, — Юфи произнесла почти шепотом, несмотря на отсутствие собеседников. Вся её охрана осталась в приемных комнатах, не меньше её уставшая, но неизменно привыкшая терпеть неожиданные выходки принцессы. Они наблюдали за ней через камеры слежения, Юфи была в этом уверена.

Принцесса часто приходила сюда подумать. И поговорить, зная что ей никто не ответит. Этот вечер не мог быть исключением. В своей сестре она чувствовала фальшь и это сводило её с ума. Карин могла быть какой угодно и Юфи не вправе была её воспитывать, но именно сейчас, именно здесь она чувствовала подвох.

— Я так склона символизировать простые вещи, — картина ей, конечно, не ответит. Кажется, именно за тишиной Юфи сюда и приходила. — Этот гребень не стоит и ленты с моих туфель, но он по-своему важен.

Она действительно могла проверить по камерам видео наблюдения, но поверить в то, что кто-то из окружения мог взять простую безделушку... Даже не так, какую-либо вещь из комнаты принцессы, означало по-своему предать доверие подчиненных. И думать на родную сестру тоже не хотелось.

— Должна ли я проверить? — И убедиться в своих подозрениях.

Теоретически эпизод продолжается после 13.10.17. Running to the sea, практически - предыстория дается лишь для завязки и не повлияет на уже отыгранные сюжеты.

+4

3

После смерти Третьего принца прошло достаточно времени, чтобы про него все уже забыли и помнили, разве что, из вежливости или уважения к семье в целом. Его правление было твердым и за любое неподчинение виновника всегда ожидало серьезное наказание, порою даже если это "неподчинение" выражалось тем что приказ принца просто не услышали или как следует не расслышали. Из-за подобного у принца было много врагов при жизни, в частности среди "среднего населения" и немного среди знати. При этом, Кловис делал все возможное чтобы какие-то титулы и награды получали только британцы и при его правлении стать пожалованным британцем какому-либо одиннадцатому было практически невозможным. Подобное тоже не добавляло друзей, особенно среди различного рода "защитников угнетенных", частично из которых были некоторые отдельные родственники. Из-за всего этого правление было несколько сложным и часты были конфликты, и после смерти Кловиса если кто-то и печалился, то скорее всего для вида или из уважения к королевской семье... Которую, по большей части, так же не сильно задела смерть третьего принца. Казалось, с тех пор прошло много времени и давно уже можно перестать опасаться старых соперников, но все равно казалось что стоит пока не давать о себе знать и нужно спокойно сидеть, не высовываясь, пытаясь связаться со старыми друзьями и знакомыми которым можно было бы верить. Среди таких "знакомых" как раз и числились несколько сестер - Наннали и Юфемия. Но если в случае с первой Кловис был уверен что она погибла, то в случае со второй он точно знал - Юфи в порядке и, возможно, сейчас в городе. Это как раз и послужило одной из главных причин, по которой принц решил выбраться "в свет", но первым делом он все равно отправился в галерею с его картинами, открытую незадолго после смерти Кловиса.

Последние дни постоянно шли дожди, начинающиеся словно специально в тот момент когда принц был на улице. Шёл ли Кловис к старым знакомым, просто ли гулял или же - спокойно рисовал на балконе или у открытого окна. А в связи с тем что и погода была теплой - принц пил много холодной воды. В итоге, дождей и частого утоления жажды вполне хватило чтобы горло эти же последние несколько дней болело, доставляя неудобства в общении и несколько ухудшая прекрасный голос не менее прекрасного принца. Немного позлившись, Кловис все же решил вновь выбраться в город, надеясь что больное горло вызовет ещё меньше подозрений. Возможно, даже если он встретит кого-то из своих родственников.
Приведя себя в порядок и накинув уже слишком надоевший плащ из мешковины и натянув капюшон плаща на лицо, принц тут же выскочил за дверь и направился в сторону галереи, пр крайней мере где по словам некоторых знакомых она располагалась. К счастью, сильный дождь начался только когда принц дошел до самой галереи и зашел в неё, а до этого был слабый дождик который практически и не намочил Кловиса.
У самой галереи не было охраны и войти в неё не составило больших проблем, но вот внутри галереи охрана какая-никакая но была и принц старался их избегать. Лишь несколько из охранников пару раз подходили с вопросами, но тех кого не удавалось убедить словами и доводами в том что Кловис пришел почтить память принца, убеждал "ценный подарок". Лица принц не поднимал и смотрел всегда в пол (даже не смотря на то что освещение и так было слабым), объясняя подобное нежеланием заразить "великолепных стражей закона и порядка", иногда сильно кашляя. Хотелось как раньше поднять голос и сказать "Я Третий Принц Кловис Британский, приказываю тебе, жалкий стражник пустить меня", но это выглядело бы как минимум глупо и тогда навряд ли вообще его бы пустили внутрь. Так что приходится чуть ли не кланяться и раздавая, порою, деньги.
Секций с картинами было много и принц, удивляясь как много он нарисовал, просто шел вдоль стен и любовался каждой из своих работ. Они все были великолепны, каждая по своему. Сейчас он, конечно, также хорошо рисует как и тогда, разве что реже. Но все равно он был под впечатлением от своих работ - он так давно не видел большую их часть, что даже элементарно забыл что именно изображал. Или кого.
Несколько раз приходилось сворачивать в другой коридор чтобы не столкнуться лицом к лицу с одиночными стражниками - Кловис их не боялся, но не хотел лишний раз беседовать с ними и, возможно, тратить ещё деньги. Навряд ли они бы сильно придирались, но кто их знает. В конце концов, после очередного поворота, принц вышел в пустую от стражи секцию. Помимо Кловиса здесь была ещё девушка, увидев которую принц едва удержался чтобы не сорваться с места и не заторопиться к ней. Кловис очень давно не видел свою младшую сестру - Юфемию. В любой другой ситуации он бы действительно сорвался с места и пошел к сестре с комплиментами, восхищением и теплым приветствием. Он бы, возможно, как в детстве крепко обнял сестренку, потрепал бы по голове, пощекотал немного и поднял бы на руки... Но сейчас даже при всем желании подобное казалось Кловису не лучшей идеей. Да и как бы она отреагировала на "восставшего из мертвых" старшего брата, которого, возможно, уже видела в гробу перед похоронами? Если те конечно были.

- Приветствую, Выше Высочество Принцесса Юфемия ли Британия! - немного охрипшим голосом громко проговорил Кловис, немного пройдя к ней но при этом оставаясь на расстоянии - Как всегда, прекрасно выглядите Ваше Высочество. Рад нашей встрече. Позвольте спросить - как Вы? Тоже решили почтить память величайшего Третьего Принца Кловиса ла Британия?
Звучало очень не привычно и как-то странно для самого Кловиса, тем более что ему не нравилось упоминать о своей смерти, пускай и "ложной". Однако, он также понимал что это необходимо и всячески старался делать вид что он на самом деле не третий принц, за что себя тихо ненавидел.

+3

4

Девушка вздрогнула всем телом от хрипловатого, но по-прежнему мелодичного голоса совсем рядом. По-прежнему — она словно окунулась в прошлое, поймав отголоски давнего общения и на секунду допустила мысль о безумии. Складывалось впечатление, что брат действительно ответил через свои картины не менее позднего посетителя галереи для беседы. 

Будь Юфемия чуть менее реалисткой, она бы действительно поверила в мистику происходящего, но приветствие гражданина рассеяло любые мысли. Обращение по полному титулу, этот человек определенно знал кто перед ним — и это совсем чуть-чуть вызывало подозрения. Она не часто показывалась на экранах, впрочем не так давно шокировав всю Империю.

Юфи подала знак двинувшейся охране не подходить, в самом деле, кто осмелится напасть на неё здесь. А в том, что её охрана забеспокоилась, она не сомневалась.

— Добрый вечер, — уважительно склонила голову принцесса, но немедля подняла, — Вы были знакомы с моим братом?

Для Юфи было удивительным то, что кто-то решился заговорить с ней о её старшем брате. После прибытия в 11-й сектор она практически ни с кем не говорила о своей брате. Даже памятный вечер был лишь нелепым фарсом, где аристократия выпивала и болтала о новых веяниях моды в столице, лишь лживо принося соболезнования.

Принцесса однажды заняла место Кловиса, разделив дела с Ренли, и с тех пор действительно не было ни одного дня, когда при ней могли бы упомянуть прежнего генерал-губернатора. Ей не позволялось участвовать в расследовании дела о его смерти и знала она не больше, чем любой другой житель Империи.

— Иногда я верю, что он сможет дать мне совет даже так, — спокойно проговорила Юфи, вновь обращая взгляд на картину и почти не посмотрев на незнакомца. И добавила так, словно это имело значение: — Я тоже третья.

+2

5

С самого начала, как только Кловис решил начать разговор с сестрой, он был уверен что совершает ошибку и принцесса, скорее всего, узнает его голос, каким бы охрипшим он у него не был. Прекрасно это понимая, принц до конца не был уверен что стоит так поступать и казалось что лучшим решением будет просто пойти себе дальше, не начиная разговора. Увы, третий принц слишком сильно любил младшую сестренку и с самого детства был к ней привязан, возможно даже больше чем к кому-либо ещё. Именно поэтому Кловис просто не мог не заговорить, даже если он и сильно рисковал быть узнанным.

- Все верно, Принцесса. - как можно более спокойно и тихо заговорил принц - Мы были с ним знакомы, давно. Можно сказать, с самого детства. Не скажу что были лучшими друзьями, скорее даже приятелями. Раньше порою встречались в театрах и музеях, обсуждая искусство. Увы, это единственное что было у нас общим.

Обманывать сестру было несомненно ужасным поступком и Кловис мысленно сейчас себя ненавидел за это, но ему казалось что не время ещё заявлять о своем "воскрешении" и что пока самым лучшим решением будет держать все в тайне. Даже от Юфи, которой Кловис, пожалуй, доверял больше всего.
Данная ситуация была весьма тяжелой для Кловиса, поскольку он предпочитал всегда говорить правду сестрам, но как ему казалось - сейчас выбор был невелик. Разумеется, позже, когда придет время, он все расскажет - о том что долгое время скрывался и на самом деле не умирал, о том как раздражала все эти прятки и, конечно же, об этой вечерней встрече в музее, посвященному самому принцу и его творчеству. И несомненно, Юфемия будет одной из первых кому он все расскажет. По крайней мере одной из самых первых. Но ещё нужно время.

- Ваша вера определенно поражает и радует, принцесса Юфемия. - вновь начал говорить Кловис, склонив голову в капюшоне ещё ниже к полу - Приятно видеть что его ещё помнят и что принца действительно не хватает. Но я иного и не ожидал от вас... Кловис рассказывал что вы с ним были в прекрасных отношениях, так что не удивительно. Но уверяю, ваш брат всегда будет рядом с вами и поможет чем сможет... Даже будучи мертвым.

Под конец голос стал ещё более подавленным и неуверенным чем раньше. Окончив говорить, Кловис приподнял голову и посмотрел на младшую сестру, прокрутив в голове ещё несколько раз сказанное принцессой и вдруг вспомнив как хорошо было раньше... И как тосковал когда долгое время не видел ни одну из младших сестёр, даже чтобы элементарно не поговорить с ними о чем-либо или чтобы не похвастаться своими новыми картинами, на которых часто как раз сестры и фигурировали. А сейчас, одна из его любимых сестер стоит буквально в метре-двух от принца, а он не может как раньше спокойно обнять сестренку, сказать что скучал и затем как можно скорее не повести показывать свои новые картины... Или не повести в очередной раз показывать сад в котором он обычно и рисует, или же просто не повести всех пить чаи и обсуждать новые веяния моды или музыки, или просто говорить о чем-либо.

- Но, не будем о плохом. - прервал свои воспоминания Кловис и смахнув несколько проступивших слез - Боюсь, вы так и не ответили на мой первый вопрос... Скажите пожалуйста принцесса Юфемия, как вы?

Отредактировано Clovis la Britannia (2016-07-20 10:33:14)

+2

6

Юфи склонила голову к плечу, внимательно слушая собеседника. Приоткрытые губы, поворот всем телом к гражданину, да блестящие глаза с лихвой выдавали её интерес. Столь редко она разговаривала с кем-то о Кловисе, сколь редко выпадал снег в Пендрагоне.

— Вы меня удивляете, — Юфи улыбнулась уголками губ, смягчая свою интонацию. Кловис не был из тех, кто будет попросту общаться с простыми людьми. И, проведя детство с братом, она не помнила никого из простых людей рядом. Впрочем, многое могло измениться после её отъезда в школу, это вызывало сожаления. Она узнавала лишь сейчас, после смерти брата. Сказать об этом она не посмела, но допустила — ей сейчас лгут. Кловис был настолько близок с простым человеком, что рассказывал о ней? Невероятно.

— Простите? — Не расслышав окончания фразы, Юфи сделала пару шагов по направлению к вечернему собеседнику. Ей показалось? Сейчас в полумраке музея она рассматривала гражданина, отмечая и осанку, и схожесть с покойным принцем, не было лишь лоска и блеска — словно кто-то ластиком стер прекрасный рисунок из зависти. Но ведь ей действительно показалось.

— Вы аристократ? — Принцесса не изменяла своей прямолинейности, даже если вопрос мог показаться неуместным и, более того, невежливым. — Я любила своего брата. И пустоту на его месте никто не сможет заполнить. Последнее время мне кажется, что я совершенно его не знала, — принцесса вернулась взглядом к портрету.

— Моё положение нельзя назвать плачевным, — отшутилась Юфи. Беседа о брате совсем иное, чем беседа о ней самой. Новости в 11 секторе расходились быстро, принцесса была уверена — многие в курсе её деятельности, да и многого другого. Обо всем не писали в прессе, но слухи, особенно если в секторе присутствует сразу несколько членов императорской семьи, неизбежны.

+2

7

- Я привык удивлять, принцесса... Такова моя черта. - шутливо проговорил Кловис, улыбнувшись из-под капюшона и свершив несколько смешков - Но не думайте плохо, я зла никому не желаю, а уж тем более членам королевской семьи. А уж тем более - любимой сестренке Кловиса.

Было довольно трудно обходиться без столь привычного высокомерия, завышенного самомнения и неприязни. И это было из-за того, что речь идет о самом принце и без каких-либо похвал или лести. Подобное всегда раздражало его, и даже сейчас, когда он старался так говорить сам о себе, только чтобы ненароком не выдать себя. Сам принц говоря о себе всегда приставлял "Его Высочество", и иногда доходило до того что он сам говорил "Его Высочество Третий Принц Кловис говорит" и все в таком духе. Тут же, даже при всём желании лучше говорить о себе более-менее нейтрально, что настроение понемногу и портило. От непривычки. Да ещё и охрипший голос казался каким-то неприятным и "ломанным".

- Боюсь, это мне стоит извиниться. Пожалуй, мне стоило чуть громче и более разборчиво говорить. Извиняюсь за это. - тут же ответил неуверенно Кловис и заметив с каким интересом на него начала смотреть принцесса, попытался как можно менее заметно сделать пару шагов назад - в сторону менее освещенную.

- Да, я аристократ... Уже... То есть, стал им. Даже нет... Сейчас попробую получше сформулировать... - задумался на несколько мгновений принц, стараясь получше подбирать слова и чтобы всё казалось наиболее правдоподобным - Я аристократ, но не сильно примечательный. Я не сильно влиятелен и сам влиятельных друзей не имею. Уже не имею. Да и просто друзей.

"История" показалсь принцу какой-то "сырой" и странной. Раньше как-то не приходилось что-то придумывать и рассказывать о своей "родословной", титуле, положении и т.д. Тем более придумывать столь близким людям, но это все также казалось необходимым, как бы не хотелось самому Кловису. Ему больно было врать любимой сестре и все больше и больше он ловил себя на мысли просто взять и рассказать всё как есть, только не был уверен что это будет правильно. В то же время, и уверенности что стоит врать становилось все меньше и меньше... И принц все больше склонялся к тому чтобы все рассказать и, возможно, этим прекрасным вечером он все же решится.

- У вас прекрасное положение, ничуть не сомневаюсь. Из вас выйдет прекрасный генерал-губернатор, народ вас любит и ценит... Как и вы его... Вы так не думаете? - весело заговорил Кловис, вспоминая их детские диалоги и рассуждения о том, что будет лучше для них самих и народа, которым они будут управлять рано или поздно... Но почему же сразу детские, не раз они спорили и говорили о всём этом и после того как выросли, и не раз принц обращался к сестренке за советом или же просто "оценкой" его действий, когда он уже правил сектором 11.

+2

8

— Боюсь, Вы сейчас лукавите передо мной, — в усталом голосе отдаленно прозвучали стальные нотки, принцесса не любила когда перед ней юлили. И была на порядок раздражительнее, когда путалась в себе и прятала свои эмоции под очередной маской. — Те, кто пытается не выделяться в нашем обществе сияют ярче остальных.

Япония не так давно стала их сектором и не было здесь такого подавляющего числа аристократов, в котором было возможно спрятаться кому-то непримечательному. Аристократы были шумными, помпезными и наглыми, но лишь в центре, далеко от периметров отцепления и близко к резиденции. Заметные.

— Вы пожалованы? — Тихо спросила Юфи, найдя лишь в этом причину стеснения назвать своё истинное положение. Но тогда картина рушится совсем. Юфи безумно любила брата и скучала по нему, но не могла отрицать того факта, что Кловис был пуристом до кончиков ногтей и не стал бы общаться с одним из японцев.

Наверное. Юфемия с сожалением осознавала как мало знала о брате, его делах и совсем ничего — о мыслях. Кажется, ценность простого общения действительно возрастала со смертью.

— Мой брат хорошо справляется со своей должностью, — мягко поправила принцесса, она вовсе не стремилась занять главный пост в секторе.

Несмотря на лукавство её собеседника, Юфи понимала — это её первый разговор, когда титулы и регалии не висят над ней Дамокловым мечом. Время, когда стоит быть откровенной. Принцесса перевела взгляд на портрет принца, сжала неожиданно пересохшие губы.

— Я совершила ошибку, — и голос дрогнул слишком непозволительно, а взгляд акварельной синевы был слишком укоряющим. — А расплатились за неё другие. Самое страшное, что я не жалею и вздыхаю с облегчением, но... Вы понимаете? А не так давно у меня пропала одна вещь... И, кажется, теперь череда этих событий связана кровавой лентой.

Принцесса отчаянно нуждалась в понимании.

+2

9

- Верно. Но если вам не нравится лукавость, то прошу меня простить. - удивленно заговорил принц - Боюсь, я привык к тому что каждый аристократ, а уж тем более представитель королевской семьи, любит подобное и обижается если не лукавить. Но право, не стоило о вас думать как и об остальных. Сам третий принц ранее говорил что вы не такая как все. Виноват что не учел этого.

Возможно, Кловис ошибся и неправильно начал разговор. Но избалованный и привыкший к такому по отношению к нему самому, во времена когда он "был ещё жив", был уверен что так говорить правильно, особенно по отношению к родственникам. Хотя раньше он на многое смотрел только со своей стороны, не обращая внимания на позиции и мнения остальных. До сих пор он от этого не избавлялся, но сейчас, после встречи и разговора с сестрой, он начал предполагать что, возможно, все не совсем так как ему казалось. Возможно.

- О нет, принцесса, я не один из этих японцев... - с некоторым раздражением проговорил Кловис, но тут же постарался оправдаться - Я британец. Просто до сих пор не привыкну к нумерованным... К нумерованному сектору. Раньше я редко встречал не британцев, а тут таких очень много. Но со временем привыкну. Наверное.

Сразу как принц замолчал, он тут же лихорадочно принялся придумывать очередные истории. О его положении, семье, месте жительства, причинах попадания сюда и т.д. Какая-никакая картина собралась и в случае вопроса о своём прошлом он что-то да расскажет. Возможно, все покажется даже убедительным.

- Мне кажется что вашему брату сложно будет управлять сектором. Кловис рассказывал, что Ренли ла Британия больше военный, нежели дипломат или управляющий. Он был уверен что из всех его наиболее близких родственников именно вы лучше всего справитесь с такой должностью. А у меня просто нет причин и оснований не доверять его мнению.

Хоть у Кловиса и были часты проблемы с братом, однако он всегда признавал за ним превосходство в военном деле, пускай и не стремился об этом заявлять. Также он понимал что в дипломатии и управлении будет искуснее младшего брата и, часто это твердя и стараясь доказать, он сам себе вбил мысли что его брат и при всем желании не сможет управлять даже маленьким сектором. А причины и поводы для такого мнения он находил довольно часто. Правда, обычно просто "из головы". А поскольку к младшей сестре третий принц был куда более привязан чем к брату и всегда был с ней в хороших отношениях, то и считал он её равной себе по способностям и умениям, если не лучше. К тому же, бывали случаи когда она только подтверждала его мнение.

- Вы можете мне верить, принцесса и рассказать все что посчитаете нужным. - постарался успокоить сестренку Кловис, считая что ей станет легче если она поделиться мыслями и переживаниями с ним. Как было раньше.
- Принц в вас души не чаял и всегда говорил только хорошее. Он любил и заботился о вас как мог, а поскольку мы были хорошими друзьями, то я считаю что тоже должен хоть как-то вам помогать. Можете говорить открыто, но понимаю что это может быть сложным по отношению к незнакомцу.

Заметив у принцессы тоску и сожаление, Кловис вспомнил их детские годы. Когда ещё маленькая принцесса вдруг начинала грустить, скучать или тем более плакать, а принц это вдруг замечал. Тогда, в детстве, он спокойно и с улыбкой подходил к сестренке, садился перед ней на колени и начинал нежно гладить её по головке, говоря что все будет хорошо и не стоит ей унывать. Порою даже начинал с ней как-то играть, или же что либо читать. Иногда - учил рисовать картины или писать стихи, или же просто показывал свои работы. Да и вообще делал все чтобы сестренка вновь стала веселой и жизнерадостной.

Вот и сейчас, Кловису хотелось забыть про все и поступить как тогда, но при этом он понимал что никому лучше от этого не станет. Поэтому он просто решил её выслушать и, возможно, помочь советом.

Отредактировано Clovis la Britannia (2016-10-18 11:05:23)

+2

10

Внимательно скользнув взглядом по незнакомцу, принцесса подумала о том, что всё же непозволительно расслабилась в присутствии чуждого ей человека. Охрану, вопреки мыслям, подзывать не стала. Лишь приосанилась, подавив желание отшагнуть прочь. Теперь, когда незнакомец обрисовал своё отношение к японцам презрением в голосе и отрицанием, она не сомневалась — с таким человеком Кловис вполне мог найти общий язык.

Вот только Юфи сильно насторожила излишняя откровенность братика и этого незнакомца. Слишком многое он знал не по догадкам, а по словам самого третьего принца. Мог ли быть Кловис столь откровенным с аристократом из круга или это очередной писака желтой прессы ищет скандал потеплее ради тиражей? Принцесса корит себя за излишнюю болтливость и доверчивость. Был и иной вариант близости принца с этим человеком, впрочем.

— Вы о многом знаете, — не скрыла своего удивления, улыбаясь тошнотворно вежливо, а яркий румянец окрасил щеки принцессы. — Возможно ли что вы были близки к брату... как-то особенно?

Юфи вздрагивает, неловко поднимая руки и заранее извиняясь всем своим видом. Подобные связи не были редкостью и это служило единственным объяснением осведомленности для неё сейчас.

— От чего вы не вернетесь в столицу? — Осторожно перевела тему, ведь человек перед ней определенно был чистокровным. Именно им подобный уровень презрения прививался с материнским молоком.

Юфи было странно, что он продолжает оставаться здесь даже после смерти его друга. Свита Кловиса покинула сектор сразу после похоронных торжеств, остались лишь те, кто занимал важные посты и те, кто предпочел продолжить работу под руководством нового генерал-губернатора.

—  Пожалуй, я наговорила слишком многое, простите меня? — Пробормотала принцесса и шагнула к незнакомцу, намереваясь разглядеть его в полумраке. В одном этот человек был прав: Юфи была близка с Кловисом и вероятно могла видеть незнакомца в окружении брата, посмотреть бы на лицо.

+2

11

Вопрос принцессы озадачил Кловиса и пару мгновений постояв как вкопанный он все же "отошёл" от услышанного и наклонил голову к полу. Вероятно, нечто подобное стоило ожидать, но тут уже была вина самого принца. Действительно, он слишком много рассказал и предположил, воспринимая стоящую перед ним Юфемию именно как родную и близкую сестру, плохо задумываясь о том что на данный момент он не её брат а так, посторонний человек которого она не знает. И никогда не знала.

- Вы довольно странного мнения о своём брате. - как можно более добродушно ответил Кловис, потирая подбородок - На его месте я бы, скорее всего, обиделся. Тем более что он был известен всем своими предпочтениями и, казалось, никогда их не скрывал. Он предпочитал в первую очередь именно противоположный пол... Хотя вспоминая его сестер и смотря сейчас на вас, я его прекрасно понимаю! Да и как можно забыть про увлечение женщинами? Тем более, что у них есть свои... "Прекрасные особенности"?

Не будь в галерее так темно и отсутствуй у Кловиса капюшон на голове, можно было бы заметить ехидную улыбку на лице принца и его "пылающий" взгляд, который он раньше кидал на практически любую видимую ему девушку... И сестры были не исключением, особенно если сёстры единокровные но не единоутробные. Особенно если эти единокровные сёстры практически всегда были рядом с третьим принцем.

- Но не будем об этом... Вполне возможно, я мог и ошибиться с предположением. Извиняюсь если так! - попытался ретироваться Кловис и закрыть тему, не горя желанием рассказывать сейчас о том, насколько хорошие и насколько тёплые отношения он испытывал к некоторым из единокровных сестёр. По крайней мере не сейчас и не от лица неизвестного принцессе аристократа.

- Боюсь, в столице мне делать нечего, принцесса. Там у меня и у моей семьи ничего не осталось, да и здесь начало увядать после смерти принца Кловиса. - как можно более жалостливо и отрешенно заговорил принц, пытаясь показать себя сейчас мелким аристократишкой, который поднялся только благодаря третьему принцу, отчего и является малоизвестным всем. Особенно принцессе Юфемии. Подобное было разумеется отвратительно Кловису, но лучше выбора и идеи у него сейчас не было. Да и какой-то знаменитой и важной семьёй не назваться.

Пока были идеи и мысли по поводу продолжения диалога со столь любимой сестрой, Кловис собирался и дальше оставаться здесь. Возможно, до тех пор пока сама принцесса не покинет галерею. За долгое время "разлуки" с ней (да и вообще с кем-то из столь близких и доверенных родственников) Кловису все наскучило и ему хотелось бы даже элементарно быть рядом и вести светские диалоги с принцессой. К несчастью, для этого ему придётся врать... А после, как они оба покинут галерею, он, возможно, пропадёт бесследно. По крайней мере на время точно. Но пока есть возможность, Кловис будет здесь и будет врать сколько нужно. Быть может когда-либо потом, он сможет рассказать о сегодняшней встрече Юфемии уже от своего настоящего лица и они вместе посмеются. Быть может.

- Право, принцесса Юфемия! Ничего страшного! - попытался весело и громко заговорить принц, но из-за простывшего горла и охрипшего горла вышло как-то не очень - Уверяю вас, все хорошо и вам не стоит беспокоиться об этом. Кроме того, ваши подозрения имеют место быть. В конце-концов, многое бывает за кулисами... А общение с вами мне доставляет только удовольствие! Так что ничего страшного.

Заметив шаг в его сторону, Кловис сделал несколько шагов назад, желая чуть отдалиться от принцессы в сторону тени. На данный момент в нём шла настоящая борьба эмоций и чувств за обладание над принцем и за его действиями, но с большим неудовольствием он все же решил послушаться разума, который ему говорил не раскрываться.

- Простите принцесса Юфемия, но не стоит ко мне так близко подходить. Вы мне, разумеется нравитесь и общение с вами мне доставляет лишь удовольствие, но я приболел и очень не хотел бы вас заразить. А то мало-ли... Лучше быть осторожнее мне кажется. Лучше расскажите что-либо, пожалуйста. О политике, о каких-либо интересных событиях, а то я с момента смерти принца Кловиса слишком многое стал упускать и упустил... Если вы сами не против, конечно же... И если вам не доставляет хлопот или проблем моё присутствие.

Самому третьему принцу подобное обращение к принцессе показалось слишком наглым для простого аристократа по отношению к члену королевской семьи и уже замолчав он целых несколько раз себя укорял... Но по другому Кловис, к несчастью, не мог. По крайней мере не придумал чего-то получше.

+1

12

— Вас стесняет подобная постановка вопроса? — Пылающие щеки вполне показывали нежелание принцессы продолжать этот разговор, но сдать на половине пути было бы неправильно. Такие связи не афишировались, но были. Глупо отрицать очевидное.

Недовольно встряхнув волосами, Юфи остановилась. Не было у неё намерения насильно сдирать капюшон с головы незнакомца, но его осведомленность была слишком очевидной, слишком близкой. Мог ли Кловис кому-то доверять настолько? Прошло много времени, у Юфемии были поводы сомневаться во многом. Она могла не знать того Кловиса, который умер.

— Вы боитесь меня?

Болен? Что за смешная отговорка. Достаточно нелепо врать вот таким образом, стоя перед вице-губернатором сектора. Несмотря на свою декоративность, Юфи могла запросить доступ ко всем бумагам мэрии. Найти таинственного незнакомца не составит труда. Если он британец.

— Не буду настаивать, — у принцессы достаточно времени, чтобы узнать личность. Ведь можно просто позвать охрану. От этого шага её останавливала лишь заинтересованность — не хотелось предавать доверие тех, кто был близок Кловису.

— Произошло многое. И многое мой брат не одобрил бы, — бросив взгляд на автопортрет третьего принца, Юфи повернулась обратно. — Моё назначение, к примеру.

Музейный посетитель должен действительно знать принца, если назовет причины его непринятия такой должности для принцессы.

+3

13

- Не могу сказать что именно стесняет. Мы с Третьим Принцем стали друзьями и он мне доверял, был повод. Он помог мне и моей семье, когда оно было необходимо... Оттого я и стал ему преданным другом, а спустя некоторое время я был назначен им же на должность одного из главных командиров его гвардии. В конце концов, нет ничего важнее своей семьи, так что я был должником Кловиса и преданно ему служил. К великому сожалению, на момент его трагичной смерти я выполнял его приказы и находился далеко. - спокойно проговорил Кловис сестре, на ходу только так придумывая новые события и стараясь их соединить в нечто целое. При этом, чтобы выглядело наиболее правдоподобно. Единственное что очень сильно мешало со всем этим, так это совесть. Кловис всегда был честен с младшей сестрёнкой и если придумывал что-либо, так для того чтобы поднять ей настроение или развеселить. Всё же добрые розовые единороги с радужной гривой никогда и не существовали, однако есть же сказки про них.

Увидев что принцесса остановилась и, казалось, более не намерена подходить ближе чем хотелось бы, сам принц облегчённо вздохнул, но расслабляться пока не торопился. Мало ли, вдруг придётся резко назад отскакивать или ещё что. Тем более что Кловис помнил насколько резвой и порою непредсказуемой была Юфемия, когда ей было что-то очень интересно. Возможно, подобное и проявлялось только в совсем юном возрасте... Но опять же, мало ли.

- О нет, Принцесса Юфемия. - также спокойно ответил принц на вопрос сестры - У меня нет причин и повода бояться вас...
Да и не думаю что и вам оно нужно, поскольку никакой враждебности или неприязни я к вам вовсе не питаю. И уж тем более не смогу причинить вам хоть какого-то вреда - навряд-ли наш Третий Принц подобное одобрил бы. Даже после своей смерти.

И вновь это сочетание слов "Третий Принц", "смерть"... Как же не нравилось Кловису о подобном даже думать, а уж тем более говорить. Он никогда не любил слово "смерть" сам по себе, а тут оно ещё и к нему приставляется. Как жаль что он был вынужден пока что вести себя именно так и как жаль что на данный момент ничего не изменить и при всём желании... Отчего настроение только ухудшалось из недели в неделю.

- Хотел бы я знать что именно могли не одобрить, тем более что вспоминая рассказы принца вы редко проявляли себя как-то плохо. Разумеется, никто не идеален, но всё же... Но наверное я лезу не совсем в своё дело, тем более что мы с вами даже толком не знакомы. Что на счёт должности... Мне кажется что вы стали бы вполне неплохим генерал-губернатором, опять же - вспоминая как о вас отзывался принц Кловис. Не помню чтобы он говорил что-то плохое.

Вспоминая всех своих знакомых, приятелей и друзей из свой многочисленной семьи, Кловис и раньше не редко задумывался кто и как показал бы себя на той или иной должности. К примеру, при всей своей неприязни и, возможно, зависти к Ренли, он прекрасно понимал что из брата выйдет весьма хороший командир и солдат, хоть сам третий принц никогда и не одобрял такого. Старший брат Кловиса, Шнайзель, был несомненно прекрасным политиком, причём именно "на большой арене", а не просто в каком-то секторе. В Юфемии же, принц всегда был уверен как в политике... Но именно "секторном". Она, несомненно, могла справиться с такой должностью, но в пределах какого-то одного сектора. По крайней мере, так о ней принц думал раньше. Но он мог ошибаться и кто знает что с Юфемией произошло в "его отсутствие".

- Что до вашего брата - Ренли... Я бы сказал почему как мне кажется он был бы не очень хорошим генерал-губернатором, но не будет ли это слишком чрезмерным и наглым со стороны почти обедневшего и малоизвестного дворянина?

+1

14

— Как же ваше имя? — Юфи повела плечами, не доверяя подобной скрытности. Главный командир гвардии Кловиса? Что за вздор! Всё подчиненные остались на своих местах до новых назначений, и каждый из них высказал своё почтение прибывшей принцессе. А этот человек?.. Она его не знала.

Длительная командировка — вот оно что... Это связано с той тайной?.. На мгновение принцесса вновь вспомнила затхлый воздух, запертый среди книжных полок. Информация была уничтожена, но кажется есть ещё один свидетель. Не сумев себя побороть, принцесса поспешно шагнула вперед, в линию света из огромных окон галереи. Взволнованный взгляд выхватил новые подробности из потрепанного образа напротив, а стук каблуков отдался в зал гулким эхом.

Но Юфи остановилась, нерешительно закусив губу. Рассказывать что-то первому встречному, не доверяя полностью — нет, она не могла. Потому принцесса улыбнулась, присаживаясь на пуф у колоны.

— Вы можете поделиться деталями его поручения? Мой брат оставил много бумаг, возможно, я смогу вернуть вас на службу?  — Впрочем, Юфи отчетливо понимала, что демонстрируемая преданность был лишь для одного, и более чем укреплялась в своих недавно высказанных подозрениях.

— Боюсь, что будет, — прохлада в этот раз в голосе преобладала, и даже взволнованность о том, что она может что-то узнать о той комнате, вновь уступила место недоверию. — Вы так и не дали ответа на мой вопрос.

Мягкость в голосе принцессы растворилась, девушка явно намеревалась закончить беседу. Боже, о чем она вообще думала, подойдя к незнакомцу так близко. Он всё ещё стоял в тени, но теперь Юфи видела чуть лучше. И потому устремила свой взгляд непосредственно на лицо, вглядываясь и замирая. Время будто остановилось, пропуская подозрения принцессы и это доверие на пустом месте вполне оправдывалось...

Оформить свои мысли Юфи не успела, помощница оповестила принцессу о необходимости возвращения в резиденцию.

+1

15

- О, прошу прощения за то, что до сих пор не представился, принцесса. Увлёкся разговором и совсем забыл про столь важные манеры! Моё имя - Эдвард Виднсдейл, граф Девоншира. Был им, по крайней мере. Сама семья происходит из Тинбриджа, но от неё остались единицы после встречи с французами, зато побочная ветвь моего дома внезапно начала править графством, отстранив нас от власти. По сути, только Тинбридж и остался, а точнее его часть. А в Пендрагоне и так практически ничего не было у нас. В общем, печально всё. - тяжело проговорил принц, вдруг вспомнив одного из своих гвардейцев. Он точно не помнил кем являлся тот юноша и какова была его история семьи, однако помнил что кажется что-то там было связано с Девонширом. По факту, Кловис вспомнил несколько более-менее похожих отрывков из того что когда-то слышал и попытался собрать это воедино. Конечно, будь у него больше времени, он бы целую книгу придумал про своего "героя" и, возможно, она бы пользовалась популярностью... Но нет, времени было слишком мало и приходилось выкручиваться так, как это только возможно. А с фантазией, казалось, у него проблем никогда не было.

- Поручение его было не сложным - он отправил меня поговорить с одним из дворян в Пендрагоне. Принц ему немного задолжал и просил передать деньги за какую-то услугу. Точно не знаю что там было и что за услуга, но денег пришлось передать прилично. Кому именно надо было передать деньги я не знал, лишь встретился с представителем этого дворянина. А моих бумаг, боюсь, не осталось. Они все сгорели кажется. Одна из причин по которым я... Не в самом лучшем виде теперь. - неуверенно ответил Кловис сестре, стараясь более-менее нормально ответить на её вопрос. Конечно, он мог что-то придумать или заговорить про интриги в каком-либо Ноттингеме, Лондоне и так далее, но подобное было бы слишком наглым. Кроме того, принцесса могла его поймать на словах, заговори он о каких-то графствах или значимых городах, а остальные он либо не помнил, либо помнил но плохо.

- Хах... Иногда жаль что мы не можем говорить начистоту и как всё есть. Даже не смотря на титулы, должности и прочее. И разве я не ответил на Ваш вопрос, Принцесса? Мне казалось, уже на всё отвечал... Но возможно, что-то случайно не заметил. Повторите пожалуйста вопрос, в таком случае... Если Вам не будет трудно, конечно же. И вижу, Вам что-то не нравится или что-то подозрительно? Быть может, я смогу ответить пока вы не покинули меня и эту прекрасную галерею?

+1

16

— Прощу прощения, если я Вас обидела, — Юфи извиняется, но подозрение из её голоса никуда не исчезает. Она бы подошла ближе, но слишком напугана своей догадкой — отсюда почтительное отношение к почти_бродяге. И как он попал в эту галерею? Юфемия легко кивает помощнице, охрана уже рядом. Их напряжение можно разглядеть в осанке и слишком быстром шаге, очевидно приняли дистанцию между принцессой и незнакомцем за чересчур близкую.

— Мне пора, — принцесса оправляет платье, остановившись в раздумьях. Оставлять без ответа столько слов будет грубым с её стороны, но и отвечать она не спешит. Юфи в смятении, практически впервые осознанно пользуясь своим положением, и игнорируя всё сказанное. — Надеюсь встретить Вас ещё раз.

Прощаясь, Юфи ещё раз окидывает незнакомца взглядом. Догадки бьются пойманными птицами, слишком безумными, чтобы быть правдой. Принцесса клянется себе — она всё разыщет, узнает и освободит себя от метаний. А сейчас она уходит, чтобы однажды вернуться вновь в надежде на новую встречу.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 13.10.17. Paper hearts