По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 21.11.17. First of all


21.11.17. First of all

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Дата: 21 ноября
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 22:00
4. Погода: в помещении тепло и сухо, за окном - пасмурно, дождливо.
5. Персонажи: Корнелия, Юфемия, Ренли, Артур Уэлсли, нпс
6. Место действия: дворец Императора в Пендрагоне
7. Игровая ситуация:

Артур выводит жену в свет — впервые после рождения сына. Роза Уэлсли — добрая подруга Эвелины Британской, насколько, конечно, вообще можно быть подругой с Ее Величеством.
Присутствует на балу и принцесса Юфемия — для нее это практически дебют в столице, и тем более — под бдительным оком матери.
А вот кого сегодня точно не ждут — так это принцессу Корнелию, обычно пренебрегающую подобными "сборищами".
Похоже, у всех сегодня что-то происходит впервые?

8. Текущая очередность: по указанию гм.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+3

2

http://pp.userapi.com/c626723/v626723841/7907/a4A2sl7gAI4.jpg
Роза Уэлсли

— Ах, Артур, ты чувствуешь? — Вздыхала Роза, вдыхая запах роскоши и эксклюзивных духов полной грудью. Любой нормальный человек от какофонии красок и ароматов немедленно бухнулся бы в обморок, но только не Роза, крепко-накрепко вцепившаяся в локоток мужа и светящаяся изнутри.

Запах на полном серьезе играл для нее первоочередную роль. От ее мужа веяло военщиной и занудством, а от сына — присыпками и молоком. Ни то, ни другое не доставляло радости очаровательной Розе, чье место было здесь, среди придворных дам и очаровательных джентльменов, среди богатого убранства, искрящихся вин и потрясающе увлекательного лицедейства.

— Я так счастлива, — тянет она, сияя подобострастно-счастливым взглядом, но дарит она его не мужу, а подругам, которых практически не видела последний год. — Дорогой, улыбнись, к нам идет маркиза Авранш. Представь, ей уже тридцать пять, и она до сих пор не за... Тереза, душа моя!

Тихий шепот сменяется бурным восторгом, приветственными поцелуями и счастливыми улыбками с обеих сторон. Ах, как хорошо сейчас Розе, как хорошо!

— Дорогой, это моя давняя подруга, Тереза Авранш, — тараторит она, улыбаясь им обоим. Не узнать ее, в самом деле — еще утром была сердита и капризна, а сейчас — будто бы помолодела лет на десять. — Тереза, это мой супруг, Артур Уэлсли... Его Величество Чарльз лично назначил его фельдмаршалом Британский войск!

+6

3

Маркиз впервые вышел в свет с тех пор, как получил высокое звание фельдмаршала сухопутных войск Священной Британской Империи. И впервые с тех пор он облачился в парадное. О, господи: он думал, что генеральский парадный мундир слишком вычурный и нарядный. Очевидно, он не очень обращал внимание на фельдмаршалов ранее. Эта мантия, эти эполеты, эти аксельбанты, эти… это все. Так много, но в то же время не то что бы безвкусно: зато отлично отражает статус носящего. И как же в этом мундире ему было неуютно и не по себе. Уже по этой причине он предпочел бы не становиться фельдмаршалом.

- Да, сногсшибательный аромат, - «ничем не хуже газовой атаки: можно было бы переговорить с этими парфюмерами на предмет создания нового химического оружия, убивающего не отравляющим веществом, но пошлостью», - Ты абсолютно права, дорогая, - дружелюбный тон, даже не наигранный.
Да, он соврал ей сейчас. Обычно, он старался быть с женой откровенным, но сегодня он просто не хотел портить ей долгожданный праздник: слишком долго она просидела дома, среди ограниченного числа слуг, суеты вокруг ребенка. Одним словом – взаперти. Поэтому сегодня он постарается быть образцово-показательным мужем для своей жены – любительницы светских раутов и балов. Сегодня, вроде бы, был бал – а значит, придется вспоминать свои танцевальные навыки. Не то что бы они были скудными, но без практики, вероятно, они немного обеднели. Хотя, вспоминать все эти па вовсе и не обязательно – достаточно будет просто уверено вести даму.

- Я так счастлива!
«Сегодня все для тебя, Роза. Ты заслужила».

- Дорогой, улыбнись…
«Да я и так вроде», - пронеслось в голове, хотя Артур еще чуточку сильнее приподнял уголки губ.
- …к нам идет маркиза Авранш.
«Авранш… Авранш…», - Веллингтон отчаянно перебирает в голове многочисленные аристократические титулы, пытаясь вспомнить, кто такой маркиз Авранш - муж этой скользящей сюда по залу женщины.
- Представь, ей уже тридцать пять, а она до сих пор не за…
«Спасибо, Роза», - Артур мысленно отблагодарил свою жену за то, что ему не пришлось боле перебирать всю эту знать. Вероятно, если бы этот самый маркиз Авранш и существовал бы, то среди всего этого аристократического товарищества – хотя койот арканзасский им товарищ – он бы попросту не вспомнил его. Ну, разве что тот был бы его коллегой – тогда бы, может, еще и вспомнил.
- Тереза, это мой супруг, Артур Уэлсли.
- Маркиза Авранш, - приветствие и легкий почтительный поклон, все по этикету.
- Его Величество Чарльз лично назначил его фельдмаршалом Британских войск.
«А лучше б лично расстрелял», - промелькнуло в голове у маркиза, которому стало очень неловко за свою жену. Хотя, наверно, хвастаться мужем перед незамужней женщиной тоже входит в этикет, просто женскую часть оного Артур вчера вечером не зубрил.
Виду, впрочем, Веллингтон не подал. Все та же легкая вежливая улыбка, которая, казалось, навсегда приклеена к его лицу: но так искусно, что нигде не видно клея и кажется, будто уголки губ могут и опуститься, и подняться еще выше.

Нет, Артур не был мастером лицедейства и интриганства.
Но сегодня, ради своей жены, он постарается соответствовать здешнему обществу. К тому же, а как еще здесь себя можно вести? Они же тебя просто загрызут – эти мерзкие лицемеры. Эти мрази. И Розу загрызут. А уж что-что, но свою семью он в обиду не даст – пускай влюбленность с любовью и прошли. Но прежде чем «не давать в обиду», можно было бы и просто попытаться не навлечь на себя «гнев общественности».

Кстати, где-то здесь, вроде бы, должны быть и наипервейшие Артуровы приятели: 2-й граф Честерский и маркиз Ньюгемпширский. А вот Бакстеру сюда путь заказан. Да и дела у него наверняка, везунчик. Впрочем, Джо и Лео вполне достаточно, чтобы скрасить маркизу сегодняшний вечер. С этими господами, по крайней мере, скучно не будет.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-04-30 14:44:51)

+11

4

http://pp.userapi.com/c626723/v626723841/7907/a4A2sl7gAI4.jpg
Роза Уэлсли

Завистливые искорки, проскользнувшие на короткие мгновения в глазах Терезы, были Розе самой настоящей наградой. Это, в самом деле, в привычном ей мире было стократ важнее всего прочего: важнее любящего мужа, сына-первенца и заслуг собственных или супруга — зависть подруг. Роза упивалась этим триумфом: успехом Артура, первым за долгое время выходом в свет и тем, какой разбитой сейчас должна чувствовать себя одинокая Тереза.

Взгляд маркизы, однако, слишком уж надолго задержался на мужчине, и Роза поспешила подхватить Терезу под руку, чтобы увлечь ее разговором: что ни говори, а уж слишком хороша знойная красавица — яркая, темноволосая, фигуристая. Да, уже не девица, но опытом и красотой брала мужчин, в том числе и женатых. С нее станется положить глаз на Артура да увлечь его — быть может, даже на этом самом вечере. Искать супруга в будуарах да в объятиях другой женщины Розе не хотелось.

Женщины тихо — насколько, конечно, можно делать это тихо на балу — щебетали, отойдя на пару шагов от маркиза Веллингтона, и пока тот был предоставлен самому себе, среди многообразия шумных и разодетых гостей появилась женщина куда более важная и опасная. И пусть власть ее распространялась не на столь уж и многих людей, но Ее Величество Эвелина Британская неизменно была высокомерна, уверена в себе и не забывала напомнить о том, какое место теперь занимает ее дочь. В любом разговоре это преподносилось так, словно в достижениях Корнелии не меньше половины было заслугой лично Эвелины.

Впрочем, сейчас благородная и величественная Императрица не говорила: принимала приветствия сдержанными кивками и остановилась подле Розы с Терезой, присевших незамедлительно в глубоких реверансах.

— Ваше Величество, — подобострастно лепетала Роза. Они не были на равных никогда: миссис Уэлсли была моложе, гибче и, как ни странно, умнее.

+6

5

«А вот и гроза всех светских мероприятий», - отметил про себя маркиз. Об Эвелине он был наслышан от своей супруги – надо сказать, что она имела склонность преувеличивать, но почему-то в этот раз, в эту минуту, Артур был абсолютно уверен, что все, что он слышал от Розы, было чистой правдой – ну может с небольшой толикой художественного вымысла. Уж больно красноречиво за Эвелину ли Британия говорил ее внешний вид
«Стерва, каких свет не видывал», «Глупая, несносная и горделивая», «Хвастливая и чванливая», «Абсолютно безвкусная» - это самые часто встречающиеся эпитеты, которыми Роза награждала Эвелину. «Так зачем же ты с ней общаешься», - раз за разом задавал один и тот же – довольно глупый, надо признать, вопрос – и получал неизменно один и тот же ответ: «Положение. Ее положение».

И как же все подобострастно падают в поклонах перед этой женщиной: аж смотреть тошно! А ведь и маркизу пора бы повторить сие движение: Эвелина, как он, опять-таки, слышал – скора на расправу. Артур достаточно элегантно и грациозно поклонился, чтобы нельзя было сказать, что он ведет себя как слон в посудной лавке. Но и до совершенства ему было довольно далеко. В ответ он удостоился презренного взгляда и легкого приветственного кивка из серии: «Молодец, а теперь гуляй, Бэзил!». Ну а чего еще ждать от этой женщины, действительно.

Увидев, что императрица-консорт отправляется в сторону Розы и Терезы, фельдмаршал прикинул, что не так уж и много осталось у него времени для ретирады – в противном случае он будет вынужден снова «быть представленным». Причем если в прошлый раз дело обошлось банальной завистью и… Артур точно не понял, но какие-то охотничьи нотки были в этом взгляде – то в этот раз может кончиться и скандалом. Начнут меряться – Эвелина дочерью, а Роза – мужем. Нет уж, спасибо. Причем на этот раз, Артур был уверен, что вовсе не Роза начнет этот странный ритуал.

Поэтому Артур – аккуратно и едва заметно отойдя еще чуть дальше от дам – поспешил туда, где собирались мужчины. И где он, в частности, надеялся отыскать своих друзей. Ну, или просто выпить бокал шампанского, когда кто-нибудь из знати произнесет очередной глупый тост «За Императора!», или что-нибудь подобное этому.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-05-29 12:47:45)

+5

6

Не один Веллингтон при виде Эвелины испытал стойкое нежелание приближаться к ней.  Ренли, если четно, всегда был крайне удивлен тем, как эта особа ухитрилась родить и воспитать таких дочерей как Корнелия и Юфи. Но вот как-то смогла, и была далеко не проста. Так что Ренли при контакте поддерживал доброжелательные отношения, но при возможности контакта избегал. Одна из причин нелюбви к политике и светским мероприятиям - таки вот личности, который в этом деле не обойти, да еще и приглаживать приходится.

Впрочем, Эвелина - зло неизбежное и знакомое. Привык. А вот половить тут рыбку, пока Корнелия не решит явить себя обществу и оглушить их крайне интересными новостями - стоит. Особенно сейчас, пока сам не слишком привлек внимание, и то только потому что никто его тут не ждал, полагая что принц намертво застрял на периферии.  Ан нет. И если кто заметит, то невольно заинтересуется, а с чего вдруг? К счастью, список гостей включал в себя и военных, так что принц не без радости увидел пару старых товарищей по боевым операциям, кого еще не отправили куда подальше заниматься таковыми.

Список гостей он более-менее знал и главное - был в курсе, что новый начальник штаба будет здесь, а потому не поленился почитать  имеющуюся информацию. Оказалось, они пересекались когда-то, если это можно было так назвать - в Норвегии. Правда это не то, что можно назвать хорошей темой для обсуждения, особенно если речь об участниках наземной операции. Но что мы видим? Вот он, тот самый маркиз, спасается бегством от Эвелины. Или нет, но направление  верное. Ловись, рыбка...

- Добрый вечер, маркиз Веллингтон. - Ренли теперь засвечен в СМИ по полной, да и адмиральский мундир  можно использовать как источник информации. Сопоставить награды и возраст - дело в шляпе.  Давайте, Веллингтон, думайте, что мне от вас нужно.

+4

7

Маркиз, уже неспешно перемещаясь по краю зала, глазами искал своих товарищей. До некоторой поры поиски его были безуспешны, но через какое-то время он все же нащупал их взглядом. Артур уже собирался их окликнуть, как вдруг…
- Добрый вечер, маркиз Веллингтон, - произнес чей-то еще молодой голос явно уверенного в себе человека – такие нотки в голосе обычно бывали у командиров разных сортов или политиков. Фельдмаршал на пятках повернулся и увидел…
Ничего. Пока не опустил слегка взгляд – окликнувший его блондинистый юноша был ему ростом по грудь. Смотрит требовательно, хотя и снизу вверх, прямо в глаза, будто ждет, что маркиз его узнать непременно должен. Артур чуть скосил взгляд, чтобы разглядеть знаки различия: «Адмирал. В его-то годы… Стало быть, очередной королевский сыночек», - он вновь судорожно начал перебирать варианты – немногочисленные впрочем, - «Это, должно быть, Ренли ла Британия. И то, что он здесь, означает…», - мозаика из нескольких частей вдруг сложилась в голове у Артура, и ему все стало ясно, - «…что сегодня все услышат много интересных новостей».

- Ваше Высочество, - маркиз поклонился в знак почтения к августейшей особе, - Чем могу быть обязан Вашему вниманию? – в иной обстановке он обратился бы к нему по званию, но здесь это было, к сожалению, неуместно. Здесь ведь все не «гражданские», «лейтенанты», «фельдмаршалы», «командоры» или «адмиралы», а «маркизы», «графы», «герцоги», «высочества» и «величества».

Генерал-губернатор Одиннадцатого сектора недаром прибыл сюда из своей вотчины. Впрочем, как своей – вчера в очередном докладе Восточного отдела генштаба промелькнула информация, что в политических кругах сектора уже некоторое время ходят устойчивые слухи о том, что генерал-губернатор будет сменен. Не далее как вчера он слышал от Корнелии в частной беседе, что та собирается сдать пост премьер-министра кому-то другому – кому-то из принцев. Из августейших особ помимо Корнелии и Ренли будет еще и Юфемия ли Британия. И, если Артур правильно понимал «финты ушами» всех этих аристократов и аристократишек, то Ренли станет премьером, Юфемия – генерал-губернатором, а Корнелия…
…нет, она совершенно точно не станет министром обороны, как и новым начальником штаба — ей это совершенно безынтересно. Потреблять вооруженную силу — не строить, верно? Но это, также, не означает, что Артур останется при своей должности. Новый премьер сменит кабинет, новый министр обороны найдет кого-нибудь посговорчивее и тогда: «Здравствуй – высадка в Европу. Прощай – Британское господство».

Артур слегка тряхнул головой, будто сгоняя морок – он бежит впереди паровоза и драматизирует. А еще много думает о работе – а он себе сегодня обещал этого не делать. Но, похоже, будущий премьер хочет побеседовать. О чем еще беседовать с начальником генштаба, кроме как о войне, Артур не представлял.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-06-01 23:31:01)

+4

8

Хорошо что Ренли в армии привык иметь дело с людьми заметно выше себя, иначе бы испытал некое неудобство, вынужденный смотреть на Уэлсли снизу вверх. То есть совсем снизу вверх. Принц не комплексовал по поводу роста, его собственный вполне устраивал, это просто немного затрудняло восприятие. Задуматься его появление мужчину заставило, и Ренли не исключал того, что Веллингтон уже сопоставил факты и мог сделать верное предположение. Вроде бы Корнелия ему намекнула, или нет? Скорее да, но не сказала прямо. Теперь человек перед ним мог вероятно, раздумывать, чего ждать от таких перемещений.

- Будущее Британии, что же еще? То, что волнует нас всех. - Не без доброжелательной иронии ответил Ренли, - Сегодня в него  будет внесено еще одно изменение, к лучшему или нет - зависит от нас.

Дал время осознать намек.

- Скажем так, вскоре мои обязанности не будут ограничиваться делами Одиннадцатого сектора и я хотел бы знать ваше мнение о том, какие перспективы у военных кампаний Британии. Ведь сейчас у нас много направлений, я бы сказал, больше чем хотелось бы. К примеру, Китай - вряд ли удастся избежать полноценного вмешательства теперь.

+2

9

http://pp.userapi.com/c626723/v626723841/7907/a4A2sl7gAI4.jpg
Роза Уэлсли

Разговоры всегда крутились в одних и тех же плоскостях, и пока мужчины обсуждали погоду и войну, женщины мыли косточки мужчинам. В компании подруг счастливая и успешная по их меркам Роза вскоре почувствовала себя неуютно. Давно замужние неспешно давили на время: "Ничего, я первый год тоже не знала, какой его любимый чай, лишь к пятому запомнила", недавно выскочившие - на собственные юность и очарование: "Ах, он такой пылкий, не оставляет мне ни минуты", а хуже других были незамужние, загадочно молчащие о своих похождениях, но активно подбадриваемые другими подругами: "Тереза, и где же ты ухватила такого красавца?".

Если их целью было съесть Розу, то им это определенно удалось. Дружба придворных дам вообще вещь своеобразная, на любителя, а за год все успело сильно измениться: вошедшие в круг молодые дебютантки перетянули одеяло на себя, а прежние подруги успели оскорбиться ее счастьем.

Ругаться Роза не спешила. Они еще примут ее обратно - никуда не денутся, нужно лишь время немного привыкнуть. Да и она сама теперь знала больше детских колыбельных, нежели словесных острот. Даже гибкий женский ум не способен так быстро, в один вечер, перестроиться.

Воспользовавшись первым же случаем, Роза ускользнула из общества подруг - отправилась на поиски супруга. Искать долго не пришлось - его плечи Роза узнает из тысяч других. Впрочем, не менее легко опознала она и его светловолосого собеседника.

При дворе не было ни одного безумца, который не знал бы Императрицу Габриэллу и ее сыновей. Правда, в присутствии Эвелины говорить о Колючке и ее отпрысках было принято чуть пренебрежительно - на грани между уважительной осторожностью и грубоватым хамством. Габриэлла, даже убитая горем после смерти Кловиса, внушала трепет всем, в том числе и тем, кто ее не слишком жаловал. Сама Эвелина, кажется, это чувство не замечала и не стеснялась говорить о незаслуженности всех тех регалий, которыми наградил Его Величество Колючку. Среди незаслуженного были и Ренли с Валерианом - ходили слухи, что их зачали по всем правилам, но без договора, исключительно добровольно, тогда как семья Эвелины вылезла из кожи вон, чтобы получить второй шанс.

Этот самый второй шанс, именуемый ныне принцессой Юфемией, должен был вскоре присоединиться к торжеству. Для девочки это дебют в столице, и все с нетерпением ждали ее появления в волне других юных барышень. Сочувствием Роза не отличалась, но ждала знакомство с Ее Высочеством с некоторой долей зловредной радости. Ее собственный, Розы, дебют, прошел далеко не гладко, и вспоминать об этом было досадно.

Порхнув к мужчинам, маркиза опустилась в реверансе. Впрочем, выше положенного на пару сантиметров - заигравшийся в солдатиков Ренли разницы не заметит, зато заметит Эвелина.

- Ваше Высочество, - приветствует она громко, вставая подле мужа, и невольно перебивая их беседу.

..Китай, - выцепила единственное слово Роза, и его хватило, чтобы понять вектор мужского разговора. Артур всегда в работе. Был в ней задолго до их свадьбы и остался - после. Роза, женщина неглупая, понимала, что именно этому невероятному помешательству на войне, на всех ее мельчайших подробностях, и совершенной неспособности переключиться на что-то иное, она должна быть благодарной за блестящую карьеру мужа. Конечно, год назад она и предположить не смела, как высоко Артур прыгнет, но и тогда он был достаточно перспективен, чтобы свадьба была в меру желанной.

Но сегодня - ее выход в свет, ее праздник. И если Артур продолжит в таком ключе, искать его придется все в тех же пресловутых будуарах - но не с женщиной, а с грудой карт. Эта идея Розе тоже не слишком нравилась, а потому принцу Ренли маркиза Уэлсли улыбнулась ослепительно и обезоруживающе.

Невероятно удачно заиграл оркестр - время танцев.

- Вы позволите? - Ладошка нырнула под мужской локоть, показывая, что ответов, отличных от положительного, Роза не примет.

+6

10

- Будущее Британии, что же еще? То, что волнует нас всех.
«Ну да, как я и думал, он хочет говорить о работе. Ох уж эти неугомонные дети – ни минуты покоя…», - Артур чуточку помрачнел. Он уже начинал постепенно привыкать к здешнему окружению, а принц, так некстати появившийся, вновь выбивал его обратно на «рабочую колею».
- Сегодня в него  будет внесено еще одно изменение, к лучшему или нет - зависит от нас.
«Стало быть, прямо здесь», - маркиз ненароком взглянул в сторону кокетничающих в углу женщин, а конкретно на Эвелину. Интересно, как она перенесет эту новость? В конце концов, насколько Артур успел узнать от супруги, Эвелина и… как же ее звали? Кажется, Габриэлла. Эти две женщины не ладили между собой в основном благодаря стараниям первой – что неудивительно. Наверно, следует ждать скандала. Интересно, детей это совсем не волнует? Видимо – не очень. Оно и понятно – молодые всегда ведут себя как бунтари.
- Скажем так, вскоре мои обязанности не будут ограничиваться делами Одиннадцатого сектора и я хотел бы знать ваше мнение о том, какие перспективы у военных кампаний Британии. Ведь сейчас у нас много направлений, я бы сказал, больше чем хотелось бы. К примеру, Китай…
- Ваше высочество! – рядом присела в реверансе Роза, так внезапно появившаяся рядом. Даже она была выше, чем Ренли – следовало, правда, учесть, что супруга его была на каблуках. Да и несильно выше, надо признать.
- Вы позволите? – как Клаузевиц, появившийся так вовремя во время битвы при Ватерлоо на фланге войск Наполеона и спасший Блюхера от разгрома, и более того, позволив последнему добиться победы, так и Роза появилась так вовремя, чтобы спасти Артура от работы. С той лишь разницей, что Роза была для маркиза куда красивее и желаннее, чем тысячи немецких фузилеров во главе с Клаузевицом для Блюхера, который, как говорят, был большим охотником по части женского внимания.
- Ваше высочество, - нарочито виновато произнес фельдмаршал, - Кажется, моя супруга изволит украсть меня у Вас. Что касается дел – оставьте это до формального вашего назначения. У нас еще будет и время, и куда более подходящее место.
Артур откланялся и поспешил с супругой к центру просторного зала, где уже кружили пары.

- Спасибо. В кои-то веки я хочу попробовать расслабиться, - поблагодарил Розу маркиз, уже кружа ее в танце. Улучив момент он, как можно незаметнее для остальных, аккуратно поцеловал ее в уголок губ, едва коснувшись.
Через пару минут, ближе к концу танца, он шепнул ей тихо на ухо:
- Держись сегодня подальше от Эвелины, дорогая. У меня есть основания полагать, что настроение ее в ближайший час будет основательно подпорчено. «Она мечет гром и молнии», - так ты, кажется, говорила? Как бы дом не сожгла.

+5

11

http://pp.userapi.com/c626723/v626723841/7907/a4A2sl7gAI4.jpg
Роза Уэлсли

Назначение?..

Роза глухотой не страдала, да и тугодумием тоже не отличалась, а потому ухватилась за это слово, уже в танце обдумывая его со всех сторон и мучительно пытаясь понять, какое назначение ждет принца Ренли и какое отношение к этому имеет Артур. Мысли эти были, пожалуй, не слишком радостными: как минимум, это отвлекало супруга от их вечера и от ее блистательной красоты – а это уже весьма прескверно.

Благо, Артур поспешил развенчать сомнения своей очаровательной леди, и Роза вновь засияла выбеленной улыбкой. Вихрь танца унес прочь все ее печали и тревоги, заставив забыть о белокуром принце и каких-то делах мужа, в которых она, собственно, совершенно ничего не смыслила.

Последние помпезные аккорды завершили музыкальную партию, и пары начали расходиться в стороны, освобождая просторную лестницу и центр зала перед ней: совсем скоро прибудут дебютантки, и все с нетерпением ожидали юных порхающих красавиц. Кто-то ждал своих дочерей, кто-то – будущих любовниц и жен. Но все, без сомнения, ждали появления принцессы Юфемии, что прежде не была представлена двору.

От нее? – В едва слышной беседе с мужем Роза не утруждала себя уважительными пассажами в адрес венценосной особы. Неужели принцесса Юфемия что-то задумала, а Роза не знает? По слухам Эвелина сильно нервничала – и не слишком надеялась на младшую дочь, но…

Озарение пришло так же спонтанно, как заиграл оркестр. Свежие, легкие звуки по-весеннему очаровательного вальса возвестили о начале прибытия дебютанток. Восемь юных аристократок одна за другой, поддерживаемые громогласным герольдом и одобрительными взглядами спускались в залу. Очаровательны до омерзения, а вишенкой на торте – Юфемия Британская, которой предстояло выйти последней.

Это как-то связано с назначением Ренли? – Прошептала на ухо мужу Роза, рассматривая третью юную леди: белокурую девочку, облаченную в насыщенно зеленое платье. Миссис Уэлсли едва не фыркнула: хотя зеленый и был юной Дарби к лицу, он совершенно неуместен был при дворе – сегодня он не в тренде, и носила вечно все оттенки зеленого одна только Колючка. По наклонной девочка пойдет, – уверенно поставила на ней крест Роза. Свихнувшаяся Королева Шипов не пустит к себе Дарби, а Эвелина – не простит выбора платья. Неужели мать Дарби ничего не объяснила ей?

Должно быть, принцесса Корнелия решила дать Ренли какой-то руководящий пост, – решила Роза, постановив вердикт очередной дебютантке и улучив свободный момент, чтобы покрепче ухватиться за руку мужа. Пусть будет меньше вопросов о том, почему она пренебрегла возможностью обсудить юных прелестниц с подругами.

Юфемия ли Британия! – Наконец пронеслось по залу, и все взгляды устремились к самому верху лестницы, где появилась стройная фигурка. Принцесса была красива – красивее сестры и матери, а издалека производила впечатление воздушного и прелестного создания, очаровательного в малейшем жесте. Прежде Роза видела ее только в новостях, и надеялась сегодня наконец увидеть ее вблизи – действительно ли так мила Юфемия, как о ней говорят, и так ли прекрасна, как показывают по телевидению?

+4

12

На завершающих нотах Артур подтвердил догадку своей супруги:
- Да. Именно с этим.
После танца инструменты совсем смолкли. А после слов церемониймейстера вообще воцарилась гнетущая и непривычная тишина. Артур, оказавшийся с супругой ближе других танцующих пар к парадной двери, обратил свое внимание на глашатая:
- …3-я наследная принцесса императорской семьи, Ее Императорское Высочество Юфемия ли Британия!
В раскрывшихся шикарных дубовых дверях появилась смущенная таким пристальным вниманием, как показалось Артуру, красивая девушка с розовыми волосами. Наряд ее был не такой пышный и вычурный, как у большинства дам в этой просторной зале. «Она одна против целого мира, который устремил свой волчий взор на нее», - почему-то вдруг подумалось маркизу. И вдруг случилось нечто, что в обычной жизни происходит сплошь и рядом, но на балу почему-то воспринималось как невероятное происшествие: принцесса то ли оступилась, то ли сломала каблук – что бы ни случилось на самом деле, она вдруг неловко покачнулась, потеряла равновесие и упала…
…правильней было сказать: «почти упала». Не то что бы Артур обладал потрясающей реакцией, кошачьей ловкостью и поразительной координацией, но ему хватило и его, вполне среднечеловеческих параметров, чтобы среагировать и вовремя схватить под руку уже завалившуюся принцессу, ну и главное – не упасть вместе с ней. Несмотря на наряд, девушка оказалась весьма легкой. Гнетущая тишина переросла сначала в неловкое молчание, но затем, несмотря на то, что пятая точка ее так и не коснулась пола, придворные дамы начали сдавленно похихикивать и перемывать косточки «незадачливой дебютантке» – уж точно те из них, кто отстояли от Эвелины на почтительном расстоянии или те, кто ни в грош ее не ставили. Неловкое молчание переросло в насмешливый гам.
Артур, поднявший девушку обратно, гневно взглянул на распорядителя бала, но тот и без его озлобленных взглядов знал, что нужно делать – он немедленно объявил очередной танец. У фельдмаршала от удивления и возмущения чуть челюсть не отвисла:
- Мазурка!
Словно бы в насмешку над произошедшим, над неуклюжестью принцессы, он «врубил» один из самых быстрых танцев.
Маркиз все еще держал принцессу под руку, так что маневр напрашивался сам собой. Отпустив ее, он вежливо поклонился:
- Артур Уэлсли, маркиз Веллингтон, - зная, что все сейчас вероятно смотрят на них, фельдмаршал решил соблюдать все эти клятые правила этикета: приглашать даму, которой ты не представлен или которой ты, в крайнем случае, сам не представился – грубость, - Не откажите мне в удовольствии танцевать с Вашим Императорским Высочеством.
Так уж повелось в высоком обществе, что все «шишки» за неудачный танец обычно достаются кавалеру – он отвечает за даму, он мужчина, и, самое главное – он ведь ведет. Обычно быстрые танцы давались ему с трудом – он свое в Африке уже «оттанцевал» сполна. И те немногие, кто имели честь видеть, как Артур пытается поспевать за музыкой, честно говоря, посмеивались (иногда и в лицо, что Артур воспринимал скорее с юмором, нежели как оскорбление, если делалось это тонко) – в молодые годы у него получалось гораздо лучше. Во всяком случае, он стал для невинной жертвы этого высокого общества щитом на время.

Отредактировано Arthur Wellesley (2017-06-08 17:47:46)

+3

13

Длинный подол сыграл злую шутку — понадобился лишь шаг в толпу, как ткань уцепилась за острый каблук, заставив третью принцессу действительно произвести фурор своим первым появлением. Алый румянец незамедлительно украсив щеки и расползся красными пятнами на белоснежную шею, дополняя цветочную вязь платья. Юфи, пожалуй, готова была скрыться с глаз всех людей, но вовремя вспомнила своё положение. Да и как, когда тебя достаточно крепко держат?..

— Маркиз, — в сиреневых глазах всё ещё отражался испуг вперемешку с облегчением, настолько явным, что впору было смеяться. И вина, конечно же, она — Юфи приняла предложенную руку, одним движением освобождая подол и приседая в реверансе. — Прошу прощения за мою неловкость.

Поспешность фразы не компенсировалась четкостью речи — последние слова Юфемия и вовсе проглотила, чем вызывала новую волну смешков. Пожалуй, извинение вполне сошло и за согласие на танец. А вот предупредить, что в процессе она, вне всяких сомнений, оттопчет маркизу все ноги, Юфи уже не успела. Давно не практиковавшись, принцесса мгновенно задохнулась от быстрого ритма.

Приноровившись, впрочем, принцессе отметила, что её первый кавалер вечера не столь искусен, сколь обходителен. Собрать всё воедино у Юфи вышло намного быстрее, и вот уже очередная волна смущения и благодарности постигла бедную аристократическую кожу.

— Я благодарна Вам, — улыбнувшись, — мой дебют не станет посмешищем.

+2

14

http://pp.userapi.com/c626723/v626723841/7907/a4A2sl7gAI4.jpg
Роза Уэлсли

Руку мужа, шагнувшего навстречу принцессе, пришлось отпустить, и Роза со стыда была готова сгореть - как так, пренебречь ею!.. Законной супругой, матерью его ребенка! Женщина чувствовала, что смешки вскоре дойдут и до нее - пока похихикали только над принцессой и неловкими движениями маркиза, но грядет и второе перемывание косточек, в котором непременно вспомнят и Розу, которая так кичилась должностью Артура.

А еще она до безумия ревновала. Может быть Артур и не был писаным красавцем, и пылких чувств к нему Роза не питала, но это был ее муж, эксклюзивное право на его оттоптанные в мазурке ноги принадлежало только ей, и какая-то принцесса!..

..не какая-то, - одернула себя Роза, принимая чье-то приглашение на танец. Даже не посмотрела, лишь кивнула, привычно растянувшись в улыбке, и взглядом искала розово-зеленое облако. Это Третья, и какой бы она ни была, ее величина при дворе априори выше многих прочих. Выше Розы - и даже выше Эвелины, если так решит Вторая принцесса. А Корнелия, по слухам, не остыла в своей любви к сестре с детских лет.

А как краснеет малолетняя кокетка! Роза сама раскраснелась от гнева, готовая прервать танец и немедленно кинуться на Юфемию с когтями. Что, конечно, было бы... эксклюзивно.

- Благодарю, - улыбнулась Роза совершенно неискренне, закончив танец и пытаясь вернуть себе внимание мужа, пока его не увели в еще каком-нибудь вальсе. Не успела - снова приглашение, снова соглашается, и лишь видела краем глаза, что Маркиз увел принцессу в сторону, где отпустил в свободное плавание, а сам нашел себе мужское общество.

Ревнивая Роза немного подутихла к концу очередного танца, и даже была готова подойти к супругу, чтобы в деликатнейшей форме намекнуть ему на возможную между ними искру, как музыка стихла. Вышедшая по лестнице вверх принцесса Корнелия в неизменном своем военном мундире, явно собралась делать какое-то важное заявление.

Гнев в голове маркизы Уэлсли не помешал ей сложить два и два. Корнелия с выступлением, Ренли в столице, слух о его назначении и его интерес в международной политике (а ведь Ренли успел засветиться только как губернатор экономически важного, но все же лишь сектора!). Роза коротко ахнула, прижав ладонь к губам.

Господь всемогущий, что же теперь будет?..

+6

15

— Я, вторая принцесса Священной Британской Империи... — О, как же это было нелегко. Как поднять многотонный камень, придавивший теня, на плечи, чтобы наконец сбросить. Неужели мать просыпается с таким чувством каждое утро? И Юфи... Тоже теперь...

Нет. Вздор.

Это она такая. Неправильная. Одна. Под тем камнем, где другие шебуршатся более чем уютно, она — придавлена. Задушена.

И не собирается терпеть.

— ...и премьер министр Священной Британской Империи... — Шум-то какой будет...

Вон мать. Смотрит на свою драгоценность с восхищением, потихоньку сменяющимся недоверием и негодованием. Надо же, пришло же доченьке в голову праздник испортить. Ведь как чудесно всё было! Прославленный офицер! Премьер! Гордость семьи!

Лучше бы как Шнайзеля, и в простые пилоты.

Все мозги теперь матушка проест. Мало того, что отказалась, так ещё в пользу Габриэллы! Непростительно! Оскорбительно!

— У меня своя жизнь, и под твоим флагом выступать я не буду. Что бы ты себе ни воображала.

А вот и Юфи. Бедняжка. Разнервничалась... И чуть не сорвала на себя гнев этой публичной змеюки. Хотя... Сорвала, всё равно сорвала бы. Всё провально, что не идеально... И впору бы надеяться, выходка старшей перехватит её внимание, защитит младшую, но куда там! Матушка не осмелится орать на золотого цыплёнка. Она выместит всё на слабеньком.

— Прости, Юфи. — Оправдывать себя бесполезно и незачем. Могла бы терпеть ради неё. Не стала.

Где-то там в зале — Ренли. Эх, счастливчик. Получил, чего хотел. Думала, такой же — но нет, за возможность ухватился сразу и с энтузиазмом. Всё же одна в семье она такая. И чем вообще отец думал, когда её имя назвал?! Чего он ждал?!

Неважно. Чего бы не ждал — не дождётся.

— ...Корнелия ли Британия, заявляю...

А как всё было чудно до момента, когда её нога шагнула в этот зал! Чудно и прелестно настолько, что уже набравшего воздуха в грудь глашатая остановил непроизвольный жест руки в элегантной белой перчатке. Подожди. Пусть хотя бы... До конца танца...

Он нравится Юфи.

Пока стояла и ждала — мысли роились в голове. Дурацкие. Уже решила. Уже обдумала. Но сестра, брат, мать и другие, чьи судьбы она перевернёт сейчас исключительно по собственному желанию, прямо перед глазами...

Нелегко. Пока стояла и ждала, незаметно для всех ломая себе пальцы, было нелегко.

Вышла — стало проще.

— ...о передаче должности премьер-министра четвёртому принцу, Ренли ла Британия.

Эпизод завершён.[nick]Cornelia li Britannia[/nick][status]Копьё Империи[/status][icon]https://files.catbox.moe/fjbrbf.png[/icon][sign] [/sign][fld4]✎: <a href="http://codegeass.ru/pages/id40">Личная страница</a>[/fld4][fld1] [/fld1]

+6


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 21.11.17. First of all