По любым вопросам обращаться

к Nunnally vi Britannia

(vk, y_kalyadina)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 25.06.16. Sway with me


25.06.16. Sway with me

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 25 июня 2016 года
2. Персонажи: Франциско Диаз, Алина Тихомирова
3. Место действия: Загородный дом недалеко от Серра-да-Меса
4. Игровая ситуация: Продолжение уик-энда Франциско и Алины. На этот раз Диаз решил довольно необычным образом удивить Тихомирову.

0

2

Сегодняшний день Франциско провёл не с Алиной, чем, похоже, сильно её удивил — все предыдущие дни, за исключением, пожалуй, только первого, они не отходили друг от друга ни на шаг и покидали спальню только в трёх случаях: гигиена, еда и смена обстановки. Уехав после обеда, Диаз вернулся только к вечеру, когда солнце уже скатилось к горизонту и на их лесную чащу опустилась кромешная тьма, рассеиваемая лишь уличными фонарями на участке да светом из окон дома.
Диаз остановил машину в гараже и вышел из неё, прихватив с заднего сиденья несколько пакетов с маркировкой британской службы доставки — забирать пришлось из одного деревенского постомата. Франциско очень волновался за состояние своих покупок и то, как пройдёт сегодняшний вечер.
Тихомирова очень удивилась внезапному отъезду Диаза и какое-то время ещё сидела и смотрела на дорогу, на которой из вида скрылся черный внедорожник. Франциско лишь подарил ей короткий, но жаркий поцелуй и выразительный взгляд, а потом сел за руль и уехал. Алина не знала, сколько ей придется ждать бразильца, но почему-то нисколько не сомневалась, что он приготовил ей какой-то сюрприз. Снедаемая любопытством и бездельем, Кобра пару часов провела в бассейне в черном бикини, а потом, лишь слегка промокнув волосы полотенцем и повязав их платком, направилась на кухню, где для неё началось испытание курицей и духовкой…
Холодильник был забит продуктами, но они, по большей части, были быстрого приготовления, чтобы не тратить много времени, однако, в морозильнике хранилось мясо: Франциско обещал на днях пожарить шашлык, и Кобра подумала, что на месте веранды, от которой осталось лишь пепелище, это было бы очень символично. И дня не прошло, чтобы Тихомирова не напомнила Диазу о произошедшем, но вся напускная обида бразильца от слов Алины превращалась в безудержную страсть, и громкие стоны его женщины говорили больше, чем любые слова.
Тяжело вздохнув и бросив взгляд на курицу, Кобра решила, что неплохо было бы её замариновать. Вопрос только: в чем?.. Алина что-то слышала о таком сочетании, как “медово-чесночный”, но не рискнула повторять без контроля жены своего старого друга, редко, но консультировавшей её по телефону по вопросам готовки. Повторить самостоятельно то, что диктовала Татьяна, у Тихомировой не получалось: вся информация о приготовленном блюде выветривались из головы к концу дня, так что Алина через несколько месяцев повторно звонила Коробовой, чтобы она вновь проинструктировала её по каждому из этапов готовки. Весь этот процесс казался Кобре очень медленным, мучительным, а кухню приходилось потом отмывать, но Алина стоически пыталась учиться готовить и сдерживала ругательства из уважения к Татьяне.
В конце концов от идеи с мариновкой мяса птицы Тихомирова отказалась и решила отвлечься и приготовить самый простой и незатейливый салат из зелени и овощей, заправив его оливковым маслом, а следом за этим поэкспериментировала с ананасами, добавив к ним грибы и тертый сыр. Получилось неплохо, как посчитала Тихомирова, немного попробовав получившийся салат с необычной сладкой нотой во вкусе.
Но курица за это время никуда с кухни не улетела и сама не приготовилась, а в том, что Франциско вернется голодным и одними салатами и своей любовью она не отделается, Кобра даже не сомневалась. На полке со специями нашлась подходящая смесь, а ещё в шкафу Алиной был обнаружен рукав для запекания. Промыть мясо и удалить лишнее для Тихомировой оказалось совсем не сложно, после чего она  натерла курицу специями и отправила её в рукаве в предварительно прогретую духовку на сорок минут, выставив нужное время на таймере. После чего выдохнула, но окинув взглядом кухню, поняла, что её радость преждевременная, и принялась за уборку…

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-03-15 15:03:15)

+4

3

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Часы шли, а Диаза всё ещё не было, так что Тихомирова решила поближе познакомиться с содержимым бара и откупорила бутылку вина. Только успела она пригубить чилийское полусладкое, как услышала звук автомобиля. Наполнив два бокала вином, Алина вышла с ними из дома встречать Франциско.
— Boa noite, meu dragão, — она подошла к автомобилю, босая и почти обнаженная, бросив внимательный взгляд на пакеты, что были в руках Диаза. — O que é isso?
— Кое-что, — освободив одну руку, мужчина прижал к себе свою женщину, приобнимая её за бёдра, и прильнул к мягким губам. — Чуть позже увидишь.
Алина притворно надула губки и протянула Франциско бокал с вином.
— Ты же сегодня больше никуда не поедешь? — она коснулась его смуглой щеки своим носом.
— Нет, не поеду, — Диаз чмокнул её в губы ещё раз и взял преподнесённый бокал, сделав глоток. — Спасибо.
На этом он направился в дом вместе с пакетами, старательно пряча от Кобры их содержимое. Когда Франциско зашёл в гостиную, в нос ударил яркий аромат прованских трав.
— Ты что-то приготовила? — Диаз, приятно удивлённый, обернулся на Кобру, следовавшую за ним по пятам и так и норовившую заглянуть в пакеты.
— Sim, — улыбнувшись и проследовав вперед мужчины на кухню, произнесла Алина.
Диаз, до того никогда не видевший, чтобы Кобра что-то готовила, сильно изумился и, полный нетерпения, решил побыстрее припрятать пакеты в гостиной, за штору, после чего отправился на кухню, где его, похоже, ждал романтический ужин, приготовленный горячо любимой женщиной. Он взялся за ручку и медленно приоткрыл дверь. Приятный запах стал ещё ярче, в нём появились новые тонкие ароматы.
— Ох… — Диаз взбудоражено вздохнул.
Алина как раз доставала курицу из духовки, чтобы подать её к столу, изогнувшись в пояснице. Она немного обожгла палец и зашипела, тут же рефлекторно приложив его к губам и смочив слюной.
Диаз улыбнулся и подошёл к Алине сбоку.
— Помочь? — спросил он, с интересном заглядывая в духовку и ладонью как бы невзначай проводя по её ягодицам.
— Если хочешь, — Кобра выпрямилась и, улыбнувшись, протянула мужчине прихватки, забирая у него вино.
— С радостью, — отвечает Диаз и, поцеловав Алину у краешка губ, полез в духовку, ловко схватившись за противень и извлекая его наружу.
Вид блюда Франциско очень впечатлил. Нет, не оттого, что это было нечто сверхизысканное. Не оттого, что он был голоден. Но только потому, что его приготовила его женщина.
— Вау, — только и говорит Диаз и ставит противень на плиту. — Выглядит невероятно вкусно. Разложишь по тарелкам?
Он поворачивает голову к Алине.
— Хорошо, а ты пока достань салаты из холодильника, — Тихомирова вновь целует его, после чего полностью отвлекается на курицу, пребывая в невероятно приподнятом настроении, осознавая, что ей удалось устроить незабываемый сюрприз дорогому Франциско.
Диаз кивнул и подошёл к холодильнику. Он открыл дверцу и заглянул внутрь, без труда отыскав две миски с салатами. Один был овощной, посверкивающий маслом, а второй изысканный, из ананасов, грибов и вкусно пахнущего сыра.
— Кобра, ты меня решила сегодня наповал сразить? — Диаз смеётся и ставит салаты на стол, ногой прикрыв дверцу. Любвеобильный мужчина вновь не может сдержать прекрасных порывов и заключает Алину в крепкие объятия, целуя её сильную шею.
— Я решила, что это лучшее времяпрепровождение в твое отсутствие, — она рассмеялась и выскользнула из объятий Франциско, держа в каждой руке по тарелке.
— Хорошее времяпрепровождение, — согласился Диаз, улыбаясь. — Полезное. Я успел проголодаться за день — в этих окрестностях ни одной приличной забегаловки. А потом я покажу сюрприз, который приготовил специально для тебя, — Франциско едва касается пальцем её губ.
Кобра широко улыбается и на минуту оставляет Диаза, чтобы надеть топ и шорты. В последнее время бразилец сбавил обороты и уже не рвал на ней одежду, так что она могла не беспокоиться за её сохранность.
Ужин проходит в очень уютной и романтичной обстановке. Франциско увлечённо пробует приготовленные Коброй блюда, кажется, впервые за всё время уделяя внимание вовсе не ей.
— Божественно, — говорит он, вытирая рот тканевой салфеткой. — Мне теперь очень хочется, чтобы ты готовила мне как можно чаще.
— Я буду стараться, но не обещаю баловать тебя кулинарными шедеврами, — кажется впервые Диаз видит на лице Алины смущенную улыбку. Ей очень радостно, что всё получилось, а ужин не был испорчен сгоревшей курицей.
— Главное, что это будет приготовлено твоими руками, — Диаз улыбается и поднимает бокал.
— За день сюрпризов? — спрашивает Алина и улыбается в ответ.
— Хороший тост, — стеклянные грани звонко соприкасаются. Они делают по глотку. — У меня для тебя есть ещё один сюрприз. Он лежит в автомобиле. Не могла бы ты  забрать его сама, пожалуйста?
Кобра послушно кивает и встает из-за стола, но перед тем, как отправиться на поиски, подходит к Диазу, обвивает его шею сзади и целует:
— Тогда уборка кухни остается за тобой, хорошо? — она несильно кусает его за мочку уха.
— Хорошо-хорошо, — Франциско улыбается и, изловчившись, целует её в скулу.

+4

4

Алина вся светится и ей не хочется оставлять Диаза, но любопытство сильнее, и Кобра следует к машине. Она буквально переворачивает салон: заглядывает в бардачок, проверяет под сидениями, опускает козырьки от солнца, снимает задние, даже крышка подлокотника, где хранится мелочь, вроде зарядок и других проводов, оказывается сорванной, а содержимое выпотрошенным. Ничего необычного Тихомирова не находит.
Тогда она выбирается из джипа и резко распахивает дверь багажника. С губ Алины срывается восторженный возглас, полный удивления.
Взору Тихомировой предстает атласное платье, туфли ему в тон, насыщенного красного оттенка, и тщательно подобранное белье: так любимая Франциско бразильяна с кружевом и бюстгальтер из того же комплекта.
Алина осторожно берет в руки платье, которое на ощупь оказывается очень приятным, но совсем не похожим на то, что обычно носит Тихомирова. Кобра рассматривает его, и ей почему-то трудно не только представить себя в этом невероятно роскошном платье, но и надеть его, словно это что-то чужеродное и отталкивающее. Но она уверена, что Диаз отправил её сюда не только для того, чтобы она увидела этот сюрприз и поблагодарила его словами и действиями, а потом убрала наряд куда-нибудь в шкаф. Он хочет, чтобы его любимая женщина надела это платье, хотя бы единожды, но для него, и Алина не может не оправдать его ожидания. Раздевшись, она ещё какое-то время стоит и прижимает к себе его, словно бы привыкая к ощущению атласа на коже. Но Кобра не может стоять так всю вечность, чтобы Франциско не отправился на её поиски. Тихомирова набирает в грудь побольше воздуха и ныряет в море красной ткани…
И всё бы было гладко и славно, но платье — это даже близко не майка, и Алина путается в завязках, подкладке и всём том, в чем может запутаться даже обычная девушка. Красные концы образуют бант позади шеи, но, чтобы понять это, Кобре тоже требуется время. Она гневно шипит и ругается на Диаза, но платье без того послушно садится как раз по её фигуре, и вот Алина уже почти готова возвращаться к дорогому Франциско. У наряда открытая спина, и Тихомирова оставляет верхний элемент комплекта в машине вместе с остальной одеждой. Ещё пару секунд Кобра смотрит на туфли, но уж их она точно не станет обувать, чтобы не выглядеть глупо. Сейчас Алине тоже кажется, что она выглядит, по меньшей мере, странно, но она не может позволить почувствовать это Франциско или чтобы он уловил тень сомнения в её глазах.
“Алина, это же есть в тебе, один вечер побудь женственной”, — она мысленно подбадривает себя и подмигивает отражению в боковом зеркале автомобиля. Кобра не может признаться себе, что платье лишь умножило её сексуальность, и отгоняет мысли о том, чтобы что-то подобное нашло место у неё в гардеробе. Она солдат. Просто сегодняшний вечер принадлежит только ей и Франциско, и подобное больше никогда не повторится...
Алина идёт обратно к дому, подхватив туфли за ремешки одной рукой, и слышит, как из гостиной доносится какая-то мелодия.
— А вот и я, — Тихомирова, заходя в дом, покружилась перед Франциско, сверкая смуглым бедром в высоком разрезе платья. — Как я тебе?.. — тихо спрашивает она, смутившись и опустив глаза, как только мужчина заключает её в горячие объятия.
[AVA]http://s7.uploads.ru/RxJ1o.gif[/AVA]

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-03-16 00:28:58)

+4

5

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Диаз времени никогда не теряет. Стоило только Алине покинуть дом, он тут же начал все свои приготовления — вылетев в гостиную, он по очереди сдвинул к стенам довольно тяжёлые и с трудом поддающиеся диваны, распаковал красивые красные свечи и расставил их по комнате в безопасном расстоянии от центра, но так, чтобы мало-мальское освещение всё же присутствовало. Он по очереди зажигает их, выключает свет и попадает в точку — обстановка получилась безумно романтичной и уютной. Диаз радуется. После того, что произошло в первый день, даже такая мелочь, как удачное освещение, кажется успехом. Благодаря этому всему Франциско снова познал вкус мёда. Он подключает колонки и, когда за чуть приоткрытой на улицу дверью слышатся шаги, начинает играть музыка.

Soy mujer
soy de hiel, soy de miel, soy de piel
debilidad y poder
fuego que quema

Мужчина оглядывается на дверь, и Алина предстаёт перед ним такой, какой он её никогда раньше не видел. Кажется, что красный цвет делал фигуру Кобры утончённее и острее, а её саму — опаснее, и желаннее в то же время. Это платье, столь удачно выбранное Диазом под те размеры, которые ему удалось выяснить благодаря врачам в больнице, превосходно сидело на фигуре Алины, подчёркивая каждый её изящный изгиб. Платья ей безумно шли. В глубине души Франциско хотелось кричать: какую женщину сгубила война! Но если бы не она, то её характер никогда не закалился бы в боях и бразилец никогда бы не узнал обжигающей любви русской женщины. Где-то внутри вспыхнула искра. В душе Диаза начинался пожар невиданной силы.
— Ты великолепна… — только и говорит он, сократив расстояние между ними и, не обращая внимание на туфли в её руке, жарко поцеловал, слегка сжимая плечи, жадно хватая губы, прижимаясь к её груди своей, всем нутром ощущая темп её дыхания.
— Это первый и последний раз, Франциско, — с притворным недовольством в голосе говорит Алина. — Мне очень понравился твой сюрприз... — она окинула взглядом преобразившуюся гостиную. — Волшебно… — уже совсем тихо и припадая к его губам. Но поцелуй длится недолго, ведь это, наверняка, всё не просто так. — Что ты ещё придумал? — заискивающим тоном спрашивает Кобра, роняя туфли на пол и обнимая Диаза за шею.
Франциско мягко берёт Алину за руку.
— Представь, что мы одни, — говорит Диаз. — Одни — я имею ввиду, совсем. Нет этого дома, нет стен… Закрой глаза. Вслушайся в ритм музыки и удары своего сердца. Слушай, слушай до тех пор, пока они не станут одним целым.
Кобра с удивлением смотрит на мужчину:
— Ладно… — произносит она, пожимая плечами, и послушно закрывает глаза, пытаясь прочувствовать хоть что-то необычное, но вместо этого её улыбка становится лишь шире.
— Слушай музыку… Слушай… — говорит Диаз ей на ухо, обжигая дыханием. Это продолжается недолго, но, кажется, успела пройти целая вечность, прежде чем он сказал: — А теперь доверься мне и делай то, что у тебя получается лучше всего: следуй за мной.
Он дожидается, пока Алина удивлённо приоткрывает глаза и, положив руку ей на талию, делает шаг в сторону.
— Шагай в такт и продолжай слушать музыку, — говорит Франциско.

+4

6

Начинают пылать щеки: от смущения, потому что перед глазами калейдоскоп из красных огней, и голова кружится, а ноги не слушаются и подкашиваются; от тепла, что исходит от свечей и от тела Франциско; от их любви, которая чувствуется в каждом вздохе и мучительно сладко оседает в легких.
Танцевать для Алины - новое, неизведанное. На задворках сознания всплывают сцены боя на ножах. Мягкая поступь, плавные движения, и тихо так, что слышишь дыхание противника. Но музыка заглушает отголоски битв, и Кобра светится в объятиях Диаза, парит, забыв про силу притяжения и скользкий паркет, ведомая сильными руками, к которым только одна просьба - не отпускать так долго, насколько это возможно, и желание сейчас только одно - ловить каждый момент, что принадлежит им, ловить его губы своими, его горячее дыхание, ставшие родными слова на португальском, всё, что она бережно будет хранить, всё, что не улетит, подобно листьям с деревьев, сулящим неотвратимое, о чём думать больно, подобно стремительно мелькающим листам календаря, методично отсчитывающим движение времени.
Всё успеется, всё случится, всё запомнится, и этот счастливый круговорот захватывает их, наполняя мятежные души покоем, охлаждая горячие головы, оставляя лишь два огненных сердца наедине друг с другом.
Протяжные аккорды губной гармошки заполняют помещение, заставляя души трепетать в этом огненном страстном вихре, всё увереннее и увереннее отдаваясь пламени, которое не сжигало, но способно было дать им воскреснуть, снова и снова, с каждым тактом овладевая ими. Наполненные вожделением движения позволили цветку чувств распуститься, явив этому ожившему с их приездом забытому дому настоящую, необузданную силу влечения мужчины и женщины, такую, что случается лишь раз в тысячелетие. Словно два лебедя они плыли по заколдованному озеру под плавную мелодию, льющуюся из колонок. И, хотя Диаз смотрел только в глаза Алины, казалось, что он заглядывал внутрь себя, тщетно пытаясь справиться с охватившем его пожаром страстей. Лёгкий стук обуви об пол отбивал ритм танца, а грация любимой женщины приводила сердце Диаза в состояние невиданной эйфории. И энергия, сокрытая в нём, бесконечная, как пламя вулкана, идущее из глубины недр, выплёскивалась наружу в жаркое танго.
И вот мелодия смолкает. Комнату наполняет тишина, прерываемая многоголосием тропического леса. Энергия, что огненным фонтаном продолжала изливаться из Диаза, всё ещё искала свой выход. Франциско отпускает Алину и, касаясь горячими ладонями её щек, смыкает губы в пылком поцелуе. А она отвечает ему с тем же огнём, что струится красным шелком по её телу. Какое-то время они стоят неподвижно и почти неслышно, лишь изредка нарушая тишину томным придыханием и шорохом одежды.
Франциско не хочет отпускать её ни на секунду, ни на мгновенье не желает отрываться от чувственных трепетных губ, из сладкого плена которых невозможно бежать. Он хочет касаться нежной загорелой кожи, ощущать горячее дыхание, видеть блеск в отражении любимого взгляда. Всегда.

Эпизод завершен

+4


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 25.06.16. Sway with me