По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » Sexuality


Sexuality

Сообщений 121 страница 140 из 194

1

http://savepic.net/7810419.png

Йен и Кэтрин

5 февраля 2012 года — Хрустальная стена
20 декабря 2014 года — Le procès
20 марта 2015 года — Руки прочь!
21 марта 2015 года — Подари мне улыбку
27 марта 2015 года — Falling
28 марта 2015 года — Запредельно близко
28 марта 2015 года — Водная гладь
31 марта 2015 года — Жестокие игры (cut)
5 апреля 2015 года — Праздник Чистого света
8 апреля 2015 года — Доверие
18 апреля 2015 года — The Price
18 апреля 2015 года — So bad
1 июня 2025 года — Скотч и талая река / активен

[ava]http://savepic.net/7801203.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+2

121


Праздник Чистого света
5 апреля 2015 года


В этом зале все смотрели только на нее.

Кэтрин Андерсон могла по праву чувствовать себя настоящей белой вороной посреди того чудного праздника, на который пригласил ее Лян. И дело было даже не в одежде – ее длинное черное платье с закрытой спиной и длинными рукавами весьма изящно вписалось в общую концепцию вечера. Дело было в цвете ее волос и разрезе глаз... Вокруг все были китайцами.

В первые мгновения Кэтрин опешила: она позволила Ляну снять пальто с ее плеч и принять шляпку и перчатки, но видела, как отражается в его смешливых глазах ее собственное едва не перекошенное отвращением лицо. Чжоу отлично знал: и об ее предпочтениях, и об ее отношении к представителям неевропейских стран.

По крайней мере, стало ясно, почему он не пригласил сюда более толерантную Аннелизу. Когда еще он сможет насладиться лицом Кэтрин Андерсон, жующей третий килограмм лимонов. К слову, все подтверждения были буквально "на лицо": от слезящихся от злости глаз и перекошенных скул, до скрипа на зубах и яда, готового сорваться на улыбающуюся узкоглазую сволочь.

Но в зале Кэтрин Андерсон преобразилась. Ей потребовалось несколько минут перед зеркалом, чтобы вернуть себе лоск и сияние, а после улыбка с ее губ уже не сползала. На нее косились – странно, недобро, с подозрением, а порой и откровенным презрением, но она оставалась Королевой даже здесь, посреди обряженных желтолицых обезьян, по нелепому совпадению оказавшихся достаточно богатыми, чтобы праздновать что-то в самом центре Абердина.

Других европейцев кроме Кэтрин здесь не было. Она старалась не прикасаться к напиткам, ожидая еще больше презрения, а от фуршета отказалась по более приземленным причинам: кусок не лез в горло. Китайцы, в компании которых оставил ее Лян, напряженно замолчали, стоило только ему удалиться. Кэтрин улыбнулась им и приподняла бокал, взятый лишь затем, чтобы занять руки – и, кажется, еще больше разозлила их этим жестом.

Первый шок проходил, гости снова постепенно разговорились, периодически невежливо переходя на непонятный Кэтрин китайский язык. Мисс Андерсон была молчалива, улыбчива и очаровательна – но, похоже, этих людей абсолютно не заботило ее обаяние.

"Я тоже не рада видеть вас", – хотела бы кривить с досады губы, но вместо этого вновь улыбалась и слушала. Проклятый Лян оставил ее слишком надолго – не меньше получаса пришлось Кэтрин провести в гордом одиночестве. Или, быть может, время нарочно замедлило свой ход, чтобы дать китайцам больше времени насладиться ее унижением?..

Наконец знакомое лицо сверкнуло очками рядом с фуршетным столом. Легкий реверанс, извинение – Андерсон устремилась к источнику своих сегодняшних неприятностей.

– Было бы мило с твоей стороны предупредить, что это будет уютная семейная встреча, – процедила сквозь зубы Кэтрин, цепляя Ляна под локоток. На правах его спутницы – имела право.[ava]http://savepic.net/7975308.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

122

Приглашение, полное недомолвок и тайн - великолепно продуманная авантюра.

Эксперимент, обреченный на успех.

В глазах Кэтрин всегда легко было прочитать презрение, когда они оставались одни. Но что произойдет, если таких, как он, будет полный зал?

И Лян ликовал, принимая у нее пальто, шляпу и перчатки, играя перед окружающими истинного джентльмена, ухаживающего с особой заботой за своей спутницей. О, это лицо... На его фоне ухмылка китайца выглядела крайне победоносно. Ему никогда не надоест раз за разом заставлять обнажить истинные эмоции... И Чжоу уже давно привык, что там, за мрамором её ухоженного лица, прячется лишь злоба, презрение и страх. Естественно, по отношению к нему. Зато они были настоящими и... сильными, насколько сильными могут быть эмоции у этой женщины.

Впрочем, это был не единственный сюрприз на сегодня. Главное блюдо дня задерживалось, но Лян постарался не выдать свое раздражение. Пришлось оставить госпожу Андерсон одну, в толпе незнакомых ей людей, еще один своеобразный опыт.

Они ведь обратили внимание? - несколько вальяжный взгляд скользил по гостям этого праздника жизни и смерти. Он не стеснялся, когда на него кидали недоуменные взгляды, не боялся, когда злые глаза впивались, ожидая объяснений. Но никто, никто из присутствовавших не задал ему вопроса, что вертелся в их недалеких головах.

Лян был частью этого общества, но собственноручно ввергал себя в немилость. Расчетливо и почти хладнокровно.

Да где-же ты, - опоздание уже перешло границы вежливости, а Лян все рыскал по залу, в поисках главного сокровища этого вечера. И нет, он знал, что Кэтрин стоит там, где он её бросил, и светит кольцом. Идеально сложившаяся ситуация, которая возникла по его собственной забывчивости. Но за всем не уследить - это признавал даже хитрый китаец.

Полчаса ожидания, полчаса лицемерных улыбок и разговоров о погоде и ней.

Полчаса пытки.

Лян материализовался рядом с белокурой красавицей, вежливо улыбаясь и в реверансе, почти шутливо, прося прощения. Излишняя любезность, но сие было необходимо. На них смотрели, их не понимали, их осуждали. И Лян Чжоу соврал бы, если бы сказал, что это ему не нравилось.

Цепкие пальцы поймали руку и шипение донеслось откуда-то снизу. Зла, - отметил про себя, но все же улыбнулся, как ни в чем не бывало.

- Забыл тебя кое-кому представить, - на лице играла улыбка, добродушная и извиняющаяся, - Держись крепче, моя дорогая, - и шепотом добавил короткое: Спасибо.

Остальные гости расходились в стороны, пропуская и внимательно заглядывая в спину. Перешептывались предусмотрительно на китайском. Все по плану. Все идет как нельзя лучше.

На зал опустилась завеса тишины, когда Лян с Кэтрин вышли на свободную площадку перед китаяночкой, самой нарядной и окруженной парой заботливых опекунов-охранников. Глаза девушки горели, она была взволнована ожиданием, и её радость было видно, когда она встретила взглядом Ляна и поздоровалась с ним по-китайски, дублируя приветствие на английском. А после её взгляд упал на спутницу молодого человека.

- Госпожа Лан, позвольте представить вам госпожу Андерсон, мою школьную подругу. Кэтрин, позволь и тебя познакомить с Фэй Лан, моей невестой.[ava]http://s7.uploads.ru/Dvnsp.jpg[/ava][NIC]Liang Zhou[/NIC][STA]Take what you want[/STA][SGN] [/SGN]

+1

123

И на кого только тратить яд? С лощеных чешуек Ляна все стекает подобно дождевым каплям – разве что чуть портит дорогие ботинки. Тонкие пальцы смыкаются на предплечье Чжоу, бокал с нетронутым шампанским остается на столе. Кэтрин позволяет вести себя туда, куда ему угодно: по крайней мере рядом с ним она не чувствует себя лишней здесь. Она зачем-то нужна, и Андерсон не может разгадать его игру, пока ее взгляду не предстает девушка – совсем еще девочка – с горящими глазами и чистым лицом, полным светлых надежд.

Кэтрин тошнит от таких.

"Невеста", – говорит Лян, и улыбка на ее губа становится по-змеиному зловещей. Кэтрин знала – но видеть воочию еще не доводилось.

Волосы светлее, чем у Ляна, глаза – чуть шире, чем у остальных в этом зале, но ни в какое сравнение не могут идти с небесным взглядом мисс Андерсон. Лицо мягкое, смазливое, но все такое же желтоватое. Надежда и радость на нем сменяются недоумением – не понимает. Затем тревогой. Кэтрин не может оценить жестокого хода, заложенного в слова Ляна: сначала имя, а потом фамилия, на европейский манер.

– Рада познакомиться с вами. Вы очень красивы, – говорит Кэтрин, и один из мужчин в шаге от Фей мгновенно реагирует, бормоча что-то на китайском – очевидно, переводит. – Ляну несказанно повезло.

Переводит взгляд на него, приподнимает левую руку в обычном разговорном жесте – и не видит, как мрачнеет юная Фей. Кэтрин даже представить не может, какое оскорбление наносит всем присутствующим – преимущественно родственникам невесты – одним лишь тоненьким платиновым ободком с сапфирами.

– Рада была знакомству. Прошу простить, – не объясняет причин, не обязана. Ладонь соскальзывает с предплечья Ляна, уважительный кивок его невесте, обворожительная улыбка – наблюдающим гостям. Кэтрин начинает понимать, почему все с таким придыханием следили за сценой знакомства. Кусочки головоломки одна за другой встают на положенное им место.

Поднимается на второй этаж, где гостей значительно меньше. Неспешно прогуливается вдоль коридоров с помпезными картинами, рассматривает портреты незнакомых ей людей и бессмысленные в своей простоте натюрморты. И – пока никто не видит – прекращает улыбаться. Скулы гудят, щеки ощутимо затекли, даже в уголках глаз скопилась усталость.

Ей нужно лишь несколько минут.

Шаги за спиной заставляют привычно расплыться в счастливой улыбке. Оборачивается – и тут же уголки губ ползут вниз.

Чжоу, мерзавец.[ava]http://savepic.net/7975308.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

124

Лан Фей прибыла на вечер с небольшим опозданием, как и настаивали ее многочисленные родственники. Почему-то они считали, что ей следует потомить жениха ожиданием, хотя сама Фей была воодушевлена и возбуждена до невозможности: ведь она так давно не видела Ляна Чжоу!

Ищет его глазами, наконец находит – и удивленно смотрит на женщину, которую он ведет под руку. "Подруга", – Фей не замечает акцента на этом слове, не понимает намека – улыбается однокласснице своего жениха почти искренне. Почти не меняется в лице, слыша свое имя на европейский манер – должно быть, господину Чжоу так просто привычнее.

И все же сжимаются ладошки, когда неосмотрительная и вульгарная европейка наносит еще один болезненный удар: она зовет господина Чжоу по имени, фамильярничает, машет руками при нем. Не заметить кольца на ее безымянном пальце невозможно – оно красивое и изящное, под стать девушке.

Фей не понимает, какие отношения между ее женихом и его спутницей, но видит, каким взглядом провожает Лян англичанку, и сердце сжимается от неожиданной боли. Должно быть, европейки действительно так хороши?.. Фей не может спорить, опускает лицо, грустно улыбаясь.

– Господин Чжоу, мы можем поговорить наедине? – Просит предельно вежливо. Хочется плакать, но девушка держится. Ей лишь пятнадцать, и она еще верит, что у них с Ляном мог бы получиться не просто брак, но семья. Смотрит на него украдкой из-под ресниц, а в глазах еще теплится надежда: Фей еще помнит, каким обходительным и ласковым он был в дни их знакомства, как тепло он говорил с ней на крыше Международного коммерческого центра и как заботливо укрыл ее озябшие плечи пиджаком.

И понимающе улыбается, слыша беспощадный отказ.

– Разумеется, – соглашается, отпуская и его. Идет к гостям – здоровается, улыбается им, но на душе так скверно, что не выдерживает и пяти минут. Чтобы не показывать своих слез, Фей скрывается в уборной, где и проведет большую часть вечера в слезах – над разбитыми мечтами о счастье.[ava]http://cs627923.vk.me/v627923384/ed48/BJcjqoWhyZk.jpg[/ava][NIC]Lan Fei[/NIC][STA]Невеста Полоза[/STA]

+1

125

Кэтрин отходит от них. Поняла или нет, что за грандиозную партию сейчас разыграл Чжоу. Поняла ли свою роль во всем этом? Впрочем, то был лишь второстепенный, но весьма лакомый кусочек. Основным блюдом сейчас была Фей. Девочка, все еще достаточно глупа и очаровательна, настолько, что скулы Чжоу сводит от досады. Еще и это платье Кэтрин, красивое, элегантное, но совсем не облегающее фигуру - досада, но и так можно проводить её хищным взглядом.

Не поняли девушки? Зато понял зал. И он готов поставить все деньги, что сейчас при нем, что родственникам о выходке уже сообщается.

Дед будет в ярости.

От него не ускользает ничего: ни мягкость во взгляде Фей, ни едва заметная дрожь в голосе. Её покорность раздражает, готовность принять все - тем более. Ляну не нравится, пусть он и согласен с мнением, что наследница семьи Лан будет верной супругой и ласковой матерью. С такими скучно, а Лян ненавидит скуку.

Отказывается от предложения поговорить - не о чем, особенно в присутствии охраны, о чем дает понять кинутым в их сторону недовольным взглядом. Да и без них не сказал бы больше короткой фразы. Разворачивается и уходит из зала, зная, надеясь, что ему не простят это оскорбление. Помолвка будет расторгнута, пусть и с некоторыми неприятностями для его семьи. Не страшно. Если бы он не верил в свою неуязвимость, он бы не был Ляном Чжоу.

Поиск Кэтрин не составил труда - редко, но все же встречающиеся гости, как бы они не хотели говорить, одним лишь взглядом указывали вопрошающему взору Ляна куда тому идти. Поворот, затем другой. Замечает ускользнувшую из зала спину, но подходит неторопливо. Не к чему пугать сейчас. И без того, если поняла, Кэтрин Андерсон, эталон британской леди, сейчас должна была кипеть.

Прекрасно.

Он любуется красивым лицом, в очередной раз за этот вечер, и раздражение уходит. Да, Кэтрин зла, иначе бы так просто не позволила сползти с лица благодушной и вежливой улыбке там, где их могут заметить.

- Ты так быстро покинула нас, - голос звучит слегка разочарованно, но приторно. - Я даже подумал, что ты обижена чем-то, -оборачивается, удостоверяясь, что никого нет. Не хотелось бы, чтобы их подслушивали. Пока что.[ava]http://s7.uploads.ru/Dvnsp.jpg[/ava][NIC]Liang Zhou[/NIC][STA]Take what you want[/STA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Маковкин (2019-04-07 20:55:18)

+1

126

– Обижена? – Картинное изумление на красивом лице, а взгляд цепко хватается за самодовольную ухмылку Ляна. Кэтрин ненавидит его в этот момент: даже не за то, как он использовал ее – они привыкли к вражде, к накалу страстей, к тонким оскорблениям, порой понятным лишь им двоим. Но эта победная усмешка на его лице унижает ее больше всего, что между ними было за три года.

– Один мой школьный друг выдает желаемое за действительное, – не забывает слов, цепляется за них с тем же остервенением, с коим сверлит взглядом лицо китайца, ожидая, когда наконец уйдет с его лица эта проклятая отвратительная ухмылка. Кэтрин опускает руки вдоль тела, сжимает ладони в кулачки – пытается взять контроль над вспыльчивым нравом, чтобы не ударить Чжоу по лицу так же, как меньше полугода назад – он ее.

"Ты этого и добиваешься?"

Не может допустить, чтобы эта ухмылка расползалась по наглому лицу шире прежнего, а значит нужно держать себя в руках. Быть очаровательной и ласковой леди с тем, кто слишком хорошо тебя знает – сложно. Лян не поверит ее улыбке, не увидит за румянцем смущения и не купится на сладкую лесть – и хотя искушение тела все еще увлекает его, даже похоть уже сходит на нет. Кэтрин помнит, как грубо он оборвал эту игру в прошлый раз, а значит – оборвет и в этот.

Похоже, все ее карты биты, все маски – сорваны.

Кэтрин не желает играть на чужом поле без козырей в рукаве и протягивает ладонь, не прося – требуя:

– Ты не одолжишь мне свой телефон?

Ее собственный аппарат остался в раздевалке, и если Лян откажет, она всегда может спуститься туда, хотя это и покажется гостям дичайшим варварством: так рано покидать вечер. Она в любом случае уйдет, независимо от того, сможет позвонить Йену сейчас или сделает звонок только с улицы. Всего один звонок – и брат приедет за ней, забрав ее из недружелюбного места, вырвав из когтей Ляна, а что подумают желтолицые обезьяны – Кэтрин безразлично.[ava]http://savepic.net/7975308.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

127

Лян ухмыляется, явно раздражая Кэтрин еще больше. Три года ненависти в прожигающем его лицо взгляде. Три года едких замечаний по поводу его ухмылок. Даже удивлен, как еще ни разу Леди не попыталась впиться ему ногтями в лицо. Всегда выбирала что-то иное, всегда выходила из ситуации гордо. И это лишь подогревало интерес к этой личности. Но сегодня в их стандартном разговоре тет-а-тет что-то шло не так. Что-то поменялось, и это что-то будто лежало на протянутой ладони Кэтрин.

– Ты не одолжишь мне свой телефон?

Нисколько не странная, но все же неожиданная просьба заставляет взглянуть на Кэтрин по-другому. Королева собирается... убежать, как последняя Золушка? Чжоу не верит в это, не может поверить. Сейчас, здесь происходит невероятное. И то - не тактическое отступление. Лян руку готов отдать на отсечение и стать в следующей жизни камнем, но нет никаких причин, чтобы Кэтрин Андерсон пренебрегла своей выучкой настоящей британской леди и попросту бежала.

Важный звонок? Увольте, предупредила бы, пусть это и не его дело. Да и телефон у нее был, Лян своими глазами видел, как девушка держала его в руках, пока они ехали в машине. Значит этот звонок стал важным уже после того, как все карты стали вскрыты.

Расстегивает несколько пуговиц на воротнике и забирается во внутренний нагрудный карман за телефоном, готовый выполнить требование подруги. Но на полпути останавливается, взирая на Кэтрин сквозь линзы очков.

- Во сколько ты оцениваешь этот звонок? - голос не звучит весело или ехидно. Сейчас Лян - не ёрничает, но лишь проявляет деловую хватку. Сам того не подозревая отстраняется от Кэтрин, прячется за официозом деловых переговоров. Протягивает на вытянутой руке телефон. Ему правда интересно, что она может предложить. Ведь не пойдет проторенной тропкой, в попытке получить телефон за красивые глаза.

Сегодня и сейчас ему нужно что-то более материальное.[ava]http://s7.uploads.ru/Dvnsp.jpg[/ava][NIC]Liang Zhou[/NIC][STA]Take what you want[/STA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Маковкин (2016-04-05 11:23:40)

+1

128

Шагает навстречу, видя, что Лян потянулся к нагрудному карману. Изящно опускает руку, не желая просить дольше, чем это действительно нужно – и останавливается, слыша его слова. Не вынь он телефон, Кэтрин бы немедленно направилась вниз, но Лян хитрее: и вот запрошенное прямо перед глазами, стоит лишь протянуть руку.

Но слова бьют болезненными воспоминаниями. "Шлюхой", – эхом в голове голос Йена. И Лян, и Кэтрин знают, что в вечернем платье нет потайных карманов для денег, и в привычной для китайца валюте ей не расплатиться.

Прячет боль, даже не злится – шагает ближе, почти вплотную. Касается его руки, замирает непозволительно близко – искушает чуть приоткрытыми губами, бархатным дыханием, томным взглядом.

– Этого ты хочешь? – Голос грудной, низкий, но наигранная страсть исчезает моментально, стоит только раскрыть глаза, встретиться взглядами.

У ледяных очей нет той глубины, какой может похвастаться Чжоу. Кэтрин не видит ничего за его глазами, но ее собственные – точно прозрачные, ведущие до самых глубин души, открывающие самое сокровенное.

Еще две недели назад она подарила бы ему и поцелуй, и ласку, и даже не задумываясь разделила бы с ним постель и сладость близости – не ради одного звонка, но потому что Лян будил в ней желание. Он был отвратителен ей внешне, она ненавидела его за все, что он сделал – и в равной степени Кэтрин хотела его: много больше, чем всех прочих своих любовников. Ее жажду и сейчас можно увидеть на дне холодных глаз, уловить в приподнятых уголках губ, почувствовать в ласковой ладони, обхватившей руку с телефоном – и обжечься о леденящий холод ее безразличия.

Теперь у нее есть ради чего сдерживаться, и память о разговоре с Йеном режет больнее, чем все усмешки Чжоу вместе взятые. Лян умеет сделать больно – но не пробрался настолько глубоко в сердце, чтобы действительно задеть ее.

Для Йена, – Кэтрин помнит каждое слово так, словно их разговор состоялся лишь несколько минут назад, и данное однажды обещание впервые связывает по рукам, заставляя отказаться от своих желаний и поступать так, как непривычно и трудно.

– Не в этой жизни, – шепчет, тянет телефон на себя, стремится отстраниться.[ava]http://savepic.net/7975308.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

129

Пальцы Кэтрин - нежные и теплые и приятно касаются ладони, когда девушка тянется за телефоном. Чжоу разочарован, но в то же время рад, несказанно рад, что все идет по накатанной. Как всегда, но не видно на её щеках привычного в такие моменты румянца. Похоть в отношении него всегда сопутствовала или гневу, или, как в последний раз - страху, но никогда страсть Кэтрин не была чистой эмоцией.

Поцеловать бы в чуть приоткрытые губы, забирая чужое томное дыхание. Но правила их игры не позволяют ему этого сделать.

Впрочем, кто говорит, что игра все та же. Лян задумывается об этом, когда сталкивает с Кэт взглядом. Светлые и... честные: даже зная о её стервозности сложно удержаться, чтобы не поверить их взгляду. Чжоу смотрит, Чжоу пытается прочитать мысли и те события, что занимают белокурую голову. Не видит страсти, не видит отчаяния, не видит гнева. Только прозрачную корочку льда, отделяющую их друг от друга.

Не понимает. Совершенно не понимает, что таится в глазах, или не желает признавать, что там спрятано безразличие и растерянность? И то, что Кэтрин отшивает его, как мальчишку. И нет, его поражает не то, что он слышит эту фразу. А то, что он слышит её от Кэтрин. Почему? Не уязвленное самолюбие, но любопытство руководит вопросом, что вертится в голове, показывая себя со всех сторон, но не способное показать то, что прячется за красивой оболочкой: её мысли, чувства и переживания.

Не ухмыляется. Серьезен, когда захлопывает ловушку, задерживая руку Андерсон с зажатым в ней телефоном в своей. Впрочем, ловушкой этот жест стал только секунду назад. До этого готов был подарить ей свободу быстро и безболезненно.

- Тогда в той, где ты - Кэтрин Айронс?

Не отпускает. Он узнал об этом достоверно лишь перед самым вечером, до этого лишь догадывался и блефовал. Прижимает к себе облаченную во все черное девушку и целует впервые за все эти три года, нарушая один из главных табу самому себе. И не замечает, как за его спиной из-за угла на мгновение показывается тень и тут же исчезает, слишком поглощен вкусом её губной помады. Нежная ладонь на щеке не дарит ласку, наоборот, пытается оттолкнуть от себя, но так же, как не смогла Кэтрин вырвать свою руку по-началу, так теперь и не может ударить. Лян готов к сопротивлению. И не готов выпускать.

Не жалеет о том, что так поступает, как и не жалеет, что не сделал этого раньше.  Главное, что есть здесь и сейчас. Главное, попытка шокировать и выбить из колеи больше, чем выбит он.

Главное, это его желания этим вечером.[ava]http://s7.uploads.ru/Dvnsp.jpg[/ava][NIC]Liang Zhou[/NIC][STA]Take what you want[/STA][SGN] [/SGN]

+1

130

Сильные пальцы смыкаются на запястье, и Кэтрин чувствует, как тлеют последние шансы на "успех", на возможность выйти сухой из этой реки, течение которой неожиданно сбивает с ног. Сама попалась, подойдя слишком близко.

Слышит больше, чем сказано. Лян говорит не о вымышленной свадьбе Йена и Кэтрин, но о том, чего ему знать не положено вовсе. Действительно знает, говорит об этом прямым текстом – и прежде чем она успевает сказать хоть слово, Лян прижимает Кэтрин к себе. Его губы сухи, но настойчивы; а поцелуй – страстный, но поверхностный – туманит разум.

Для Йена, – отголоском в памяти. Кэтрин могла похвастаться, что никогда не теряет голову – могла прежде. Цепляется за воспоминание о брате и своем обещании, пытается ударить Ляна свободной рукой – но замаха не хватает, и лишь упирается в его щеку ладонью в тщетной попытке оттолкнуть. Удается отстраниться лишь на доли секунды, которых хватает, чтобы окончательно забыться, отдаваясь ласке этих тонких и жестоких губ.

Что-то ускользает от внимания, когда Кэтрин путается в буре нахлынувших эмоций и желаний. С неожиданной ясностью вспоминает: они никогда прежде не целовались, не были близки как сейчас. Прячась под масками, ища способ уколоть другого, они ни разу не касались друг друга как любовники, но не как враги.

Для...

Сдается. Закрывает глаза, теряет саму себя, гладит по щеке и первой углубляет поцелуй. Подается ближе и уступает инициативу, доверяясь велению его сильных рук и властных губ. Отвечает со всей страстью, скопившейся за три года, гладит по волосам, шее и плечам, опускает ладонь ниже – на грудь.

Крепче сжимает в правой руке телефон, и жесткий металл вынуждает вернуться к реальности, вспомнить.

..Йен...

– Нет, – шепчет на выдохе, отрываясь от его губ, толкает ладонью в грудь легонько, неловким жестом прося остановиться. – Не надо.[ava]http://savepic.net/7965068.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

131

Нет? - недоумение, весьма закономерное после того, что только что позволила себе показать Кэтрин. И если тот жар, что она позволила выпустить из себя, совсем несовместимый с её тщательно поддерживаемым образом, лишь качественная имитация, то она достойна звания той, кто обманул Ляна... Снова.

Но думать сейчас о причинах робкой попытки отстраниться, когда инстинктивно прижимаешь её обратно - не время. Даже для того, кто привык просчитывать каждый свой шаг и управлять эмоциями, держать под контролем то, что будто бы пущено на самотек.

- Не надо, - но пропускает мимо ушей, хотя мог бы уточнить, действительно ли она хочет того, о чем говорит. Это было бы издевкой в их состоянии, но сейчас не может себе этого позволить. И выбирает другой путь: мягко и настойчиво вынимает из цепких пальчиков телефон. Ответ на все еще последующие попытки выбраться, резко проводящий черту, отрезая возможность повернуть назад. Для нее. И для себя.

До слов, которые были произнесены шепотом, она сказала многим больше.

Медленно убирает телефон в карман брюк. Не хочет торопиться, хотя следовало бы. Заглядывает в глаза через линзы очков. Пристально, в очередной попытке заглянуть ей в голову. Потому что разобрать то, что творится у него - сам не может. Он честен - он не любит её, не может любить. Но уверен, что спустя несколько лет на вопрос о своей первой привязанности, даже отшучиваясь, будет пытаться не обращать внимание на то, что в голове всплыло именно её имя.

Но кто дает гарантии, что будь все по-другому, он бы пожелал кинуть к её ногам весь мир?

Не важно. Его властные руки на её тонкой талии, и не обращает внимания на попытки Кэтрин высвободиться, когда открывает первую же попавшуюся дверь и затаскивает её в полумрак комнаты. На улице уже темнеет, а тяжелые шторы задернуты, но можно догадаться, что они оказались в небольшой переговорной, с парочкой кожаных кресел, диваном и кофейным столиком. Тяжелый интерьер, и Лян почти довольно ухмыляется, отмечая, что атмосфера ему знакома. Но заметит ли Кэтрин?

Скрип кожаной обивки разносится в почти пустой комнате, когда они оказываются вместе на диване. Целует, чтобы не слышать её возмущения, и лишь плавно ведет ладонями вверх по отзывающемуся телу, и во второй раз за вечер проклинает того, кто надоумил её надеть это черное платье, с нескончаемой юбкой.[ava]http://s7.uploads.ru/Dvnsp.jpg[/ava][NIC]Liang Zhou[/NIC][STA]Take what you want[/STA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Маковкин (2016-04-05 11:29:32)

+1

132

Выпускает из рук последнюю ниточку, связывающую ее с окружающим миром, с собственной памятью. Не хочет – и до безумия жаждет этого одновременно. Противоречия захватывают с головой, и Кэтрин так и не находит для себя оправданий, когда «хочу» побеждает робкое «не надо».

Окна в комнате плотно зашторены и едва прорывается в узкие прорези тусклый свет стремительно темнеющего после заката неба. Мягкая шершавая кожа под ладонью, запоздалое осознание – не слышала щелчка замка.

Чувствуешь себя как дома?..

Слишком сладко, чтобы просить его запереть дверь – да и что скрывать?.. Кэтрин знает законы высшего общества, и почти наверняка весь зал уже знает об их поцелуе, а если кто-то видел их заходящими в комнату, то нет никакой разницы, застанут их с поличным или только будут обсуждать это между собой.

Поцелуи, ласковые прикосновения, сумбурные попытки что-то прошептать. Трудно поверить, что Лян может быть таким нежным – это не укладывается в голове, это сводит с ума не меньше, чем неумолимый пыл его объятий и собственное сердце, так отчаянно стучащее внизу живота.

..Только похоть?..

Его лицо совсем близко, и Кэтрин смотрит пристально, держит его в своих ладонях, гладит скулы и губы большими пальцами. Он совсем не так безобразен, как она лгала ему все три года – напротив, за прошедшее время Кэтрин настолько привыкла к этому лицу, что почти готова назвать его красивым, но только сегодня она, пожалуй, впервые смотрит на него без отвращения.

..или что-то большее?..

Осторожно тянет на себя дужки очков, снимая последнюю преграду между ними – та, что была в ее взгляде, растаяла от жара их поцелуев. Встает с дивана, чтобы отложить хрупкое стекло на столик, и понимает, что Лян последовал за ней, когда чувствует его губы на своем плече, а ловкие руки тянут вниз молнию на платье. Кэтрин расстегивает манжеты рукавов, позволяя черной ткани осесть на пол и лишить ее последних сомнений в собственных желаниях – жаль, что только в них.

Оборачивается, не отрывает взгляда, касается раскрытой ладонью – гладит вдоль рельефа дракона на груди, а после одну за другой расстегивает пуговицы. Нужно бы торопиться, но словно нарочно тянет время, принимая ласку рук и тепло поцелуев. Тянет за полы пиджака, вынуждая снять, и невольно улыбается: «Почти квиты».

Дальнейшее словно в тумане: расстегнутая рубашка, ноготками по широкой груди, задающие темп уверенные руки на ее бедрах, сбитое дыхание, клокочущее сердце – и обжигающая волна по всему телу.

***

Собирая свои вещи, надевая одну за другой, Кэтрин чувствует взгляд Ляна. Ей стыдно – но вовсе не за алый след под ключицей, который непременно заметит каждый в зале, и не за то, в каком виде стоит сейчас перед Чжоу. Ей стыдно перед Йеном, за несдержанное обещание, за собственную слабость. Закрывая глаза, она знает, какой взгляд у него будет – деланно безразличный, холодный… разочарованный. Скрывать что-то от Йена кажется преступлением, но Кэтрин не знает, как быть иначе.

Надевает платье, поворачиваясь спиной к Чжоу – ей нужна помощь, чтобы застегнуть его, но не может заставить себя произнести хоть слово. Опускает глаза, застегивая манжеты, и отчего-то думает, что очень давно не чувствовала себя настолько разбитой.[ava]http://savepic.net/7965068.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

133

Бархат черного платья медленно скользит по мягкой коже, на которой все еще остались следы этой... ошибки.

Подходит не стесняясь, прекрасно понимает этот жест – чуть наклоненная голова и убранные волосы. В тишине, в которой не слышно даже дыхания – оба затаили его, когда почувствовали тепло другого тела – звучит застежка. Черное длинное платье, будто фривольное монашеское одеяние, совсем не подходит теневой репутации Андерсон. Без него прекрасней, – проносится в его голове, когда губами прикасается к открытому плечу. И боль пронзает то, что у Ляна вместо сердца – Кэтрин отстраняется почти незаметно, избегая прикосновения. Время не повернуть вспять, даже если повторить все действия в обратном порядке.

Она оборачивается, чтобы через секунду встретиться с глазами Чжоу. Никакой преграды, потому можно заглянуть в пустоту чужого взгляда. Так продолжается несколько секунд, пока Лян не достает из кармана телефон, молча протягивая его спутнице. Подождет, пока Андерсон осознает и заберет трубку, стараясь не касаться чужой кожи. Но тщетно, тонкие пальцы все равно дотрагиваются до мужской ладони, чтобы замереть на мгновенье и нарочито медленно вытянуть телефон из руки.

Все в порядке

Даже когда мисс Андерсон вновь отворачивается от него с телефоном в руках. Точка сегодняшнего вечера поставлена той парой шагов, что сделана от него. Или же это точка всего, что между ними было за эти три года. Три года издевательств. Три года эмоций. Ярких, не дающих покоя. Заставляющих вновь искать встречи, количество которых можно было свести к минимуму, как Лян честно себе признавался.

Нет сети?

Кэтрин не двигается, будто статуэтка, вырезанная из черного нефрита. Не оборачивается, не поднимает трубку для разговора. Но Чжоу почти не замечает, что длится это достаточно долго. Оба в раздумьях, оба не знают, что сказать...

– И что теперь? – первым нарушает тишину Лян, и наконец надевает очки, когда Кэт оборачивается.

– Ничего. – И снова долгая пауза. Воздух в комнате замерзает, не в сравнение с тем жаром, что чувствовали они некоторое время назад.

– Ты хотела позвонить, – кивок и затем неловкое молчание. Не могут подобрать слов, боятся высказать мысли. Или не хотят слышать ответы на свои вопросы.

– Да, – соглашается, сжимает телефон в ладони, но так и не набирает номер.

– Кажется, мы допустили ошибку?

– Да, – Кэтрин не смотрит на него, но телефон опускает, точно смирилась с неспособностью нажать на кнопку вызова.

Вздыхает, подбирая слова, чтобы на следующий вопрос она не смогла ответить коротко. Но слов не подобрать. Они оба знают, что ошиблись. Протягивает руку, забирая телефон из безвольной ладони. Но не успевает проверить состояние антенны в правом верхнем углу – видит номер, слишком знакомый, чтобы Лян не узнал его и спустя пару лет. "Не можешь позвонить Йену?"

Перебирает фразы, откидывая одну за одной. И в один момент просто не обращает внимания, как одна из них срывается с языка.

– В очередной раз хочешь использовать брата? Но что мешает?.. Совесть?

– С каких пор тебя это вдруг начало заботить? – Вскидывается Кэтрин, поднимая полный злости взгляд на Чжоу – похоже, в этот раз ему удалось задеть ее всерьез, и Лян думает, что так многим лучше. Пусть ненавидит. Это лучше безразличия.

– С тех пор, как впервые увидел тебя.

Слишком интимно. Кэтрин смотрит упрямо, а холодный голос так же беспощаден, как и обычный лед её взгляда.

– Я не люблю тебя. Никогда не любила, – и между нами ничего не должно было быть, – не заканчивает фразу, очевидную им обоим.

– Мне уже давно не четырнадцать, – делает акцент на этой цифре, – чтобы продолжать лелеять надежды, что я тебе симпатичен. – впервые за это долгое время губы его дергаются в подобие улыбки. И все же его задевает. Как каждый раз, когда она произносила похожие слова, вкладывая в них никакой иной смысл. Сколько раз ты говорила те же слова своим наивным любовникам, что хватало глупости понадеяться на что-то большее?

– Тем лучше, – заключает она, подводя скудный итог трем годам непростых отношений. Ей, похоже, не жаль – но и удовлетворения она не чувствует. – Теперь собираешься раскрыть наш секрет?

– Ты слишком хорошо знаешь меня, чтобы задавать настолько глупые вопросы. – Узнай раньше, не преминул бы возможности шантажа, но сейчас ему это... Не нужно? Разорвать последние ниточки, связывающие их... И заполнить эту пустоту в груди чем-то другим. Но зачем тогда пытается вернуть все на круги своя?

– И отпустишь так?.. – Злость в ее голосе отступает, тон не безразличный, но бесконечно уставший.

И Лян вместо ответа прикладывает телефон к уху. Слышатся гудки, отвечают достаточно быстро, будто ждали звонка. Взгляд все так же упирается в Кэтрин, которая должна слышать, что в динамиках кто-то есть. Но Чжоу не спешит отвечать.[ava]http://s7.uploads.ru/Dvnsp.jpg[/ava][NIC]Liang Zhou[/NIC][STA]Take what you want[/STA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Маковкин (2016-03-28 10:42:27)

+1

134

В глазах Кэтрин испуг и отчаяние: за пару мгновений сокращает дистанцию, хватает за запястье, словно даже не пытаясь прервать звонок – умоляя не звонить по номеру, что сама же набрала на экране. С содроганием сердца слышит тихий голос из динамиков, и последняя маска рушится, выдавая Кэтрин мукой на лице, искаженными страданием губами.

– Прошу, – шепчет тихо и едва не плачет

– Сестрам опасно так сильно любить братьев, – словно с усилием он заглядывает ей в лицо, и знает: она не играет – нельзя играть так. Он видит то, что не предназначается ему. И все же есть ли унижение большее за три года этих отношений, нежели этот вечер?

Стекла очков в сравнении с холодом во взгляде Чжоу – ничто. Он так холоден сейчас, словно боится сорваться, а из телефона доносятся уже несколько паникующие нотки. Лян отвлекается от созерцания ужаснейшей картины, коей бы не произошло, не зайди они в эту проклятую комнату.

В его голосе – что-то похожее на сожаление, когда произносит пару слов на китайском и отнимает руку от уха.

– Тебя будут ждать у входа через пару минут.

Кэтрин опускает ладонь, бессильно скользя пальцами по ткани черного пиджака. Будь рядом стул или кресло – она бы упала, неспособная держаться на вмиг ослабших ногах, но падать некуда, и негоже леди стоять на коленях перед кем бы то ни было.

Губы дрожат, и не безразличие в глазах напротив ранит, но собственные чувства, что не смогла сдержать.

– Ты все это время мог, – разрушить всю мою жизнь. – Почему ты молчал?

Ждал, пока я все разрушу сама?..

Закрывает глаза, пытаясь вернуть контроль над собственным телом. Ей предстоит пройти через центральный зал, где каждый уже знает, что Лян Чжоу привел на вечер шлюху и не постеснялся взять ее – разве что не у невесты на глазах. Кэтрин Андерсон должна взять себя в руки.

– Собирал факты... – Все тот же холодный тон. Он уже не обнимет ее – это лишнее. Не сегодня и, возможно, никогда. Вместо этого касается аккуратно её щеки, той самой, по которой ударил когда-то, и осторожно проводит по ней пальцем, – к тому же, расскажи я это, увидел бы я тебя… настолько уничтоженной?

В голосе его на мгновение проскальзывает подобие триумфа. Быть может, для него это лучше, чем ничего?

Усилием воли сохраняет спокойствие, хотя касание вкупе со словами бьет хлестко и сильно. Выдыхает, распрямляет спину. Кэтрин Андерсон проиграла не только эту партию, но и все последующие – техническое поражение, дисквалификация.

Слабая надежда на благополучный исход отравляет душу пониманием неизбежного обмана. Что бы ни выбрала Кэтрин Андерсон, ее путь отныне предопределен и полон беспросветного отчаяния.

– Надеюсь, ты доволен, – отходит на шаг, отстраняясь от его ладони. Поднимает глаза, возвращая взгляду безразличие, а губам – улыбку, хотя и знает, что Чжоу ей не обмануть.

– Тебя проводить? – Кэтрин чудится забота, но она не обманывается – это лишь еще одно средство закрепить победу.

– Я дойду сама.

Должно быть, Кэтрин стоило сказать «спасибо», но словно ком встает в горле. Она благодарна за свободу. Она ненавидит себя и его за вспыхнувшее между ними пламя.

Прощай, Лян Чжоу? – Не уверена Кэтрин, но в последний раз встречаясь с ним взглядом, теряет все сомнения. – Прощай.[ava]http://savepic.net/7965068.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

135


Доверие
8 апреля 2015 года


I see him die a little more inside
And I don't want to hurt him anymore

Чувство вины никогда не было настолько сильным.

Она так и не решилась рассказать Йену всей правды о прошедшем в воскресенье вечере: пожаловалась на коварство Ляна, заманившего ее на "семейный" праздник, на общую неловкость ситуации и о знакомстве с невестой Чжоу – милой, в сущности, девушке, хоть и не блещущей ни особым умом, ни красотой. Сама идея навязанной помолвки казалась Кэтрин дикой – Офелия не навязывала своим детям партий и не принуждала к браку с кем бы то ни было, и Андерсон не понимала этого, отчасти разделяя нежелание Ляна жениться.

Обычный скучный вечер, – убеждала она себя, не решаясь смотреть на брата лишний раз. Держать взгляд во время разговора было сродни пытке. Она виновата перед Йеном – не сдержала обещания, не сдержалась, снова – но где-то на грани сознания маячило и другое чувство, которое подсказывало: будь на месте Чжоу кто-либо другой, вина Кэтрин была бы меньше.

Занятия проходили как в тумане – кто-то выступал у доски, что-то рассказывали преподаватели. Кэтрин не слушала, поглощенная своими думами и попытками взглянуть на Йена. Он не простит, – уверена она, и с каждым украдкой брошенным взглядом рассказать правду кажется действием все более и более невозможным.

..но разве может она лгать ему – единственному, кто никогда не обманывал и не предавал ее?

По привычной дорожке идут от учебного корпуса – молча. Им не впервой молчать друг с другом, но сегодня это молчание кажется Кэтрин тяжелым и удручающим. На развилке она привычно сворачивает налево – и лишь через несколько шагов вспоминает о твердом и полном уверенности решении уйти из элиты. Сейчас там будет очередная встреча. Сейчас там будет Чжоу.

– Я ушла, – говорит глухо Йену, нагоняя его и ловя на себе его взгляд. – Так что сегодня в общежитие.

Улыбка не выходит. Должна ли она сказать?..[ava]http://savepic.net/7924348.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+2

136

Отдавая себя музыке, Йен лишь кивком прощается с Кэтрин. Сегодня ей на встречу элиты, они увидятся позже — как обычно она придет ради новостей. От того в длинных прощаниях нет смысла, они слишком крепко связаны.

Айронс не слишком любит элиту и рад бы уходу девушки оттуда, но не имеет право отнимать у неё ещё и это. Андерсон слишком привыкла быть в центре внимания, слишком привыкла ощущать себя королевой — желанной и неприступной одновременно. Той, что выбирает сама. Йен попросил уже многого. Потому он молчит, направляясь к общежитию и намереваясь включить музыку громче

Он удивляется, когда слышит нагоняющие шаги. И признание, заставляющее сбиться с ритма шага и вопросительно развернуться к девушке. Кэтрин не ушла бы просто так. Это меняет реальность, а необъяснимые пока нотки звучат слишком неправильно.

— Что-то случилось? — беспокойство прорывается в голос. Кэтрин сложно обидеть хотя бы потому, что она будет мстить. Её уход никак не может быть связан с вытеснением какой-нибудь девушкой, возжелавшей стать королевой. Кэтрин из тех, кто покидает место сама, по своим причинам, которые не объясняет всем. Но у него есть право узнать.

Мелодия замирает одновременно с высокой нотой певца, когда Йен обрывает музыку, вынув наушники из телефона. Беспокойство перекрывает радость от новости, просто так в этом мире ничего не происходит. И Айронс рад бы разыграть безразличие, кивнуть спокойно, как будто принимает новость об утренней почте, вот только не выходит. Ему слишком интересно, волнительно.

[NIC]Ian Irons[/NIC] [STA]pricked[/STA][AVA]http://savepic.ru/8891557.png[/AVA]

+2

137

Знала, что он спросит – и мысленно готовилась к этому вопросу каждую минуту, что вела к этой развилке. Да только никакого проку: так и осталась неготовой, судорожно в последний раз перебирая варианты ответа. Правда или ложь, болезненное признание или иллюзия прежних отношений.

Хотелось бы обхватить его руку, но не решается, боится. Ей бы идти уверенно вперед, делая вид, что не случилось ровным счетом ничего, но вместо этого шаг сбивается, замедляется. Не отрывает взгляда от дороги под ногами, даже зная, что следует смотреть в глаза. Всем своим поведением словно просит раскрыть ее, увидеть то, о чем сама сказать не решится – увидеть и принять, освобождая от необходимости говорить об этом.

– Я так захотела, – слова капризной девочки, но не взрослой женщины. Глупо думать, что Йен удовлетворится таким ответом – вернее, уходом от него.

Мы. Там должно было быть "мы", но поздно исправляться. Больше ни шагу – груз собственной лжи тянет вниз, не давая ни поднять лица, ни продолжить путь.

Каждая секунда молчания тянется с мучительной тягучестью.

– Чжоу и Мао, – хотела первым назвать Вуши, но с губ срывается не то имя. Не перепутала – запуталась в себе. – Все это зашло слишком далеко.

Йен, быть может, не знает всего, но общая картина ему известна: два китайца, не питающих особой любви друг к другу, и очаровательная Кэтрин между ними – желанным трофеем, яблоком раздора. Она распаляла страсть обоих, играя с огнем – всегда на грани. Всегда – пока не рухнула в пропасть, собственной слабостью проиграв Ляну.

– Я хочу прекратить это, – пока не наделала еще больше ошибок.[ava]http://savepic.net/7924348.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

138

Пальцы сминают лапшичный проводок от наушников, скручивая их в ровный узел даже сейчас. Йен на мгновение прикрывает глаза, принимая решение. Всё это не совсем просто и однозначного решения здесь нет. Айронс замедляет шаг и останавливается совсем, спокойно убирая наушники и перехватывая вещи.

Беспокойство передавливает горло мимолетной радости — Кэтти не из тех, кто одумается просто так. Не сейчас. Кэт слишком нравится её жизнь, чтобы задумываться о последствиях и единственное беспокойство заключалось в предохранении. Наверное. Подобными личными подробностями Йен не интересуется.

Андерсон останавливается и это кажется столкновением миров — либо что-то произошло, либо… Другого ответа и нет. Просто бах! И случившееся явно выходит за рамки обычного для Кэтрин Андерсон, доступной, но гордой красавицы их школы.

— Они что-то сделали тебе? — Впервые за долгое время голос звучит гораздо ниже и как-то слишком хрипло для сдержанного спокойствия. Выбеленная природой челка скрывает потемневшие глаза, когда Айронс склоняет голову, уравнивая их в росте. Без сомнения, Йен готов решать её проблемы, несмотря на то, что Кэтрин с завидной регулярностью создает их себе сама.

— Или, — Йен хмыкает чуть насмешливо, предоставляя ту самую необходимую лазейку для ухода от ответа, — принцессе наскучили развлечения?

«Что дальше», хочет спросить Йен, но молчит. Его последние слова и так прозвучали слишком издевательски в подступающей мягкой темноте.

Айронс знаком с Андерсон настолько близко, насколько никто из всех её партнеров не мог и представить. И сейчас он чувствует, именно так, что ответ не банален и не лежит на поверхности. Девушка не устала, Кэтти как нашкодивший котёнок в ожидании нагоняя хозяина. И вроде умный Йен именно сейчас находится в неизбежном ступоре.

[NIC]Ian Irons[/NIC] [STA]down[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/o9v1z.png[/AVA]

+2

139

Тревогу в голосе Йена не услышал бы только клинический идиот. Кэтрин поднимает взор, заглядывает в глаза брата и чувствует, как дрожат ее собственные ладони. Боится — за него, за себя. За себя, должно быть, больше — и меньше всего на свете хочет, чтобы Йен и Лян пересеклись, заговорили друг с другом. С Чжоу станется сболтнуть лишнего.

Брат всегда защищал ее. Кэтрин боится, что он защитит и сейчас — просто потому что дрогнет на изломе ее голос. Ее ложь должна быть самой убедительной ложью в мире. Мысленно спрашивает саму себя, почему решила уйти — вернее, почему решила бы уйти, если бы не одно маленькое "не".

Они ничего не сделали ей. Ничего такого, что не могли сделать раньше. Ничего такого, чего она сама не желала бы.

— Принцесса расставила приоритеты, — фраза — калька с шутки Айронса, но тон — серьезный как никогда. Уходит от ответа, по-своему лжет, скрывая за правдой то, что боится открыть Йену. Но все же не обманывает — не напрямую.

Шагает вперед, кладет ладонь на талию брата, льнет в доверчиво невинном объятии, прижимается щекой к широкому, надежному плечу. Ищет поддержки, сил — и говорит этим жестом, кто именно в списке ее приоритетов под номером один.

— Не отталкивай? — Просит неожиданно прямолинейно и искренне. На ее безымянном пальце его кольцо — то, что подарил ей Йен в Лондоне. То, над которым Кэтрин столько плакала. То, которое значит много больше прежнего, купленного по прихоти Андерсон. Кто бы ни увидел их, может думать что угодно.

Впереди экзамены, выпускной, последние школьные мероприятия и итоговая постановка театрального кружка — тысяча и одно маленькое дело, каждое из которых должно быть выполнено в срок, и Кэтрин могла бы апеллировать к ним, но сама себе не поверила бы. Все это за ней не первый год, и Андерсон неизменно справлялась — справится и в этот раз.

У нее нет ни единой причины, которая заставила бы ее уйти из элиты — и которая убедила бы Йена в чистоте и искренности этого решения. Она. Просто. Так. Захотела.

В конце концов, будто бы это первый ее каприз.[ava]http://savepic.net/7801203.png[/ava][NIC]Catherine Anderson[/NIC][STA]depend on you[/STA]

+1

140

Воздух пропитывается невесомой ложью и изломанными чужими нервами. Прикосновение впервые веет совсем другими ощущениями, на что Йен закрывает глаза, мысленно проклиная свою проницательность. Сейчас Кэтрин подозрительно чистая: нет никакого запаха, кроме геля для душа и тонкого аромата дорогих духов. И лёд осознания сковывает воды их доверия.

Тело напрягается, а Йен почти заставляет замереть свой пульс. Выдать себя даже им недопустимо сейчас. Конечно, именно этого он и хотел, когда просил её остановиться. Вот только поведение Кэтти сейчас совсем не вяжется с ней настоящей. Той, что выполняла бы обещание.

Йен подхватывает пальцами подбородок Андерсон, чтобы посмотреть в её глаза, и отстраняет от себя. В синеве напротив нет привычной теплоты, только холодное равнодушие. Он её однажды уже предупреждал.

— Сорвалась? — В голосе ни оттенка от испытываемых эмоции, именно так он зачитывает доклады о работе литературного кружка. Он мог бы и дальше играть в старшего брата, друга и поддержку. Если бы только Кэтрин соврала чуть более искусно и Йен даже злится на неё, что не смогла.

Сейчас Айронс ждёт невесомого подтверждения своих слов, потому что отрицания уже не будет. Андерсон сдала правду своим телом, своими нелепыми действиями и неожиданным капризом, который совсем не вовремя.

— И кто же заставил приоритеты принцессы пошатнуться? — И на этот вопрос она уже дала ответ. Только вряд ли Йен пойдет разбираться, это уже не его дело. — Ты определенно уже не рёбенок.

[NIC]Ian Irons[/NIC] [STA]down[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/o9v1z.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » Sexuality