По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 05.11.17. Профессия: сиделка


05.11.17. Профессия: сиделка

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

1. Дата: 5 ноября
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: 5 ноября 2017 года
5. Персонажи: Майя, Стивен
6. Место действия: дом семьи Лайтинг.
7. Игровая ситуация: с 4 ноября Майя официально безработная. В благодарность за хорошую работу семья Исикава не стали портить репутацию сиделки скандалом, и обратившемуся в кадровое агентство, где Майя состоит на учете, Стивену Лайтингу рекомендуют именно ее: славная девушка, имеющая опыт общения с детьми, - отличный выбор для отца-одиночки с тяжело больной дочерью. Собеседование назначают на тот же день, и в указанный час Майя прибывает в дом Лайтингов, чтобы познакомиться с новым нанимателем.
8. Текущая очередность: Майя, Стивен. Эмили - через несколько кругов.

+2

2

Майе очень хотелось бы, чтобы очередные указания действительно оказались шуткой. Снова сиделка, снова её ждёт в доме ребёнок, снова она стоит на пороге. Снова знакомое имя – на этот раз она знакома с этим человеком лично. Он видел, как она исполняла свои обязанности, и несколько раз во время разговора Байерн казалось, что она была опасно близка к провалу. Но не провалилась в итоге. Теперь её разговор ожидал затянуться куда как дольше, чем тот вечерний обмен любезностями.
Перед домом она стояла больше пяти минут, вертя в руках листок с адресом и именем. Полный пакет документов в папке, прижатой к груди, включая рекомендации от – Майе стало горько – семьи Исикава, листок с рукописным текстом – не более чем данность. И, что немаловажно, при ней в этот раз не было оружия. Любимец остался дома, потому что Байерн сама не знала, чем кончится её поход в этот дом. Не стоило даже немного рисковать, в конце концов, не всем нужны сиделки с такими навыками.
Но важно было даже не знакомство с человеком, к которому её отправили, и о котором Майя успела сложить хотя бы какое-то связное мнение. Её пугала сама перспектива снова встретиться с детьми, хотя, на этот раз она поклялась скорее выдрать себе язык, нежели вмешиваться в чужие истории. Она просто совершила ошибку. Просто привязалась к детям.
Она была не права, и теперь она будет молчать.
Майя подавила в себе желание уйти неслышно, по-кошачьи, и, в пику собственным желаниям, шагнула вперёд, дошла до двери, чтобы снова замереть на месте.
К её нежеланию здесь находиться, тревоге и ожиданию примешивалось ещё и любопытство. Узнает ли её этот человек, при том, что общаться им довелось едва ли больше часа? Помнит ли он – Майя вот не забыла – как сам предложил поработать на него? И, что немаловажно, хватит ли ей в этот раз документов, чтобы откупиться от его любопытства?
Биография на слезу младенца непохожа – но опекун был уверен, что чистенькие только привлекают внимание. Итак, официально она – дочь женщины, с которой Джейк когда-то состоял в отношениях, естественно, никакими официальными действиями не подкреплённых. Неизвестно даже, от него ли, но в итоге британец признал отцовство и забрал девочку от матери по обоюдному согласию. «Мать» почти сразу уехала за границу, где нашла другого мужа… Вполне себе житейская история. Не слишком чиста, но так даже больше похожа на правду.
Разрешение на оружие? Старый параноик-отец.
Работа сиделкой? Куда ещё, при отсутствии должного образования.
Отсутствие нормального образования? Была сиделкой при живом трупе, где уж успеть.
Майя тихонько выдохнула – кажется, это перечисление возможных недоразумений слегка её успокоило. Теперь она была готова к тому, что дверь откроется, и что будут вопросы. Теперь можно было постучаться.
– Мистер Лайтинг, – прошелестела Майя, когда стук стих, – Сиделка. Из агентства.

+2

3

День начался... обычно. Буднично даже как-то. Учитывая, что Стивен вот уже которые сутки числился в отпуске в связи со свалившимися на его голову проблемами в виде "где-вы-пропадали-мистер-Лайтинг-а-не-предатель-ли-вы?" и всем прочим, буднично это проснулся, привел себя в порядок, слегка поработал на персональном компьютере, в очередной раз пролистывая список потенциальных сиделок и лишний раз убеждаясь, что выбирать особо не из кого. Уделил внимание дочери, благо на дворе выходной день и отправлять ее в школу как-то даже странно. Опять поработал, на этот раз с полицейскими базами данных, просто чтобы мозг не расслаблялся. В общем, повторять до самого визита ожидаемой и желанной гостьи. Настолько желанной, что даже калитка была предусмотрительно открыта, злобные собаки - заперты в вольерах... ну а охрану он поувольнял на днях. Дело не в лояльности или нелояльности - просто пришла пора немного обновить кадры и систему безопасности в целом. Когда за тобой уже готовы шпионить и свои и чужие, невольно начнешь ощущать ласковые касания паранойи где-то на грани восприятия. Но вот он - час "Ч". Гостья на пороге. Признаться, ему стоило некоторых усилий сопоставить сухое досье профессиональной сиделки и ту странную "горничную", которая, судя по взгляду, была готова удавить его на месте в доме Исикава, случись что. Держать в памяти столько лиц и событий, да еще в свете последних навалившихся проблем, он разве робот? Но вот - дверь открыта и перед Майей он, хозяин этого вот скромного двухэтажного особнячка. Действительно скромного - взяток Стивен не брал, жилище обустраивал на собственные сбережения и казалось это самое жилище каким-то убогим рядом с дворцами новых хозяев жизни. Но - одни вкладывают средства в вычурность и крикливость обстановки, а другие предпочитают защищать свою шкуру и жизнь обожаемой дочери. Собственно, камеры и датчики были внаглую на виду, призванные отпугнуть шушеру и привлечь к себе внимание. Ну полноте, неужели это - все? Разумеется, нет. Но вернемся к нашим ба...британцам.
-Мисс Байерн. Вы пунктуальны. Проходите в дом, не стоит решать вопросы на пороге.
Выглядел Лайтинг, признаться, гораздо более погано чем в день их первой встречи. Внешне-то все было замечательно, но вот движениям немного не хватало плавности и отточенности, а во взгляде проскальзывало беспокойство. Все же, особисты любого доведут до ручки, и не любого - до дверной, которую Стивен сейчас и придерживал, пропуская Майю в дом. Дом... дом как дом. Похож на гостиницу даже. Маленькую семейную гостиницу, где дух хозяев витает, но как-то вяло и лениво. Не хватало тех милых маленьких недостатков, отступлений от привычного порядка, присущих действительно обжитому жилищу. Казалось, даже зонтики на специальной вешалке выстроились как для парада. Все-таки прислуга из японцев чрезвычайно исполнительна, как ни крути. А обходится вовсе уж недорого. Быть победителем подчас приятно, особенно если учесть, что он никогда не пускался во все тяжкие в отношении побежденных.
-Вы решили принять мое скромное предложение?
Метаться вокруг Майи он не стал, не до того было. Гораздо боле дельной идеей оказалась возня с пультом дистанционного управления. И вот уже снаружи раздались едва различимые звуки, говорящие о том, что собаки на свободе и готовы сожрать всех и вся, кто посягнет на их территорию. Разумеется, их. Не двуногих же. Кажется, теперь просто взять и уйти не выйдет...

+2

4

Когда дверь открылась, Майю одолело чувство дежавю, только повторившегося с точностью до наоборот: вот она, вот дверь, вот сэр Лайтинг, только теперь она тут гость. И да, право задавать вопросы опять не у неё – хоть какое-то неизменное совпадение на каждую их встречу. Вряд ли будет по-другому, вряд ли Майя скажет всё, о чём её спросят, не умолчав при этом вполовину больше.
Она коротко кивнула на замечание о собственной пунктуальности, не стремясь похвалить себя за это, как мог бы сделать кто-то иной. Скорее наоборот, ни словом, ни делом не дала понять, что в этом качестве есть что-то особенное, вот только от внимательного, цепкого взгляда не удержалась, не боясь, что это заметят и отметят как ещё одно качество. В конце концов, кое-что этот человек уже успел узнать, возможно, даже больше, чем ей могло представиться.
– Хорошо. – шелестящий шёпот исчез, его место занял спокойный тон. – Спасибо.
Майя прошла – не проскользнула даже – в дом, застыв на месте сразу же у порога, с какой-то беспомощностью посмотрев на собственные туфли. Потом, оглянувшись на хозяина дома, их всё же сняла и почти виновато дёрнула плечом на это совершенно несвойственное британцам действо: ребёнок в доме, в конце концов. И уж только после этого заметила наличие сменной обуви, мысленно одобрив такой подход. Можно было обойтись и без извиняющих жестов.
По сторонам она смотрела лишь мельком, отмечая сходство собственной квартиры с домом этого человека: всё так же казённо и абсолютно без души. Как если бы оба помещения обустраивал одинаково равнодушный ко всему обитатель, стремящийся создать видимость жилого дома, а не заняться созданием уюта по-настоящему.
Что ж, возможно, у этого человека тоже в душе так и не закончилась война. Ну или он просто не хочет этим заниматься – оба варианта равновероятны.
– Случается и такое. – без улыбки отозвалась Майя, когда её спросили насчёт принятия предложения. Вряд ли бы приняла, даже закончись всё в том доме так, как ей хотелось, и уж тем более не хотела ввязываться в это снова. «Детей не предают», спасибо тем людям за урок. – Оно ведь не хуже других.
Она снова насторожилась, хоть и старалась не подавать вида. Более того, сейчас даже собственные жесты она держала под строжайшим контролем: никаких движений, которые могли бы таить в себе угрозу. Никаких попыток выдать своё прошлое. Странная – но не опасная.
Со двора послышался лай, и Майя невольно повернулась к двери, чуть поморщившись – между бровей прорезалась неглубокая морщинка. Собаки? Серьёзно. Значит, путь к отступлению у неё точно отрезан.
–  Хорошая охрана. – кивнула Байерн, снова загнав тревогу глубоко внутрь. – Разберётся с гостями лучше, чем кто-либо ещё.

+2

5

Говорит по делу, не особо мешкает, но и не рвется в глубины дома, явно не хочет пачкать пол, уважая чужой труд. Быть может, немного стесняется. Пока ничего необычного и неожиданного - разве вот на собак реакция какая-то беспокойная. Она удивлена? Кажется, в такого рода домах сторожевые псы стали уже обыденностью. Хотя вот в доме Исикава ими как-то не особо пахло. Учитывая характер работы главы семейства - непростительная беспечность, ей-богу.
-Собаки надежнее людей в некоторых отношениях, мисс Байерн. Следуйте за мной.
Интересно, ее чистоплотность подразумевает мытье рук после улицы? Что ж, если да, то рядом с гостиной есть небольшой санузел. Именно что небольшой, можно сказать даже, что гостевой. Ну а если обходиться без этих любезностей - собственно гостиная не слишком-то отличалась от таковых где-нибудь на другой стороне глобуса. Есть, куда сесть, есть, куда сложить эту папку, в которой, видимо, целый ворох документов вплоть до заключения о состоянии здоровья. Предусмотрительность это хорошо, но ему ведь теперь все это вдумчиво изучать, чай не лоточника в киоск нанимает. Здоровье дочери, ее безопасность и благополучие - превыше многого и многого в этом бренном мире, каких бы огромных трудов ему это ни стоило. К сожалению, люди несовершенны и ту же Майю рано или поздно придется заменить, но пока что - стоит познакомиться с ней чуть лучше.
-Я ознакомлюсь с содержимым вашего досье чуть позже. Пока же у вас есть возможность рассказать о себе. В том числе и то, чего нет среди этих сухих бумажек.
В принципе-то он уже со всем ознакомился, даже не на один раз. Но перепроверить надо. О бессмысленности и беспощадности бюрократической системы недаром ходят легенды, так что некоторые моменты могут не совпадать. Ну а сейчас - усесться в самое обычное кресло, не кожаное даже, жестом предложить собеседнице занять место в его брате-близнеце. Еще был небольшой журнальный столик между ними, настенные часы да нагло таращащаяся на них камера. Или муляж камеры, кто знает?

+3

6

– Я бы сказала, что во многих. – хотя её голос остался прежним, она будто бы выпалила последнее утверждение и снова замолчала, словно и не было этого короткого проявления человека под личиной сиделки. Но, вопреки брошенным словам, Майя не любила животных, разве что уважала их за какие-то черты, но не больше.
Её куда как больше интересовали люди.
За хозяином дома она прошла медленно, спокойно, но почти неслышно – мягкая поступь с носка на пятку, не слишком похожая на крадущуюся, однако же такая же тихая. Снова никакого повода для угрозы, лишь демонстрация собственной осторожности. Но дошла не до конца – попросив прощения и оставив папку на столе, скользнула в санузел, чтобы тщательно отмыть руки от возможной уличной пыли и посмотреть на себя в зеркало. В собственном взгляде была и придирчивость: как она выглядит перед очередным «хозяином»? Кажется, ничего, что могло её выдать. Всё то же лицо, несущее на себе печать усталости, сколько его не умывай, всё та же родинка, похожая на прилипший комочек грязи – Майя дотронулась до неё пальцем и усмехнулась. Ничего пока не изменилось.
– Простите ещё раз. – она слегка кивнула, выходя из ванной, – Чистота в такой работе превыше всего.
Ей пришлось сесть, причём место Майя выбрала так, чтобы между ней и нанимателем была папка с документами, как напоминание о том, кто она. Не Хисау Майя, не слуга Японии, а британка, дочь британца. Потому что следующий вопрос был логичным, был закономерным, и Лайтинг имел на него полное право. Майя рада была бы не соврать, но знала: от её правды не будет пользы. Один сплошной вред, сплошные проблемы.
Значит, пора забыть о том, кто она есть, и озвучить историю, которую заставил её заучить Картер.
– Понимаю. – взгляд Майи остановился на чужом лице, она медленно кивнула и сложила руки на коленях. – Постараюсь рассказать всё по порядку.
Самая сложная часть этого рассказа была в самом начале – там, где была сплошная ложь. Не без вкраплений правды, конечно, иначе бы Майе было бы совсем невыносимо повторять одну и ту же легенду, не имеющую с реальностью ничего общего.
– Мои родители никогда не состояли в браке. – правда, её мать прижила ребёнка вне брака, по большой любви или глупости – этого уже не узнать. – Кажется, это была случайная связь. Отец уехал на войну, вернулся живым и забрал меня от матери, которая собиралась покинуть пределы Британии, кажется, уехать в одну из новых колоний. – и правда, и ложь – была в жизни Джейка какая-то Роза Лалонд, у которой он купил подтверждение того, что Майя была её дочерью. Была случайно родившаяся Майя, которую «забрали» от матери, ушедшей туда, откуда не вернуться, – Не знаю, в самом деле ли я его дочь или нет, но, по-моему, ему тогда было всё равно.
Правда, жестокая правда. Пусть и вывернутая наизнанку, но остающаяся истиной: ему было всё равно, кто будет готовить ему пищу и поддерживать порядок. Но ему был кто-то нужен, поэтому он взял с собой Майю.
– Его звали Джейк Картер.
Майя с трудом сглотнула вязкую слюну и заговорила чуть мягче, теплее, – наступала часть рассказа, состоящая из правды целиком.
– Он воспитал меня, постарался выстроить мне дорогу в жизнь, оставил всё, что имел, но угас от болезни менее чем за шесть лет. – Майя не узнала собственный голос, настолько тёплым он стал от крупицы истины, открытой человеку, которому это вряд ли было интересно.
Пусть она и не могла рассказать всего, особенно той смеси чувств, что вызывал в ней безвременно ушедший – той боли, того странного тепла, той ненависти и той безвозвратной потери – она не переставала этого чувствовать.
Ей, молчаливой, и этого достаточно.
Однако, сейчас эти чувства будто бы за стеной, ампутированы во славу спокойного рассказа, потому что Майя продолжала, едва заметно сжав ногтями кожу на ладонях. Она не сбилась и не запнулась ни разу.
– Он был солдатом, поэтому он попытался научить меня тому, что не входит в школьные программы. Не могу сказать, что мне это не пригодилось. Он оставил мне дом в Нью-Токио и завет «живи».
Он оставил ей жизнь.
– И самое важное. – тон Майи вдруг заледенел, а сама она болезненно выпрямилась. – Опыт сиделки я получила, именно ухаживая за ним.
Это была ещё одна проблема – когда люди узнавали, от чего умер её «отец», не обходилось без подозрений. Каждый год с момента его смерти Майя покорно ходила на обследования, анализы и проверки, каждый раз подтверждая то, что она знала твёрдо: он и в этом её сберёг.
Однако, не поверить ей и бумагам от врачей могли тоже.

Отредактировано Maya Bayern (2016-05-23 18:59:20)

+3

7

Еще одно дитя разрушенной семьи, чье детство и юность были изуродованы. Войной ли, семейными ли неурядицами, какая разница? Тем не менее, она нашла в себе силы для поиска дороги в жизнь. Не с таким образованием и опытом работы ей бы это делать, особенно в этой стране, ставшей всего лишь одной из зон и явно не населенной богачами, которым подавай сиделок. А на бедняках много не заработать - так, концы с концами сводить. Хотя что тут поделаешь? Есть-пить тоже на что-то надо, капитала толком никакого не скопишь, чтобы пойти учиться. Впрочем, если рассуждать здраво, его ли это проблемы? Майю можно немного пожалеть, но в сравнении с той же Эмили все это - цветочки и не стоит забывать, что девушка лишь часть системы, призванной сделать жизнь его дочери хоть сколь-либо спокойной и приятной. К сожалению, некоторые вещи за деньги просто не купишь.
-Вы планируете посвятить своей профессии всю жизнь, мисс Байерн? Когда я пришел в дом Исикава, мне пришлось иметь дело, скорее, с солдатом, а не обслугой.
Хотя кто бы сомневался в том, что воспитанница старого вояки будет вести себя как зашуганная горничная, при виде мыши с визгом лезущая на подоконник. У нее был кое-какой потенциал, особенно по части характера. Могла бы пойти в охрану или еще куда-то там - но все вновь упирается в обучение. А обучение - в деньги. Со свободным временем будет чуть полегче, но что толку? Стивен не мог позволить себе платить ей баснословные суммы за несколько часов работы в сутки, ведь каждая ассигнация, каждое число на его электронном счету были добыты потом и кровью в самом буквальном смысле этого слова. Хотя, конечно, оставались связи, которые дороже денег. Но не будем бежать впереди паровоза. Он ее толком не знает, речи о сколь-либо серьезном доверии быть просто не может. Да и вообще...
-Кстати, что заставило вас покинуть прежнее место работы? Скандал из-за пропажи некой не по годам шустрой девочки?
Это было слишком уж странно - сперва Исикава устраивает поиски, подняв на уши целую прорву народа, а потом у них заканчивается контракт с сиделкой. Не хотелось бы, очень не хотелось бы, чтобы Эмили разгуливала по городу одна, случись что. Это может очень плохо закончиться. Для города, для девочки и для того, кто это допустит тоже. Если мужчина не может обеспечить безопасность своей семьи, то грош ему цена. Так что над тем же Сайто можно даже посмеяться, ведь он весь такой важный и пафосный, а о самом главном позабыл. Впрочем, будет еще возможность, посмеется...

+1

8

Под этим пронизывающим взглядом ей могло бы быть некомфортно, если бы не он не был привычным. Ей часто доводилось ощущать на себе такие взгляды: как ни крути, Майя до сих пор балансировала где-то между двумя народами, сделав выбор в пользу одного, но не возненавидев другой. Подозрения были всегда. Такие взгляды – тоже.
– Всё-таки я взрослела под руководством человека, который солдатом быть так и не перестал. – отозвалась Майя, встретив чужой взгляд собственным – ясным и вроде бы ничего не скрывающим. Оставила это короткое, скомканное объяснение, могущее удовлетворить некоторых собеседников – люди сами додумают, как именно она до такого дошла. И снова умолчала о многом: о том, что не в этом, собственно, дело. Что война поселилась в их доме навсегда, оставив печать на обоих, что они на третьем году жизни в одной квартире поняли, что война объединила их, связала вместе крепче пеньковой верёвки.
И что война не закончилась.
– Он переехал сюда, чтобы умереть. – прибавила Майя, снова незаметно щипая себя за ладонь, чтобы не сказать лишнего. – Ну а я никуда не уеду от его могилы, так что приходится перебиваться тем, что попадается под руку. В конце концов, кому-то придётся по вкусу и солдат в шкуре сиделки. Пока что другого будущего у меня нет.
Вопрос, который он не должен был задавать, не заставил Майю вздрогнуть или как-то ещё выдать ту горечь, что отозвалась внутри, однако, ответила она далеко не сразу. Но и взгляд не отвела, продолжая смотреть прямо. Потому что она была не виновата.
Вина за ней была, да только не та, о которой можно думать в этом доме. Она пролетела мимо, ударила по Майе больше всех – всё потому, что она нарушила свой главный принцип: не вмешиваться. Урок был ею усвоен, и теперь ей было всё равно, что бы ни происходило в чужих домах. Однако детей она не предала, пусть они теперь вспоминать о ней будут отнюдь не добрым словом.
Она чуть-чуть подняла взгляд, смотря теперь куда-то между бровей мужчины. Очередная иллюзия скрещённых взглядов, но, как и все иллюзии, абсолютно нереальная.
– Мой контракт с ними и без того заканчивался, сэр. Остальное же останется внутри семьи. Даже если контракт закончен, моё молчание остаётся в силе. – Майя прищурилась и спросила, продолжая смотреть чуть выше глаз, – Вам же не понравится, если я после работы буду обсуждать ваши семейные дела с кем-то?
Никакого раздражения: Майя понимала, что он не картошку на базаре выбирает. Она даже рассказала почти всё, что могла из той правды, которая была при ней, а ложь постаралась свести к минимуму. И даже посчитала нужным предупредить напоследок.
– И ещё, сэр. Моя основная специальность – сиделка, а не няня. – голос её зазвучал глухо и отрывисто. – Моё двуязычие не всем кажется полезным. Поэтому, если вам нужна гувернантка, которая будет прежде всего учителем, я буду плохим выбором.

Отредактировано Maya Bayern (2015-10-24 13:31:28)

+2

9

Все-таки, здесь было что-то не то. Явно не то. И эта история с Исикава, опять же, отдавала легким, но душком. Беда Лайтинга в том, что он привык доверять своей интуиции, которая настойчиво советовала игнорировать все эти "острые углы", взять этого человека к себе, а там уж видно будет. Быть может, в нем действительно проснулась жалость? Ведь за свою жизнь он достаточно нагляделся на людей с искалеченными судьбами, иногда даже самолично калечил эти самые судьбы. И все же...
-Вы нервничаете, мисс Байерн? Понимаю. В свете последних событий вам будет проблематично найти семью, которая будет готова принять ваши услуги без лишних вопросов. Солдат в шкуре сиделки это живое напоминание о войне, которая переломала слишком многое здесь.
Он не пытался сбивать цену, просто констатировал, что с таким раскладом претендовать особо и не на что. И хотя решение, в принципе, уже было вынесено, какая-то его часть требовала не сдавать позиции без боя, без хорошей трепки, если угодно. Причем задать трепку стоило совершенно беззлобно. Что она ему сделала-то, в конце концов? Для ее биографии ведет себя более, чем достойно, умеет достаточно, разве что лояльность может быть под некоторым вопросом, но это легко проверить.
-Есть ли у вас, мисс Байерн, что-то или кто-то, кого вы можете поставить превыше своих обязанностей? Подумайте как следует, может ли случиться так, что вы внезапно сорветесь с места и умчитесь в неизвестность, оставив этот дом?
Хотя, по большому счету, вместо трепки получился лишь легкий укол. Ему все равно, как-никак. Просто лучше знать о таких вещах заранее... или подозревать. Взгляд и мимика способны рассказать о многом.
-И для чего сиделке огнестрельное оружие?
Времена нынче неспокойные, это да. Но если у каждого появится по короткостволу в кармане, на улицах разразится форменная бойня. Слишком уж напряжены люди сейчас. Слишком хотят крови. Такие вещи лечит лишь время, но было ли оно у них?

+2

10

Майя прикрыла глаза и покачала головой в ответ на вопрос о нервах. Волнения нет, она не врёт. Отказ здесь, возможно, будет лучшим выходом – и для них, и для неё. Ей не придётся снова впутываться в паутину интриг, которая страшнее ночных кошмаров, им же просто будет лучше. Волноваться ей можно по другой причине, но и там всё тихо. Майя спокойна, она это чувствует, потому-то и ответила отрицательно.
Он прав, после войны всегда остаются солдаты, ненужные обломки мрачного периода, который постараются забыть все. Их чествуют раз в год, забывая о них на все остальные триста шестьдесят четыре дня. Их боятся и ненавидят, потому что они умеют убивать. Майя же и вовсе была особым случаем – она прекрасно знала о войне, оказавшись её жертвой. Знала и собственный страх перед солдатами, и взращиваемую к Джейку нелюбовь, сменившуюся потом тоскливой привязанностью, потому что любой солдат остаётся человеком.
Но этого не было в легенде, поэтому она не могла сказать, как сильно знает его правоту и каким способом её испытала.
Следующий вопрос заставил её молчать ещё дольше, и молчание это носило оттенок горечи – поперёк лба Байерн снова прорезалась морщинка. Где уж ей иметь кого-то, к кому можно сорваться через все преграды и запреты? Мать и Джейк давно лежат в могиле, любимую птицу она выпустила из клетки в первый день войны, родственники матери тоже погибли. Всё верно, никого у неё нет, в её верности, покупаемой за деньги, можно не сомневаться. Срываться ей не к кому.
Она никого не любит.
– Всё, что дорого мне, лежит на кладбище. – прошелестела Байерн, опустив глаза на собственные колени. – А к мёртвым спешить уже поздно и, в общем-то, смысла нет. Впрочем, даже если было бы, я ставлю на первое место дело, а не высокие материи.
Последнее вышло даже как-то чересчур резко, но Майя не попыталась оправдаться или извиниться – только снова подняла голову, дескать, смотри.
– Кому-то нужна охрана помимо ухода. – так же прямо продолжила она и приподняла полы пиджака, показывая, что оружия при ней нет, – Кому-то – нет. Я не ношу его, чтобы упиваться наличием при мне смертоносных инструментов, просто беру, когда от меня это требуется. Сейчас – едва ли.

+3

11

Ну что же, пока что она подходила. Не без множественных "белых пятен", но кто на этом свете вообще идеален? Во всяком случае, если Байерн и была шпионом, то прозябать ей в скуке и рутине до скончания контракта. Нет, в этом доме хватало секретов, в том числе и таких, которым лучше не выходить наружу, но искать такое нужно специально. А это подразумевает уже совершенно другой уровень проблем на его голову вообще со всех сторон, тогда будет просто не до шпионажа. А так, если подумать - пусть себе работает. Вреда не будет. Можно было даже поверить рекомендациям, в конце концов война окончена и видеть врага в каждой тени - глупо. Они - благородный британец. Может позволить себе слуг. Может позволить себе отдельный дом. Может позволить себе не вникать с микроскопом в чужую судьбу. Может. Именно такие привилегии дает людям власть. Деньги ли, сила ли - у власти этой множество граней, каждая из которых позволяет пробить саван запретов, шагнуть выше. Стать свободным.
-Я бы посоветовал носить оружие. Конечно, в доме запасено столько, что хватит на целую армию, но лишняя предосторожность лишней не бывает.
Чем он хуже Исикава, в конце концов? Пускай и у него в доме будет вооруженная сиделка. Чокнутых хватает до сих пор. Ослепленные завистью к новым хозяевам этих мест, они способны на разного рода выкрутасы. А травмировать психику его дочери нельзя никому, будь он террористом, грабителем или просто придурком. Нужно нанять охрану, да. Хорошую охрану.
-К сожалению, попавшие в эти края британцы старательно взращивают в местных ненависть к себе подобным. Не то, чтобы я призывал стрелять в любого отчаявшегося ненормального, высшим свершением для которого будет порча окон или похабные надписи на моем заборе, но...
Лайтинг выдержал многозначительную паузу, как бы предлагая Майе самой решать, стоит ли палить в несчастных людей. Понятное дело, что не стоит, но решить это она должна для себя сама. И все же, чего боится всесильный японский чиновник? И что скрывает? Имей Стивен хоть какое-то отношение к разведке, он непременно попытался бы выяснить это. А так - пусть его.
-Ну а теперь поговорим о более насущном. Оплата, график работы. Сперва хотелось бы услышать ваши ожидания, мисс Байерн.
Ему никогда не доводилось торговаться. Выбивать каждый грошик. Нет, подобное - участь торговцев и всей прочей братии, чьим уделом является обогащение за чужой счет. Но ведь и нанимать сиделку для дочери приходится не так часто, поэтому придется подойти хотя бы к вопросу распорядка дня чуть более ответственно, чем это делают зажравшиеся вельможи, широким жестом сорящие деньгами направо и налево.

+2

12

Всё верно, в этот раз она не взяла оружия, потому что от неё этого не требовали с самого начала, но была готова прихватить его в следующий раз, твёрдо зная, как построить своё поведение и свои повадки так, чтобы ребёнок не то что бы не добрался до него – способность детей хватать то, что им запрещено даже видеть, поразила бы чужое воображение, но не её – но и даже просто не увидел бы его ни разу.
– Хорошо, – она снова кивнула, поправив пиджак. Здесь есть масса оружия, и ей об этом говорят? Могло бы показаться глупым для более наивного и самоуверенного человека, но, на счастье Майи, таковой она не была. – Признаюсь честно, рукам будет удобнее работать с привычным.
Тем самым, который знаешь до последней царапинки и небольшого скола на рукояти. Тем, что ложится в руку, как влитой, и располагается там, как часть её конечности – фактор, надо сказать, немаловажный. Оружие должно всегда восприниматься как продолжение твоей руки, иначе ты будешь рисковать промахнуться. Его даже можно любить, если это не помешает работе.
Очередной кивок и проблеск понимания в глазах в ответ на полу-предупреждение, полу-предложение. Открыть огонь по тем, кто перейдёт границу. Убрать их так, как сочтёшь нужным. И, быть может, очередная проверка – не блеснёт ли в её глазах радость от того, что ей разрешат запачкаться чужой кровью без ощутимых последствий. Будет ли эта радость свидетельством того, что ей нравится убивать, а, значит, подпускать её к детям нельзя.
Радости не было – одно лишь сухое понимание. И такой же сухой ответ.
– Меня не подведёт рука, если возникнет необходимость. – «но я сделаю всё, чтобы таковой необходимости не было».
Удовольствия от чужих ран она получать так и не научилась, заряжай и стреляй, защищай то, в чём поклялась, радоваться будешь тому, что жива. Ничего не поделаешь…
Вопрос о желаемом вознаграждении – Майя пододвинула к себе чистый листок, вытащила из папки ручку, и написала сумму. Ничего значимого, учитывая то, что и особенного ничего предложить не могла. Гувернантка со знанием хороших манер, множества языков и умением хлопаться в обморок от пробежавшей мимо мыши обошлась бы дороже. Проезд за его счёт, потому что у неё нет машины – и это она приписала сухим мужским почерком, без завитушек и даже излишней пухлости букв.
– Вот. – она пододвинула лист к мужчине через стол, положила поверх папки и вернула колпачок на ручку. – Всё в соответствии с условиями рынка. Разве что, если тут действительно есть люди, представляющие угрозу, и я буду ранена, когда буду выполнять свою работу, я бы хотела, чтобы моё лечение контролировали вы, а не я сама.
Кагуя, конечно, предоставит ей место в отличной клинике, стоит только попросить, но конспирация полетит к чёрту – британские неудачницы не заслуживают покровительства маленьких принцесс.
– Но я сомневаюсь, что мне не хватит навыков для того, чтобы этого избежать. – подвела итог Майя, – Поэтому не вписываю это в условия.

+2

13

Привычка - вторая натура. Хороший, пристрелянный и такой родной пистолет, что может быть лучше в бою? Но иногда выбирать не приходится, поэтому нужно будет показать хотя бы часть тайников. Про все ей знать точно не стоит - законность отступила на второй план, когда речь пошла о безопасности семьи и некоторые единицы оружия откровенно нелегальны. Зато крайне убойны, что не может не радовать. Взять хотя бы обрез, скрытый аккурат в том кресле, где примостилась будущая сиделка, или такую банальщину, как шпага в подставке с зонтиками...
- Я полагаю, если кто-то или что-то будет причиной увечий человека, работающего на меня, я обязан возмещать, оплачивать и далее по списку. Так принято среди приличных людей.
Хотя кто-то мог бы без затей выбросить подранка на улицу, Стивен умел ценить верность. А уж сунуться под пули ради чужого, по сути, человека, это вообще на грани маленького подвига. Таких ненормальных холят, лелеят и берегут всеми силами, вдруг да пригодится ещё и ещё? Разумеется, всё самое лучшее будет брошено к ногам бедолаги. Жизнь дочери - бесценна, тайны этого дома - тоже. Пусть охраняет, не щадя себя, это всегда зачтётся.
- Вы считаете эту цену справедливой, мисс Байерн? Что же, все с чего-то начинали. Если мы сработаемся, цифра будет скорректирована в сторону увеличения. Ну а пока - я согласен на эти условия.
Если бы здесь нужна была гувернантка с манерами, Майи точно бы в этом кресле не сидело. Да и потом, у каждого свои приоритеты при подборе персонала. Если Эмили понравится новая сиделка, за этот контракт стоит уцепиться всеми частями тела. Если нет - что ж, он был честен и не обещал златых гор. Время покажет и расставит вещи по своим местам.
- Желаете официальный договор, с правами и обязанностями, или достаточно будет устного соглашения?
Слово дворянина значит многое. Но абсолютная надёжность? Нет, это про что-то другое. Если все оформлять с соблюдением всех затрат, его расходы несколько возрастут, зато и сам Лайтинг получит кое-какие гарантии. Хотя не всё ли ему равно? Вот именно. Человек работает с ним. Как, почему - не суть уже.

+1

14

Майя мысленно усмехнулась словам про приличных людей. И верно, где бы ей знать про что-то подобное? Кагуя никогда не подпускала её к себе при посторонних, а наедине, вероятно, её забавляли неумелые манеры Майи, её поведение сильного, но добродушного человека, которого заставляют делать что-то, совершенно ему непривычное и неподходящее, например, танцевать в балетной пачке, а он не находит в себе сил отказать, и неуклюже топчется по полу. Да, в общем-то, и не в манерах дело, дело в обращении.
На лице же она удержала спокойное выражение, сдержанно кивнув в знак своего согласия.
Цена? О, да она и этого не стоит, с тех пор как мечется между собственной честью, заветами покойника и обязательствами перед домами. Что ж, здесь она обещала никого не предавать, по крайней мере себе, а себе она старается не лгать. Её до сих пор подсовывают к детям, игнорируя то, что из неё вылепил покойник, игнорируя печать солдатской участи на всём, что в ней есть. Ей нужны деньги, а за предательство детей платы в глазах Майи вообще нет.
Никаких больше доносов.
– Я не продаю кота в мешке, – пояснила Майя, сложив руки на коленях, – Если мне доведётся проявить себя так, что моя цена в ваших глазах вырастет, мы можем поговорить о повышении. Нет – значит, таковы обстоятельства. Надеюсь на то, что они сложатся в мою пользу, но, объективно, ребёнку лучше никогда не знать о некоторых сторонах жизни.
Устный договор или бумага?
Ловушка или искренний интерес нанимателя, внимательного к мелочам?
Майя чуть наклонила голову, опустила глаза и глубоко задумалась. Если даже не искать в этом двойное дно, что ей ответить?
– Договор. – медленно выговорила она, снова подняв глаза. – Думаю, нам обоим будет проще, если наше сотрудничество будет подкреплено официально.

+1

15

- Ребёнку лучше не знать даже о том, как именно я зарабатываю на жизнь, мисс Байерн, не говоря уж о прочих... неприятных вещах.
Убивать преступников - пусть эта работа и была достаточно почётной, но в глазах Эмили её отец никогда не должен ассоциироваться со смертью, увечьями и всем прочим. Да, Стивен, в сущности, был не просто псом войны, но чем-то большим, ведь он довольствовался не только костью с барского стола, однако очевидная правда, очевидная для любого взрослого, кто хоть раз слышал о "Чистильщиках" - она не должна всплывать в этих стенах без необходимости. Так спокойнее.
- Хорошо, пусть будет официальный договор стандартного образца. Какие-либо пожелания или предложения сверх озвученного?
Хоть он и любил импровизировать, но лучше сразу расставить над "ай" столько точек, сколько вообще возможно. И пусть начинает она - у Стивена, разумеется, тоже хватало оговорок, которые никак не стоило доверять бумаге, но до окончательного решения о приёме этого человека на работу не стоило даже заикаться о том, что, например, в подвал спускаться просто так не стоит. Какая пища для журналистов - в подвале рыцаря Британской короны спрятано нечто такое, о чём нельзя знать простым обывателям. Брр. Нет, конечно, у него весь дом был напичкан сюрпризами разной степени смертоносности, но вот этого-то как раз никто и не скрывал. Что до подвала... нет, потом. Чуть позже, если она подойдёт. Если понравится Эмили, которая вот-вот прибудет. Если... хотя здесь уже и так хватает условий.

+1

16

В глазах Майи впервые ясно проступило понимание. Настоящее, не дежурное, с толикой неподдельного участия. Это она действительно могла понять. Стремление защитить детей от того, что может произойти в мире, она не могла не оценить. Пусть и не всех детей, а одного конкретного ребёнка. Пусть так, но это стоило уважать. И, почему-то, ей это было знакомо.

– Да, я понимаю. – кивнула Байерн, заговорив куда как мягче, без деловой отрывистости. – Могу понять, во всяком случае. Я бы не хотела, чтобы кто-то видел вещи подобного толка. Особенно дети. Не знаю, насколько это важно, но я понимаю причины, и сделаю всё, чтобы этого не случилось.

Она сцепила руки в замок, опустила голову и замолчала, удержавшись от дальнейших объяснений. Да, она действительно понимала все проблемы этого времени, а некоторые из них даже успела пропустить через себя или испытать на своей шкуре. Так вот, Майя не желала подобного никому. Никто не должен видеть, как умирают их матери, рушится мир или как самый близкий их человек приходит домой с красными от крови руками.

– Никаких предложений, сэр. – Майя покачала головой и выжидающе взглянула в сторону нанимателя. – У вас? Если мы подошли к концу, возможно… представите меня девочке? Или это произойдёт завтра?

Её вопрос не нёс в себе любопытства, Майя вовсе не собиралась узнавать, что не так с девочкой, если ей понадобилось наблюдение такого рода. Она хотела увидеть её и понять, как они смогут выстроить свои отношения.

Майя хотела знать, кого ей придётся защищать.

+1

17

Майя, как оказалось, всё-таки была человечнее, чем это выглядело на первый взгляд. Во всяком случае, попытки заботиться о ребёнке с её стороны - уже большой плюс в воображаемую копилку, пока что не слишком полную, но уже и не пустую. Это будет учтено, когда принятие решения станет неизбежным - то есть после знакомства Эмили и новой воспитательницы-охранницы-кого-то-там-еще-на-все-руки. Пусть ребёнок, о котором они говорили, тоже скажет своё слово.
- Вас не смущает этот момент? Не все жалуют подобных мне.
Да, даже среди британцев, как ни парадоксально, были те, Кто считал полицейский спецназ сборищем кровожадных психопатов или пустой тратой казённых денег. Не то, чтобы Стивена волновало мнение этих странных, но мало ли, может, у Майи проблемы не то, чтобы с законом, но неприязнь к тем, кто его охраняет? Люди разные бывают, а безвыходное положение способно поставить их в совершенно немыслимые на первый взгляд условия.
- Я полагаю, долго ждать нам не придётся. Моя дочь скоро возвращается домой, вы даже не успеете вдумчиво прочитать договор в поисках сносок мелким шрифтом касаемо продажи души и всего прочего.
Продажа души - это, конечно, интересно, но явно было бы ребячеством. Ни один злобный культист не сравнится с юристами банков, а уж Стивен, не относящий себя ни к той ни к другой категории даже не пытался добавить что-то этакое в казённый текст бумаг. Ребячество. Да и потом, зачем ему душа этой самой Майи? Куда девать? Что с ней делать? Будучи человеком приземлённым, он не знал, что вообще надлежит вытворять с порабощёнными душами уважающему себя злодею.

Отредактировано Стивен Лайтинг (2017-02-10 16:15:37)

+1

18

Вопрос, заданный ей, вызвал вполне искреннее удивление. Нравится? Не нравится? Какая разница, если она – наёмный работник, преданность которого покупается оговорённой суммой? Впрочем, даже если отбросить тщательно выверенную дистанцию…

Разумеется, ей не нравились британцы. Был в её жизни период, когда она искренне их ненавидела, а от массовых убийств её останавливало лишь осознание собственной слабости и знание того, что она даже в цель попасть не может. Этот период миновал, враг, которого она себе выбрала, умер, а нового она себе не нашла и не хотела искать. Если бы ей дали возможность найти другой путь, тогда можно было бы говорить о чём-то ещё, но этого не было. Что же касается личного отношения к людям с оружием – здесь и подавно у неё не было причин для неприязни.

– Я же уже говорила, мой отец был солдатом. – напомнила Майя, покачав головой. – Когда я увидела его впервые, он даже не потрудился умыться или надеть гражданскую одежду. Не думаю, что меня должно смущать что-то подобное.

Она послушно взяла договор, бегая глазами по строчкам и внимательно отыскивая пресловутый мелкий шрифт. Шутки шутками, но, может, это была очередная проверка? Или ещё что-то? Или ей просто не стоит быть настолько подозрительной.

Майя не дошла даже до второй страницы – положила бумаги себе на колени и, подняв глаза, серьёзно попросила:

– Тогда расскажите мне о ней. Аллергии. Любимая еда. То, что она любит, что не любит, чего боится. Всё, что так или иначе может её напугать или расстроить.

+1

19

Стивен пожал плечами. Если отец был солдатом, то ненависти к носителям формы и оружия быть не должно - вопрос можно считать заданным "для галочки". Разве что ответ был не совсем точен, ведь мужчина был не простым солдатом, а одним из тех, кто сражается с, по сути, местным населением. И ладно бы со всеми подряд - нет, он метит смертью наиболее активных японцев, у которых хватило дури взять в руки оружие. Хотя ладно, уж это-то он проверить сможет без особого труда.
- Здесь нет подвоха, если быть серьёзным. Слишком низко и подло было бы сходу загонять человека в кабалу при помощи бюрократчиеских уловок.
Эмили, кажется, немного задерживалась... ах, да. Сегодня она действительно прибудет позже. Этот момент как-то вылетел из головы у занятого совершенно другими мыслями родителя. Да уж, папаша, дожили. А должен бы знать, где находится твой ребёнок в любую секунду. Для этого и нужно будет нанять сиделку. Пожалуй... ладно, волевым решением, эту. А там видно будет.
- Это нормальный ребёнок, который любит сладкое, фрукты... мясо и молоко не очень. Если получится накормить её овсянкой - выпишу отдельную премию.
Так, что ещё... аллергии, фобии. Конечно, не стоит рассказывать всего, а если в пределах разумного, то, пожалуй... хм. А что у неё есть из фобий?
- Отдельно могу отметить плохой сон. И ещё - есть у неё амулет, сущая безделушка, я уже даже не помню, из какой страны привезённая. Эмили очень расстроится, если он куда-нибудь пропадёт, а она ведь ещё ребёнок, может потерять, куда-нибудь задевать - ну да не мне тут объяснять, как ведут себя дети с игрушками и украшениями. Для моего и её спокойствия, пусть носит его, не снимая.
Для спокойствия - и для сохранности головы этого вот миловидного существа перед ним. Некотоыре тайны должны оставаться под семью замками до последнего. Когда придёт время открыть эти замки, уже не будет особой разницы, что же они скрывали. В качестве завершающего жеста можно было лишь спокойно добавить:
- Вы меня устраиваете, мисс Байерн. Если это взаимно, прошу подписать все эти скучные бумаги, тогда мы перейдём к знакомству с домом. Эмили задержится, приношу свои извинения за забывчивость.
В особняке тоже было мноество своих тайн, в основном - банальных, вроде тайников. С частью из них Майя познакомится в рамках своей работы, часть, быть может, отыщет сама. Оставшиеся же без полноценного перерывания здания так просто не вскрыть. Это тоже к лучшему, определённо, к лучшему. Знал бы Ренли, что скрывает в подвале один из его людей...

+1

20

Майя задумчиво смотрела в чужое лицо, словно пытаясь угадать, что ещё несут ей его, казалось бы, простые вопросы. Договор на время был забыт, она действительно слушала. И резонно заметила, когда дело коснулось кабалы – точнее, её возможности:

– Это не низость и подлость, лишь бизнес и торговые отношения. – голос у неё был ровным, словно речь шла не об обмане служащих, к которым принадлежала и она сама. – Если подумать, это просто покупка за определённую цену. Покупатель всегда вправе попытаться получить вещь за цену пониже, сложно назвать это такой уж аморальностью. Хотя, не спорю, для «продавца» это неприятность.

Она это не поддерживала, не одобряла и не осуждала, лишь констатировала факт, несмотря на то, что это напрямую касалось её самой. Впрочем, когда разговор перешёл к непосредственной цели её пребывания здесь, Майя будто бы оттаяла – она даже коротко кивнула и подалась вперёд, чуть сгорбив плечи, ловя каждый факт о, возможно, будущей подопечной.

Возможно – потому что она сама ещё не знала, стоит ли ввязываться в это снова.

– Не буду бить себя кулаком в грудь и обещать всех возможных благ, – кажется, Майя даже улыбнулась на словах про овсянку, – Если не помогут уговоры и попытки прийти к взаимопониманию, едва ли выйдет.

Кто-то чуть более развязный бы пошутил про «плакала моя премия», но Майю не волновали денежные вопросы. Точнее, не волновали так, чтоб становиться смыслом жизни – ей было достаточно и малого.

– Я понимаю, – кивнула Майя, – Следить за амулетом, попробовать ввести в рацион овсянку, желательно быть рядом с ней, когда она спит.

Звучало не так уж сложно. Амулет – или его подобие – было и у неё, колечко на цепочке. Овсянку Майя точно так же слегка презирала. А плохой сон давно уже был её спутником, и уж она-то могла понять, что это такое.

На предложение подписать Майя поморщилась, снова пролистав страницы договора – её одолевали сомнения. Она ещё не дочитала до конца, слишком уж выгодно всё выглядело. Байерн ждала подвоха и не знала, под чем именно ставит подпись.

– Это может подождать ещё несколько минут? – поинтересовалась Майя с некоторой робостью. – Нужно определённое время, чтоб разобраться в тонкостях, особенно мне.

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 05.11.17. Профессия: сиделка