По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 09.10.17. Больше не будет боли


09.10.17. Больше не будет боли

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 9 октября, 2017 года.
2. Время старта: 13:00
3. Время окончания: 22:00
4. Погода: Погода на 9-е.
5. Персонажи: Лейла Малкаль, С.С.
6. Место действия: Убежище Лейлы Малкаль и её спутников в 11-м Секторе. Захудалая квартирка на троих. Комната Лейлы.
7. Игровая ситуация: После переговоров с Зеро, С.С. изъявила желание сама встретиться с Лейлой, для дальнейшего разбора полёта возникшей у девушки проблемы. Прошло несколько суток. И затем, правка Гиасса Лейлы подошла к своему логическому завершению. Однако у блондинки остаётся много невысказанных вопросов, которые нужно будет задать. Впереди очередной тяжёлый разговор. Возможно, для обеих сторон.
8. Текущая очередность: Лейла Малкаль, С.С.

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2016/1.1.1.jpg

+1

2

Звук падающих капель резал слух куда лучше, чем пронзающая внешнюю, защитную оболочку, сирена. С каждой растворившейся каплей багровой жидкости, он становился отчётливее, эхом повторяясь в голове. Сверкнула в оранжевом зареве небес сталь, в очередной раз опускаясь по той же траектории, вонзаясь в мягкую плоть, побуждая ещё более отвратительный звук. Безумный, юношеский смех. Истошные крики и уже угасающие мольбы о помощи. Всё это стояло в ушах мёртвой стеной из груды тлеющих трупов, дожидавшихся своего часа. Вина, прочными цепями обвившаяся вокруг девичьего сердца, огромнейшим грузом тянула его вниз, а та тщетными попытками цепляясь за воздух, старалась удержаться на плаву. Оно было уже закалено в боях и душевных муках, с каждым разом становилось всё тяжелее, загоняя девушку во тьму. Однако блондинке по сей день удавалось тащить этот груз за собой, и не только свой, множества людей в своём подразделении, водрузив на свои плечи, казалось бы, непосильную ношу. Возможно, прошлое нельзя было назвать блистательным, но Лейла всё ещё сияла в глазах других. Сияла, как никто другой, и новая, открывшаяся правда это не изменит. А кошмар тех минувших дней после подарка зеленовласой девы, возвращался вновь, но ничего не менял. Он лишь был подоплекой к новым ночным ужасам, с которыми та боролась всю свою сознательную жизнь. Заковав его в прочный доспех, и с силой зашвырнув в самый тёмный угол своего подсознания, совершенно о нём позабыв. Дева вновь открыла эту решётку, оттащила наружу и разбила защитную оболочку, выпуская то, что Лейла так упорно пыталась от себя скрыть. Все те жертвы в приюте были на её совести. Но что это сейчас уже могло изменить? Чувство вины осталось даже после того, как она осознала всю ничтожность полученной информации. Оно никогда не уйдёт, покуда британка всё ещё будет сиять и вести за собой людей…

Тусклые лучи солнца залили комнату девушки. Лейла вздрогнула и села в кровати. События того дня бешеным ритмом пульсировали в голове девушки, а вокруг была одна только тьма. Подобно поезду, сорвавшемуся с рельс, воспоминания неслись вперёд наряду с ночным кошмаром, который уже почти забылся, но и который не собирался так просто отпускать девушку. Она тяжело дышала, стараясь привести мысли в порядок. Правая рука медленно поползла по кровати к тому месту, где предположительно находилась тумбочка, уцепившись за её край, остановилась на несколько мгновений, и продолжила свой путь. Нащупав стакан с водой, любезно оставившей ранее С.С., девушка поднесла его к губам, сделав пару громких глотков. И только затем смогла нормализовать своё дыхание, в более менее привычный ритм. Темнота вокруг пугала, казалось, что краски этого мира доселе ей больше недоступны. Но ей сказали, что это лишь временное явление, и зрение вскоре к ней вернётся. Нужно было лишь подождать, а пока Лейла была беспомощной, как слепой, новорожденный котёнок. Ведь ещё несколько часов назад, она извилась от боли прямо на этой самой кровати. С.С. влезла в неё. В её внутренний мир. В её жизнь. Только для того, чтобы устранить дефект, напрягая психику девушки. Боль была невыносимой, разносясь по венам и нервным окончаниям. И сейчас, так нормально и не отдохнув, Лейла чувствовала себя весьма скверно. Тело налилось свинцом, и не хотело нормально слушаться. К тому же, даже если бы она и захотела встать, покинуть эту комнату нормально не смогла бы. Временная потеря зрения связала её по рукам и ногам. Однако, теперь, её жизни больше ничего не угрожало. Гиасс нормализовался. И за это нужно было сказать спасибо только одной лишь личности, которую она по-прежнему, почти не знала, но уже могла ей всецело доверять. В конце концов, С.С. успела посмотреть многое из её жизни. И… Поток мыслей прервался звуком открываемой двери. Отвратительный скрип в одно мгновение надавил на слуховые окончания. Лейла даже несколько скривилась на секунду, и повернула голову. А затем, подала руку вперёд. Она хотела знать, где находится вошедший в комнату человек. Чувствовать его.
- С.С. это ты?

Отредактировано Leila Malkal (2014-10-29 21:43:47)

+7

3

Шицу поймала ладонь Лейлы и крепко переплела их пальцы вместо ответа. Это касание казалось острее любого другого, так близки они стали за прошедшие сутки. Такая беззащитная - она, которая наращивала свою броню столетиями. Никто не видел, но кроме усталости на лице ведьмы отражался еще и ее страх.
Пока Лейла спала, она сидела по ту сторону двери этой комнаты. Выматывающее, вытягивающее погружение в изнанку другого словно вывернуло и саму Шицу, всеми чувствами и нервами наружу. Ей требовался отдых, немного магического забытья на грани сна и яви, немного собственных добрых воспоминаний и теплых обнимающих рук, что предвидятся ей в сонном бреду. Ей требовались силы, чтобы уйти от этой кровати и от той, кто была причиной всего этого.
Но и Лейле еще нужна была ее помощь, еще совсем немного от того, что ведьма уже отдала. Поэтому она ждала пробуждения девушки и поднялась, едва та очнулась.

Ее слепые глаза сияли силой Гиасса, и уйти от них Шицу не могла. Не могла оторваться от них, избавиться, прогнать, забыть. Она могла только смириться с их существованием и тем, что отдохнет немного позже. Казалось, еще через пару таких же мучительных вечностей.

Обвив руками плечи Лейлы, она легко потянула ее обратно на кровать:
- Давай еще немного полежим. Еще есть время.
Она так же обнимала Лейлу, купая руки в ее боли, прижимаясь лбом к ее отчаянию и ужасу.
Черный цвет патокой затоплял их реальность, не давая вынырнуть из вязкого, непрекращающегося кошмара. В нем улыбки сменялась оскалом, кровь превращалась в вино, и дым ритуальных костров разъедал глаза так, что темнота казалась спасением. И ведьма дрожащими пальцами закрывала Лейле веки, прижимала ее к себе, потому что ей самой было - страшно, и просто хотелось прижаться к кому-то, спрятаться от собственных кошмаров. И ведьме удавалось это - из своей памяти она бежала в чужую, и встречала там чудовищ, которые не могли ее задеть. Она смотрела на умирающих, уже уничтоженных разнузданной силой в глаза маленькой девочки, она смотрела на боль борьбы с этим зрелищем. И она заставляла смотреть Лейлу.
Она заставляла кровь течь по ее рукам, а Силу - биться в ее душе, потому что одно не может без другого. Она вытаскивала, через ужас и боль, лбом ко лбу, эту силу, пропускала его нитью через жизнь Лейлы. От встречи с ведьмой - до этой комнаты в Нью-Токио, через ее тело, ее память, ее желания. И через смерть ее жертв.
И, кажется, ведьме это удалось.

+6

4

Как только Лейла почувствовала касание руки Ведьмы, стягивающие тело напряжение ушло в небытие. Она поняла кто это, даже без слов. Одно лишь прикосновение, которое смогло сказать её сердцу многое. Оно дрогнуло, а пальцы сами обвились вокруг её запястья. И как только девушка вновь почувствовала неподдельные объятия женщины, которую так долго искала, хотела задать столько вопросов, и которая так много для неё значила. На её лице невольно, вопреки бушующему потоку ужаса внутри, засияла лёгкая улыбка. Она не сопротивлялась, позволяя С.С. закрыть её глаза, уложить, притянуть, прижать, как маленькое дитя. Она и сама поддалась вперёд, уткнулась лицом в её грудь, укуталась в длинных волосах, обняла за плечи и постепенно уходила прочь от своего кошмара, от той отрывшейся правды, принимая, всё как есть. Слушая быстрое биение сердца женщины, полностью прочувствовав в человека рядом с собой, смогла зацепиться за неё с дичайшим желанием никогда не отпускать. Эта поддержка, бриллиантовая забота была неоценимой. Словно она была в объятиях матери, так давно забытой. А ведь Лейла не помнила даже её имя. С ней никто никогда так не обращался, чувство абсолютной защищённости обволакивало сердце девушки, залечивая глубокую, давно посаженную в ней рану, вновь открытую этой же женщиной. Она забывала свои ночные ужасы, бессонные ночи и самое главное, ту силу, которая и становилось их причиной. Дыхание окончательно нормализовалось, девушка смогла бы пролежать так вечность, но неугасаемое время постепенно вытекало из колбы, добираясь до всеобщего потока. Вскоре придёт время прощаться. Это было ненавистно, невыносимо. Девушка хотела остаться с ней. Попытаться отплатить, помочь так же, как она помогла ей. Но в нынешней ситуации это было невозможно. Разум понимал это, а сердце продолжало отказываться от столь жестокого бытия. Однако прежде это произойдёт, Лейла хотела узнать ответы на свои вопросы. Они много раз за её жизнь впивались в разум, обрушиваясь на внутренний мир, причиняя огромную, душащую боль. Всю свою жизнь блондинка желала решить для себя столь не простую задачу. И вот оно. Решение прямо перед ней. Можно было погладить её шелковистые, зелёные волосы. Прижаться к ней ещё сильнее. Попытаться поделиться теплом, подобно фениксу возродившееся в её душе. Хоть как-то сгладить внутреннее состояние бессмертной. Однако подобное было ей не под силу. Она могла лишь задать эти вопросы в ожидании ответа. И поэтому, тихий, несколько охрипший голос разрезал тишину пополам, стараясь вернуться к реальности:
- Я… У меня к тебе столько вопросов. Я всегда ждала этой встречи. Хотела… Желала всей душой найти. Незнание душило до невозможности. Я ничего не понимала, что происходит, и что мне с этим делать. И не понимаю до сих пор. Но ты так же была для меня тем самым, одним из самых дорогих, родных людей. Пускай даже и не знала о тебе ничего, и до сих пор не знаю. И наконец-то я тебя нашла. Всё будто во сне. Сейчас, в данный момент, я действительно хочу остаться с тобой. Но возможно ли это? Скорее всего, нет. Поэтому ответишь ли ты на мои вопросы? Почему ты дала мне эту силу? Почему именно я? Быть может, ты знала моё прошлое? Искала ли или это было всего лишь чистая случайность? И самый главный. - Из под прикрытых век Лейлы, ровной, маленькой, почти бесцветной струйкой, потекли слёзы. – Почему не забрала с собой? Ведь я… Всем сердцем желала этого тогда. Хочу и сейчас. Однако теперь всё иначе. Многое пережила… И меня ждут. Я обрела то, что хочу защитить. И ведь ты так уже видела всё. У тебя же ведь тоже есть тот, к кому ты должна вернуться, верно? Поэтому позволь мне побыть рядом ещё немного.
Она проявила слабость. Только с Анной она могла вести себя подобным образом. Гордость, воля и решительность. Эти три чувства обычно видели в ней окружающие, сталкиваясь с нерушимой стеной принципов и идеалов девушки. Были моменты, когда эта стена давала трещину, но никогда не обрушивалась. А сейчас Лейла просто позволила С.С. пройти за неё, в её мир… В мир той самой маленькой девочки, которую зеленовласая бессмертная повстречала когда-то давно, дав ей столь весомую силу, напрочь изменив судьбу. Только ей она могла позволить это сделать, зная, что не оттолкнут. Только с ней она могла быть настолько беззащитной, сняв свою прочную скорлупу, которую возводила все эти годы. Проявить слабость. И только с ней она могла чувствовать себя столь спокойно и беззаботно. Воистину, С.С. всегда останется в её сердце наисветлейшим дивным цветком. До которого никогда не добраться. Им можно только любоваться, издалека.

Отредактировано Leila Malkal (2014-11-19 12:01:09)

+8

5

Ведьма поняла, что плачет тоже, только когда увидела как слезы текут из глаз Лейлы. И с удивлением коснулась пальцами своего лица - она совсем не чувствовала этих слез. Не чувствовала, как они застлали глаза, едва их руки соприкоснулись и сплелись, возводя вокруг этой кровати стены, отделяя и отдаляя их от огромного, такого чужого сейчас мира. Мира, который, стоит отпустить друг друга, снова поглотит их, погребет под собой, хищно присвоит себе. Заставит играть в свою игру, навяжет правила, привяжет к конечностям невидимые лески. Пустит в последний, бесконечный, рваный пляс.

Но пока - пока стены стоят, а за ними прячется в неведении обессиленная, чувственная и горькая радость встречи. Узнавания. Прикосновения, как сейчас кажется - единственного верного, единственного возможного.

Обескураживающее объятие, наглая, недопустимая нежность. Такое открытое желание, такая честная, детская жажда в нечеловеческих глазах. Лейла прижимается ближе, прижимает, держит - и забирает ведьму всю себе. Присваивает ее, заставляет.
И ведьма оказывается не в силах противостоять.
Это вышло случайно, - беззвучно плачет Шицу, сдаваясь под напором Лейлы, притягивая ее еще ближе, вдыхая с запахом ее волос
болезненное, губительное требование - дай. Пусть даже - дай, пожалуйста.
Когда оно такое теплое, близкое, просительное, Шицу расползается по швам, вслушивается в него, почти верит.
И она позволяет себе немного слабости и ласки в ответ на иллюзии, рисующиеся от мягкого дыхания и уязвимой открытости. Так человек преследует мираж в пустыне. Он знает, что снова попался на улочку песков, но все равно бежит, пока однажды спасительная вода перестает быть его целью. Однажды целью становится выматывающая, бесполезная, заранее обреченная погоня за самим миражом. Прекрасный, желанным, еще немного, еще совсем-чуть-чуть - и доступным.

Вопросы, тоже мягкие и открытые, подхватывают ведьму, покачивают ее, и, улыбаясь, она подчиняется и им тоже.
- Ты хотела этого, - шепчет Шицу, медленно ведя ладонью по спине девушки, отбрасывая в сторону светлые локоны. - Просила.
Ты была достойна ее - вот почему, - великой, страшной силы. Она берет лицо Лейлы в ладони, стирает большими пальцами слезы со скул, - этим стоит гордиться, - и ты достойна ее сейчас. Сейчас - как никогда и никто, - ты почти разрушила ее.

Не существует инструкции к Силе Короля. Слепо сжимая в кулаке обрывки нитей и связей, ведьма влезла в Лейлу, туда, где ее душа сплелась с гиассом. Наощупь и наугад, рискуя с каждой мыслью, пройдясь по обрывкам своих самых страшных воспоминаний, она вернула связала все узелки снова. Настроила звучание струн, прислушиваясь лишь к одной ей слышимому пению кода.
И сейчас понимала - то, что происходило с силой Лейлы, было предcмертной агонией гиасса. Голодными судорогами, последним рывком перед угасанием. Только Шицу могла напитать его, укачать в руках, как укачивала владельцу этой силы, дать им снова переплестись, снова стать единым целым. Шицу была их единственным шансом выжить - сейчас.

Гиасс вытягивал человека. Забирал его - почти целиком, оставляя вместо живой души - могущественную куклу, одержимую единственной целью. Сколько осталось Лейле? Пожалуй, больше, чем многим другим. Все будет зависеть от цели, к которой она уже начала идти. Стоит ли дразнить свое любопытство, спрашивая ее саму об этом?
Но вопрос о прошлом, озвученный именно сейчас, поселил в Шицу беспокойство. Она знала, но - почему Лейла спросила? Теперь, после этой встречи - куда заведут их неведомые пути, проложенные по самому краю существующего мира?

Сладкая нега так быстро отпускала ведьму.

- Ты помнишь - у нас был уговор. Контракт. Я не просто дала тебе силу - я ее обменяла. Ты помнишь?

+7

6

Сладкий сон подходил к своему логическому концу. А дальше, рывок мыслей далеко в прошлое, всё больше заставлял Лейлу вернуться к реальности бытия. Понять, что вскоре она вновь будет предоставлена самой себе. И пойдёт дальше. Рванёт в самое пекло. Но прежде чем это случиться, ей нужно будет в очередной раз окунуться в прошлое. За пару дней, а возможно недель, до того самого рокового кровавого ада, которому сама же стала виной.
Помнит ли? И да, и нет. Картинки из прошлого медленно сменялись одна за другой, будто старая, поношенная кинолента. На секунду в сердце зародилось чувство, что это происходило не с ней. Та маленькая девочка – не она, а всё что происходило позже, всего лишь чей-то злой умысел. Но стоило только на горизонте появиться С.С. В том самом белом, монашеском одеянии, и это чувство было в ту же секунду разбито. Уверенный зелёный взгляд и улыбка. Вместе с ней блондинка поняла – это всё было неизбежно. С самой первой их встречи, всё шло именно к подобному концу. И после эти небольшие, но так дорогие её сердцу разговоры, «свидания в лесу». Она никогда не забывала их. Они слишком сильно врезались в сердце и память. Забылось то, что принёс за собой Гиасс. Именно эти воспоминания она заперла глубоко в своём подсознании, не желая принимать, как и его существование, так и то, что она стала причиной стольких смертей. Её неосторожность и проявление эмоции. Но сейчас это не имело к делу никакого прямого отношения. Вопрос касался не того аспекта. Именно поэтому Лейла оставила ворошить прошлое, и попыталась вспомнить тот момент, когда С.С., наконец, вручила ей данную силу. Силу, сравнимую с Божьей. Огромная, доставшаяся маленькой девочке. И слова зленовласой девы в белом маленькой стрункой заиграли в голове девушки. Моргнув, она старалась прогнать своё прошлое прочь. Помнит. Она всё ещё помнит это. А «взгляд»  вновь метнулся к С.С.
Девушка почти незаметно кивнула.
- Помню. И никогда это не забывала. – С горечью в голосе проговорила Лейла, сама не зная, от чего её сердце вдруг сжалось настолько сильно, что становилось трудно дышать. Она инстинктивно схватилась за С.С., и задала свой следующий вопрос. – Но, что дальше С.С.? 
Однако Лейла не хотела знать ответа на этот вопрос. Он становился знаменем того, что их близость вот – вот подойдёт к концу. Чувство какой-то нелепой утраты пустилось в дикий пляс под музыку, называющую себя скорбью. Впрочем, для того чтобы полноценно осознать то, что последует далее, ей нужно отпустить ведьму. Отказаться от этого сладкого чувства "защищённости". И уже, наконец, полностью отстраниться от своего прошлого, вернувшись к настоящему.

+4

7

Шицу укачивает девушку в своих руках и больше не плачет. Слезы остались светлыми дорожками в воспоминаниях, лоб неимоверно жжет и Шицу хотела бы усмирить этот огонь — внутри себя, внутри Лейлы. Слез недостаточно, чтобы затушить пожар желаний и боли. Она сама этого хотела, — напоминает себе, разглаживая блеклые болезненные пряди. Нега уходит, незримо, едва слышно звучит шестая симфония Малера. Шицу отвела момент агонии, наполнила жизнью, но как долго будет сиять цветок, лишь однажды политый?

Ширятся владения одной большой семьи, изменяется мир по их прихоти и никто из них не задумывается о потерянном однажды ребёнке. Зацветет ли роза в спутанном саду шиповника? Сердце сжимается, стоит представить Лейлу среди шипов и неизвестно, сможет ли эта девочка противостоять мощи Британской Империи.

— Ты такая красивая, — с особенным цветом глаз, — Ты потерялась на своем пути, потому что однажды не туда свернула. И единственный шанс вернуться к себе пройти через этот сад с достоинством и гордостью, — слова слишком расплывчаты, но Шицу не имеет права дать подсказку куда более ясную. Лишь преодолев это и самостоятельно узнав правду, Лейла сможет вновь вернуться к своему пути. Она умная девочка, она всё поймет. — Твой дом там, где змея пожирает льва.

Шицу не слышит, но чувствует — они уже идут. Лейла слишком много сделала ходов, чтобы найти её и теперь не избежать последствий. Полиция скоро будет здесь.

— Ты всё узнаешь, — когда придёт твоё время, — ля-минор набирает свою силу, ведьма смотрит сквозь Лейлу. Пустой потерянный взгляд светлых глаз. Когда придёт время, — повторяет она про себя, а девушка оседает укаченная в её руках.

Хрупкая и сломленная, победившая агонию сейчас, наполненная, но опустевшая. Лейла найдет свой путь, Шицу ей в этом поможет. Незримо, как и всегда, а сейчас у неё другие заботы. Шицу ведет отчет с конца на своем языке, с трудом связывая слова. Она успеет уйти, сожаление переполняет её — оставить вот так Лейлу жестоко и неоправданно, таков её личный путь и Шицу не может остановиться сейчас.

Завершено

+4


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 09.10.17. Больше не будет боли