По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 02.10.17. Тонкая грань между ловеласом и педофилом


02.10.17. Тонкая грань между ловеласом и педофилом

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

1. Дата: 2 окт
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 0:00
4. Погода: 2 октября 2017 года
5. Персонажи: Карл Воллен, Катарина Рихтер, Манфред Рихтер
6. Место действия: Расположение 6ой бронетанковой, Берлин
7. Игровая ситуация: трогательная и драматическая история о том, как Карл Воллен Катарину Рихтер соблазнял.
8. Текущая очередность: Карл, Катарина (Манфред врывается внезапно!)

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2016/1.7.1.jpg

0

2

Карл нередко не без иронии замечал, что  его жизнь проходит  в основном между штабом и постелью. Необязательно своей. Еще где-то по ходу тела (кроме штаба) то и дело вклинивается  алкоголь. А вот для танков в жизни места уже почти не осталось, а жаль. Танк это не просто боевая машина - доказано Хильдой. Впрочем, как и им самим - именно подбитый танк подарил ему один из самых неожиданных романов. Правда, платой стал глаз, но черт с ним. Так или иначе, Воллен в последнее время ночевал один и это ему не нравилось. Тут-то ему и попалась на глаза доселе малознакомая прелестница. Если бы он знал, с кем имеет дело, то, скорее всего, плюнул бы и отстал. Неприятностей из-за женщин ему хватило по самое некуда. Не то чтобы он их боялся, просто теперь считал, что неприятностей стоят только особенные женщины, коих в мире мало. Но в тот судьбоносный день, когда Рихтер делал внушение всем опасным личностям, Воллен работал, пил или занимался любовью - три занятия, от которых его было не отвлечь ничем, кроме начала  приведения в исполнение плана "Валькирии".  Карл отлично знал, что этим вещам надо уделять свое время и не менее и не более того. И сейчас он решил уделить время юной деве, которая до сей поры избегала его внимания...  Но вечно избегать его невозможно. И вообще, он, можно сказать, убережет её от куда более серьезной опасности в виде той же Хильды, или, к примеру, Отто. Карл действовал быстро - подловил Катарину ближе к вечеру как бы случайно и галантно поприветствовал:

- Добрый вечер, фройляйн.

+3

3

- Ой, - Катарина, хоть и избалованная мужским вниманием, была приятно удивлена. Подошедший к ней мужчина был на ее вкус очень красив, лицо его было приятным, располагающим к себе, даже несмотря на странную черную повязку на глазу. Повязка эта навевала прямые ассоциации с пиратами, морскими сказками и приключениями. Девушка зажмурилась, представляя себя попугаем на плече этого добродушного пирата и широко улыбаясь от радости.
- Здравствуйте, - наконец кивнула она, так и не переставая улыбаться. Катарина даже остановила движение из столовой в казарму, где ее наверняка уже ждал брат. Тыкать пальцем в повязку и спрашивать «А вы пират?», пожалуй, было бы довольно невежливо, и она сцепила руки в замок за спиной, при этом выпячивая вперед и без того немаленькую грудь – жест совершенно неосознанный и без задней мысли.
- А вы… Вы… - Катарина замялась, так и не придумав, что спросить и как бы ненавязчиво узнать о пиратском прошлом этого чудесного джентельмена. Зардевшись, она опустила взгляд в пол и выдала, но совсем не то, что хотела: - Р-р-рядовой Катарина Ри!~…
Черт ее знает, почему этой фуражке вот именно сейчас приспичило сползти Катарине на глаза. И без того взволнованная и смущенная, она окончательно стушевалась, поправляя головной убор и сбиваясь с начатого.

+2

4

Ого. Вот это главный калибр! - Подумал не без восхищения Карл, который "крупнокалиберных" дам ценить умел (хотя уважал и не могущих похвастаться подобным) и имел с чем сравнить. Если до сей поры эталоном в этой области он почитал некую русскую воительницу, то при виде Катарины закрадывались сомнения. Впрочем, помимо этих достоинств, куда больше цепляли улыбка и ненаигранное смущение. Дело в том, что в эти гадские времена истинная невинность встречалась крайне редко, а Воллену на пути попадалась и того реже. В итоге Катарина вызывала вполне конкретный интерес в сочетании с намерением быть осторожным и не спугнуть такое чудо раньше времени. Кто бы мог подумать, что в их  дивизии может существовать подобная очаровашка? Ну да ладно, пора действовать.

- Карл Воллен, к Вашим услугам. - Улыбнулся он, представляясь, - Не волнуйтесь, я не кусаюсь. И куда юная фройляйн торопится в столь поздний час?

Черт, это действительно становилось интересным. Побольше бы таких новобранцев, а то ведь окончательно можно увериться, что мир безумен и мрачен, а в людях не осталось ничего хорошего. Воллен как раз ощущал недостаток хорошего в своей жизни и надеялся его восполнить. Правда, пока было сложно сказать, какой образ действий будет лучше - методичная осада или решительный штурм...

+3

5

Окончательно смущенная таким пристальным вниманием, Катарина зарделась до самых корней волос и потупила взгляд, как и положено благопристойным дамам. Правда, она никогда не видела, чтобы так себя вела Ренэйт, но во всем ориентироваться на подругу было совершенно невозможно – ведь та настолько сильная и решительная, а Катарина такая слабенькая и глупая, постоянно разочаровывает брата.
Резкое воспоминание о брате заставило ее ударить себя ладонью по лбу и поднять побледневшее лицо на столь восхитительного Карла.
- Брат! Я должна зайти к брату до того как пойду в лазарет, - забормотала она дрожащими губами. – Я должна была еще днем… Я… Он будет очень сердиться на меня.
Катарина затопталась на месте, жалобно заглядывая в глаза Карлу и умоляя его отпустить ее.
- Я пойду? Очень, очень нужно спешить…
Манфред и так вздернет ее – хорошо, если на дыбе, а не на Отто – так что спешить на самом деле уже не нужно было. Но для морального спокойствия это было просто необходимо, или, как говорят британцы, язык которых потихоньку учила Катарина по приказу брата – must have.
- Я... Я с вами потом с удовольствием поговорю, можно?

Отредактировано Катарина Рихтер (2014-06-26 02:47:43)

+2

6

Воллен чувствовал себя умилительно. Ну серьезно, он до недавнего времени считал что такие  девчонки вымерли где-то одновременно с динозаврами, которых, как он слышал, допинали все же человеки - как-то в Африке ему показали наскальную живопись на эту тему. В общем, перед ним было настоящее чудо. Правда, у чуда имелся брат, а обычно в смысле проблем хуже брата только отец... Но дело того стоило, теперь Карл был уверен. Чем черт не шутит, она небось даже не знает, откуда дети берутся. Правда, она торопилась, так что надо было как-то  закинуть удочку на новую встречу.

- Не смею задерживать, фройляйн. - Ответил он, - Лишь ответьте, когда же мы сможем увидеться снова? Я  всегда могу найти время для вас, но не хотел бы нарушать ваши планы.

Внимание и еще раз внимание. Женщины всех возрастов ценят именно его, на самом-то деле, а в какой форме - уже дело индивидуальное, главное - доказать, что  она тебе интересна и ты готов войти в ее обстоятельства, даже поиграть по ее правилам... До поря до времени, когда она будет готова принять твои. Главное - не спугнуть.

+3

7

Окончательно смущенная, восхищенная и почти уже влюбленная Катарина посмотрела в единственный чарующий глаз Карла и таяла прямо на глазах… глазу… Проклятье.

Независимо от того, как правильно и полно сформулировать моральное состояние Катарины и физическое состояние Карла, она уже приняла твердое решение обязательно встретиться с этим джентельменом еще раз – он ей очень понравился, и он наверняка понравится брату. Хотя, если подумать…

Рядовой Рихтер задумалась как следует, размышляя над этим вопросом, который был, в общем-то, ключевым в ее отношениях со всеми живыми людьми. С момента ее вступления в армию все люди вокруг стали делиться на две основные категории: «Они нравятся Катарине и не нравятся Манфреду» и «Они нравятся Катарине и нравятся Манфреду». Первых было значительно больше, на несколько порядков, к тому же, стараниями брата в миленькой головке Катарины начала зарождаться новая группа людей, условно называемая «Они не нравятся даже Катарине». Пока, правда, там был только один Шнайзель Британский, от которого вот уже несколько месяцев красавица ждала какого-то подвоха и домогательств в сторону брата, чего она, конечно же, не могла ни допустить, ни простить. Тот факт, что премьер-министр Британии едва ли вообще знает о существовании некоего Манфреда Рихтера, Катарину не смущал совершенно.

Немного поразмыслив, Катарина все же посчитала, что этот мужчина скорее понравится Манфреду, чем не понравится, а значит можно смело идти на любую встречу с ним – брат поймет.

- Может быть вечером? Я была бы очень рада! – Резюмировала она результат своих размышлений, счастливо улыбаясь.

+5

8

Карл видел, что дело сделано - Катарина откровенно растаяла и готова была на все, даже удивительно - все же Воллен считал, что не настолько он красавец и харизматичный, чтобы женщины сразу вешались на шею и сдавались. Обычно  надо было  постараться хотя бы на старте. Впрочем, оно и к лучшему, может быть? Все резко упрощается, можно рискнуть и пойти ва-банк сразу же. Он не был настроен проводить этот вечер и ночь в одиночестве. Вот он и сообразил, что делать:

- Тогда приходите сразу ко мне, я живу вот тут... - Начертил на скорую руку на бумажке, - Думаю, мы найдем о чем поговорить. Любите истории о далеких странах и приключениях?

Что уж тут, на его век таковых хватало, а посему Карл не нуждался во вранье и мог использовать  романтизм юной девы в своих целях.

- Буду ждать. До встречи, Катарина. - Улыбнулся особо  приветливо напоследок и направился к себе. Надо еще вытащить и проверить тот гербарий...

+2

9

- Особенно о победах Германии над далекими странами, - протянула Катарина с неподдельным восхищением и благоговением.

Своими бесконечными заботой и опекой Манфред Рихтер сыграл с лелеемой им младшей сестрой злую шутку. Отгоняя от нее всех потенциальных ухажеров, он не только защищал ее, но и лишал ее опыта общения с ловеласами – и в итоге ей достаточно было тех нескольких фраз, которыми одарил ее Карл Воллен. Беда на седины Манфреда пришла оттуда, откуда не ждали – со стороны его собутыльника и верного друга.

- Я обязательно приду, - пообещала она, прощаясь. Катарина долго смотрела вслед удаляющемуся мужчине в немом восхищении и абсолютно невинном возбуждении – от восторга у нее немного подрагивали коленки и цеплялись друг за друга пальцы. Что же ждет ее этой ночью? Какие чудесные истории расскажет ей этот потрясающий мужчина?

Карл, вероятно, пощадил несчастную девушку, потому что если бы он еще и поцеловал ей руку перед тем как уйти, то Катарина и вовсе бухнулась бы в обморок от эйфории.

Несколько часов вечера прошли в томительном ожидании встречи. Брат как всегда орал: в общем-то, если Манфред Рихтер не орет, то это уже вполне себе повод забить тревогу и вызывать бригаду врачей – либо для приболевшего Рихтера, либо для окружающих, которые скоро окажутся покалеченными. Катарина брата знала, любила всем сердцем и совершенно не обижалась.

Когда же, наконец, со всеми делами было покончено, Катарина аккуратным почерком вывела на клочке бумаги короткую запись: «Иду в гости к Карлу Воллену слушать истории о дальних странах. Катарина». О том, КАК это может воспринять заботливый старший брат, девушка даже подумать не могла.

Оставив записку на столе Рихтера, девушка поспешила туда, где ее ждал прекрасный и романтичный пират из сказки, который обещал приоткрыть для нее завесу таинственных и неизведанных историй о победах Германии. Уж чем-чем, а победами Шестая Бронетанковая была славна ой-ой-ой как, а потому офицер Дивизии Призрак попросту не мог не знать миллиона чудесных историй.

Не без труда разобравшись с планом, нарисованным для нее Карлом, Катарина наконец пришла в расположение офицеров . Ее пропустили без лишних слов – то ли ждали, то ли привыкли к часто приходящим к Воллену барышням.

Катарина робко постучалась в искомую дверь, не решаясь отворить ее первой.

+3

10

Итак, у Воллена появилось время уже не на творческую импровизацию, а на полноценный план. Правда, он не слишком был и нужен, учитывая  поразительную беззащитность жертвы. Даже неудобно как-то, что такая легкая добыча и сама в руки идет. Обычно все же большинство женщин - это вызов, даже если их к тебе тянет.  А тут было не так. Впрочем, Карл ценил и сам процесс, так что собирался все же произвести впечатление не только внешностью. Кофе и пирожные были не более чем нормой для хорошего вечера, а вот истории нуждались в подтверждениях материальных... и на счастье Карла, у него были не только простые памятные вещи из прошлого, но даже целый гербарий. Как ни странно, на некоторых девушек действовало. История была такова - среди подчиненных Карла имелся один чудаковатый товарищ, который почему-то после университета  попал в армию, да там и остался, но и своего хобби не бросил. Собирал всякое, даже статьи в журналы посылал и их печатали. Неудивительно, что в свое время Воллен заинтересовался, какого черта его офицер  лазает по болотам, чтобы ловить или выкапывать всякую дрянь. И сам заинтересовался, ибо, оказывается, вокруг было много чего интересного. Конечно, ученого из Карла не вышло, но развлечение он себе нашел и даже сам немного баловался гербарием - на него не нужно было столько усилий как на заспиртовывание или там набивку чучел. Собирал он не по системе, а интересные или просто красивые растения, и уже в процессе обнаружил, что встречаются девушки, которые на это клюют, если у тебя хорошо язык подвешен по части интересных историй, связанных со всей этой флорой. У Карла с языком было все в порядке... Так что вряд ли Катарина пожалеет о потраченном времени, о да.

И вот оно - стук в дверь. Пришла, не подумала даже, что  вот так заглядывать в гости к малознакомому мужчине опасно. Карл не был ангелом, но вокруг полно и полных ублюдков, от которых стоило бы поберечься юной девушке. Он хорошо знал, что умение нравиться и внушать доверие не всегда отражает душевные качества верно. Видимо, придется как-то пополнить пробелы в воспитании, допущенные ее братиком.

- Добро пожаловать, Катарина. - Улыбнулся ей он, открывая дверь, - проходите и будьте как дома.

+4

11

Сердце забилось где-то в горле, бешено стучало в висках, когда восхитительный прекрасный «пират» открыл ей дверь и пригласил в свою «каюту».

Катарина осторожно зашла, осматриваясь кругом в немом восхищении. Впрочем, почему немом?

- Ничего себе, - выдохнула она, не замечая, что позади нее закрылась дверь и что взгляд Карла приобрел какой-то хищный оттенок. Она впервые была в офицерской комнате: брат предпочитал жить в обычной казарме, а других знакомых офицеров у нее не имелось.

- Это потрясающе! – Резюмировала невинная пташка, оборачиваясь лицом к хозяину комнаты, хватая его за руки и часто-часто хлопая пышными ресницами. – Вы же герой? Расскажите про победы Германии!

И правда, куда больше ее приводили в восторг не убранство комнаты и не внешний вид Карла Воллена, а тот факт, что перед ней был живой герой многочисленных войн, боевой офицер знаменитой Шестой бронетанковой. Возможно, даже глаз он потерял в настоящей операции, защищая честь и свободу Германии – от этой мысли Катарина едва не заскулила от восторга.

- Прошу вас! Я очень хочу узнать как можно больше! – О победах во имя Германии, конечно. Бог с ним, с Карлом.

+1

12

Карл мысленно вздохнул, потому как начинал себя чувствовать не то чтобы последним мерзавцем... Нет, это было немного другое, он пока не мог сформулировать причину. Со своей  весьма либеральной совестью он был в ладу по этой части - не насиловал никого, был вежлив и нежен, не забывал предохраняться и был уже научен опытом избегать совсем уж неудобных положений. Это Карл считал более-менее достаточным. А вот тут что-то ему откровенно казалось неправильным и вызывало чувство, как бы это сказать, противоречия между тем что он видел и тем, что подсказывала интуиция. Конечно, девчонки ведутся на рассказы о подвигах, но обычно преждде чем стать в их глазах героем, надо что-то рассказать, а тут уже в герои записали, так сказать, заочно... Карл себя таковым, надо сказать, не считал. Просто хорошим солдатом и офицером. Герои либо быстро погибают, либо их и вовсе нет. Но видя солнечную и наивную мордашку Катарины, такое ты никогда не скажешь. Как не говорят этого детям... Мысль улизнула прежде чем он ее ухватил.

- Ну тогда садитесь и угощайтесь, не стоя же рассказывать. Я как раз кофе заварил. - Улыбнулся он, усаживая ее на диван и пристраиваясь рядом - не слишком близко, чтобы не спугнуть, не слишком далеко, чтобы не нарушать контакт. Чтож, можно и героем побыть ради такого случая.

- Чтож, во имя Германии мы не раз бывали далеко от нее. Даже на Дальнем Востоке, в местах, о которых мало кто даже знает, а уж видели их - и того меньше... Это было в две тысячи пятнадцатом, на китайской границе, в месте под названием Sysoevka... - Начал Карл, по ходе дела сам увлекаясь. Любой мало-мальчски культурный и романтичный немец знает и уважает мрачные длегенды о древности, "Песнь о Нибелунгах" и все такое. Так что у Воллена начала  вырисовываться героическая сага, в которой, конечно, главная роль отводилась немцам. Русских он тоже не забыл, но они в сюжете участвовали в качестве батальона  берсерков... Ну, за исключением двух валькирий. Карл как раз подошел к главной сцене...

...Мы шли в атаку снова, когда в мой танк попал снаряд. Кумулятивный... страшное оружие. Маленькая пробоина, но внутри танка начинается ад - расплавленный металл поражает все. Механик-водитель погиб сразу же, остальных ранило, меня тоже... Тогда-то я и лишился глаза. - Воллен немного сбавил пафоса, слишком уж жива была память о тех секундах, растянутых в вечность, когда он искал путь наружу, не зная, когда именно сдетонирует боекомплект, - Я выбирался из танка вслепую, кровь лицо залила. А когда отполз и продрал глаза, увидел как подходят китайцы. Ну думаю, смотря на их рожи - мало того что убьют, еще и сожрут потом с голодухи... А в голове так звенит, что уже не смогу считать выстрелы, чтобы один патрон оставить для себя и живым не даться. Понимаю что это конец и уже готов отправиться в Валгаллу...

Карл сделал многозначяительную паузу, дав время Катарине задуматься, как могло такое положение привести к тому, что Карл сидит тут, живой и не съеденный китайцами.

- ...Как вдруг начинается стрельба и китайцы драпают, словно за ними все демоны преисподней гонятся. Я оглядываюсь и вижу за спиной найтмер с крыльями на шлеме. И первая мысль - ого, а валькирии-то перешли на современное оружие. - Усмехнулся Воллен, - И тут уже отключился, а очнулся на руках у прекрасной дамы, которая меня с ребятами и спасла. К слову сказать, к ней с тех пор так и приклеилось прозвище - "Черная Валькирия" - многие британские воины от её копья отправились в мир иной, а немало хороших наших ребят благодаря ей выжили. Я в том числе. Так что храбрость и сила воину идут, но и удача не помешает, верно?

Воллен не без интереса ждал, среагирует ли Катарина на упоминание другой женщины в его рассказе. Были у него откровенные сомнения на счет восприятия девчонкой ситуации...

+2

13

Слушала Катарина, как и полагается, с открытым ртом, с восторгом в огромных глазищах, с искренним сопереживанием. Едва не виляла хвостом, когда Воллен рассказывал о немцах, и недовольно хмурилась, когда о русских – русские ей были не интересны. Сама мысль о том, что русские солдаты могут быть хоть в чем-то наравне с немецкими, не приходила в голову юной девочке – а если бы и пришла, то непременно вызвала бы бурю негодования и недоверия.
Затаив дыхание, Катарина вслушивалась в мерную речь Карла, наслаждалась рассказываемой историей и искренне переживала за него – за него тогдашнего, в прошлом. Хоть и понятно было, что раз он это рассказывает – значит, выбрался, справился. И все равно мелкая дрожь била тело от волнения, сердце стучало в горле. Девушка была готова кинуться в слезы, переживая и боясь за него так, словно это все с ним прямо сейчас происходит.
Эмоциональная и наивная, как дитя, Катарина верила каждому слову, и каждое – принимала настолько близко к сердцу, насколько это все вообще возможно. Карл мог заметить слезинки в уголках глаз красавицы, когда она, обхватив руками остывшую кружку с нетронутым кофе, едва не вылила все ее содержимое на себя.
- Ох, - выдохнула она, поспешив поставить кружку на стол, пока действительно не пролила. История так увлекла ее, что Катарина и сама не замечала, как бежало время, как одна сцена в рассказе сменяла другую.
Но когда речь зашла о Черной Валькирии, девушка нахмурилась. Нет-нет, дело вовсе не в том, что спасла Карла другая женщина – напротив: очень хорошо, что спасла. Катарина никак не могла поверить, что могла спасти немецкого солдата русская женщина. Она, в конце концов, ждала историй о подвигах Карла и его товарищей, а не о русских. Все еще хмурясь, девушка растерянно помотала головой и обиженно надула губы. Глупо, как глупо! Русские не могут спасать немцев, это немцы всегда спасают русских.
- Вы что-то не договариваете, да? – Осторожно поинтересовалась Катарина, надеясь услышать другую концовку, в которой не будет таких откровенных глупостей. Ну как может русская спасти такого бравого офицера как Карл Воллен? Да и вообще, как может китайский снаряд попасть и – главное – пробить немецкий танк. Все не так, не то и вообще как-то странно, и вся надежда на то, что у Карла на это все же есть какое-то объяснение… Или, быть может, брат потом сможет объяснить ей?

Отредактировано Катарина Рихтер (2014-09-18 19:37:56)

+3

14

- Ну, не перехваливать же себя. Неудобно как-то. И пугать тебя не хочется... Война штука страшная. - Усмехнулся Воллен, который по ходу дела оказался немного уже ближе. Правда, сомнения лишь усилились, ибо Катарина, кажется, вовсе не на другую женщину отреагировала. потому как если вспомнить, то в кадре попадались и покойная Хильда, и много кто еще, а бабник Воллен для каждой нашел доброе слово. Итак, не любит девочка наша негерманские достижения...

- А вообще китайцы просто народ трусливый, скорее числом берут, вот мы и русские их еще до боя как следует запугали.  Оружие у них стреляет в основном потому, что они его у кого-то еще скопировали. - Прошелся он по окаянным противникам без особой вежливости, тем более что доля правды была тут, - Было их там просто многовато... По чистой статистике один снаряд из десяти попадал в цель, а один из десяти таких взрывался как надо. А вытаскивать нас пришлось потому что увлеклись и проломились через их оборону даже слишком далеко - сам потом удивился, сколько мы их танков разнесли, пока кто-то в нас не попал. Про всякую мелочь и говорить не буду, танкисты этого не считают.

Вздохнул:

- Только вот после этого случая генерал Штерн меня в штаб определил и не пускает лично повоевать - чтобы не угробился и не оставил штаб без нужного офицера. А я бы лучше назад, в танк...А то прямо калекой начинаешь себя чувствовать.

Отредактировано Карл Райнер Воллен (2014-11-09 18:25:54)

+1

15

Один к десяти…
И из них еще один к десяти.
Катарина загибала пальцы, туго соображая – хорошо это или плохо. Приблизительные девичьи познания в математике подсказывали, что это довольно-таки редко – примерно так же, как Катарина попадает в мишень на стрельбищах. А значит – все же убедительнее, чем все прежде рассказанное.
- Проклятые китайцы! – Воскликнула девушка, хлопая ладошками по коленям. – Это подло! Не могу победить в честном бою и пытаются задавить числом!
Про русских Катарина и вовсе забыла, не желая зацикливаться на малоприятных мелочах. Право, ну что такое помощь русского на фоне потрясающей мощи немецкой машины? Пшик да и только.
- А вот вы – настоящий герой! Уничтожить тысячу танков! – Неправильно поняла, неправильно умножила и совершенно неправильно додумала – но сама же восхитилась мужеству и скромности прекрасного Карла Воллена. – Как можно такого героя, как вы, держать в штабе? – Первая же мысль. А потом уже последовали размышления: Но генерал Штерн очень умный человек… Должно быть, были причины… - Неуверенно пробормотала Катарина, не вполне эти самые причины понимая, но доверяя решению начальства.
- А вот мой брат никогда не сидит в штабе, он всегда вместе со всем на передовой, хотя и офицер! – Гордо сообщила она. Манфредом Катарина действительно, по-настоящему, неподдельно гордилась – пожалуй, даже больше, чем всей Германией в целом.

+2

16

- В точку. Если по правде, Катарина, то честно и дисциплинированно воюют только немцы. - В роль патриотического сказочника Карл вошел без особого труда, решив что раз на постель настрой пропал, то лучше как-то иначе снять напряжение и самому потом над собой посмеяться, - У остальных или умения не хватает, или бардак, или что еще, вот и придумывают черт-те что. Китайцы берут числом, особенно если командование пообещает их потом накормить, русские кровожадные безумцы - ну, по крайней мере все так думают и боятся, ведь трудновато воевать с тем, кто не боится  ничего и готов помереть, но добраться до тебя - британцы стараются задавить техникой, которая у них якобы самая новая и лучшая... Как же. У них не танки, а братские могилы без автомата заряжания. Японцы это почти как русские, - в смысле, безумные, особенно как британцев увидят -  только все думают, что они поголовно мастера боевых искусств и с катаной могут против автомата ходить. Ясное дело, ерунда.

Немного задумался - не стоит ли опровергнуть байку о танках, но решил что не стоит. Тут не тот случай. А что до причин перевода в штаб, то тут тоже не стоило свои заслуги принижать, хотя и перегибать тоже. Пусть уж восхищается... А там, глядишь, немного подрастет, пусть и не в физическом смысле. И вот тогда  повторная попытка будет успешной. Здоровая степень наивности девушку ведь только украшает.

- Думаю, считает что в штабе я нужнее. А я стараюсь, раз уж попал в такое место. - Улыбнулся и услышав похвалу брату, нашел-таки компромисс между симпатией и  нежеланием попасть в педофилы - ласково потрепал Катарину по голове и заметил:

- Твой брат может гордиться, что у него такая  верная и хорошая сестренка.

Отредактировано Карл Райнер Воллен (2014-11-09 19:24:03)

0

17

Катарина кивнула, невольно краснея от неожиданной и крайне приятной похвалы. Сам брат редко хвалил нерадивую сестру и чаще гонял по плацу, нежели гладил ее вот так вот по головке.

От восторга девушка замерла, не донеся до рта вкусное пирожное – сладкую трубочку с белковым кремом внутри – зато от волнения случайно ткнула себя ею в щеку, ойкнула, выронила… Трубочка отпружинила от мягкой груди, изгваздав форму кремом, а оттуда – сразу на пол.

- Нееет, - тихонечко проскулила Катарина, чувствуя себя крайне неловко. Потянувшись за трубочкой, она зачем-то прижала ладошкой руку Воллена, что гладил ее – должно быть, не хотела терять того тепла, что дарило ей это прикосновение – да так и склонилась вперед, ловя свободной рукой непослушную пироженку. Одной не получалось, и Катарина отпустила ладонь Карла.

Когда дверь в комнату с тихим скрипом отворилась, девушка обернулась лишь головой, растягивая в широченную счастливую улыбку запачканные белым кремом губы – она была искренне рада видеть этого гостя… В отличие, должно быть, от бедного Карла, невольно попавшего в весьма щекотливую ситуацию.

+4

18

Внезапный Манфред внезапен... а все потому, что дражайшая сестрица в последние дни взяла моду куда-то теряться тогда, когда нужна. И все бы ничего, но она сейчас действительно была нужна! По крайней мере, загнать ее в койку и убедиться, что никуда не удерет - ключ к спокойствию обер-лейтенанта, которым он весьма дорожил. В общем-то, искать долго не пришлось - вопрос тут, вопрос там, намек на тесное свидание с Отто для самых "забывчивых" дневальных... в общем, в итоге Катарина таки была найдена. Стучаться? В дверь старого собутыльника и фронтового товарища? Нет, серьезно? Разумеется, он вошел без стука - чтобы застать весьма примечательную картину и охарактеризовать ее... впрочем, материться нараспев с завываниями при сестре как-то не хотелось, материться просто так - тем паче. Поэтому он промолчал, ласково глядя на Воллена и только на Воллена. После чего, пройдя в помещение и аккуратно затворив за собой дверь, начал уже привычным мягким, ласковым голосом.
-Вижу, дорогая моя сестрица, вы уже знакомы с Карлом... достаточно близко. - мимолетная улыбка не предвещала ничего хорошего -..что, учитывая твою молодость и наивность, вводит меня в заблуждение и радует одновременно. Впрочем, разве я не знаю, что дорогой друг Карл - разумный человек, который склонен поступать честно в любой ситуации, даже когда выбор между дворцом бракосочетания и натягиванием глаза на задницу столь тягостен?
Вообще, партия была бы неплохая. Воллен - мужик свой, ему Манфред доверял, как ни странно. Но забавляло то, как быстро одна юная девица поддается соблазну там, где соблазну не место... ай да старый развратник! Ай да сестричка!

Отредактировано Манфред Рихтер (2014-12-02 20:36:40)

+2

19

Карл еще не успел вмешаться в попытки Катарины исправить ситуацию, как осознал, что она ее не исправляет. С Рихтером в дверях - безусловно, можно было сделать ситуацию только хуже. Но даже Катарине не удалось этого так, как мозгам самого Карла, которые, наконец, включились и сопоставили пару фактов, а потом присовокупили к делу о совращении малолетней (и плевать что в паспорте наверняка не так) отягчающие обстоятельства. Это было даже не как под Сысоевкой - это было прямое попадание с детонацией боекомплекта, причем так, что ты вроде не умер, но тебе от этого только хуже. И надо было срочно думать, как ситуацию исправить. Воллен нередко попадался в подобных, случалось что и очень неудачно... Но нет, вот теперь он точно побил рекорд и с почти стопроцентной вероятностью навлек на свою голову (Если бы голову!) кару в лице наверняка не только Рихтера, но и Отто. но на то он и был офицером, прошедшим через всякое, чтобы подозрения друга отмести с возмущением:

- Манфред... - Вот также многозначительно, серьезно и спокойно, с некоторым повышением голоса, - Ты за кого меня принимаешь? За Генерала Боту, что ли?! - Последнее прозвучало уже куда как эмоциональнее. Карл в байки про лысого генерала не верил, по хорошему даже сочувствовал тому в текущей ситуации, к которой руку приложил, но как ни крути, в последнее время "Африканский лолиед" стал притчей во языцех и даже именем нарицательным. Да и надежда была, что невинное создание, которое Воллен подня с пола, метафору не поймет.

- Потому что не знаю кем надо быть, чтобы воспользоваться доверием ребенка. - Мрачно уточнил он, - А иначе твою сестренку - предупреждать надо! - не назовешь! Я думал что таких в наше время просто не встречается...

+4

20

Катарина неуверенно улыбнулась брату, хватая наконец-то пальцами пироженку, и показывая брату измазанную в белом креме руку. Искренне не понимая, в чем дело: отчего так задрожал Карл, почему так пугающе невозмутим брат и что вообще ей надо делать. Поднятая обратно на диванчик, девушка смотрела то на одного, то на другого мужчину, после чего, что-то смекнув, Катарина возрадовалась:

- Ты нашел мою записку! – Растянулась Катарина в счастливой улыбке. – А мы тут про танки говорили! – Она смешно выпучила глаза, и тут же скорчила недовольную гримасу: - И про китайцев! Ты знал, что они просто ужасные?

Растерянность сменилась искренней радостью встречи с братом – и немедля же тревогой. Не просто же так он ее искал? Что-то случилось? В такой ситуации сидеть на диванчике в компании Карла было бы просто вопиющей безалаберностью.

Подскакивая с места, Катарина снова уронила пирожное – теперь уже на живот и штаны Карлу.

- Ох, - выдохнула она, разыскивая платочек. – Простите, я все вытру!

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 02.10.17. Тонкая грань между ловеласом и педофилом