По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 20.06.16. Burn with me


20.06.16. Burn with me

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 20 июня 2016 года
2. Персонажи: Алина Тихомирова; Франциско Диаз
3. Место действия: Загородный дом недалеко от Серра-да-Меса
4. Игровая ситуация: Франциско приглашает Алину в небольшой загородный дом, недалеко от озера Серра-да-Меса, чтобы отдохнуть. Выехав из Рио после полудня, они добрались до места за сутки, с учётом остановки на ночь. И вот теперь они здесь, наедине с природой, вдали от городской суеты.

Burn with me

0

2

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Чёрный джип-внедорожник неторопливо ехал по грунтовой дороге, заезжая в тропический лес. Его багажное отделение было забито сумками с одеждой, купленными по дороге запасами продовольствия и кое-какими багажными вещами. Оружие условились не брать, чтобы не засыпаться на патрулях с натасканными на оружейную смазку собаками. Да и не нужно оно было в том месте, куда направлялись Диаз и Тихомирова.
Машина довольно сильно нагрелась на солнце, а потому, попав в тень тропических деревьев, медленно начала остывать. Окна не открывали с утра, чтобы не нарушать циркуляцию и охлаждение воздуха кондиционером, а потому в салоне всё ещё витал аромат жаркого ночного секса.
Диаз немного изменил своему стилю. В этот раз на нём была томатного цвета футболка и бежевые летние брюки из хлопка. Алина надела спортивный костюм мятного цвета: топ и штаны.
Когда скоростной режим более-менее установился, у Франциско появилась возможность немного отвлечься. Не отрывая взгляда от дороги, он протянул руку к Алине и сжал её ладонь. Мягкая, тёплая, чуть влажная… Диаз чувствует, как её пальцы ответно обнимают его кисть. Зачем нужно что-то ещё в этом мире, если ты можешь сжимать ладонь любимой женщины?
Прошёл уже месяц с тех пор, как Кобру выписали. Месяц с их первой ночи, проведённой вместе.
Тихомирова смотрела сквозь полуприкрытые веки на дорогу и улыбалась.
— Ты так и не скажешь мне, куда мы едем? — поинтересовалась Алина, потягиваясь. На пассажирском сидении Кобру непременно укачивало, и эта поездка не была исключением, а за руль бразилец пускать её наотрез отказался. Выбора не было: Алина почти всю дорогу дремала в жутко неудобной позе, и сейчас её затекшие мышцы были бы совсем не против, если бы их размяли.
— Это сюрприз, — таинственным голосом сказал Франциско и позволил себе повернуть голову, когда джип выехал на длинную прямую, чтобы просто ещё раз взглянуть на Кобру: он не мог насмотреться на неё, настолько она была прекрасна.
— Я сейчас была бы рада любой горизонтальной поверхности, даже кушетке. Почему ты не дал мне повести машину? — Алина поджала губы и поймала взгляд Диаза, но мужчина лишь загадочно улыбался. — Надеюсь, хотя бы там мне удастся выспаться, — мечтательно произнесла Тихомирова, вспомнив шикарную двухспальную кровать в квартире Франциско, в которой им удалось провести совсем немного времени вдвоем. — Видимо, не очень, — протянула она, разгадав огоньки в его взгляде. — Следи за дорогой, — Кобра мягко высвободила свою руку и, улыбнувшись, откинула голову на подголовник в очередной попытке задремать.

+4

3

Автомобиль проехал ещё километра четыре вглубь леса, пока на пути не выросли сплошные ворота из нержавеющей стали. Этот дом был приобретён на имя Диаза несколько лет назад, на него же была оформлена полная страховка, которую не так давно выплатил ему один из банков в связи с произошедшим восстанием. Ущерб был несильно большой — кое-где была подпорчена кирпичная стена, да и окна были слегка побиты… Кое-что из мебели пришлось выкинуть. Повезло то, что повстанцы здесь надолго не задержались и в скором времени двинулись дальше.
— Я сейчас, — шепнул он полусонной Алине, вытащил из бардачка связку ключей и отправился к воротам, на ушках которых висел огромный звонок.
Этот загородный дом, на самом деле, использовался как место ночлежки для руководства их группировки. Между собой договорились о том, чтобы не совершать на её территории никаких сделок, не хранить оружие и контрабанду. Секретное убежище, которое не менее раза в месяц кто-нибудь да навещал. Отперев замок, Диаз распахнул ворота и вернулся в автомобиль.
— Добро пожаловать на наш маленький курорт, — улыбнулся он.
Вместо того, чтобы что-то сказать, Алина потянулась за поцелуем в знак благодарности. Несмотря на свою занятость и огромное количество дел, которое только возросло после восстания, Франциско ни на секунду не забывал о Тихомировой. Кошмары, что нарушали её сон, участились, но рядом с Диазом ей было гораздо спокойнее и засыпалось легче. А сейчас он позволил себе на две недели отойти от дел, благо Том де Фалько, как Алина успела убедиться, был очень толковым и надежным человеком. Диаз разбирался в людях, и без колебаний оставил все на помощника, который был его правой рукой, чтобы провести время с Коброй. Какой женщине это не будет приятно?
Машину Франциско поставил в гараж с функциями сарая. На плотно укомплектованных четырёх сотках шибко не разгуляешься. Двухэтажный бревенчатый дом стоял в самом дальнем углу участка. К его углу почти вплотную прилегала сауна, а справа от неё находилась веранда с деревянной скамьёй и большим столом. С торцевой части дома находился неглубокий бассейн, пустой, но чистый. Оставалось только водой накачать из скважины и умудриться обогреть — солнечный свет сюда попадает только в полдень, а в остальное время суток это отдалённое от цивилизации место окутывает уютный полумрак, в котором двое до безумия влюблённых друг в друга укроются от всего мира на пару недель.
— Я пойду закрою ворота, а потом покажу тебе дом. Я быстро.
— Хорошо, — Тихомирова вышла из машины и потянулась. Пока она ждала Франциско, немного прогулялась по гаражу, но интересного там ничего не было. Вещи без бразильца она трогать не стала, и они остались в багажнике дожидаться своего часа.

+4

4

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Диаз вернулся к воротам и, сомкнув створки, сдвинул внушительный засов, весивший килограмм пять, в сторону. Теперь им точно никто и ничто не помешает. Управившись всего за пару минут с этим нехитрым делом, мужчина, как и обещал, довольно скоро вернулся к Алине.
— Пойдём в дом, — хитро улыбнувшись, Диаз на короткое мгновение, но очень крепко, припал к губам Кобры, алчно хватая её нижнюю губу, хищно прикусывая зубами и слегка оттягивая назад, размыкая едва начавшийся поцелуй, чем добился от неё разочарованного стона, и довольно ухмыльнулся, поймав пронзительный взгляд Тихомировой. Его твёрдая рука сжала её ладонь, и Франциско повёл Алину в дом.
Они взошли на просторное крыльцо с крупными перилами, покрытыми тёмным лаком под цвет стен бревенчатого дома.
— Можешь снять обувь, — сказал Диаз, немного небрежно наступая на запятники своих туфель, которые после, тем не менее, отправил на обувную полку, возле которой расположилась длинная скамья. Под тяжёлой металлической дверью с тёмно-коричневой пластиковой отделкой лежал чёрный мохнатый коврик, на которые Франциско тут же ступил, чуть только избавился от обуви.
Алина следом за Диазом скинула свои кеды, и они заняли место рядом с мужскими туфлями.
Бразилец достал ключи и дважды повернул в верхнем замке, приоткрывая дверь в прохладный полумрак лесной хижины. Пройдя внутрь, Франциско нащупал на стене выключатель. В просторном помещении загорелся свет.
Сейчас они находились в большой гостиной. Несмотря на то, что дом был двухэтажный, потолок комнаты расположился под самой крышей.
— Второй этаж затрагивает только левое и правое крыло дома, — пояснил Диаз. — В левом крыле находится кухня, а над ней — что-то вроде кладовой. В правом — три спальни, одна наверху.
Гостиная была шикарна во всех смыслах. Тяжёлые алые занавески плотно закрывал окна от любопытных глаз тех, кто мог совершенно случайно оказаться в столь отдалённом месте, да ещё и попасть на частную территорию коттеджа. Стены помещения были оббиты узкими залаченными досками. По их периметру довольно симметрично относительно центра расположились настенные торшеры с широкими стеклянными абажурами, а под потолком висела внушительная люстра. Вечерами, когда гасили большой свет и зажигали множество маленьких огоньков, в помещении воцарялась тёплая, спокойная, уютная, совсем домашняя атмосфера. По центру стоял большой стеклянный стол и три длинных чёрных кожаных дивана. Напротив стола, на стене, расположился большой телевизор в 105 дюймов, вокруг которого расположилась очень качественная аудио-система домашнего кинотеатра. Вдоль правой стены, сразу возле деревянной двери, ведущей в правое крыло, раскинулись высокие книжные полки с абсолютным раритетом нашего времени — бумажными книгами. Античные философы, драматурги, писатели-классики… Диаз не был слишком начитанным человеком, но эта библиотека пополнялась отнюдь не им самим. Кроме всего вышеперечисленного стены гостиной были украшены картинами и декоративным холодным оружием.

+4

5

Кобра лишь отметила про себя интересное решение дизайнера, но ни огромная плазма, ни люстра не удивили её. Она сама по жизни была достаточно непритязательна и, сделав однажды добротный ремонт в квартире, в которой была редко, тратила большую часть заработанных денег на татуировки, спортивное питание, обслуживание мотоцикла и, как ни странно, подарки.
— Пойдём на кухню, — Диаз улыбнулся — самое вкусное, спальню, он хотел оставить напоследок.
Он вновь взял Алину за руку, а она послушно следовала за ним, и направился к двери, ведущей в святая-святых любого дома. Открыв её,Франциско на память нащупал выключатель справа. Зажёгся желтовато-белый свет.
Кухня была чертовски красива и выполнена в светлых тонах. Широкие кафельные плиты бежевого цвета с белым пятнистым рисунком на полу, бежевые обои на стенах в тон им, потолок с квадратными светильниками. По центру кухни расположился стол-стойка, в недрах которого хранились бутылки со спиртным: дорогой коньяк, белые и красные вина, виски, ром, конечно же, текила и множество других. Белые шкафы и тумбы, расположившиеся в дальней части стены, были заставлены различными баночками со специями и посудой. Была здесь электроплита, мультиварка, микроволновая печь, духовка, посудомоечная машина и, конечно же, холодильник. На довольно высоко расположенных полках находились многочисленные бокалы и стопки под каждый из существующих на свете напитков. Резные окна были занавешены тюлью и плотными бело-голубыми занавесками.
— Путь к сердцу мужчины лежит через желудок, — Диаз засмеялся и, приобняв Алину за талию, губами коснулся её гладкой щеки. — Пойдём в спальню?
— Я учту, Франциско, — она рассмеялась и провела тыльной стороной ладони по его щеке. — Пойдем.
Они вышли с кухни и Франциско, прикрыв дверь, повёл Кобру к противоположному крылу, чтобы приоткрыть тайну над самой интимной частью этого гнёздышка.
За дверью расположились, как он и говорил, две спальни, огороженных друг от друга толстой перегородкой и плотной декоративной шторой. Это были самые обыкновенные спальни по два человека в каждой, не шибко броские и совсем простые: пара торшеров, картина, ковры на ламинате, зеркала с довольно симпатичными деревянными рамками и гардеробы.
— А теперь давай наверх, — губами коснувшись шеи Алины, Диаз пригласил её первой взойти по лестнице на второй этаж.
Обстановка, представшая перед Коброй, была завораживающей. Большая красная двухспальная кровать с металлическими прутьями у изголовья, неяркий свет двух настенных торшеров, невероятно мягкий ковёр из белого густого меха под ногами и приятный цветочный запах в воздухе… Всё это создавало невероятную атмосферу, побуждающую жажду и затаившуюся похоть.
— Что-то мне это очень напоминает, — растягивает слова Кобра и прижимается к Франциско. Антураж спальни в его квартире был очень похожим.

+4

6

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Диаз обнимает Тихомирову сзади и целует шею, слегка покусывая.
— Мы сюда ещё вернёмся, — говорит он, обжигая Алину своим горячим дыханием.
— О, я даже не сомневаюсь, — шепчет она в ответ и смотрит ему в глаза, где полыхает неприкрытый огонь желания.
— Пойдём, покажу кое-что ещё.
Они спустились вниз и неспешно вышли из дома, переплетая пальцы рук и прижимаясь друг к другу. Кобра, в отличие от Диаза, не стала обуваться и теперь ступала босыми ногами по зеленой траве и дорожкам, выложенным природными камнями. Теперь Франциско повёл Алину к пристройке, в которой располагалась шикарная сауна.
— Думаю, мы с тобой любим, когда погорячее, верно? — он усмехнулся, и вот его губы вновь осыпают поцелуями шею Алины, а она извивается в его руках и дразнит неслучайными прикосновениями. — А есть я предлагаю на свежем воздухе, на веранде. Ты её уже, наверное, видела. Там в принципе ничего особенного, но пойдём. Вдруг тебе такой вариант не очень понравится.
Они покинули сауну и направились к деревянной закрытой веранде недалеко от неё. Это была отдельная вытянутая постройка, которую в России назвали бы простым слово “беседка”. Но здесь, в Бразилии, это слово было не в обиходе. Веранда была деревянной и довольно светлой относительно дома. На ней расположился длинный деревянный стол и несколько садовых плетёных стульев. В качестве освещения служила небольшая люстра под потолком, зажигавшаяся с помощью небольшой верёвочки, за которую нужно было дёрнуть.
— Вот, — говорит Диаз с улыбкой на лице. — Осматривайся. В принципе, это всё, что я хотел тебе показать. Я люблю эту веранду. Тут очень здорово пить чай по утрам.
Диаз остановился сзади, позволяя Алине пройти вперёд. Кобра неохотно покинула его горячие объятия и сделала несколько шагов по направлению к столу. Несмотря на безлюдное и отдаленное место, этот дом явно кто-то посещал: на одном из стульев лежала забытая кем-то газета, а пыль, к удивлению, не наблюдалась ни на одной ровной поверхности. Не иначе, как здесь обитал домовой. Внимание Кобры привлекла люстра.
Франциско же лишь прислонился к перилам у ступенек и стал завороженно наблюдать за её движениями. Кобра… Прекрасная, превосходная, идеальная и дико возбуждающая желание, пробуждающая похоть и распыляющую страсть. Будоражащие шаги, пьянящие движения ягодиц… Всё это влекло Франциско за собой. Взгляд его затмил дым разыгравшегося пожара. Он сам не заметил, как отошёл от перил и неслышными шагами приблизился к Алине сзади. Его сильные руки обхватили её, губы приникли к шее. Зубами он ненасытно схватил кожу на её шее, а руки по-хозяйски поползли под маечку и трусики, нащупывая заветные места. Диаз распалённо задышал, и с его губ с придыханием стали срываться возбуждённые полустоны. Франциско овладевал Алиной и не давал ей возможности что-то сказать или сделать. Сейчас её тело оказалось в плену горячего бразильца, который явно не собирался отпускать Кобру с этой веранды одетой…

+4

7

Диаз не тот мужчина, которому можно сказать “нет”, кого можно оттолкнуть, чьи руки можно остановить. Даже Алина не в силах потушить пожар, охвативший Франциско, и она чувствует, как огни желания стремительно мчатся по её коже. Огненное лассо затягивается вокруг её шеи, и дыхание Кобры становится шумным и тяжелым. Её руки не поспевают за его, и всё, что она может — впиваться в его кожу ногтями, лишь надеясь, что он сбавит темп, но Алина знает, что не сбавит, и она никуда от него не убежит, а объятия станут только крепче, губы настойчивее, а его пальцы оставят на её коже следы, словно больше никогда не смогут прикоснуться к её телу.
“Francisco…” — она не сдерживает стоны и хочет громко позвать его по имени, но губы Кобры смыкаются вокруг его пальцев, которые настойчиво проникают в её рот. Самыми кончиками Диаз достаёт до стенки её горла, второй рукой продолжая ласкать Алину внизу. Она слегка прикусывает его пальцы, отчего Франциско издает довольный стон на выдохе. Он начинает интенсивно двигать пальцами, ощущая, как их ласкают её горячие влажные губы. Мужчина закрывает глаза, приоткрывая рот и облизывая губы от наслаждения. Диаз начинает идти вперёд, медленно подталкивая Кобру к столу. Разгорячённые губы осыпают поцелуями покрывшуюся мурашками шею и плечи Кобры. Он тяжело дышит, а в голове беспрестанно гудит от скопившегося напряжения, которое хотелось немедленно разрядить. Франциско всё сильнее и сильнее прижимает Кобру к себе. Когда они оказываются совсем близко к столу, Франциско медленно убирает пальцы из её рта, а рука выныривает из трусиков. Диаз яро, с громким эмоциональным стоном срывает с неё и себя одежду, осыпает дождём из поцелуев её шею, плечи, а затем, повинуясь своим первобытным инстинктам, грубо хватает Алину за плечи... Мужчина закидывает её ногу на стол и, упираясь рукой в ягодицу, совершает резкое движение вперёд.
Звонким смехом прощается Алина со своей одеждой — один из любимых спортивных костюмов пал жертвой страсти Франциско. Но её веселье быстро сходит на нет, вырываясь вместо стонов из горла сдавленным криком, когда в цветную палитру удовольствия подмешивается боль, грязная, липкая, жгучая. Алина шипит, словно разъяренная кошка, пойманная за загривок, придавленная к столу телом Диаза, но он не собирается ни отпускать её, ни останавливаться.
Боль стихает, но чёрные мысли вороньем кружат в голове, а в груди жжется обида вперемешку с яростью. Диаз продолжает, и вместе с поцелуями на коже Алины остаются следы укусов. Тихомирова шумно, но размеренно дышит, закусив губу и ждет окончания. Этот мужчина позволил себе слишком многое, и она не знает, можно ли ему теперь верить. И страх на секунду накрывает Кобру своим плащом: “А что Диаз может сделать в следующий раз?..”
Франциско ускоряется, и теперь даже этот крепкий стол, сделанный по высшим стандартам, ходит под давлением их тел и натужно скрипит. Тело Кобры дрожит каждый раз, когда Диаз достигает верхней точки в амплитуде его движений, на её спине выступают крупные капли пота, а лицо, обессилено упавшее на стол, рдеет от напряжения.
Наконец, Франциско подходит к финалу и заканчивает. С его губ срывается стон наслаждения, и мужчина припадает к спине Алины, руками упираясь в стол, чувствуя, как гудящее напряжение покидает его, словно заполняя собой нутро Кобры. Диаз шумно вздыхает и отрывается от неё. Перед глазами мерцает синеватая рябь. Пламя похоти ненадолго потухло и теперь тихо тлело. Франциско разваливается на ближайшем стуле, откидывая голову назад и ничего не говорит Алине. Его сознание ликует, и он смакует момент, когда тело этой женщины подчинилось ему.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-03-16 07:41:22)

+4

8

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Алина сдерживает стон, не без труда распрямляется и делает несколько шагов, стремясь покинуть веранду. Терпимо. Ее взгляд, полный ненависти, падает на разомлевшего в кресле Диаза. Он уже не замечал её,  она была не нужна. Кобра хочет стереть с его лица самодовольную блаженную улыбку мощным ударом кулака, но отвращение берет верх, и она, оставляя остатки одежды и забирая остатки гордости, идет в гараж за чистыми вещами, что остались в машине, не оборачиваясь на бразильца и место унижения. Они точно не будут завтракать за этим столом на этой чертовой веранде.
— Кобра, — когда пелена наслаждения спадает, Диаз зовёт её, но не поднимается с места, исступлённо продолжая смотреть в потолок веранды. — Прости за одежду.
Если бы дело было только в одежде, Алина бы даже не придала этому значение. Но только что Франциско совершил большую ошибку, когда забыл, что Кобра не просто солдат, который безропотно выполняет приказы, не просто женщина, с которой приятно проводить время за любовными утехами, а человек, который умеет чувствовать, и чья любовь и слепая преданность только что были безжалостно размазаны на этом столе.
Алина не реагирует на слова и не останавливается, а когда Диаз удосуживается переключить свой взгляд, Кобру нигде не видно. Он неторопливо встаёт, натягивая обратно бельё и штаны и выходит с веранды.
— Кобра? — Франциско громко зовёт её вновь, осматриваясь по сторонам. Он не заметил, куда она пошла. Может быть, в дом? Диаз решает проверить и направляется к крыльцу, заходит внутрь. Свет выключен. Кобра вполне могла запомнить расположение мебели и сориентироваться в темноте, верно? Она хороший солдат и для неё это явно раз плюнуть. Франциско прислушивается. На кухне не слышно звона посуды или стука. Логично отправиться в спальню. Может, она решила прилечь? Диаз заглядывает в правое крыло и проверяет оба этажа. Не обнаружив там своей женщины, он, пожимая плечами, направляется на кухню — хотелось есть, да и возможно Кобра не будет против. Из холодильника Диаз достаёт готовый комплексный обед на двоих — вкуснейший мексиканский плов и начинает разогревать его в микроволновке. Затем он ставит на плиту чайник, открывает один из настенных шкафов и неторопливо выбирает зелёный чай. Определившись с сортом, он достаёт алюминиевую баночку и ставит неподалёку. Ненадолго отвлекшись, Франциско возвращается к вопросу, который привёл его в дом: где могла быть Алина? Может быть, она пошла за одеждой, которая осталась в машине? Ведь они не стали разгружать сумки и сразу пошли смотреть дом. Франциско вышел из дома, оставив чайник на плите, и вышел из дома, направляясь к гаражу. Однако, и там он не нашёл Алины. Более того, её вещей в джипе так же не оказалось. Странно, куда она могла исчезнуть? Может, прошмыгнула в спальню, пока Диаз был на кухне? Мужчина снова вернулся в дом, но его догадки оказались ложными. Оставался последний вариант — сауна. Диаз направился к пристройке.

+4

9

Тихомирова тем временем забрала свои вещи, уместившиеся в один небольшой чемодан, из машины. В голову пришла мысль уехать, оставив Диаза в одиночестве, но для этого ей нужны были ключи, а они в единственном экземпляре лежали сейчас в кармане бежевых брюк. Но сейчас ей важнее было смыть с себя всё и избавиться от ощущения прикосновений мужчины. Путь к очищению лежал либо через огонь, либо через воду. Первый вариант был не подходящим, поэтому Кобра направилась в сауну, где она приметила душевую, так и не одевшись. В этом не было необходимости. Она не собиралась попадаться на глаза бразильцу, который только что зашел в дом, да и то, что только что произошло, явно показывало, что его не остановит никакая одежда.
Алина заперлась в сауне и занавесила окна. Вода подогревалась при помощи газовой колонки. Подождав немного, пока температура поднимется, Кобра встала под теплые струи воды.
Когда Диаз подошёл к пристройке и дёрнул дверь на себя, то крайне удивился — та была наглухо закрыта изнутри. Значит, она там. Но зачем закрылась? Франциско обошёл пристройку со всех сторон. Окна были занавешены и разглядеть, что происходит внутри, было невозможно. Скорее всего, она принимала душ после того действа, что неожиданно для обоих развернулось на веранде. Понять что-то по звукам было нельзя — стены были очень плотные, и из-за этого было нельзя расслышать практически ничего, что происходит внутри. Однако, к вибрациям от ударных воздействий стены были не очень устойчивы. Диаз довольно громко постучал несколько раз сперва в дверь, ведущую в предбанник, а затем в стену, где находилась душевая.
Судя по внезапным звукам, очень похожим на стук, бразилец понял, где она находится, но Алине было безразлично, сколько времени он прождет её снаружи, если вообще останется там. Она лишь посильнее выкрутила оба крана и отчаяннее принялась тереть себя мочалкой.
Кобра не подавала никаких признаков жизни. Диаз пожал плечами и ненадолго вернулся в дом — просто для того, чтобы заварить чай. Когда же он вернулся, дверь всё ещё была заперта. Он постучал снова. В голове до сих пор витал вопрос: зачем она заперлась? Походив вокруг да около, Диаз решил заняться полезным делом и наполнить бассейн, который им наверняка пригодится в этот продолжительный уик-энд. Он сделал все приготовления: снял защитную плёнку, подтащил шланг и подрубил мощный насос, который стал качать ледяную воду из глубокой скважины, надеясь, что система самоочистки осталась в рабочем состоянии. Он занял место на стуле возле бассейна и стал наблюдать, как вода постепенно наполняет его. Вид текущей воды успокаивал и Франциско едва не провалился в состояние полудрёмы за то время, пока ждал Кобру.
Алина вышла из здания, где располагалась сауна где-то через сорок минут. Она бы там просидела все время, но голод не тетка, а Диаз наверняка ждал её. Она не горела желанием с ним разговаривать, но это было сложно, особенно когда кроме вас никого и нет в богом забытом  уголке. Дверь сауны распахнулась, и Кобра вышла оттуда в летнем комбинезоне, оставив не скрытыми одеждой лишь руки, и с платком на голове. Бразилец сидел у сауны. Увидев его, Тихомирова лишь стиснула зубы и, не реагируя никак на его присутствие, направилась с чемоданом обратно в гараж.

+4

10

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Из-за шума насоса Диаз не отреагировал на выход Кобры сразу и повернул голову к ней лишь тогда, когда краем глаза заметил её силуэт, тяжёлой походкой направлявшийся к гаражу вместе с чемоданом.
— Может вещи лучше сразу в дом? — громко спросил Франциско. — А чего ты закрывалась-то? Тут кроме нас — никого.
Но Кобра никак не отреагировала на его вопрос. Диаз нахмурился и резко поднялся. Быстрым шагом он направляется к ней и кладёт ладонь на плечо.
— Что случилось? — спрашивает он женщину, которая не обернулась сразу.
Кобра лишь молча и резко сбрасывает его руку с своего плеча. Когда она понимает, что он не оставит ее, Алина поворачивается и тихо спрашивает, глядя Франциско прямо в глаза:
— Ты за этим меня сюда привез? — и снова уходит от него, совершенно не желая ни разговаривать, ни просто видеть Диаза.
Франциско останавливается в недоумении. Момент его маленького ликования сгорает, как школьная тетрадь с плохими оценками.
— Кобра, стой, — Диаз вновь уверенно идёт за ней; взрослый мужчина, с подростковыми амбициями начинал понимать, что её вывело из себя. Она никогда не вела так с ним, поэтому вывод очевиден. Его ладонь вновь касается её плеча и Франциско пытается остановить её. — Ты задала вопрос и уходишь от моего ответа перед тобой.
Она вновь сбрасывает его руку, но, сделав еще несколько шагов, останавливается. Ей даже на секунду стало интересно, что он скажет в свое оправдание её напряженной спине, отвечая на вопрос, для нее риторический.
— Ты сама знаешь, что нет, — его голос твёрдый, но в нём не проскочило ни нотки грубости. — Для этого мне вовсе не нужно вести тебя неведомо куда. Если бы я хотел заполучить тебя силой, я бы это сделал ещё раньше. Нет, Кобра, нет.
Он стоит в отдалении от неё и даже не пытается приблизиться. С его губ срывается вздох, полный разочарования.
— Прости. Я слишком… Слишком многое себе позволил. Когда каждый день на протяжение многих лет сопряжён с риском встретить виселицу или стену — начинаешь забывать о барьерах, которые есть у каждого… Это вшито где-то на уровне инстинктов и порой даже с дорогими тебе людьми начинаешь забывать обо всём.
Диаз делает осторожный шаг вперёд, сокращая дистанцию между ним и Коброй.
— Мне нет оправдания, потому что я поклялся защищать тебя, но, кажется, я забыл защитить тебя от себя самого.
— Мои вещи пока будут в машине, а я буду спать одна, — произносит Алина в пол-оборота.
— Как скажешь, — потупив взгляд говорит Диаз — теперь он в полной мере осознавал, насколько сильно перегнул палку и какую цену пришлось заплатить за попытку подчинить себе её пламя — доверие, самое важное, что может быть в отношении мужчины и женщины. — Но вещи неси не в машину, а в дом и спи по-нормальному, в кровати, заберёшь вечером мои ключи. Я в джипе переночую.

+4

11

—  В доме достаточно места для двоих, впрочем, как хочешь, — она стояла и не знала, как поступить: куда отнести вещи и что ему говорить. А смотреть на него не могла, чтобы от одного взгляда на его лицо не улетучилась вся обида, и не появилась улыбка, с которой мать обычно смотрит на нашкодившего сына. И так они и стояли, молча и недвижимо.
— Сходи пообедай, если хочешь — там плов, — виновато говорит Диаз. — И я заварил зелёный чай. Наверное, все уже остыло, но можно разогреть…
— Идем вместе, — она не смотрит на него и идет теперь уже в сторону дома.
Франциско идёт следом, стараясь не отставать от Кобры. Они заходят на кухню, Диаз проверяет плов с чаем.
— Плов остыл, а чай — в самый раз, — говорит он немного раздосадованно, разогревая плов в микроволновке и заглядывая в белый чугунный чайничек. — Присаживайся.
— Я не хочу сейчас есть, — Алина выбрала место подальше от Франциско, сцепила руки в замок и положила их на стол перед собой. Взгляд она так и не поднимала на Диаза, и несмотря на то, что она заговорила с ним, на расстоянии ощущалось её внутреннее напряжение.
— Я тоже, — Диаз хмурится и нажимает кнопку “стоп” на панели микроволновой печи. Тем не менее, он достаёт кружки и разливает по ним крепко заваренный зелёный чай, выставляя на стол небольшую сахарницу. Франциско садится напротив Алины и  делает глоток. Свинцовое молчание повисает в воздухе.
Тихомирова вертит в руке чашку и делает небольшой глоток. Так тянется целая вечность.
Obrigada, — она встает из-за стола и идет в спальню.
Франциско провожает её взглядом, так и не поднимаясь из-за стола. Он повелевал массами, манипулировал, но здесь и сейчас всё было совсем иначе. Диаз не знал, что нужно говорить в таких случаях и как следует извиняться.
На этом он уходит из дома до самого вечера.
Алина ворочалась на кровати, пребывая в полнейшем смятении. Сон никак не шёл к ней, а спускаться вниз, чтобы ещё ненароком наткнуться на Диаза, не было никакого желания. Обида постепенно утихала, а слова бразильца оказали нужный эффект, но и этого казалось Тихомировой недостаточно, чтобы их отношения вернулись в прежнее состояние.
На улице неуклонно темнело, и Кобре показалось, что она даже задремала, но её отдых был прерван сильным треском и ярким светом: Алина кинулась к окну — на улице полыхала веранда.
Кобра стремглав помчалась вниз к Диазу.

+4

12

http://cs629322.vk.me/v629322819/353e2/3mS4cQCzf-o.jpg
Франциско Диаз, 2016 год

Диаз подхватывает горящий брус, упавший на траву, и кидает в эпицентр пожара. Ненасытное пламя поглощает его, полуурча своей пылающей утробой. Франциско заворожено наблюдает как прямо на глазах сгорает жуткое воспоминание о произошедшем утром. Об ошибке, которую допустил Диаз. В голове бушует огненный ураган, стирающий всё, что с этим связано. Здравый смысл подавлен. Сделанного не воротишь. Но Франциско не слышит даже себя. Всё, что он хочет сейчас — заставить эти воспоминания исчезнуть любым способом.
Сквозь жуткий треск древесины Диаз слышит хлопок двери дома. Он оборачивается.
— Что ты здесь устроил? — Алина едва ли не впервые повышает свой голос на него. Она быстро сокращает расстояние и впивается пальцами ему в предплечья. Как жаль, что на нем нет футболки. Кобра бы сейчас с нескрываемым удовольствием порвала на нем одежду. Его губы так близко, они едва не соприкасаются в мимолетном поцелуе, и он ощущает на них её шумное и нервное дыхание, но она всеми фибрами души уверена, что сможет противостоять, если он перейдет в атаку и снесет её последние рубежи.
— Очищаю от своей скверны это место, — ответил Диаз, вновь устремив завороженный взгляд к огню. — Я хочу очистить свою душу от того, что сделал, и не вижу правильного пути!
Он падает на колени перед объятой пламенем верандой, обрушавшейся с каждой секундой всё больше.
— Либо вода, либо огонь, либо смерть, — глухо произносит Алина, вспоминая Сальвадор и письмо, от которого остался лишь пепел на плите, и не может оторвать взгляда от пугающего, но прекрасного зрелища. — Я всё равно хотела её сжечь, — кажется, она рассмеялась?
— Никто не может жечь мою веранду, — Франциско поворачивает голову вполоборота. — Даже ты. Иначе бы потом снова пришлось сжечь что-нибудь. Например… Например!..
Диаз вскакивает с травы и осматривается.
— Да вот например этот бассейн! — он тычет в него пальцем.
— А где мне прятаться от твоего огня ещё две недели? — спрашивает Алина, не сдерживая улыбки.
— Ну, тут великолепные водопады в паре десятков километров от нас, — Франциско поворачивается к ней, выпрямляется, но всё равно продолжает смотреть снизу вверх.
— У меня нет карты, — Кобра пожимает плечами. — Хочешь, чтобы я заблудилась?
Диаз усмехается и подходит к ней в плотную.
— А ты думаешь, я тебя отпущу одну? Без моего огня ты точно заблудишься и не разглядишь дороги.
Meu dragão… Não, é claro, — Алина касается ладонью его щеки. Франциско… Её бразильский Дракон, огонь для которого и дар, и проклятье. Сегодня он не смог совладать с ним, но рядом с ним мудрая и любящая женщина, и она прощает его. — Vamos repetir?
Сertamente, — отвечает Диаз, проникновенно улыбаясь, и припадает к  губам Алины, стягивая лямки её комбинезона с плеч.


Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 20.06.16. Burn with me