По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 25.11.17. Игрушки для больших детей.


25.11.17. Игрушки для больших детей.

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

1. Дата: 25.11.17.
2. Время старта: 17:00.
3. Время окончания: 18:00.
4. Погода: Переменная облачность, легкий мороз.
5. Персонажи: Лея Иствинд, Такаи Садао.
6. Место действия: Фронтовая база "Красноплечих"
7. Игровая ситуация: У "Красноплечих" появляется новый техник, у Леи Иствинд - новое занятие, а у Садао - возможность исполнить одно из своих обещаний. День был плодотворным, вечер обещает оказаться не хуже. Но кто знает, как все повернется?
8. Текущая очередность: Лея, Садао.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

На войне нет выходных.
Однако, есть «иди, отдохни», когда у тебя заштопан живот, и ты, в общем-то, слоняешься в ангарах не столько ради помощи, а просто чтобы ощущать себя причастной. Лея именно этим и занималась, даже не пытаясь изобразить интерес. То есть, она вникала, слушала и даже понимала что-то из мягких объяснений главного техника, твёрдо решившей взять её под крыло, но интерес не проявляла. Воистину, тот, кто знает небесную сталь, любую другую уже не полюбит. Это, судя по всему, понимали и окружающие.
Вот тогда-то ей и предложили отдохнуть. Воскресенье, дело устойчиво клонится к вечеру, она, в общем-то, уже не понадобится. Лея, склонная делать любое дело уж если не хорошо, то хоть достойно, была уже настолько утомлена попытками пробудить в себе хоть какую-то причастность к общему делу, что согласилась – и смело покинула ангар.
Количество бинтов, наматываемых на её разнесчастный живот, уже было сведено к минимуму, повязка не мешала, а запасной комбинезон – Лиса притащила всю её форму, потому что гражданской одежды среди её вещей не было – тот самый, приметный, фиолетового цвета, и вовсе не выдавал, что на ней что-то намотано. Однако двигалась Лея до сих пор осторожно, немного даже бочком. Где-то из-за швов, а где-то – зная, что такое поведение отбивает желающих поговорить. Принцип мышления местных она уже начинала понимать, и сделала свой вывод: ведёшь себя так, будто не хочешь ни с кем разговаривать, и чужая деликатность делает своё дело.
В отведённое ей место квартирования Лея тоже не пошла. Остановилась где-то возле ангара, прислонилась к огромному ящику – чёрт его знает, что там – и уставилась в небо. Нащупала в кармане подарок Иволги – самодельный кулон из грубо обработанного горного хрусталя, который Женька сунула ей в руку, когда они прощались ночью, – и вздохнула.
Доживёт ли Женька до того момента, как она вернётся? Какая вообще на это вероятность-то?
Что меньше единицы, Лея и так знала. Хорошо, если просто не нулевая.
Что характерно, местных она вовсе не невзлюбила, но не хотела, чтобы ей лезли в душу, когда она ещё вчера провожала свои заветные крылья на верную смерть. То, что они все умрут, Лея знала, вопрос заключался лишь в том, когда. Пока она была с ними, волноваться приходилось меньше, ибо она – их ведущий, она могла что-то сделать.
А сейчас она на земле, и, ха-ха, в безопасности. Тут на неё максимум найтмер упадёт.
Лея всё-таки вытащила подарок из кармана, вздохнула и повесила на шею. Простая бечёвка, проволочное подобие оправы, и сам кристалл с парой царапин на гранях. Откуда хоть Женька это припёрла? Видать, из дома и прятала же где-то всё это время, а потом отдала.
У, дура…
Облака покрывали небо неровным драным одеялом, не разглядишь, летают ли. Да и что она с земли увидит.
– Вот же дерьмо. – процедила Лея, пряча кулон под комбинезоном, чтоб не отсвечивал лишний раз. Заняться теперь было решительно нечем.

+2

3

День выдался плодотворным, хоть и морочным. Не зря умный человек изрек некогда "Хочешь мира - готовься к войне". Вот они готовились. Пускай война уже бушевала, ценности подготовки к грядущим боям это не умаляло. Взаимодействие внутри взвода, связь, прочее необходимое, ни никак не связанное на сей раз со стрельбой. Победа добывается тактикой, не грубой силой. Хотя иногда лучшей тактикой будет как раз достичь перевеса в грубой силе хотя бы на одном участке поля боя... в общем, пусть постигают азы, буки и веди ждут впереди. А главная задача командира взвода - помочь пусть и прошедшим не один бой, но еще не ставшим настоящими ветеранами ребятам, что подразумевает торчание на полигоне чуть ли не целыми днями. Сегодняшние испытания его нервной системы закончились только что, позволяя Садао вернуться в свое обиталище с совершенно спокойной совестью. Справляются. Стараются работать на общий результат, пусть и хватает среди них индивидуалистов. Значит, не зря он работает, выжимая из себя и других почти что все соки. Когда дойдет до боя - китайцам придется туговато.
-"Сао", на стоянке. Выключаюсь.
Привычными движениями превратить верный "Найтмер" в просто груду высокотехнологичного железа, о которой теперь позаботятся техники. Выбраться из кабины, разогнать всех своих в направлении "отдыхать", отложив разбор полетов на попозже. Теперь можно и в казарму, благо что офицерские привилегии позволяли устроиться в отдельной комнате. Даже не комнатушке, что характерно, а это позволяло считать себя чуть ли не счастливчиком. Ему есть, куда приткнуть небольшой столик! Роскошь! У него есть стул! Прямо-таки избранный, не иначе. Однако, просто так добраться до роскошных апартаментов Садао не смог. Не вышло у него завершить трудовой день так просто и быстро, ведь на глаза попалась новая знакомая. "Кенгуру", которая Лея Иствинд. Стоит себе, к ящику с запчастями прислонившись, да о чем-то призадумалась. Конечно, ей не позавидуешь сейчас, но ведь быть техником это лучше, чем вернуться на "гражданку". Наверное. Какая разница тому, кто разлучен с небом?
-Осваиваешься, австралийка средней полосы?
Может быть, это было бестактным, просто так подходить и мешать человеку быть наедине с собой. Но такая вот Садао зараза, что не может пройти мимо. Пусть привыкает, здесь-то ее никто не сшибет и не угробит, что автоматически предоставляет бедолаге возможность еще с полгода созерцать эту узкоглазую физиономию. Жизнь любит пошутить, воистину.

+1

4

Лея, увлёкшись рассматриванием облаков, в общем-то, услышала чужие шаги, благо выработанная за годы работы и учёбы внимательность не сдала прежних позиций, но, помня про выработанный принцип поведения – «я не хочу разговаривать» – даже не посмотрела в сторону источника шума. Пусть себе идут, посмотрят и пройдут мимо. Правда, этот принцип не работал только в одном случае…
– Чукча. – констатировала факт Иствинд, продолжая разглядывать небо и прикидывать, на какой высоте сейчас стоит облачность. – Нет. Строю планы побега и строю в комнате планер.
Когда Иствинд так явно говорила неправду, люди, знающие её, могли догадаться сразу, что она даже морем вранья может что-то выразить. Не просто так она бахвалилась, а отвечала на вопросы, пусть и своеобразно. Например, сейчас – неявно ответила, что до освоения тут ещё далеко, и не в окружающих дело, а в том, что крышу без неба сносит. Крыша, она, знаете ли, дама вольная. Тебе летать нельзя, а она может сорваться и полететь, махая водостоками.
– Села я вам на голову. – вообще-то, правильно было сказать «на шею», но это автоматически означало признание того, что она тут совсем бесполезная и, в общем-то, не нужна. Попробуйте, заставьте Лею в собственной бесполезности признаться. И, всё-таки, это тоже неявное признание в том, что ей тут не место, она это знает, всё плохо, бабы – дуры, а Солнце – грёбаный фонарь.
Лея покосилась на «чукчу» со странной задумчивостью. Про обещанный самолёт, честно, и позабыть успела, просто вникала, как ему, должно быть, хорошо живётся, когда он на своём месте. Не завидовала, просто изучала. Наизучавшись, сунула руки в карманы своего «парадного» лётного комбинезона и сплюнула в сторонку. Дескать, смотри, я до такой степени тоски дошла, что местную форму даже палкой трогать отказываюсь.
А «Гриф», между прочим, для неё действительно имел особое значение – название, как у пятой фельдъегерской, да ещё и цвет совершенно нестандартный. Фиолетовый, как круги на модернизированных самолётов. Подарок от Лисы, между прочим. Ещё один неявный позыв окружающему миру заметить, наконец-то, что ей тут плохо.
– Уйди, сын тундры, я в печали, – на всякий случай предупредила Лея, снова уставившись в небо.

+1

5

Сын неведомых науке чукоток не мог просто так пройти мимо, он жаждал общения. Видимо, Лея осознала, что игнорировать его бесполезно, удостоив вялого внимания. Ну, это поправимо. Хандрит она, видите ли. Не трогайте ее, болезную. Ага, сейчас прямо. Не на того нарвалась, ой не на того. Иствинд наверняка еще пожалеет, что спас ее бедовую голову именно он, умеющий задолбать до полусмерти. В общем, любить и жаловать необходимости нет, а терпеть рядом какое-то время придется.
- Тебе плохо, я вижу.
Простая констатация факта. Мол знаю, наблюдаю, к сведению принял, следую своим курсом невзирая на. Потому, что иначе не выходит. Потому, что чужие проблемы имеют свойство становиться общими. И если окружающие из вежливости старались дать Лее возможность самой со всем справиться, Садао действовал, как привык. Твои проблемы - общие проблемы и никак иначе. Если сейчас не разобраться, в бою аукнется или еще когда, но аукнется. А в то, что Иствинд сама во всем разберется, он сомневался. Слишком силен был удар.
- Не знаю, что ты там навыдумывала себе, но придется признать себя частью нашего бесшабашного коллектива. Ты пригодишься на земле, крылатая, считай это стоянкой для ремонта.
Свалилась на голову это точно. Именно что свалилась и именно что на голову. Теперь вот придется что-то делать, чтобы не одурела тут с тоски. Начинать стоит с простого, разумеется. Простое, оно чаще всего эффективное и есть. А там как пойдет, так пойдет. Чай, не дитя малое с истериками и максимализмом подростковым, когда или все или ничего. Хотя все они были для Садао маленькими детьми, что его взвод, что вот эта вот птица с подбитым крылом.
- Прогуляемся? Поглядишь, как жизнь у чукчи тут, отвлечешься заодно. Тебя куда хоть определили?
Не факт, что согласится, но попробовать стоит. В любом случае, здесь и сейчас ничего не сделать, да и отдых нужен этой болезной, как бы она ни бодрилась. Износ организма и побочные эффекты от лекарств свое еще возьмут, поэтому никто и не собирался сходу бросать ее в бой. Успеется. Привыкнет.

0

6

Лея поёжилась, вытащила руки из карманов и поправила шапку, которую не сняла даже в ангаре – простая вязаная шапчонка, без каких-то особых памятных моментов. Ну что ж за день-то такой, если прямо с разгону, да с заявлением очевидных вещей.
– Не жалуюсь, – отбила она. Действительно же не жаловалась, просто постаралась самоустраниться от окружающих. Даже если они хорошие и вообще мечта в плане друзей, ей пока есть за кого волноваться. Попробуйте не волноваться, если твёрдо знаете, что они жизнью рискуют по разу на дню минимум, и что теперь у них боевой дух точно в минусе. А, пока она о своих думает, чужих и пустить-то некуда, душа и разум прочно заняты.
Так что это он зря. Лея умела упрямиться, по крайней мере, она уже это один раз показала. Не упёрлась бы в своём стремлении выжить, так осталась бы в той степи, где её МиГ закончил свой боевой путь.
– А по мне что, похоже, что я тут просто так буду сидеть? – снова вяло огрызнулась Лея, неохотно вернув взгляд на землю. – В механиках состою, работаю, как могу. На все сто не выложусь, пока швы хоть немного не сомкнутся, уж простите.
Нет, всё-таки он её, к счастью для неё же, не понял. Не понял, что душой она рвётся к своим не столько из-за любви к небу, а потому, что трясётся за тех, кого вчера проводила. Джиню она ещё увидит, Лису увидит, а увидит ли тех, с кем почтовым голубком работала? Доживут ли? От беспомощности и страха за своих Лея дурела, а не столько из-за неба.
Прогуляться? Да пожалуйста. Лея подышала на пальцы, кивнула и отлипла от ящика, изъявляя готовность идти куда угодно, лишь бы меньше при этом разговаривать. Ответить, правда, пришлось:
– К главному механику. Глаза, как у котёнка. – вообще, она ничего против Павловой не имела, но тихое дружелюбие и, опять же, разница в характере со Смирновой, которая раньше выступала в роли соседки по комнате, мешали сойтись с ней. Смирнова, даром что последние дни ходила грустнее, чем надгробие, была своей, могла подушкой кинуть, могла разбудить с особым цинизмом. Но самое веселье было, когда Лёха, пользуясь тем, что Лисовецкая смотрела на это сквозь пальцы, оставался у них ночевать – прямо на полу. Они с Женькой просто скидывали на него все вещи, которые были в шкафах, и спал Лёха под кучей тряпья. Но сначала – играли в карты, пили чай или просто сидели, радуясь тому, что ещё один день провожают живыми и в полном составе. Ещё одна традиция пятой фельдъегерской, негласная, но устоявшаяся…
Разве с этими такое возможно?
– Ты б лучше о командире вашем, как его… С патлами, в общем, – Лея покрутила пальцем у плеч, показывая уровень «патл», – Заботился. Ему будто ночью каждый раз тёмную устраивают. Если бы мне с ним лететь сказали, я бы сразу отказалась. А, Крестовский.
Она поскребла пальцами шрам на лбу, который напомнил ей фамилию командира, которую она, в общем-то, и не собиралась запоминать.
– В общем, помяни мои слова, с такими каши не сваришь. Не люблю, когда у командования в голове что-то, кроме работы. Как у вас, не знаю, а у нас это первый шаг к тому, чтоб твой вылет посадкой не закончился.

+2

7

Ничего неожиданного. Жалоб нет, проблем нет, работать готова. Наивная. Как будто после этого Садао отвяжется и испарится в предрассветном тумане. Мало того, что до рассвета еще далеко, так и характер у японца не тот. Собственно, у него было наготове вполне простое и понятное объяснение тому, что он вытворял. Вершина айсберга, но не рассказывать же ей, как он готовил на убой молодых ребят и девчат и как теперь не выносит словосочетания "боевые потери" применимо к своим? Благо что невозвратных за все время в его взводе не было. Если все будет складываться хорошо, то и не будет.
- Никто не требует от тебя работать на износ. Оклемаешься, приспособишься. Пригодишься.
Вообще, ее б в здравницу на месяцок-другой, но не согласится ведь. Неугомонная. Как так она отдыхает, пока другие воюют? К счастью, Садао действительно не понимал причин того, что считал просто тоской по небу. Не разбираясь в специфике службы фельдъегерей, он считал произошедшее с ответчиком и последующую катастрофу форменным ЧП, исключением из всех правил. Ведь если иначе... значит, снова кто-то осознанно шлет молодежь на верную гибель, как тогда, в далекой Японии? Это было бы для него изрядным ударом и поводом переосмыслить отношение к командованию. Хотя кому какое дело до мнения простого старлея, пусть и состоящего в прославленном батальоне?
- Знаешь, к выкрутасам командира я уже как-то привык. Проблемы "сверху" можно сгладить, а вот техник, у которого не все в порядке с этим миром, может быть смертельной опасностью для всех остальных. Достаточно "по запарке" забыть про какую-нибудь мелочь...
Такие моменты едва не стоили ему жизни, причем даже не один раз. Про каких грудастых девиц легкого поведения думали специалисты, отвечающие за радиооборудование еще в Японии, одним лишь демонам Они известно, да и то не факт. Ну а из свежего - Ближний Восток, сделавший из Садао дважды казус, медицинский и бюрократический.
- В общем, помяни мои слова, с тобой тоже каши пока не сваришь, старший лейтенант.
Зато честно. Вообще, тут работы для хороших психологов не на один день. Беда в том, что и на это "кенгуру" не согласится. Хотя сам он разве лучше? При первой же возможности - назад в строй, хоть на симуляторах а гонять подопечных. Вот как убедить человека примерно такого же склада ума, Садао решительно не представлял, как и не представлял, что могло бы изменить его собственную позицию. Впрочем, его действия явно не ограничатся разговорами на свежем воздухе - уж больно целенаправленно он шел, хоть и подстраиваясь под скорость Иствинд. У него было кое-что, чему летунья должна обрадоваться. Но, разумеется, не с собой, ведь сегодняшняя встреча была для японца неожиданной, а к неожиданным встречам обычно не готовятся загодя.

0

8

«Привыкну. Смирюсь. Поверю» – мысленно продолжила цепочку Лея, разглядывая снег под ногами. Кто ж спорит? Не может она вечно за своих трястись: в конце концов, она в них верит. Страх, который её тряс, был лишь следствием того, что она пережила. Уж она-то знает – когда побилась одна из курсанток, войдя в штопор на опасно малой высоте, её точно так же трясло от страха и стыда, пока не нашла её Лиса и не предложила поговорить. Поговорили: с тех пор для Леи каждая смерть, каждое падение были не трауром, но поводом поучиться у умерших, чтобы их смерть не была зряшной. Оклемалась тогда быстрее, чем предполагали.
То, что она оклемается и в этот раз, даже так было понятно. А, если трясти каждый раз не будут, так и вообще быстро в строй вернётся, потому что то, чего вроде бы у неё полно, и, в то же время, не хватает. Меньше лезли бы в душу, пытаясь перетряхнуть её содержимое, и Лея бы успокоилась гораздо быстрее. Да и работать ей рановато пока что, разве нет? Недели не просто, как она в степи едва не загнулась, а уже при деле, пусть и ходит аккуратно, а садится и ложится вообще по полчаса.
– Да мне вообще гордиться можно, – заявила Лея без показного бахвальства, но твёрдо, – Швы меньше недели назад наложили, а я уже почти кенгуру.
Только прыгать не может и боксировать, как настоящий кенгуру. Зато языком чесать – милое дело, с той же степенью язвительности, что и в степи. Значит, всё уже с ней в порядке, пусть и относительном. Не то что бы она горела желанием взять и убедить чукчу в том, что с ней всё хорошо, но вот от жалости и какой-то странной заботы избавиться была бы не прочь.
– Тут можешь не беспокоиться. – Лея остановилась, подняла голову и посмотрела ясными и спокойными глазами. – Я ведущий, я отвечала за чужие жизни там. Не загублю никого и тут, даже если мне совсем плохо будет. А мне сейчас, в общем-то, не совсем плохо.
И не врала ведь.
– Я отойду в ближайшее время, если ваши не будут мне в душу лезть. – отчеканила Лея, – И ничего такого не натворю. Честью клянусь, а она у меня вон с каким богатым опытом.
После этого короткого спича Иствинд снова притихла, снова уставилась вниз, но, при этом, уже совершенно другими глазами. Не печальными, а серьёзными и уверенными. Тему командира она вообще выкинула из головы, ибо воспользовалась ей только чтобы отбиться от излишне назойливых нянек. Раз уж всё равно пришлось говорить правду, можно не пользоваться патлатыми аргументами.

Отредактировано Leah Eastwind (2015-12-15 07:26:08)

+1

9

Кажется, что-то изменилось. То ли отношение Иствинд к окружающей действительности, то ли позиция Садао по отношению уже к Лее. Во всяком случае, она заговорила по делу, и слова подобраны были абсолютно верно. Нельзя сказать, что японец вот прямо немедленно успокоился, позволив ей дальше плавать в собственном омуте, однако ей определенно удалось изменить отношение к себе. Да, так быстро, но разве все их знакомство не состоит из скоротечных и странных вещей и решений?
-Ты не оставляешь мне выбора. Придется поверить.
Произнесено было абсолютно серьезно, хоть и с легкой улыбкой. Садао был доволен, он был доволен и не скрывал этого. Ибо честь русского офицера это такая интересная штука, которая толкает на совершения поступков разной степени отчаянности и безумства, в месте с тем служа отличным сдерживающим фактором для излишне горячих голов. Давши слова - держись, как говорится.
-Хотел бы я знать, какой еще у тебя опыт, раз уж он такой богатый, но уровень не тот.
Действительно, это было бы интересно узнать. Если уж попытка застрелиться для нее - в порядке вещей, а к собственным ранам отношение почти столь же философски-наплевателськое, как и у самого японца. С другой стороны - нечего в душу лезть, тут она права как никогда. Раз уж сама справится, в дело вступает извечный принцип техника "работает - не лезь!", подавляя уже привычный рефлекс няньки, заключающийся в попытках решить даже надуманные проблемы. А ведь иногда даже удается, что характерно.
-Кстати, воспользуюсь случаем и приглашу в свое обиталище. С меня шоколад из пайка и все прочее, чего люди в белом тебе не давали.
Нельзя ведь так просто взять и привести ее туда. Требуется соблюдение неких приличий, особенно после случая с ненормальной Храбровой. Да и вообще, пока их маршрут не стал слишком уж очевидным, не поздно еще отвернуть и пойти гулять дальше. Вот можно ли "кенгуру" столько времени проводить на ногах - вопрос особый и интересный. Опять же, на улице не самая благоприятная погода и надо бы ее в тепло... опять включился режим "заботы всем даром, пусть никто не уйдет обделенным!", да что ж это такое-то... Хотя самому тоже пора бы отдохнуть, больно морочным выдался день. Хотя бы минут пятнадцать относительного покоя перед очередной возней во благо своего взвода.

+1

10

Надо же, прогресс действительно начал свой ход, а то Лея уже всерьёз полагала, что занудство чукчи не кончится никогда. Но нет – и вот на слова о том, что ему выбора не оставили, Иствинд уже спокойно улыбнулась. Не совсем так, как обычно ухмылялась, ибо повседневная её улыбка обычно не предвещала ничего хорошего, и было величайшей удачей, если она служила всего лишь предвестником очередного морального издевательства над окружающими. Боевой задор, правда, никуда не делся, но теперь – просто как данность характеру, а не как основа действий. Прямо-таки воплощение доброжелательности.
Справедливость восторжествовала – её признали! Ну, то есть, не абы кем, а человеком, более-менее способным за себя отвечать. Душевный подъём Леи был таким, что она даже попыталась пойти бодрее, тут же споткнулась, но равновесие удержала и даже, виданное ли дело, не охнула от боли в швах. Ну нет уж, назвалась ответственной – вперёд, сохраняй образ.
– А тебе какой именно опыт-то нужен, чукча? – поинтересовалась Лея, пряча за насмешливостью самое обычное желание того, чтобы её несостоявшееся падение прошло незамеченным. – Ну мы, знаешь, летаем, летаем. Трудимся на пользу общества. А может, и во вред. В общем, одни загадки у окружающих – кто мы, откуда мы, куда направляемся. И вообще – мутнее типов в наших войсках не сыскать.
Ну, кое-что она рассказать могла, не настолько статус ограничивал. Просто Лея, побыв для приличия добродушной и даже выразив какое-никакое, а одобрение, снова оседлала любимого конька. При всей своей простоте уровня валенка не так просто было вытянуть из неё хоть что-то даже своим. Условно своим – у фельдъегеря свои только в эскадрилье.
Как-никак, шпионы, разведка и прочее – распусти только язык, найдётся желающий послушать.
А вот насчёт приглашения… Может, будь бы оно просто на чай и задушевные беседы, Лея бы и отказалась. Может быть, даже не очень мягко. Но вот купить её на еду – заведомо запретную и даже звучащую вкусно – милое дело. Проще в этом мире задачи попросту не было.
– Можешь! – оживилась Лея, выразив этим возгласом всё одобрение к чужим умственным способностям. Действительно может же думать правильно, раз сразу пошёл по верному пути. – Если чего мясного будет, так я даже наперегонки с тобой сбегаю.
Ну, это она преувеличивала. Не сможет, и сама это знает, но важен настрой.

+1

11

Она еще и улыбается, до чего дошел прогресс. Видимо, не все потеряно и какой-то боевой дух у нее остается, а это очень и очень хорошо. Больной идет на поправку ударными темпами, чего еще желать? Ну... не считая отпуска, конечно же. И не упускает случая поязвить, в очередной раз доказывая, что в довольно хрупком девичьем теле может скрываться нечто большее, чем юношеские патриотизм, максимализм и все прочее. Век живи - век учись, ведь Садао давно должен был привыкнуть, что кроме ура-камикадзе из Освободительного Фронта существует еще и нормальная молодежь. В меру готовая сложить голову на войне, а не стремящаяся к этому и только к этому. А ведь Иствинд еще молода, кто знает, что изменит в ней опыт? Может, за этой язвительностью придет мудрость и спокойствие... хотя вот по ее начальству не скажешь, да. Странное у Леи начальство. Ну да не будем о нем, аппетит еще испортится.
- Ну не опыт половой жизни точно, кенгуру. Впрочем, и у тебя и у меня куча подписок, так что тема лишена развития.
Опять же, спокойная констатация. А еще вредный японец позволил ей самой выправиться после попытки шлепнуться, начисто проигнорировав сам факт неудавшегося свидания с землей-матушкой. Удержалась на ногах и ладно, пусть идет дальше. Благо что идти не так далеко, да и обиталище у старлея не где-нибудь на верхотуре, а на самом что ни на есть первом этаже. Оставалось лишь добраться до здания без приключений, но удастся ли им это?
- Соскучилась по мясорастительным консервам и родимой тушенке?
А еще "законной" витаминке и прочим паштетам, которые запасливый японец экономил во время всяких там учебных маневров и полевых испытаний. А потом щедро делился с окружающим миром ибо сожрать столько не под силу никакому нормальному человеку. Разве что в сумо если метит...
- Не спеши. Никуда от тебя еда не удерет, у нее ног уже нет.
А то угодит опять на кисельную диету и вовсе мир возненавидит. Оно ему надо, чтобы всю эту неуемную энергию употребили в целях, далеких от мирных? Вот то-то и оно, что не надо. Пришибет еще ненароком потом, второй орден дадут, уже по-настоящему посмерно...

+2

12

Садао и договорить не успел про опыт, как Лея скрючилась от смеха, размахивая руками так, будто собиралась взлететь. Хохотала она весьма заразительно, с душой и потешнее просто некуда, вот только смутить её не удалось совсем.
– На этот опыт у меня никаких подписок о неразглашении нет, – заявила Лея, отсмеявшись хотя бы для того, чтобы суметь выговорить что-то членораздельное, – Что там рассказывать-то, у всех за плечами пара неуставняков, по-любому. Даже у тебя, чукча! Не, ты сейчас не отворачивайся, стыдиться нечего, и всё такое. Или тебя интересуют особенности неуставных отношений, – Лея подёргала пальцами в воздухе, изображая кавычки на словосочетании «неуставные отношения», которое искренне считала глупейшим из возможных, – у летунов?
Её снова повело от хохота – да так, что больно стало, так что Лея хохотала и плакала одновременно, при этом умудряясь подвывать самой себе, то ли от боли, то ли от заразительного хорошего настроения. Сама не понимала, где уж окружающим понять.
– Ну, знаешь там, ангары, кабины, крылья… Да ладно, как будто вы сами у себя все горизонтальные поверхности не испытали, – подвела она итог, махнув рукой, и вполне себе беззаботно зашагала вперёд, полностью поглощённая мыслями о еде. О впечатлении, которое  она могла произвести, Лея с извечной простотой не задумывалась, как и о том, насколько применимы крылья самолётов – брякнула просто по порядку.
– Да-а. Консервы, паштеты… Уа! – Лея представила все пайки, которые видела, и сглотнула слюну, – Сгущёночка… И повидло! А где-то даже бекон в таких вот, – Лея изобразила ладонями, как могла, вытянутую банку, – баночках. Один раз только видела, откуда припёрли, до сих пор не знаю.
То, что всему этому Лея предпочитала домашнюю еду, она тоже умолчала. Зачем жаловаться, если до собственноручно приготовленной еды не добраться, а судьба подкидывает неплохую замену? Неравноценную, но выгодно отличающуюся тем, что она – есть. Как обычно, никаких мыслей о недосягаемом – кроме неба, конечно – ешь, что дают, радуйся, что не кисель.
– Нам, конечно, хороший выдавали. – Лея мечтательно возвела глаза к небу, будто именно оттуда ей посылали прежний паёк, – А ещё и готовить иногда успевали, ну, когда выдавалась возможность. Бывало, соседние части чего подбрасывали, если мы им техников выделяли.
Это под секретность не попадало, и довольно обидно названо было Джиней «проституцией за консервы». Лея, на которую была возложена обязанность доставки механика к братьям по оружию, при упоминании этого названия плевалась, шипела и ругалась, обещая в следующий раз везти Джиню только связанной и с заткнутым ртом. Но Садао этого позора не знал, значит, и волноваться было не о чем.
Ноги же буквально несли её к вожделенной еде.

Отредактировано Leah Eastwind (2015-12-16 18:50:45)

+2

13

М-да, а он всего-то попытался использовать иронию. Пожалуй, ненормальная летунья действительно вознамерилась оклематься, более того - начала это делать. Разве что смех вышел шибко уж заливистым и заразительным, настолько, что заставил самого японца широко ухмыльнуться, старательно пряча эту самую ухмылку. Экие мысли у нее в голове в такой момент, ну точно их человек выходит, чокнутый и бесшабашный. А потом, когда дошло до объяснений, его самого чуть не скрутило в приступе хохота. Ну дают, небесные рыцари, в свободное-то время...
-Вы только... в спарке в... полете не пробуйте... а то ненароком... в эфир пустите, РП на радость!
Произнесено это было уже откровенно сквозь смех, из-за внезапного приступа которого пришлось даже отшатнуться, чтобы не вмазаться в "кенгуру", до того комичной и странной представлялась ситуация. Особенно для пилота этой самой спарки, какого-нибудь новичка, только-только азы осваивающего, вот будет полное погружение в работу-то. А уж на земле какой фурор это произведет. Секс по телефону существует, будет секс по бортовой радиостанции, можно патентовать! Хотя там неудобно будет, это еще мягко говоря, но эта-то справится, если захочет.
- Ненормальная ты, старлей, ненормальная. Вообще, лично мне хватает "благодарного" гражданского населения, чтобы не доходить до подобных вещей, но никто за тобой со скрытой камерой тут ходить не будет. Только не смейте устраивать оргию в моей машине!
Толком отсмеявшись и при этом чуть не поймав головой стену здания, к которому они в итоге прибыли, Садао решил побыть серьезным. Ну как побыть... изобразить серьезность, а под конец даже попытаться припугнуть. В шутку, ясное дело, его и без того некоторая часть техников боялась пуще китайского плена. За дело боялась, надо полагать. Но вот и родные коридоры, где-то там - очередное обиталище на рогах у очередного черта. На сей раз казахского. Ну, бывало и хуже. Кивок, кивок, кивок, он ведь не носил сейчас головного убора, выставив на всеобщее обозрение растрепанную шевелюру. Вот и она - дверь. А за ней - маленький гастрономический рай для отдельно взятой... кто там она теперь?
- Располагайся. Садись, ложись или чего там твой организм хочет кроме как набить живот.
Тускловатый свет лампочки осветил, в принципе, довольно скромное обиталище. Зато все на месте, все в порядке, хоть сейчас проверяющего запускай. Бедный штабист будет, один на один с "Красноплечим" оставаться, который ему не рад до легкой зубной боли. Но отношения со странными людьми это вообще отдельная тема...
- Сильно только не налегай, лучше потом еще зайдешь. Да и своя пайка будет тоже, это я просто экономлю так. Тебя куда определили-то?
На жест фокусника это не походило - буднично вытащил из-под кровати потрепанную на вид коробку, заваленную маленькими баночками разнообразной снеди. Тушенка, паштеты, повидло, каши, овощные закуски, нормальному человеку еды здесь почти на неделю. А ведь умудрялся экономить же как-то и при этом оставаться сытым и довольным жизнью при немалых нагрузках. Азия-с...

+1

14

Своеобразность мышления Леи была объектом мрачных легенд, предметом анекдотов и так далее, и, что поделать, думала она действительно своеобразно. Вот сейчас, услышав весьма странное для иного человека заявление, Лея его не только одобрила новым взрывом хохота, причём настолько ярким, что отвечать она уже не стала, решив приберечь на потом, но и окончательно признала чукчу за своего. Спарка – идея на грани абсолютного бреда, но тем и привлекательная. Лея даже попыталась прикинуть, как это вообще возможно, не дошёл бы бедный новичок до инфаркта быстрее, чем до конечной цели процесса. В общем, с Садао она была почти солидарна во всём, кроме одного – тангенту б зажала специально, РП на радость, Лисе на инфаркт и просто смеха ради.
Экстремально настолько, что осуществить стоит только для повышения настроения и галочки на крыле, не иначе.
– Мы ж с гражданскими не контактируем, да и вообще, они меня на вилы быстрее поднимут, решив, что я их бомбить прилетела. – пожала плечами Лея, когда смех её ненадолго отпустил – причём случилось это уже на подходе к «полулюксу» как его там… что-то про разврат и бурятов. В общем, развратный чум чукчи. – Открыл, блин, Америку про мою нормальность... Да только сейчас я как-то не, у меня пока даже при мысли о чём-то подобном живот сводит.
И то верно, швы-то ещё не сошлись толком.
– А в ваших кошмариках я вообще не стала бы даже в бой лезть, не то что развратничать, – пояснила Иствинд, распахивая дверь комнаты, – Головой об колпак биться, коленями чёрт знает где елозить… Да ну к чёрту, экстрим хорош раз в год, посмеяться и забыть. А вот камеры жалко, – Лея хитро покосилась на «чукчу», – Я, может, мечтала в порнофильмах сниматься всю жизнь. А в итоге занимаюсь чёрт знает чем.
Она попыталась сокрушённо вздохнуть, но снова захихикала, руша образ «мечтательной порнозвезды», уселась на первую попавшуюся поверхность и уставилась на коробку, вытащенную из кровати, голодным взглядом. На этот раз и притворяться не пришлось.
– Уважаю. – покивала Лея с заметным восхищением, сползла с прежнего насеста, уселась на пол и запустила руки в ящик. – Так вот, о непотребстве в эфире…
Непотребству, правда, пришлось подождать, пока Лея распечатает шоколадку и откусит первый кусок – небольшой, на пробу. Бывший фельдъегерь довольно прищурилась и разве что не заурчала от счастья.
– Да, о непотребстве… У нас спаркой не летают, а, когда я училась, инструкторы были какие-то совсем скучные. Ну или после моего пилотажа боялись ручки тянуть, вдруг я решу, что для лучшего адреналина надо будет бочку или что ещё покруче в процессе делать? Надо будет им идею подать, если увижу ещё раз, вдруг кому пригодится. – Лея захрустела шоколадом с удвоенной силой, при этом умудряясь выглядывать следующую цель, – Ну и вообще, первым делом самолёты, ну а развлекаться потом. На земле. Правда, в кабинах мы как-то не очень. Техник увидит – точно получишь, причём не гауптвахту, а по морде. При нашем технике вообще самолёты лучше не осквернять, покалечит. Ну а определили меня к оружию поближе.
К оружию – это можно. Хотя у них в семье по такому оружию только Витька, у сестрёнки другие интересы в оружейной сфере. Что-то она всё равно знала.
– Я и не налегаю, – Лея, как ни странно, старалась уминать шоколадку помедленнее, чтобы заесть первый голод и остальное пробовать уже вкуса ради, а не потому, что желудок сводит. – Не хочется ж обратно в штопку, носком быть скучно оказалось.

Отредактировано Leah Eastwind (2015-12-17 20:18:01)

+2

15

Стоило ли ожидать от непосвященных хоть какого-нибудь пристойного отношения к "Найтмерам"? Едва ли. Лея не была исключением, предпочитая совершенно иные орудия убийства. Стоит ли судить ее за это? Нет, разумеется, нет. Каждому свое, в конце концов, лишь бы это шло во благо общему делу. Ну да довольно философии, их ждет еда. В принципе, довольно хорошая еда, ведь плохо накормленный солдат воюет не в полную силу, приближая экспроприацию в том числе комбинатов, выпустивших эти пайки.
-У нас несколько обратная ситуация. Техники закономерно побаиваются меня, а не наоборот.
Учитывая, что при повторении ошибки с бортовой РЛС разъяренный Садао некогда пригрозил выпотрошить их через одного, у них действительно были причины для некоторых опасений. Не то, чтобы он это всерьез, но... пусть уж будет так, чем снова что-то где-то замкнет или иным способом выйдет из строя. Особенно в бою, хотя и на полигоне приятного будет мало, управление отрядом усложнится в разы, что поставит под угрозу очередные учения. Нет уж, если метод кнута применим, то надо его применять.
-Вообще, оружие у нас вполне знакомое тебе. Не стали изобретать велосипед, так что тут проблем не будет.
Сломать авиапушку сложно, но можно. Впрочем, пока прецедентов не было, так что пусть эта часть технобратии спит спокойно. А ведь "Найтмер" японца был довольно сложной и с этой точки зрения штуковиной, форменным испытанием. Справлялись как-то. Но хватит о приземленном, пора о возвышенном. На суд общественности была явлена металлическая модель Су-30, вполне пристойно окрашенная и выполненная на уровне, говорящем о знакомстве исполнителя работ с такого рода агрегатами. В принципе, старлей давно подозревал, что производственных мощностей на этой и других базах хватит хотя бы на мелкосерийный выпуск сувениров, но убедиться довелось лишь недавно, и первый опыт стоил того. Комментарии были излишни, поэтому презент вручался молча и с таким видом, будто в руках Садао не игрушка вовсе, а орден какой-нибудь из действительно высоких.

0

16

Стоило шоколадке исчезнуть наполовину, как Лея аккуратно свернула упаковку, положила её рядом и что-то пробормотала на тему того, что оставшаяся часть пойдёт после, прежде чем склониться над заветной коробкой и, вот диво, смотреть на её содержимое уже не взглядом оголодавшего дистрофика, а, можно сказать, почти гурмана, наслаждающегося процессом, а не жрущего как не в себя.
– Просто у вас в техниках нет Джини. – задумчиво сообщила она, взвешивая в руке банку тушёнки. – Страшный человек, ну, то есть, если она человек, в чём я иногда сомневаюсь.
К самой Джине у неё было отношение двоякое. Странная девица неопределённых лет и, признаться, порой не сильно определённого пола – из признаков-то только две косички, обладавшая взглядом не сильно умного зомби, не могла не вызвать отторжения, учитывая, что и говорила Джиня редко, но всегда гадости. Нет, она не орала и не обзывалась, Лея ни разу не слышала от неё ничего нецензурного, но, видя, например, как Джиня обходит самолёт с погнутым шасси, невольно содрогалась от того, что техник могла монотонно сообщать в её адрес. При всём при этом Джиня была не только дисциплинированна, ответственна и педантична, но и, несомненно, талантлива в своей отрасли. Модернизированные ей самолёты испытывала Лея, а, раз она не придушила техника при посадке ни разу, это что-то да значило.
– Знакомое, так знакомое, – пожала плечами Лея, опустив тушёнку обратно и нацелившись на сок и баночку повидла, – Мне тут всё равно ещё полгода обретаться, хоть не так быстро от скуки завою. А хлеб есть? Или что-нибудь, где тушёнку погреть?
Она с превеликой надеждой покосилась на добродетеля, решив таким образом выбрать, что она хочет больше – погретой тушёнки или хлеба с повидлом. Не выбирая, а просто положившись на имеющиеся ресурсы.
Однако, миру было явлено то, от чего баночка вывалилась из её рук, а на лицо в кои-то веки наползло выражение тихого восхищения.
– Можно? – шёпотом попросила Лея, подставляя сложенные ладони.

0

17

Бедная "кенгуру" явно не подозревала, где оказалась и с кем имеет дело. Джиня какая-то... нашла, кого бояться, ей-ей. Учитывая, что по милости некоторых техников Садао собирали по частям, будь в их числе даже какое-нибудь чудище морское, с щупальцами и слизью, пришлось бы тварюке в темпе изучать все возможные с учетом габаритов укромные места. Просто потому, что взбешенный "чукча" - страшен. По-настоящему страшен, затмевая собой все возможные кары небесные и земные. Впрочем, таких вещей Лее лучше не знать, крепче спать будет. Когда-нибудь, за стаканчиком-другим приличного пойлу он мог бы и рассказать, откуда в скромной каморке находится врученный посмертно орден, на который иные генералы могли лишь облизываться, но время явно ещё не пришло. И вообще, у них есть куда более приятная тема для обсуждений - самолётик, раздобытый при помощь исконно азиатского коварства и недюжинной изворотливости. Модель благополучно перекочевала в подставленные ладони, избавив японца от еще одной головной боли. Обещал, выполнил, молодец.
- Угодил?
Самой значимой проблемой был выбор собственно модели истребителя. Не имея понятия о том, что используют сотоварищи летуньи, Садао остановился на наиболее массовом варианте, рассудив, что лучше уж так, чем не угадать и подсунуть что-нибудь сильно специфическое. И вообще, чего вы хотите от вертолетчика? Он самолёты видит чаще всего или в небе или в виде обломков, разбирается в этой теме довольно поверхностно и явно не горит желанием записываться в мировые эксперты. Своих забот хватает. Вот возжелай она «Найтмер»…

0

18

Еда была забыта за считанные секунды, ещё мгновение назад желанная банка резко стала неинтересна, и даже стук падения не заинтересовал Лею ни капли. Вместо этого она разве что не ёрзала на месте, ожидая, когда модель упадёт ей в руки, а лучше – будет туда аккуратно передана. Трепет, в принципе, был понятен. Трепет перед тем, что ты любишь, и что в уменьшенном масштабе сделано размером под твою ладонь. Небесная сталь в миниатюре. Вероятно, именно сейчас было ясно видно, насколько сильно Иствинд любит всё, что связано с небом, пусть даже и игрушки.
Когда модель всё-таки оказалась у неё в руках, Лея очень медленно поднесла её к глазам, прямо так, на сложенных ладонях, и зашептала что-то неразборчивое, тихое, обращаясь явно не к Садао. Даже если бы он обиделся за такое резкое переключение внимания с него на «железяку», Лея бы не заметила.
– Тридцатка. – чуть громче проговорила Лея, уже явно обращаясь к дарителю. – Старший брат моего.
Воспоминания о недоступном теперь Су-35 кольнули в сердце. Где ж он теперь, её вольный? С кем будет летать, с кем рассыплется в небе, как рассыпался её МиГ?
Лея оставила самолёт на левой ладони, прикрыла глаза и кончиками пальцев свободной руки осторожно пощупала под кабиной. Так, прямо по памяти.
– Вот здесь были. Лиловые круги тут и тут. Хотя, почему «были», он же целёхонек. А на МиГ-е… – Лея сместила пальцы, не открывая глаз, – Вот здесь, тоже два. Да, Садао, ты это. Угадал.
И, надо же, не стала занудствовать, что тридцатка и тридцать пятый – это разные, и вообще, учи матчасть, кресла путаешь, недоученный китайский диверсант. Нет, ибо Лея сейчас была крайне ему благодарна.
Когда она полюбила эти «игрушки», Лея уже не помнила. Знала только, что даже служба с настоящими самолётами под боком не мешала ей увлекаться несерьёзными модельками, пусть и не потащишь с собой много – только одну и таскала.
Накрыв ладонью стальную пташку, Лея снова что-то зашептала ей – неразборчиво, но явно не на русском.

+1

19

Ну вот, едой разбрасывается. Непорядок ведь форменный, пусть и причина уважительная. Впрочем, фанат фаната узнает завсегда и даже может простить подобные огрехи... на первый раз ибо продукты всё-таки требуют определенного уважения. А модель стоила и восхищения и всего на свете, ведь была не просто дефицитной, даже штучной работой. Хотя, кажется, все-таки немного не угадал. Кому она там "старший брат"? Су-35? Видимо, именно ему. Ну что же, смысла дергаться и исправлять вовсе даже нет, да и необходимости такой тоже не возникало. Лея рада? Рада. Отлично, проблема исчерпана. Что там она про какие-то круги? Странная маркировка у них, сразу выбивается из общей картины. Секретность? Нет, не слышали. Но им виднее с их колокольни, чокнутым летунам.
- Намалюй, если хочешь. Добыть краску - не проблема.
Хотя покажите хоть что-то, что старлей не сможет добыть при условии его наличия на складах... вот то-то же. Дело даже не в умении торговаться или еще чем-то экстраординарном, дело просто в умении вежливо и доходчиво объяснять, зачем ему нужна та или иная вещица. Обычно помогает, особенно если не наглеть и оказывать ответные услуги. Лучше Лее не знать, что именно он задумал сделать в благодарность за эту вот маленькую игрушку для взрослого ребёнка. Спать крепче будет.
- Я обещал.
Просто и без затей. Напоминание. Как будто бы совершил какую-нибудь мелочь. Банку тушенки там приволок или еще что. Не стоит излишних благодарностей, в общем, мы скромные. Хотя таки да, Садао был довольно скромным. Смысл хвалиться чем-нибудь? Всегда есть кто-то лучше тебя, твое благородие господин офицер. Всегда.
- Если действительно хочешь меня отблагодарить, следи за своей шкуркой. Пригодится она нам.
И ей тоже, но про ‘то даже напоминать не надо. Пусть работает себе, быстрее из головы все лишнее выветрится вроде тоски. Вон, одного тоскуна им по горло уже хватает. Лишь бы потаскуном не стал от безысходности, а он ведь может, лохматый дуралей...

0

20

Вот, вроде, и мелочь – а родная мелочь. Круги эти малевались неяркими, небольшими, так, пометка на память, а не светящийся ориентир, кричащий о том, что вот эту сбивать в первую очередь. На модели такое не нарисуешь, слишком мала.
– Они совсем крошечные были, чтоб не светить особо. – покачала головой Лея на чужое предложение. – Мы ими метили самолёты, которые наш техник малость… подкорректировала. А то приедет комиссия, увидит, как они летают, заверещат – «что вы сделали с государственным имуществом, да как вы посмели» и далее, вот мы и загоняли всех отмеченных подальше. Ой, ладно, плевать на нашу бюрократию.
Лея неопределённо махнула рукой, выражая всё своё отношение к занудным комиссиям, которые сваливались им на голову с определённой частотой и проверяли, куда уходят государственные деньги. Таким не объяснишь, зачем Джиня ковырялась в двигателе с лицом, предвещающим немалые проблемы противнику, очень уж кислые и злые. Свой зуб на них у Леи затачивался ещё с курсантских лет, когда ей чуть не впаяли выговор как раз из-за них. А, точнее, за «павлинью жопу»…
Ну а то, что сказала самую малость о секретах пятой, Лею не волновала. Особого секрета в быту она не видела, так, чуть-чуть приоткрыла завесу над традициями «Грифа». В «Сорокопуте», она знала, таких фокусов не было. С остальными не встречались, не доводилось.
Она не сразу поняла, что Садао ещё здесь и, вот удивительно, разговаривает с ней. Когда вникла, что он напоминал об обещании – просияла, кивнула и буквально засветилась от счастья. Для неё вообще не было большей радости, чем исполнение окружающими своих обещаний. Сама такая, умрёт, но сделает. Вот только сникла сразу же, как зашла речь о том, что она пригодиться может.
– А, не волнуйся. – Лея попыталась улыбнуться, но вышло грустно. – В техниках мне ничего не угрожает, правда, насчёт пригодиться – тут не знаю. Извини, я кроме как летать ни на что не гожусь.
Лея покачала самолёт в ладони ещё раз, опустила его на коленку и взялась за банку с джемом, но уже без прежнего настроения. Пригодится, нечего сказать. Ни летать не может, ни другого ничего не умеет. Дожила старлей до кризиса самоопределения, не иначе.

0


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 25.11.17. Игрушки для больших детей.